Никто не забыт...

Нет в России забытых могил?

Не один раз приходилось слышать такие грустные истории. Жил-был на воронежских просторах небольшой хуторок. Но по разным причинам попадал этот хуторок в категорию неперспективных. Местный колхоз или совхоз становился отделением более крупного хозяйства, молодёжь и трудоспособное население уезжало в поисках работы, потом закрывались школа, клуб, магазин, и потихоньку остальные жители начинали оттуда уезжать. На местах, где ранее жизнь била ключом, оставались заросшие травой пустыри, стыдливо обозначавшиеся на картах как «урочища». Но оставались погосты, к которым приезжали и приезжают люди – бывшие жители, либо их потомки: убраться на родных могилках и помянуть по христианскому обычаю память тех, кто покоится на этих кладбищах.

Жители соседних сёл, чаще всего, пенсионеры, люди так называемой «старой» закалки, и ухаживают за такими заброшенными кладбищами. Но идут годы, и по состоянию здоровья старикам уже трудно стало приезжать издалека. Еще труднее - обихаживать свои и «чужие» могилки, которые оставались без пригляду. Да и со временем, все могилки становились для стариков своими. А как могут быть «чужыми» могилы наших солдат, погибших в годы Великой Отечественной войны? А таких «военных» могилок на заброшенных кладбищах оказалось много… Формально же - нет населенного пункта, значит, нет кладбища, значит, средства на его содержание выделять не нужно – с такой логикой представителей местных администраций часто приходится сталкиваться. Увы, такие сейчас реалии…

В соседнем Петропавловском районе житель села Красносёловка Иван Иванович Кравцов долгие годы ухаживал за заброшенным кладбищем у такого же заброшенного хутора Рогов. На этом кладбище в роще неподалеку от хутора была и неучтенная райвоенкоматом могила времён войны. Со временем ограда из штакетника покосилась, но оставалась бетонная плита и на ней незамысловатый памятник, увенчанный красной звездой.

Таким был памятник на братской могиле советских воинов на заброшенном кладбище у х.Рогов Петропавловского района. Фото предоставлено Л.Н.Барановой (Петропавловский район)

Иван Иванович обратился в администрацию Петропавловского района, сообщил, что ухаживать за могилками в силу возраста он уже не может, и попросил  «что-нибудь сделать». И уже к 75-летнему юбилею Великой Победы на кладбище у заброшенного хутора Рогов был установлен новый памятник на братской могиле. Всё, к счастью, в этот раз «срослось»: и подвижническая деятельность учителя истории Старомеловатской средней школы Ольги Петровны Шевцовой, во многом, благодаря которой, удалось привлечь внимание к этой теме депутатов Воронежской областной думы, выделивших необходимые финансовые средства на изготовление памятника, и неравнодушие администрации Старомеловатского сельского поселения, и «социальная ответственность» местных петропавловских предпринимателей. В общем, всем спасибо.

Новый памятник, установленный на братской могиле в канун 75-летия Великой Победы. Фото предоставлено Л.Н.Барановой (Петропавловский район)

Иван Иванович Кравцов сообщил в администрацию поселения фамилии только двух советских воинов, захороненных в роще у хутора Рогов – Кочанин и Запорожский. Другими сведениями о том, кто покоится в братской могиле на заброшенном хуторе, Иван Иванович не обладал. Кто были эти воины, когда и при каких обстоятельствах они погибли –  оставалось неизвестным. От местных старожилов узналось несколько версий: возможно, что Кочанин и Запорожский были летчиками, или бойцами 1-й стрелковой дивизии, умершими от ран в медсанчасти. Были и другие версии, подчас очень экзотические…

Вот, и обратились за помощью в Богучарский поисковый отряд «Память» наши соседи и друзья из Краеведческого экспозиционно-выставочного отдела МКУ «Культурно-досуговый центр Петропавловского муниципального района». Договорились о предстоящем сотрудничестве мы на церемонии открытия памятника гвардии сержанту Кирсанову.

Что же удалось выяснить нашему поисковому отряду?

13 сентября 1942 года погибли при исполнении служебных обязанностей два красноармейца 525-й автомобильной роты подвоза 1-й стрелковой дивизии: Сергей Андреевич Запорожский и Пётр Иванович Кочанин. Бойцы были захоронены в роще, в 500 метрах к юго-западу от хутора Круглый Петропавловского района Воронежской области.

Извещение о гибели 13.09.1942г. красноармейца слесаря 525-й автороты подвоза Запорожского Сергея Андреевича. Источник: https://obd-memorial.ru

Судя по топографической карте 1940-х годов издания (масштаба 1:100 000), а такими картами (их ещё называли «километровками») чаще всего и пользовались штабисты при указании мест захоронения воинов в донесениях о безвозвратных потерях, красноармейцы Запорожский и Кочанин были захоронены в роще между хуторами Круглый и Рогов.

Выдержка из топографической карты 1940-х годов издания масштаба 1:100000. На карте указаны исчезнувшие ныне хутора Круглый и Рогов Петропавловского района. Источник: https://pamyat-naroda.ru

Еще с конца июня 1942 года у хутора Круглый дислоцировалась 525-я авторота подвоза 1-й стрелковой дивизии, находилась она у хутора и в декабре 1942 года. За полгода 525-я авторота капитально обустроилась в роще юго-западнее хутора: были построены капониры, блиндажи, незаметные для авиации противника.

Схема расположения частей 1 сд к 30.06.1942г. Хутор Круглый - место дислокации 525 автороты подвоза, 1026 артполка и 339 истребительного противотанкового дивизиона. Источник: https://pamyat-naroda.ru

При каких обстоятельствах 13.09.1942г. погибли два бойца автороты? Согласно донесению о потерях 1-й стрелковой дивизии красноармейцы Запорожский и Кочанин были в автомобильной роте не шоферами, а слесарями по ремонту. Можно сделать предположение о том, что оба бойца погибли при налёте авиации противника. Подтверждают эту версию и воспоминания старожилов хуторов Рогов и Круглый (жители этих хуторов не были отселены в тыл, в отличие от жителей придонских сёл и хуторов): «… здесь в годы войны стояли воинские части. Так как здесь была вторая линия обороны (первая - на Дону). Солдаты рыли окопы, строили блиндажи. Немцы узнали о расположении наших войск и часто массированно бомбили. И вот однажды, во время атаки с неба, погибли наши солдаты, которых и похоронили здесь в Круглом лесу».

Документов 525-й автороты, которые могли бы пролить свет на события того рокового дня, в открытом доступе, к сожалению, найти не удалось. Известно только лишь то, что 11-12 сентября 1942г. части 1-й стрелковой дивизии вели разведку боем с Осетровского плацдарма.

О погибших красноармейцах 525-й автороты подвоза известно не очень много: Запорожский Сергей Андреевич родился в 1907 году в воронежском Калаче (выходит, погиб недалеко от родных мест), а призвался Ульяновским горвоенкоматом тогдашней Куйбышевской области. Из донесения о потерях известно, что его жена Кулишова М.И. проживала в Ульяновске по адресу «строительство 110». Найден и другой документ Калачеевского РВК Воронежской области, согласно которому жену воина звали Запорожская Анна (отчество неразборчиво), и проживала она в Калаче по адресу ул.Малаховского, д.18.

Кстати, фамилия Запорожский довольно распространенная в Калачеевском районе.

Запорожский Сергей Андреевич увековечен в Книге Памяти Калачеевского района Воронежской области (по месту своего рождения) и в Книге Памяти Ульяновской области (по месту призыва).

И по данным Петропавловского РВК Запорожский С.А. захоронен в братской могиле №236 в селе Петропавловка Воронежской области. Получается, после войны останки воинов перенесли в районный центр? Ещё одной загадкой больше…

Кочанин Пётр Иванович родился в 1908 году в Моршанске Тамбовской области. Призвался Сызранским РВК Куйбышевской области. Жена Кочанина Евдокия Михайловна проживала в г.Сызрань Куйбышевской области по адресу: ул.Некрасова, д.28.

Погибший 13.09.1942г. Петр Иванович Кочанин дважды увековечен в Книге Памяти Самарской области: как Качанин (1898 г.р.) и Кочанин (1908 г.р.).

И по данным Петропавловского РВК захоронен в братской могиле № 239 в селе Старая Меловая Петропавловского района Воронежской области.

Что же администрации Старомеловатского сельского поселения делать дальше?  Выбор-то небольшой: захоронение в роще у «канувшего в Лету» хутора Рогов нужно паспортизировать, либо переносить в близлежащее учтенное захоронение! Работу эту нужно довести до конца! Уверен, что наши друзья из Петропавловки этот вопрос не оставят без внимания. Ведь не должно быть  в России забытых могил!

Просим откликнуться родственников воинов, погибших и захороненных у хутора Рогов (Круглый):

ЗАПОРОЖСКОГО СЕРГЕЯ АНДРЕЕВИЧА 

КОЧАНИНА ПЕТРА ИВАНОВИЧА!

 

+1
79
0

3 сентября 2020 г. на сайте Росархива открылся федеральный архивный проект «Преступления нацистов и их пособников против мирного населения СССР в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.», подготовленный Росархивом в соответствии с решениями Оргкомитета «Победа» совместно с ФСБ, Минобороны, МВД и МИД России.

К организаторам, участникам и посетителям проекта с приветственным словом обратился Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Проект призван засвидетельствовать факты геноцида мирных советских граждан, увековечить имена жертв нацистского террора, выявить ранее неизвестные факты зверств и преступников, избежавших наказания. В него включены более 2600 архивных документов (более 9 500 электронных образов), в том числе фотографий, фрагментов кинохроники и фонозаписей из федеральных и ведомственных архивов, а также архивных учреждений субъектов Российской Федерации. Специально для проекта рассекречены документы РГАСПИ, РГВА, архивов ФСБ, МВД и Минобороны России. Представляемый комплекс архивных материалов отражает злодеяния нацистов и их пособников преимущественно на оккупированной территории РСФСР и Карело-Финской ССР.

Интернет-проект состоит из трех разделов. «Анатомия зла» представляет документы, свидетельствующие о преступных замыслах нацистов, их оккупационной политике, основу которой составили захват ресурсов, порабощение и истребление населения. Второй раздел «Забвению не подлежит» содержит документальные материалы о конкретных фактах злодеяний нацистов в отношении мирного населения. Третий раздел «Справедливое возмездие» включает документы судебных процессов над нацистскими преступниками и их пособниками.

Специально для проекта разработана система тегов (ключевых слов), включающая виды документов, совершенные преступления, характеристики преступников и их жертв – всего более 90 тегов.

С помощью географического указателя можно сформировать блок документов, относящихся к определенной области, району, деревне как в границах современного административно-территориального деления Российской Федерации, так и в период Великой Отечественной войны. Проект имеет именной указатель, по которому также возможен поиск (имена, отчества, фамилии вносились в указатель так, как они были записаны в документах). В рамках электронного ресурса формируется своеобразная «Книга памяти» погибших и пострадавших от рук оккупантов (данный ресурс в настоящее время содержит около 25 тыс. фамилий).

Представляемый комплекс документов отражает злодеяния, совершенные нацистами и их пособниками преимущественно на оккупированной территории РСФСР и Карело-Финской ССР. В дальнейшем проект планируется пополнять документами и свидетельствами о преступлениях, совершенных на территориях других республик СССР.

+1
323
0

Как объехать пробку на трассе М-4 "Дон" к югу от Богучара. Лето 2020 г.

Пусть извинят меня пользователи нашего сайта, привыкшие видеть на сайте материалы военно-патриотической тематики, а также новости из жизни Богучарского поискового отряда "Память".

Сегодня (15.08.2020) по своим личным делам побывал в районе: хутора Дядин, села Радченское и села Липчанка Богучарского района. Что же я увидел? Огромное количество легковых автомашин, мечущихся в поисках путей объезда гиганской пробки на автотрассе "Дон". Плачущие детишки в машинах, их растерянные родители. Все хотят на моря. А тут такое...

Жалко просто людей. Тут все сложилось: и некоторые послабления в "коронавирусных" запретах, и почему-то всегда именно в такую пору запланированные ремонты мостов на трассе "Дон". Все это, плюс слабо развитая транспортная сеть у нас в Богучарском районе, а именно, отсутствие нормального качества дорог, параллельных автотрассе "Дон" в южном направлении, отстутствие транспортных развязок - и привело к такой невеселой ситуации к югу от города Богучара.

Первая половина дня 15.08.2020 на участке трассы х.Дядин - поворот на с.Криница Богучарского района Воронежской области. Данные сайта http://probki-yandex.ru

Информация для тех, кто планирует поездку по автотрассе "Дон" в эти выходные (в будние дни обстановка не такая критичная).

Вариант объезда пробки. Выбирайте и сэкономите свое время и свои нервы на проезд проблемного участка автотрассы «ДОН».

1. Если пробка начинается к югу от поворота на село Радченское Богучарского района. Ситуация на указанной выше схеме.

Главное, проехать хутор Дядин, где проходит строительство надземного перехода, и успеть повернуть направо на село Радченское. Проезжаете это большое по нашим меркам село. В селе по пути расположены несколько магазинов, потому можно остановиться и спокойно купить, что Вам нужно.

Далее, нужно ехать по асфальтовой автодороге, оставляя по правую сторону село Липчанка, проезжаете через ж/б мост через приток реки Левая Богучарка, далее до въезда в х.Варваровка. Там, с левой стороны автодороги установлен памятный знак (гранитный камень) в память погибших в 1942 г. в лагере военнопленных советских воинах.

Перед этим памятным знаком поворачиваете налево и по грунтовой дороге слева от лесополосы едете в южном направлении до яра, который местные жители называют Весёлым,  переезжаете (!) через яр и далее по грунтовке (ориентир - лесополоса)  параллельно лесополосе двигаетесь в южном направлении. Главное держаться лесополосы и никуда не сворачивать, держать общее направление на юг.

Это важно (переехать яр), так сегодня лично общался с автоледи, которая ошибочно повернула на Веселый яр, поехала по грунтовке по этому Веселому яру почти до заброшенного хутора Теплинка, заплутала и вернулась обратно к памятному знаку. 

Доехав параллельно лесополосе до асфальтовой дороги с.Плесновка – с.Лебединка, поворачиваете налево, и через Плесновку едете к выезду на автотрассу «Дон».

Удачной дороги!

 

 

 

 

 

+1
1818
2

"Осетровский плацдарм"  - место, политое кровью советских воинов в июле - декабре 1942 года. В память о них начато строительство мемориального комплекса, о чем сообщили региональные и федеральные СМИ. А вот о другом строительстве, которое предполагается начать буквально в нескольких километрах к югу от мемориального комплекса, местные СМИ предпочитают особо не распостраняться...

Нешуточные страсти бушуют, оказывается, в соседнем Верхнемамонском районе Воронежской области. Но о них не расскажут в областных и местных средствах массовой информации. Но в век Интернета сложно что-то утаить…

Начну издалека. Те россияне, кому сейчас «за сорок», конечно же, помнят советские времена. Жившие в селах и деревнях помнят, какой в те годы была жизнь «на селе». Были колхозы и совхозы (сейчас многие даже не знают, что колхоз означало «коллективное хозяйство»), что все были при деле, для всех была работа, строилось бесплатное для людей жильё, улучшалась социальная инфраструктура. На фермах рядом с сёлами содержались коровы, овцы, свиньи… И работать на фермах не считалось зазорным и постыдным. Другое было время….  И люди тоже…

Через почти 30 лет после развала СССР что мы видим в богучарских и мамонских селах и деревнях? Где смогли сохранить колхозы и совхозы – там ещё сёла пока «на плаву». Там где не смогли сохранить, либо областные и районные власти в этом «посодействовали» - полное запустение. И нет никакой перспективы, так как нет работы, молодежь уезжает, закрываются школы, клубы… Что в итоге? Ответ, думаю, понятен.

Что же сделали за 30 лет наши власти, и федеральные и областные и местные для исправления ситуации? Я не скажу, что вообще никаких действий не происходит – это не так. Что-то делается, но можно и нужно делать в этом направлении гораздо больше! В первую очередь, содействовать в создании новых рабочих мест на селе.

Постоянно мы слышим из уст наших руководителей на местах, что нет средств, что районы наши  дотационные, что нужно «войти» в областные и федеральные программы, что нужны инвестиции. Всё это так, к сожалению, у нас на Богучарщине и в Верхнемамонском районе нет таких градообразующих предприятий, как в Россошанском и Лискинском районах. А те немногочисленные предприятия, которые были на момент развала СССР, мы сами и угробили. К сожалению, это правда. История развивается по спирали, потому наш район, как и Верхнемамонский, вернулся к своему дореволюционному, аграрному, статусу. Город купцов – так называли наш Богучар в 19-м веке. Можно сказать, история повторяется…

Были попытки что-то создать в последние годы. Но как часто у нас водится, «хотели как лучше», а получился … «Томат». Это слово стало для богучарцев нарицательным – у всех перед глазами этот памятник «зодчества» и ушедшим в землю либо в чьи-то карманы деньгам.

Так вот, прихода гипотетического инвестора местные власти ждут как «манны небесной». Как у классика, «вот придёт инвестор…» и заживём. У кого не хватает способностей или желания его найти, тому «помогают» областные власти. Но у тех тоже есть свой интерес.

Из сообщения на официальном сайте Администрации Верхнемамонского района от 12.12.2019г.:

«11 ноября текущего года в администрации Верхнемамонского муниципального района, в присутствии депутатов Верхнемамонского районного Совета народных депутатов, депутатов Совета народных депутатов Гороховского и Осетровского сельских поселений, подписаны соглашения о сотрудничестве между правительством Воронежской области, администрацией Верхнемамонского муниципального района, обществом с ограниченной ответственностью «Группа компаний АГРОЭКО», администрациями Гороховского и Осетровского сельских поселений.

            Предметом каждого из подписанных Соглашений является формирование стратегического партнерства, развитие долгосрочного, эффективного и взаимовыгодного сотрудничества сторон, подписавших Соглашение в связи с реализацией в Верхнемамонском муниципальном районе инвестиционных проектов по развитию животноводства, включающего в себя создание двух свиноводческих предприятий на территории Гороховского и Осетровского поселений с общим объемом инвестиций в 2019-2021 гг. 5 млрд.рублей и созданием не менее 200 рабочих мест.

          При этом, инвестор – ООО «Группа компаний АГРОЭКО» взял на себя обязательства соблюдать в процессе строительства и эксплуатации производственных объектов градостроительные, санитарные экологические нормы и правила, установленные действующим законодательством, а также ежегодно принимать участие в финансировании строительства и (или) реконструкции объектов социальной, инженерной и коммунальной инфраструктуры в с.Гороховка и с.Осетровка,

          Правительство Воронежской области взяло на себя обязательства рассмотреть возможность распределения дополнительных налоговых отчислений от деятельности инвестора на территории Верхнемамонского муниципального района в бюджет Воронежской области и их направление на финансирование мероприятий по развитию сельских поселений Верхнемамонского муниципального района.

          Заключенными Соглашениями уже определены социальные объекты на строительство и реконструкцию которых, с участием компании – инвестора, были направлены средства в 2019 году и запланированные к реализации на 2020 год…».

Казалось бы, вот оно, долгожданное «пришествие» инвестора! Будут созданы новые рабочие места, жители близлежащих сёл наконец-то получат работу, и им можно будет забыть про «поездки на вахту» за три-девять земель. Пополнятся скудные бюджеты сельских поселений, да и район не останется в накладе. Вроде бы, все должны быть довольны. Но…

Наши власти, по своему обыкновению, забыли спросить мнение народа, простых жителей. И почему-то оставили без внимания нашу давнюю беду – тот факт, что люди не верят и не доверяют власти. Причина - на поверхности. Не буду ее озвучивать. Потому любое (даже хорошее и правильное) начинание властей людьми воспринимается с недоверием.

Вот и стихийно образовались в Верхнемамонском районе группы граждан, категорических противников строительства на своей земле свинокомплексов. Тем более, когда  жители узнали, что местом строительства одной из свиноферм будет жемчужина Среднего Дона – Осетровская излучина. Да, я не ошибся. Не знаю, в чью голову пришла такая бредовая идея выбрать местом стройки такое удивительное место? «Серебряную подкову»? Потому, я понимаю тревогу жителей Осетровки, Дерезовки – что будет с экологией, что будет с питьевой водой, что будет с воздухом, что будет с Доном, от которого место стройки буквально в паре километров?

Почему же, как всегда у нас, изначально хорошую идею так можно изгадить? Почему нельзя найти другое место для этой стройки? Ведь есть такие места, где нет дорог, где немного сел и хуторов – вот там и стройте! За одно и дорогу туда проведёте, инженерные сети и т.д. и т.п. Просто у нас в администрациях люди – не государственники! Нет у них государственного мышления! Их предшественники создавали, а эти … даже говорить не хочется.

Но и люди в селах и деревнях тоже стали другими, отвыкли за 30 лет от того, что рядом через дорогу коровник или свинарник, что ветром может принести запах навоза. Наверное, и это тоже является одной из причин протеста части жителей Верхнемамонского района. Привыкли они к эдакой сельской «пасторали»…

Но в любом случае, ответственность за сложившуюся ситуацию, лежит полностью на местном руководстве, не желающем идти на компромисс с людьми.

Не знаю, чем закончится это противостояние…

Выскажу свое личное мнение, и оно может отличаться от официальной позиции руководства Богучарского поискового отряда «Память» и Воронежского поискового объединения «ДОН».

Повторюсь, удивляет выбор места строительства одной из ферм. Это поле к северу от автодороги от трассы «Дон» к селу Дерезовка Верхнемамонского района. Это место ожесточенных боев в июле – декабре 1942 года. Наш отряд и коллеги из ПО «ДОН» проводили на этом поле работы, находили останки советских воинов. Так как этот участок очень значительный по площади, то полностью его обследовать мы не смогли. В том районе поисковой работы на многие годы…

Получается, что стройка этого свинокомплекса будет проводиться на костях советских воинов. На этом поле (а это северо-западные склоны высоты 217,2) совершил свой подвиг самопожертвования сержант Кирсанов из 126-го полка 41-й гвардейской стрелковой дивизии. На высоте 217,2 находился опорный пункт обороны противника, при штурме высоты погибли сотни советских воинов. Места их захоронений найдены только на бумаге… К сожалению.

Надеюсь, что законы Российской Федерации будет обязательны для всех! Что при выборе окончательного места строительства будут соблюдены требования как экологического законодательства (совсем недалеко особые охраняемые природные территории со своим особым статусом), так и требования Градостроительного и Земельного Кодексов РФ, и требования законодательства в области увековечения памяти павших защитников Отечества.

Приведу выдержку из ст.22 Закона «О погребении и похоронном деле» №8-ФЗ от 12.01.1996 (в редакции от 01.10.2019)

«1. Старыми военными и ранее неизвестными захоронениями считаются захоронения погибших в боевых действиях, проходивших на территории Российской Федерации, а также захоронения жертв массовых репрессий.

2. Перед проведением любых работ на территориях боевых действий, концентрационных лагерей и возможных захоронений жертв массовых репрессий органы местного самоуправления обязаны провести обследование местности в целях выявления возможных неизвестных захоронений.

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. При обнаружении старых военных и ранее неизвестных захоронений органы местного самоуправления обязаны обозначить и зарегистрировать места захоронения, а в необходимых случаях организовать перезахоронение останков погибших.

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Запрещаются поиск и вскрытие старых военных и ранее неизвестных захоронений гражданами или юридическими лицами, не имеющими официального разрешения на такую деятельность…»

Законом предусмотрено, что местные власти обязаны провести обследование участка. Заключить договор с имеющей право на такие работы поисковой организацией. Те тщательно исследуют этот участок с составлением обязательного «Акта обследования» с фото- и видеофиксацией работ, чтобы не возникало потом вопросов. Или пригласить присутствовать при проведении обследования жителей близлежащих населенных пунктов.

А лучше всего нашим властям начать прислушиваться к мнению людей, тех, кому жить на этой земле. Всё-таки, горловина Осетровского плацдарма – это не место для свинокомплекса. Уверен, что это понимают и в Осетровском поселении и в Верхнем Мамоне.

    На карте отмечено место предполагаемого строительства фирмы "Агроэко".

 

 

 

+1
831
4

Лейтенант Яков Кузнецов. Неизвестный подвиг.

Среди рассекреченных документов ЦАМО РФ краеведом из с.Верхний Мамон Дмитрием Фёдоровичем Шеншиным найдены сведения о подвиге самопожертвования, совершенном советским воином 16.12.1942г.

Первые дни наступательной операции "Малый Сатурн", форсирование Дона, штурм первой линии обороны противника отмечены беспримерным героизмом советских солдат и командиров.

Всем известнен подвиг 19-летнего сержанта из 350-й стрелковой дивизии Василия Прокатова, закрывшего своем телом амбразуру вражеского дзота у села Дерезовка Верхнемамонского района Воронежской области. Василий посмертно был удостоен звания Герой Советского Союза.

Но этот подвиг не был единственным подвигом самопожертвования: краевед из Новой Калитвы Иван Ткаченко, "открывший" землякам подвиг Василия Прокатова, искал сведения о подвиге воина с созвучной фамилией - Василии Протанове. Но жизни Учителя с большой буквы не хватило, чтобы довести этот поиск до конца. Писатель Пётр Дмитриевич Чалый из Россоши, ученик Ткаченко, продолжил поиски.

Богучарский поисковый отряд "Память" проводит работу по установлению точных сведений о сержанте Кирсанове из 126 гвардейского стрелкового полка 41 гвардейской стрелковой дивизии, совершившего подвиг у х.Красно-Ореховое.

И вот, недавно получены сведения от Дмитрия Шеншина. Яков Васильевич Кузнецов, лейтенант мотострелкового пулеметного батальона (мспб) 175-й танковой бригады 25-го танкового корпуса 16 декабря 1942 года закрыл амбразуру вражеского дзота. В тот день бригада вела бои с противником в районе высоты 197 в горловине Осетровского плацдарма.

О воине известно очень немного. Родом он был из Горьковской области, там же проживали его родственники.

За свой подвиг Герой был посмертно награжден орденом Отечественной войны 2 степени. Источник: ЦАМО ф. 33, оп. 682526, л.96.

0
754
4

Перезахоронили «на бумаге»…

В апреле 2020 года в поисковый отряда «Память» обратились из администрации одного из муниципальных образования Богучарского района Воронежской области. Видимо, перед 9 Мая сотрудники администрации готовили «наверх» какую-то информацию, вот, и возник у них вопрос, откуда стали известны фамилии воинов, погибших в годы ВОВ и захороненных на территории их муниципального образования? Воинов установили по найденным медальонам? И уже потом нанесли эти фамилии из медальонов на плиты братских могил? – забросал меня вопросами знакомый сотрудник той администрации. Мой ответ, что медальоны здесь ни при чём, сильно удивил его. Развития эта тема не получили – 9 Мая прошло, в администрации начались будни… До следующего Праздника Победы…

Этот разговор вспомнился, когда уже не в первый раз в наш поисковый отряд «Память» обратились родственники воинов, погибших в районе высоты 158,0, что на топографических картах времен ВОВ была отмечена у хутора Красно-Ореховое Верхнемамонского района (это район Осетровского плацдарма).

Тех, кто к нам обращался, интересовало многое: и точное место захоронения их родственника, и проводились ли перезахоронения в послевоенные годы, и куда могли быть перенесены останки воинов, и почему многие воины, погибшие у этой высоты 158,0 по документам Богучарского военного комиссариата учтены захороненными в братской могиле хутора Дядин, что в 10-12 километрах к югу  (!) от Богучара. Ответов на многие вопросы у нас не было…

И вот на днях обратились к нам родственники Прошкина Петра Семеновича, который погиб 11.12.1942г. и был захоронен у 4-х домиков к северу от Красно Ореховое: «Добрый день! Вижу, что Вы даете комментарии по братской могиле № 56 на х.Дядин. Я ищу место захоронения своего родственника Прошкина Петра Семеновича. В ОБД Мемориал место захоронения указано как «Воронежская обл., Богучарский р-н, с. Кр. Орехово, севернее, 4 км, на р. Дон, у отд. 4-х домиков». Сегодня на другом форуме получила информацию, что Прошкин П.С. захоронен в б/могиле № 56 в хуторе Дядин. Вы не могли бы это подтвердить, или высказать предположения, где же действительно находится захоронение воинов 41 гв. сд, среди которых Прошкин П.С.

С уважением, Светлана».

Сразу же Светлане был направлен ответ, с приложением карты района Осетровского плацдарма: «Уважаемая Светлана! На этой карте издания 1941 года отмечены 4 отдельно стоящих домика к северу от не существующего ныне хутора Красно-Ореховое. 11 декабря 122-й гв сп, к котором воевал Прошкин Петр Семенович, проводил разведку боем. Итальянская линия обороны проходила к северу от хутора примерно по линии выс. 158 — высота 197, отмеченные на карте. В настоящее время — территория Верхнемамонского района Воронежской области. Многие знают это место как «Осетровский плацдарм». В настоящее время, конечно, домики эти не сохранились. Не один раз поисковый отряд «Память» пытался проводить в том районе поисковые работы, но пока безуспешно. Немного к северо-востоку от 4-х домиков в настоящее время построен военный мемориал «Осетровский плацдарм», а рядом братская могила воинов, которые были найдены в разные годы нашим поисковым отрядом на территории Верхнемамонского района.

Карта района Осетровского плацдарма. Отмечены не существующий ныне хутор Красно-Ореховое, высота 158,0, село Филоново.

Недалеко от мемориала федеральная трасса М-4 ДОН, по которой народ едет из Центральной России к Черному морю, так что, если будете в тех краях, обязательно посетите это место. Теперь о том, почему воины 122 гв сп, погибшие и захороненные у этих 4 домиков, по документам военкомата Богучарского района числятся захороненными в хуторе Дядин Богучарского района Воронежской области? К сожалению, четко аргументированного ответа у меня нет. К сожалению, возможно все: и ошибка работника РВК, а может, действительно воины захоронены в х.Дядин (их, может, не довезли в госпиталь, и они умерли от ран). Пока точно мы не можем Вам ответить… Есть кое-какие задумки в поисках, по мере возможности Вам ответим. В ближайшее время».

И вскоре загадка была решена! Светлане (родственнице Прошкина П.С.) 06.06.2020г. были переданы такие сведения:

Для начала немного информации из архивных документов ЦАМО РФ.

Рано утром 11.12.1942г. 2-м батальоном 122-го гв сп была проведена разведка боем в направлении х.Красно Ореховое. Вот, что известно из немногочисленных архивных документов о той операции:

Журнал боевых действий 4 гв. ск (41-я гв сд входила в состав 4-го гвардейского стрелкового корпуса)

Архив: ЦАМО, Фонд: 456, Опись: 6850, Дело: 69, Лист начала документа в деле: 1
Авторы документа: 1 гв. А

Выдержка за 11.12.1942г. о проведении разведки боем 2-м стр. батальоном 122-го стр.полка.

«41 гв сд 2/122 сп с 5-00 начала боевую разведку противника и преодолевая огневое сопротивление к 10-00 выдвинулся на рубеж: сев.вост. ската выс. 158,0 и 1 км. сев вост. дер. Кр. Ореховое, где был встречен сильным пулеметно-минометным огнем и дальше продвигаться не смог. После выявления огневой системы противника и во избежание излишних потерь, батальон был отведен на исходное положение…»

Боевая история полка

Описывает период с 11.10.1941 по 01.05.1944 г.

Архив: ЦАМО, Фонд: 6457, Опись: 0000001, Дело: 0001, Лист начала документа в деле: 1
Авторы документа: 122 гв. сп

Выдержка: «… Командование поставило задачу – разведкой боем установить организацию системы огня, вскрыть новые огневые точки и захватить «языка». Эту ответственную задачу командование поручило 2-му стрелковому батальону гв. капитана Дрягина. Заместитель командира батальона по политчасти – политрук Аптехман, адъютант старший батальона – гв. л-т Кистенев – вывели батальон на исходный рубеж для атаки переднего края, на сев.скаты выс. 197,0. Бой батальон должен был провести ночью. Это являлось как бы, репетицией предстоящего прорыва укрепленного рубежа противника.

Наступил час атаки. 4-я стрелковая рота лейтенанта Тюрина и 6-я стрелковая рота лейтенанта Довбня бросились на врага. Противник открыл ураганный огонь со всех видов вооружения, гвардейцам не удалось достичь цели, завязался сильный огневой бой. Отважный минометчик из роты л-та Волкова, гвардеец Кущенко, из боевых порядков метким огнем поражал врага. Его солдатская храбрость превосходила любую силу огня противника, не даром гвардейцы восхищались им: «Вот это Кущенко, вот герой, и миномет его словно «Катюша».

Наступал рассвет. Гвардейцы еще раз сходили в атаку, но успеха не имели. Батальон понес серьезные потери. Свыше 100 человек потеряли в этом бою убитыми и ранеными. Захватить пленного не удалось, но огневая система противника была вскрыта полностью, были обнаружены и препятствия перед передним краем обороны противника…».

Но в донесении штаба 4-го гв ск на 18-00 11.12.1942г указано немного другие данные о потерях:

«41 гв сд 2/122 сп с 5-00 начал боевую разведку противника и преодолевая огневое сопротивление - к 10-00 выдвинулся на рубеж: сев.вост. скаты выс. 158,0 и 1 км. сев. дер. Красно-Ореховое, где был встречен сильным пулеметно-минометным огнем, по-видимому, с переднего края главной полосы обороны, и дальше продвигаться не смог.

С начала наступления батальона, противник из района дер.Гадючье начал подтягивать резервы, но последние артиллерийским огнем были рассеяны и частично уничтожены.

После выявления огневой системы противника и во избежание излишних потерь, батальон был отведен на исходное положение.

Потери: убито – 10, ранено – 68, обмороженных -3 человека…»

И наконец, удалось разгадать «загадку» с местом захоронения воинов у 4-х домиков. Мы давно пытались понять, почему воины числятся захороненными в несколько десятков километров от места гибели, и от маршрута движения своей дивизии в ходе наступательной операции «Малый Сатурн». Хутор Дядин расположен совсем не в том месте, где воины были захоронены, и в стороне от мест, где 41-я гв сд вела бои в декабре 1942 года.

Оказалось все очень просто… до обидного:

В 1965 году наша страна первый раз серьёзно отмечала юбилей Победы — 20 лет! До этого все было буднично, немногие оставшиеся в живых ветераны подтвердят это. Многие ветераны, с которыми мне повезло общаться, рассказывали, что первые лет 20-25 после Победы они даже не надевали заслуженные в боях ордена и медали. Отсутствовал какой-либо учет захороненных в братских могилах.

И вот к 20-ти летнему юбилею Победы было принято запоздалое решение навести порядок в учете захоронений времен ВОВ. За годы прошедшие с даты окончания ВОВ, воинские мемориалы обветшали, деревянные таблички с ФИО (установленные после боев) со временем просто исчезли с могилок воинов, в общем, картина была не очень приглядной. Тем более, если сравнивать в Европой…

В распоряжении нашего отряда есть документ Петропавловского РВК Воронежской области – сведения о захороненных в братских могилах на территории этого южного района нашей области. Документ датируется 1959 годом, и в нем нет информации о фамилиях захороненных воинов. Просто – НЕИЗВЕСТНЫЕ ВОИНЫ! А информация по фамилиям начала появляться только после 1965 года.

Так вот, стали думать в Минобороны, как уточнить списки захороненных в братских могилах воинов Красной Армии. Как всегда у нас, времени было в обрез. Поднимать огромное количество донесений о потерях в/частей в ЦАМО РФ (г.Подольск) – таким путем решили не идти. И тогда решили сделать так: в каждом военкомате должны были храниться извещения о гибели воинов, призванных этим военкоматом (один экземпляр), второй высылался родственникам воина. К примеру, в военкомат откуда призывался Прошкин П.С., хранилась похоронка 122-го гв сп, в которой было указано примерно такое место захоронения: «выс.158,0 Богучарский район Воронежская область». Это, к примеру, так как сканированного документа (извещения) пока не найдено.
Минобороны приказал всем военкоматам передать информацию из извещений (которые у них хранились) в те военкоматы, на территории районов которых погибли и были захоронены воины. То есть, в Богучарский РВК информация о захоронении Прошкина П.С. в Богучарском районе на какой-то выс. 158 пришла из военкомата призыва воина.

И так военкоматы по всему СССР обменивались такой информацией, и составляли на местах списки захоронений на основании полученных из других военкоматов извещений (похоронок). Плюс, использовалась и местная информация. К примеру, где-то сохранились на могилах таблички с ФИО, либо какие-то документы в сельсоветах и т.п., воспоминания проводивших захоронение жителей и т.д.

К сожалению, в 1965 году сотрудники Богучарского военкомата и областного военкомата не представляли себе, где находится эта высота 158,0. Тем более, у них не было информации о боевом пути частей, освобождавших Богучарский район Воронежской области. Я много раз задавал себе вопрос: может, где-то возле хутора Дядин есть похожая высота? Поднимал карты военного времени, но такой высоты не находил.

И вот, буквально сегодня, я решил поискать только похоронки воинов 122-го гв сп, погибших 11.12.1942г., чтобы увидеть, что было указано в этих документах. Потому что ранее я находил только донесения о потерях 41-й гв сд (Вы и сами видимо, находили эти донесения, раз Вам известно место захоронения у 4-х домиков к северу от хутора Красно Ореховое).

И вот по воину Коновалову Василию Фёдоровичу (тоже из 122-го гв сп) нашлась такая интересная переписка Воронежского областного военкомата: все стало ясно и понятно…

Сотрудники Воронежского облвоенкомата в 1974 году сообщали, что Коновалов В.Ф. из 122 гв сп 41 гв сд учтен захороненным в братской могиле х.Дядин. Так как они посчитали, что высота 158,0 находится недалеко от этого хутора. Не знаю, какой картой они руководствовались? Может, просто ткнули пальцем в карту, нашли что-то похожее, и всё, вопрос закрыт…

Светлана, на карте 1941 года между селом Полтавка и 3-им отделением совхоза есть высота 159,7, которую сотрудники военкомата и посчитали местом гибели воинов 122 гв сп. Росчерком пера военкома воины были «перенесены» в братскую могилу находящегося неподалеку хутора Дядин. К сожалению, ФИО Вашего родственника указана не в том месте, где он действительно погиб и был захоронен. Наш отряд будет проводить работы в районе 4-х домиков, будем надеяться, что место захоронения воинов 122 гв сп будет найдено, и воины найдут упокоение на мемориале «Осетровский плацдарм».

Список воинов 122 гв сп (в списках захоронения в х.Дядин)

1. АЛЕКСЕЕВ, Петр Дмитриевич, 1923, Калининская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

2. АЖАРОВ Ибрай, 1900, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

3. БАГАЕВ Николай Григорьевич, 1923, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

4.БАКУЛИН, Иван Петрович, 1901, Кировская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

5.ГОНЧАРОВ, Михаил Андреевич, 1914, Куйбышевская обл., гв. рядовой 126 гв. сп 41 гв. сд. Погиб в бою за высоту 158,0 16 декабря 1942 г. на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от хутора.

6. ЗОТОВ, Николай Андреевич, 1923, Пензенская обл., гв. сержант 126 гв. сп 41 гв. сд. Погиб в бою за высоту 158,0 17 декабря 1942 г. на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от хутора.

7. ИРКИБАЕВ, Назар, 1911, Омская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

8. КАМИЛОВ, ШагийКадиевич, 1920, г. Баку, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

9. КОЗЫРЕВ, Михаил Игнатьевич, 1922, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

10. КОНДРАТЬЕВ Иван Васильевич, 1922, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

11. КОНОВАЛОВ, Василий Федорович, 1923, Тульская обл., гв. рядовой 126 гв. сп 41 гв. сд. Погиб в бою за высоту 158,0 11 декабря 1942 г., похоронен в братской могиле на х. Красное Орехово. (Документы по воину позволили распутать эту историю).

12. КУЗНЕЦОВ, Александр Иванович, 1924, Ярославская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

13. КУЛЬТАПОВ, Айдорали, 1908, Ошская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

14. НЕГАНОВ, Александр Николаевич, 1923, Курская обл., гв. сержант 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

15. НУРХИЕВ Махтай, 1900, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты. (Обращались родственники с вопросом о месте захоронения).

16. ОРЛОВ, Алексей Иванович, 1911, Ивановская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 17 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от хутора.

17. ПРОШКИН, Петр Семенович, 1911, Новосибирская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд. Погиб в бою за х. Красное Орехово 11 декабря 1942 г. Похоронен к северу от хутора у отдельных четырех домиков. (Обратились родственники).

18. ТИТКОВ, Михаил Иванович, 1924, Рязаеская обл., гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

19. ТРОПИН Иван Тимофеевич, 1905, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

20.ХАНСУТДИНОВ, Габдурахман, 1915, Узбекистан, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

21. ЮРИЖЕВ Виталий Федорович, гв. рядовой 122 гв. сп 41 гв. сд, погиб в бою 16 декабря 1942 г. за высоту 158,0 на правом берегу Дона в 3-х км.от х. Красное Орехово, похоронен в братской могиле к северу от высоты.

0
357
0

Партизан «Джино»

Из Москвы на имя колхозника сельхозартели «Заветы Ильича» Верхнемамонского района Тихона Ивановича Гостева пришёл объемный пакет. С большим волнением вскрыл его Тихон Иванович и извлек оттуда пачку бумаг. Это были документы, рассказывающие об участии Гостева в годы Второй мировой войны в антифашистском движении Сопротивления на территории Италии. Все они переведены с итальянского языка и заверены ответственным секретарем Советского комитета ветеранов войны Героем Советского Союза А.Маресьевым.

Вот «Удостоверение патриоту» №208774. «Благодарим Гостева Тихона – «Джино», – говорится в нем, – за то, что он боролся против врага на полях сражений, действуя в числе патриотов среди людей, которые взялись за оружие ради достижения свободы, проводя наступательные операции, совершая акты саботажа, поставляя военные сведения войскам союзников». Удостоверение заверено партизанской печатью с пятиконечной звездой в центре и со словами: «Единое оперативное командование провинции Парма, корпус добровольцев свободы».

…Спустя несколько дней после получения пакета мы побывали у Тихона Ивановича. До поздней ночи мы сидели в уютной горнице, слушая рассказ этого обыкновенного русского человека о его необыкновенной судьбе.

• • • • •

Многим односельчанам Гостева, пожалуй, покажутся невероятными его боевые дела. Ведь он ни чем особенным в селе не выделялся. С детских лет трудился на земле. Когда в селе организовался колхоз, он вместе с другими крестьянами вступил в него и до сих пор Партизан «Джино» честно трудится на благо родной артели. Вместе со многими односельчанами ушел он в годы войны защищать от гитлеровского нашествия родную землю.

После тяжелого боя за один из хуторов в Ростовской области Гостев оказался в плену. С этого дня и начались его мытарства. Сначала он побывал во многих фашистских концлагерях на нашей территории, захваченной врагом, а потом в Польше, во Франции и, наконец, в Италии. И всюду – издевательства, унижения, которым подвергали гитлеровцы пленных.

В итальянском городе Пьяченца вместе с другими пленными его заставили обслуживать находившуюся здесь немецкую воинскую часть. Пленники сапожничали, переносили тяжелые грузы, убирали казармы.

Бесконечно тянулись дни и ночи. Пленники думали об одном и том же – о побеге, о свободе. Но куда бежать? Родная земля далеко. Казалось, никаких надежд. И вот однажды Гостев за своей спиной услышал негромкий женский голос. Оглянулся. Перед ним стояла Ирнес, итальянская девушка, работавшая у немцев на кухне и тайком помогавшая русским. Она о чем-то горячо говорила, но в потоке непонятных слов Гостев вдруг услышал знакомое слово «партизан». Юная итальянка произнесла слово, указав рукой в сторону гор. Пленник насторожился и стал ещё внимательнее слушать девушку, но все напрасно: ни слов, ни жестов он так и не смог понять.

Этой ночью пленные почти не спали, думая над тем, какой смысл имело произнесенное девушкой слово «партизан».

Большинство высказывало мнение, что итальянка знает о партизанах и, видимо, хотела что-либо от них передать. Так думали потому, что в Пьяченце (это дошло до пленных) появилось много листовок, призывающих итальянцев освобождать из плена русских и переправлять к партизанам. Может быть, патриотка хочет помочь им бежать? Решено было ещё раз переговорить с девушкой. А чтобы хоть кое-как с ней объясниться, договорились сначала достать русско-итальянский словарь. Вскоре Тихон Иванович сообщил своим товарищам о новом разговоре Ирнес. Да, девушка хочет помочь им бежать в горы к партизанам. План побега разработали неизвестные итальянские друзья и сообщили его пленным через Ирнес.

 

По одному, по два пленные – Гостев и его семь товарищей – выскользнули из барака, где их содержали под стражей. В условленном месте они нашли переводчиков. Вскоре беглецы встретились с членами подпольной коммунистической партии. Все вместе отправились в путь.

На севере Италии, в тылу немецких войск, с каждым днем все ярче разгоралось пламя партизанского движения. В провинции Парма действовала гарибальдийская дивизия «Валь Чено». Сюда стекались батраки, крестьяне, рабочие. Сюда же пробирались и русские военнопленные, бежавшие из лагерей, разбросанных по всей стране.

Сердечная встреча с партизанами произошла утром. Тихон Иванович, истосковавшийся по теплому слову, не выдержал и уткнул лицо в плечо рослого бородатого партизана. Это был командир отряда Бизани. Вечером они увиделись со своими земляками, попавшими сюда различными путями. Особенно много радости доставила ему встреча с Михаилом Ивановичем Волковым из Воронежской области. Волков уже около года находился в партизанском отряде, хорошо владел итальянским языком, был беспредельно храбр и находчив в бою, за что пользовался любовью товарищей.

На третий день после прибытия Гостева его с группой других товарищей вызвал к себе Бизани. Стало известно, что отряд фашистов движется в направлении партизанской базы. Нужно было из засады напасть на гитлеровцев и разгромить их.

Операция, в которой участвовал Гостев, прошла успешно. Не понеся потерь, партизаны отбили у гитлеровцев несколько пулеметов, миномет, много автоматов и боеприпасов, в которых сильно нуждались гарибальдийцы. Семи смельчакам сдались в плен свыше ста вражеских солдат, среди которых было немало итальянцев. Последние почти все потом вступили в ряды партизан.

Освобожденный район Пармской провинции все более расширялся. Партизаны уже совершили вылазки в Болонью, Геную, Парму. Гитлеровцы гибли от партизанской пули в центре городов, в ресторанах, на квартирах. На дорогах северной Италии взлетали в воздух немецкие машины, рушились мосты, летели под откос поезда с боеприпасами, стремившиеся на юг, где наступали союзные войска. В этих славных делах проявили себя многие русские воины. Восемь раз ходил на задание в городок Бабио Т.И.Гостев.

Гитлеровское командование всполошилось и начало спешно стягивать к Пармской провинции войска. Большие силы были брошены против гарибальдийской дивизии «Валь Чено». Фашисты блокировали партизанский район, перекрыли все тайные тропы и в октябре начали наступление на позиции гарибальдийцев.

Отряд Бизани действовал в районе Реджо-Эмилия. Он оседлал шоссе, которое шло в горы. Фашисты непрерывно штурмовали позиции отряда, пытаясь прорваться в партизанский тыл. Особенно кровопролитные сражения завязались в горах у города Модино. Тихон Иванович, которого в отряде звали «Джино», не расставался со своим ручным пулеметом.

• • • • •

Партизаны отступали, уходя все дальше и выше в горы. Редели ряды бойцов. В отряде Бизани остались лишь взвод русских да человек пятнадцать итальянцев. Не было боеприпасов, иссякло продовольствие, наступили холода и дожди. Потом ударили морозы, и пошли обильные снега. Люди брели по нехоженым тропам, выбивались из сил, падали в изнеможении. В конце концов было решено пробиться мелкими группами из окружения, а потом собраться и развернуть борьбу.

Гостев с товарищем бродил в снегах несколько дней, то и дело натыкаясь на немецкие заслоны. Наконец, измученные и истощенные, они подошли к глухой деревушке, откуда только накануне ушли немцы. Батраки приютили обмороженных воинов, накормили их, обогрели.

• • • • •

Написанное выше – далеко не полный рассказ о замечательных боевых делах советских людей, сражавшихся против фашизма. Ради мира на земле они не щадили своей жизни. Вдалеке от Родины они высоко пронесли звание советского человека.

Простые люди Италии проявили огромную любовь к сынам России, а по окончании боев как самых близких друзей проводили на Родину советских воинов.

«Передайте мой горячий привет и пожелание успехов в борьбе за мир моим боевым друзьям, – написал Тихон Иванович в Советский комитет ветеранов войны, – пусть эта дружба будет вечной».

Автор Лев СУСЛОВ.

Верхний Мамон.

«Коммуна», 7 января 1960 года.

0
541
2

Никанор Рубцов. «Стоять насмерть!» Часть 3-я.

Тяжелораненого сержанта Рубцова вынесли с поля боя его боевые товарищи. В бессознательном состоянии Никанора Рубцова доставили в армейский госпиталь 4404 (г.Курск). Спасибо медикам через два с небольшим месяца он был готов снова встать в строй. Ему очень хотелось вернуться после госпиталя в свою родную дивизию, к своим товарищам по противотанковому дивизиону. Но судьба распорядилась иначе… В середине июня 1943 года из госпиталя он был направлен в 176 армейский запасной полк, а уже оттуда в 89-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Новым местом службы опытного воина стал 98-й отдельный гвардейский истребительный противотанковый дивизион. Командир дивизиона гвардии капитан Головесов сразу назначил Рубцова командиром расчета противотанкового орудия.

К началу июля 1943 года части 89-й гвардейской стрелковой дивизии занимали оборону к северо-востоку от Белгорода. Дивизии предстояло принять участие в решающем сражении Великой Отечественной войны в Курской битве. В ходе летнего наступления немецкое командование планировало нанести фланговые удары из района Орла и Белгорода с целью ликвидации «Курского выступа», и в дальнейшем развивать наступление в направлении Москвы.

О немецких планах своевременно узнала советская разведка. После анализа обстановки советским командованием было принято решение сначала измотать немцев в оборонительном сражении, выбить танки противника, а уже затем провести решительное контрнаступление. Важную роль в предстоящем сражении должна были сыграть советская противотанковая артиллерия.

Немецкое наступление началось утром 5-го июля. Противник ввел в действие новые танки «Тигр» и самоходные орудия «Фердинанд». 89-я гвардейская дивизия завязала тяжелые оборонительные бои, отступала, сдерживая противника, а затем перешла в контрнаступление. Выписка из «Журнала боевых действий» 89-й гв сд: «… с 19.7.43г. 89 гв сд при хорошем взаимодействии с другими соединениями, перейдя в наступление, прорвала фронт противника на рубеже Плота Шипы. За три дня беспрерывных боев отбросила противника на 30 км. За это время освобождены населенные пункты: Шахово, Шелоково, Кривцево, Сабынино, Киселево и др.

Расчет замаскированного советского орудия ведет огонь (Курская дуга).

В боях с наступающим противником дивизия удерживала свои рубежи перед численно превосходящим противником. Обороняя Киселево, 273 гв сп за 10 часов боя отразил 4 атаки противника силою до полка пехоты и до 100 танков. 3/270 гв сп оборонял Сабынино, в течении суток вел бой, оставаясь на восточном берегу реки Северский Донец. За это время отразил 4 атаки противника силой 23 танков и двух батальонов пехоты…».  

Дивизия вела наступление в направлении Белгорода и 4 августа подошла к северной окраине города. В ходе уличных боёв к 15-00 5-го августа Белгород был полностью освобожден.

Воины 89-й Белгородско-Харьковской гвардейской стрелковой дивизии проходят по улице г. Белгорода. 1943 г.

У стен Белгорода, участвуя в отражении контратаки гитлеровцев, орудийный расчет Никанора Рубцова подбил танк и подавил вражеское орудие.

Заслуги дивизии были высоко оценены руководством, и приказом Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина 89-я гвардейская дивизия получила почетное наименование Белгородской.

Из приказа: «… Сегодня же войска Степного и Воронежского фронтов сломили сопротивление противника и овладели городом Белгород.

89 гвардейской и 305 стрелковым дивизиям, ворвавшимся первыми в город Белгород и освободившим его, присвоить наименование «Белгородских» и впредь их именовать: 89 гвардейская Белгородская стрелковая дивизия, 305 Белгородская стрелковая дивизия. Сегодня, 5 августа, в 24 часа столица нашей Родины Москва будет салютовать нашим доблестным войскам, освободившим Орел и Белгород, двенадцатью артиллерийскими залпами из 120 орудий…».

На плечах отступавшего противника части 89-й гв сд подходили к Харькову второй родине Никанора Трофимовича Рубцова. Одним из первых его подразделение 23-го августа вошло в город. Недолго совсем пробыл Рубцов в Харькове, зашел на улицу Грековскую, где прошли его молодые годы. Далее фронтовые дороги нашего земляка пролегли через Полтавщину к Днепру… 

Выдержки из документа «Описание боев, проведенных  89 гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой дивизией с 29 сентября по 31 октября 1943 года»:

 «Ведя беспрерывные наступательные бои с упорно обороняющимся противником и неуклонно двигаясь вперед, 89-я гв сд к утру 29.9.43г. ликвидировала остатки противника в районе Стогноевка, Коноплянка, Колиберда, тем самым вышла к левому берегу Днепра.

В предыдущих боях дивизия потеряла значительную часть личного состава и техники, ив момент форсирования Днепра в составе полков было по одному батальону с ограниченным количеством огневых средств. На 29.9.43г. личный состав стрелковых полков составлял 1933 человека, стрелковые роты в среднем имели 27 человек…».

Но нужно было не позволить противнику укрепиться на правом берегу, и на его «плечах» переправиться на правый берег. Части дивизии стали вести подготовку к переправе. В течение 29 сентября велась разведка удобных мест для переправы, наблюдение за противником. Из местных материалов подготавливались переправочные средства, подвозились боеприпасы. К исходу дня были подготовлены 18 плотов, 4 рыболовных лодки, между полками были распределены и оставшиеся «табельные» средства 4 малых надувных лодки и 3 лодки «А-3».

Форсирование Днепра. Осень 1943г.

Местом для переправы было определен участок в районе Коноплянка и Колиберда. На правом берегу реки противник имел усиленное боевое охранение в составе около 50 человек. Два дивизиона артиллерийских орудий и шестиствольные минометы занимали позиции в селе Успенское и на высотах правобережья Днепра.

Район села Успенское представлял сильно укрепленный опорный пункт обороны противника. Северо-западную окраину села прикрывала сплошная траншея с пулеметными гнездами, которые позволяли «фланкировать» огнем наступающих. В распоряжении противника было 13 танков. В общем, немцы чувствовали себя уверенно, не ожидая столь быстрого развития событий.

Около 8-ми часов вечера передовые отряды двух полков 89-й гв сд переправились через Днепр и сбили с позиций немецкое боевое охранение. Артиллерийские орудия, приданные первому эшелону наступающих, должны были переправляться с боевыми порядками пехоты. Но переправить всю артиллерию дивизии не удалось. В течение ночи на 30 сентября пехотинцы благодаря фактору внезапности и решительным действиям расширили плацдарм на правом берегу и вышли на подступы к селу Успенское. На плацдарм стали переправляться основные силы дивизии. При форсировании Днепра потери дивизии составили 16 человек погибшими и утонувшими, 11 человек были ранены.

Схема боев за плацдарм у с.Успенское

Но противник, подтянув резервы, попытался исправить положение. На позиции десанта полезли танки, поддерживаемые автоматчиками. Командованию 89-й гв сд удалось переправить на плацдарм артиллерийские орудия 45 мм и 76 мм только 1-го и 2-го октября. Ожесточенные бои за плацдарм продолжались до вечера 5-го октября 1943 года: защитники  плацдарма стойко держали оборону и контратаковали противника…

В январе 1974 года богучарская районная газета «Сельская новь» опубликовала очерк (!) писателя А.И. Гринько «У днепровских круч». В очерке говорилось о ратных подвигах уроженца Богучарщины Никанора Рубцова. О форсировании Днепра и боях за правобережный плацдарм писатель Гринько рассказал (конечно, в определенной литературной обработке) со слов наводчика противотанкового орудия Фёдора Терентьевича Дачко, воевавшего в составе орудийного расчета Никанора Рубцова. Предлагаю выдержки из рассказа однополчанина Фёдора Дачко: «…Небольшой самодельный плотик Рубцова нырял в волнах бурлящей реки, то вдруг мелькал черной точкой на освещенной поверхности реки, то исчезал в смолиной густоте ночи. Течение сносило плот, Рубцов заранее предусмотрел это и начал переправляться несколько выше того места, куда надо было пристать. Рядом рвались мины и снаряды. Артиллеристов то и дело обдавало холодными брызгами. Они уже промокли до нитки. В другое время от такой предрассветной октябрьской купели не попадал бы зуб на зуб. Но сейчас гвардейцам было жарко. Они изо всех сил гребли веслами, досками, лопатами. Вот и крутая скала. Под ее защитой плотик подошел к берегу.

А фашисты уже бросились в решительную атаку на защитников плацдарма. За цепями пехоты двигались танки. Для борьбы с ними стрелки обладали только гранатами. Но много ли сделаешь «карманной артиллерией»? Один танк подорвешь, другой раздавит тебя. Фашисты обнаглели, уверенные, что у русских нет на этом берегу артиллерии.

- Ошибаетесь, гады, мы уже здесь, - крикнул в темноту Фёдор Дачко.

Позицию пришлось занимать прямо у берега, на оборудование ее не было времени. Пока расчет приводил пушку к бою, Рубцов выдвинулся немного вперед, стал, пригнувшись за бугорком. В предрассветной мгле хорошо были видны вспышки танковых орудий.

Герой Советского Союза Ф.Т. Дачко

- Четыреста метров, - безошибочно определил командир орудия и тут же приказал открыть огонь по головной машине.

- Есть, бронебойным! повторил команду заряжающий. Лязгнул замок. Грянул выстрел. Первый же снаряд угодил в цель. Головной танк тут же взорвался, потом загорелся. Такая же участь постигла и вторую машину. Танки остановились. Попятились назад.

- Молодцы, ребята! Давай теперь по пехоте осколочными, - приказал Рубцов. Артиллеристы одну за другой подавили две пулеметные точки, уничтожили до взвода вражеских солдат. Атака была отбита. Дачко от радости даже запел свою любимую:

И если фрицу мало

По черепу попало,

Тогда расчет у пушки запоет:

Дядя Федя, поставь прицел четыре…

Вдруг он прервал пение и закричал:

- Опять панцирники прут!

- Вижу! отозвался Рубцов.

Расчёт снова ударил по танкам бронебойными. Враг уже засёк артиллеристов. Снаряды все ближе рвались около орудия. Но гвардейцы смело приняли неравную дуэль. Им удалось подбить еще два танка.

Немецкая самоходка подкралась по лозняку и с расстояния в 150 метров ударила по гвардейцам.

- Бронебойные кончились! сквозь грохот боя донеслось до Рубцова.

- Лупи осколочными! крикнул в ответ Рубцов и тут же упал, сраженный осколком. Кто-то из бойцов кинулся к командиру, хотел перевязать.

- Не время заниматься этим! Давай снаряды. Огонь! прохрипел Рубцов. Обливаясь кровью, он продолжал управлять расчётом до тех пор, пока и эта атака фашистов не была отражена.

Четыре танка и самоходку, пять автомашин с боеприпасами, шесть пулеметных точек и около двухсот солдат и офицеров противника уничтожил расчет Рубцова в то утро.

- Если бы не вы, не удержать бы нам плацдарма, - говорили после боя стрелки артиллеристам. И это было правдой. В такой схватке даже одно орудие имело большую силу. Оно на много усилило нашу оборону, подняло дух защитников плацдарма, а главное взяло не себя всю тяжесть борьбы с танками.

Товарищи перевязали Никанора Трофимовича, бережно отнесли его в лодку. Но левого берега он не достиг. Он скончался на середине реки. Отважного артиллериста похоронила в селе Кобелячек Кременчугского района Полтавской области. Вместе с Фёдором Дачко и еще тридцатью пятью другими гвардейцами 89-й дивизии, отличившимися при форсировании Днепра, Никанору Трофимовичу Рубцову было присвоено звание Героя Советского Союза…».

Согласно донесению о потерях штаба 89-й гв сд гвардии сержант Рубцов умер от ран 5-го октября 1943 года…

В тот день части 89-й стрелковой дивизии вели бои на плацдарме. Оперсводка 218 к 22-00 5.10.43 штаб 89 гв сд сообщала: «1. Противник, занимая прежний рубеж обороны, продолжает активную оборону Успенское. В 15-00 свыше роты пехоты при поддержке 3-х танков контратаковали из р-на отм.59,5 в направлении 61.1, огнем и в результате рукопашной схватки, понесши большие потери, был отброшен в исходное положение. На протяжении суток ведет усиленный пулеметный и минометный огонь по боевым порядкам дивизии…

2. Части дивизии в ночь на 5.10, усиленными ротами вели активные действия по расширению плацдарма успеха не имели. В 12-30 во взаимодействии с 48 ск атаковали противника и продвижения не имели.

15-00 16-30 279 гв сп огнем, а в последствии в рукопашном бою отбил контратаку противника, нанесши ему большие потери. Частям дано распоряжение о переправе на левый берег р.Днепр, оставив по одной трети сил для прикрытия плацдарма…».

Фото могилы в с.Кобылячек Полтавской области. Источник: https://www.shukach.com

В ночь на 6-е число по приказу командования части 89-й гв сд передали позиции на плацдарме 116 стрелковой дивизии, и перешли на левый берег Днепра…

Никанор Трофимович Рубцов был захоронен в братской могиле с. Кобелячек Кременчугского района Полтавской области…

+2
477
0

Никанор Рубцов. «Стоять насмерть!» Часть 2-я.

А первые итоги советского контрнаступления под Сталинградом действительно были впечатляющими. В окружение попала немецко-румынская группировка, о численности которой советское командование первоначально имело неверные, сильно заниженные сведения. В «котле» же оказались «запертыми» более 300000 солдат и офицеров противника. С наскока разгромить такую группировку оказалось не под силу. Потому настало время боёв на «истощение». Ведь время играло на нашей стороне…

В начале декабря 1942 года подразделения 304-й стрелковой дивизии после форсирования Дона и занятия хутора Вертячего выдвинулись к внутреннему кольцу окружения. Батареи противотанкового дивизиона придавались стрелковым полкам, поддерживая своим огнём действия пехоты. Артиллеристы из 45-мм орудий прямой наводкой вели огонь по немецким танкам, подавляли огневые точки противника, уничтожали его живую силу, отражали контратаки.

О напряжении декабрьских боёв можно судить по «Журналу боевых действий 378-го оиптдн 304 сд за период с 28.11.1942г. по 13.12.1942г.». Вот, описание действий дивизиона Никанора Рубцова только за один день 6 декабря 1942 года:

«…1-я батарея поддерживала 2/807 сп, вела огонь по танкам противника, выпущено 4 снаряда. 2-я батарея поддерживала 812 сп, огонь не вела. Ранены сержант Ермолаев, красноармейцы Соболев, Сизоненко, Барсуков. 3-я батарея поддерживала 2/812 сп, вела огонь по танкам, огневым точкам и пехоте противника, подбит один средний танк, 3 ручных пулемета с прислугой, 1 повозка с двумя лошадьми, 2 наблюдательных пункта и до 70 солдат противника.

В бою отличились ст.сержант Голота, ст.сержант Дзюбенко, сержант Меньших и ст.сержант Потехин. Все эти товарищи своим личным примером, увлекая за собой свои расчеты, выкатывали свои орудия на открытую огневую позицию и в упор (когда пехота отошла, и орудия остались без поддержки) расстреливали живую силу и огневые точки противника. Ст.сержант Потехин со своим расчетом подбил 1 средний танк на юго-восточных склонах выс. 126.7 в районе Дмитриевки. В бою ранены сержант Меньших, сержант Анисимов, мл.сержант Калимбет, умер от ран зам.политрука Калмыков…».

Район высоты 126.7, на топографических картах времен ВОВ отмеченной как «Казачий курган», стал местом изнурительных сражений декабря 1942г. начала января 1943г. Противник оборонял высоту, прикрывавшую подходы к действующим аэродромам в Гумраке и Питомнике, до последней возможности.

Схема расположения частей 304 сд в обороне на 27.12.1942г. Обозначена высота 126.7 "Казачий курган".

27 декабря 1942 года в одном из боёв за «Казачий курган» отличился наш земляк Никанор Рубцов. Как указано в его наградном листе, в тот день «…. в период боя в районе Казачий Курган нашим подразделениям не давали продвигаться вперед огневые точки противника, т. Рубцов, работая наводчиком, выкатил свою пушку на открытую огневую позицию и прямой наводкой уничтожил 4 пулемёта противника с прислугой, где был ранен, но с поля боя не ушёл. Одновременно автоматчики пытались пройти с фланга, но т. Рубцов, будучи раненым, открыл огонь и уничтожил 40 солдат и офицеров, этим обеспечил продвижение наших подразделений вперед…». За этот бой Никанора Трофимовича представили к награждению медалью «За отвагу». Но командир 65-й армии генерал-лейтенант Павел Иванович Батов на наградном листе воина сделал собственноручную резолюцию: «достоин правительственной награды ордена Отечественной войны 1-й степени». Этот орден стал первой наградой Никанора Рубцова.

10 января началась наступательная операция Донского фронта под кодовым названием «Кольцо». Планом операции предусматривалось нанести по окруженной группировке удар с запада, затем с юга, с последующим рассечением войск противника и уничтожением их по частям. По воспоминаниям артиллериста Георгия Никитовича Ковтунова (впоследствии Героя Советского Союза) «…дивизию (304-ю сд С.Э.) перебрасывали то чуть северней, то чуть южней, но общее направление сохранялось прежним: на Сталинград. Мы шли к городу с северо-запада, все теснее сжимая кольцо окружения, расчленяя вражескую группировку на части… Гитлеровцы сопротивлялись отчаянно, цепляясь за каждый бугорок, каждую траншею. Их упорство подогревалось неоднократными обещаниями фюрера оказать окруженным помощь. И страх перед расплатой за совершенные злодеяния заставлял фашистов драться до последнего, особенно в начале завершающих боев…».

Наступающие части Донского фронта оттесняли противника к развалинам Сталинграда, и к концу января 1943 года остатки окруженной группировки удерживали  только небольшую по площади территорию в самом городе.

Расчет противотанкового орудия 45 мм в бою на подступах к Сталинграду. Январь 1943г.

304-я стрелковая дивизия к тому времени получила почетное звание «67-й гвардейской». Части дивизии подошли к поселку «Баррикады» на северо-западной окраине города. Сопротивление окружённого противника продолжалось до 2-го февраля 1943 года. После капитуляции штаба 6-й немецкой армии её солдаты и офицеры стали массового сдаваться в плен. Так закончилась одна из самых грандиозных битв в истории человечества.

После излечения в дивизионном медсанбате Никанор Рубцов вернулся в свою часть, как и дивизия, получившую почётное гвардейское звание. 73-й отдельный гвардейский истребительный противотанковый дивизион так теперь в официальных документам именовалась «новое» место службы Никанора Трофимовича.

 В 20-х числах февраля 1943 года подразделения дивизии по железной дороге были переброшены в район города Елец современной Липецкой области вести подготовку к предстоящим боям. К 11 марта 1943г. части 67-й гв сд совершили марш Ливны Колпны Свобода Курск и сосредоточились на западной окраине Курска.

Георгий Никитович Ковтунов вспоминал: «…Несколько дней дивизия находилась в резерве Центрального фронта. Затем — снова в путь. Теперь — в район города Обоянь, где развернулся командный пункт Воронежского фронта…  Обстановка на нашем участке фронта складывалась, к сожалению, не в пользу советских войск. В начале месяца гитлеровцы нанесли сильный удар из района Люботина, 16 марта сумели вновь овладеть Харьковом и пытались развить успех на белгородском направлении. Нам, уже не раз встречавшимся с врагом в подобных ситуациях, было предельно ясно, как трудно сейчас приходится тем, кто сдерживает яростный натиск. Вскоре поступил приказ: двигаться в сторону Белгорода…».

В 20-х числах марта дивизия заняла свой участок обороны в районе населенных пунктов Шепелевка, Луханино, Дмитриевка, Ольховка современной Белгородской области. Батареи «сорокапяток» придавались стрелковым полкам. Завязались бои местного значения за господствующие высоты, отдельные населенные пункты.

Рано утром 12 апреля 1943 года противник попытался прорваться к селу Драгунское, там занимали позиции подразделения 201-го гвардейского стрелкового полка с приданной 1-й батареей противотанкового дивизиона.

Согласно оперативной сводки 0122 от 12.04.1943г. (к 16-00) «… в 5-30 12.04.43г. противник силой до усиленной роты, усиленной саперами, при поддержке мощного артогня и минометов, с применением гранатометов, с большим количеством автоматов и пулеметов, атаковал боевые порядки ПО 2 с направления роща, что 700 м. северо-восточнее КАЗАЦКОЕ и ЛОГ КРУТОЙ, ворвался в село Драгунское…».

В этом бою командир противотанкового 45-мм орудия 1-й батареи младший сержант Никанор Трофимович Рубцов получил тяжелое ранение. Выдержка из его наградного листа: «…Тов. Рубцов умело маневрируя между строениями, стал уничтожать наседавшего противника. Во время боя противнику удалось вывести из строя соседнее орудие, ведущее огонь по наступавшему противнику с фланга. Тов. Рубцов, оценив обстановку, приказал своему орудию вести огонь в прежнем направлении, оставил у орудия двух человек, с остальными бойцами стал отражать противника из винтовок и автоматов. Противник, не выдержав огня, обратился в бегство, оставив на подступах к орудию 6 убитых солдат, и до 10 солдат было ранено. В период боя тов. Рубцов был ранен, но не ушел с поля боя, продолжая руководить боем. Только когда вторично получив одновременно две раны и будучи в бессознательном состоянии, тов. Рубцова унесли с поля боя…».

Рота 201-го полка контратакой выбила немцев из Драгунского к 9-00 утра. Противник потерял в том бою до 75 солдат и офицеров убитыми и ранеными. На поле боя остались не эвакуированными 17 трупов немецких вояк из 6-ой роты 339-го пехотного полка 167-й пехотной дивизии.

Приказом по частям 67-й гв сд от 26.04.1943г. за этот бой Никанор Рубцов был награжден орденом Красной Звезды.

Продолжение следует...

+2
450
0

Житель Богучара Иван Шевцов, учредитель общественной организации «Мой Богучар», и «по совместительству», хороший друг нашего поискового отряда «Память», много сил, времени и средств тратит на свой замечательный проект – рассказать о каждом из 8-ми Героев Советского Союза, уроженцев Богучарской земли, языком кинематографа. На небольшие средства (я не могу озвучивать бюджет проекта, но, поверьте, средства очень и очень скромные) Иван с группой единомышленников снимает и показывает землякам эти фильмы – небольшие рассказы о судьбах наших богучарских Героев.

Местные власти и народные избранники на словах горячо поддерживают начинание неравнодушных общественников, но финансово помогают не особо…

Так вот, снято уже несколько фильмов, горячо принятых богучарцами. Как-то в разговоре со мной Иван Шевцов посетовал, что практически нет материала для написания сценария фильма о судьбе уроженца села Подколодновка Героя Советского Союза Рубцова Никанора Трофимовича. Довоенный период – так, вообще, остаётся белым пятном в его биографии… Ведь наш земляк в совсем юном возрасте покинул родные места, до войны жил с семьёй и работал в городе Харькове.

Богучарский поисковый отряд «Память» вносит свою посильную лепту в проект общественной организации «Мой Богучар». Этот рассказ о боевом пути артиллериста Никанора Рубцова, надеемся, будет в дальнейшем использован при создании фильма о нашем Герое.

Солорев Э.А.

Никанор Рубцов. «Стоять насмерть!» Часть 1-я.

29 декабря 1901 года (это по старому стилю – С.Э.) в семье Рубцова Трофима Андреевича, крестьянина слободы Подколодновки Богучарского уезда Воронежской губернии, родился мальчик, наречённый при крещении Никанором. Имя это имеет греческие корни и буквально означает «увидевший победы». Так что, видимо, самой судьбой было предначертано крестьянскому сыну Никанору Трофимовичу Рубцову стать не только свидетелем, но и непосредственным участником сражений Гражданской и Великой Отечественной войн. А своё имя вписать золотыми буквами в героическую историю Великой Отечественной войны.

В Богучарском историко-краеведческом музее хранится копия одного из писем родного сына Героя  – Виктора Никаноровича Рубцова, в 1973 году проживавшего в городе Харькове. Виктор Рубцов в письме на родину отца сообщал, что «до 1917 года Рубцов Н.Т. жил в родном селе, батрачил у богатых односельчан. С 1919г. по 1924г. служил в Красной Армии, участвовал в Гражданской войне...».

Выдержка из копии письма В.Н. Рубцова. 

В начале 1920-х молодой красноармеец сражался с бандами, терроризировавшими население Слободской Украины. В 1922 году в составе своей части Никанор Рубцов прибыл в город Харьков, ставший впоследствии для нашего земляка второй Родиной. После демобилизации в 1924 году Никанор Рубцов принял решение остаться в Харькове, где он устроился работать на пивной завод № 2. На этом предприятии Никанор Трофимович проработал более 16 лет, к началу Великой Отечественной войны он был бригадиром одного из цехов 2-го харьковского пивзавода.

Харьков во времена НЭПа. Конец 1920-х - начало 1930-х годов.

Как и многие харьковские рабочие, Рубцов состоял в городском отряде МПВО (местной противовоздушной обороны). С началом войны эти формирования были переведены на казарменное положение. Бойцы местной ПВО дежурили по ночам во время налётов вражеской авиации, тушили немецкие зажигательные авиабомбы, ловили лазутчиков и диверсантов. В октябре 1941 года с подходом к городу войск вермахта Никанор Трофимович вместе с другими харьковчанами ушёл в действующую армию.

К сожалению, точных сведений о боевом пути нашего Героя с момента эвакуации его из Харькова и до декабря 1942 года не найдено. Зимой 1941-1942г.г. Никанор Рубцов в течение нескольких месяцев проходил обучение по своей новой военно-учетной специальности (ВУС) № 6 – «артиллерист мелкокалиберной артиллерии  (до 50-мм, всех частей, кроме танков, автобронемашин и зенитной артиллерии)».

Из письма Виктора Рубцова известно, что его отец «с начала 1942 года находился в действующей армии. Участвовал в боях на Воронежском направлении, под Сталинградом, под Курском и Белгородом…».

Действительно, 304-я стрелковая дивизия, в составе которой в декабре 1942 года воевал под Сталинградом артиллерист 378-го истребительного противотанкового дивизиона сержант Никанор Рубцов, летом 1942-го отходила с боями из района к югу от Харькова в большую излучину Дона. Майское наступление Красной Армии под Харьковом оказалось неудачным…

38-я армия Юго-Западного фронта оставила оборонительные рубежи на реках Оскол и Айдар. 304-я стрелковая дивизия этой армии отступала из района города Ровеньки нынешней Белгородской области в общем направлении на Кантемировку – Богучар. Конечно, не таким печальным представлял своё возвращение в родные места Никанор Рубцов…

Немецкие танковые части, наступая на юго-восток вдоль течения Дона, 9 июля захватили Кантемировку, и быстро продвигались в направлении станции Чертково. Создалась явная угроза окружения частей 28-й, 38-й и 9-й армий Юго-Западного фронта, не успевавших выйти к донским переправам.

Частям 304-й стрелковой дивизии было приказано совместно с 9-й гвардейской и 199-й стрелковыми дивизиями прикрыть образовавшуюся брешь на участке юго-восточнее Кантемировки. Стрелковые полки 304-й дивизии с приданной им противотанковой артиллерией заняли позиции в районе населенных пунктов Радченского района Воронежской области – села Лебединка, хуторов Новоникольск, Копани, Плесцо, Фридрих Энгельс. Но силы были слишком неравны… Командование 38-й армией приказало дивизиям прорываться на юго-восток в район станицы Боковская. Немцы еще не создали сплошного фронта окружения, между моторизированными колоннами наступавшего противника образовались большие разрывы. Пользуясь этим, сильно поредевшие части 304-й стрелковой дивизии к 17 июля вышли к Дону у города Серафимовича.

С 17-го июля 1942 года и до начала ноябрьской наступательной операции под Сталинградом (кодовое название «Уран») 304-я стрелковая дивизия участвует в боях местного значения на правом «фланге» Сталинградского сражения. Не давая спокойной жизни немцам, затем сменившим их итальянцам и румынам, части 304-й стрелковой дивизии в июле вели бои за тет-де-пон у Серафимовича, затем участвовали в августовской наступательной операции, итогом которой стало расширение плацдарма на правом берегу Дона.

Широкую известность среди зарубежных историков, прежде всего итальянских, получил бой у хутора Избушенский современной Волгоградской области. Итальянский кавалерийский полк «Savoia Cavalleria» 24 августа 1942 года атаковал в конном строю позиции одного из стрелковых полков 304-й стрелковой дивизии. Итальянские военные историки считают тот бой у Избушенского примером боевой доблести 8-й итальянской армии. Наши историки - отдельным эпизодом великого сражения на Волге. Что же случилось ранним утром 24 августа? Кавалерийской атакой итальянцам удалось сбить стрелков 304-й дивизии с занимаемых ими позиций, нанеся дивизии большие потери. Это подтверждают и советские архивные документы. Но если рассматривать тот бой с точки зрения общей картины событий августа 1942 года у Серафимовича, то успех итальянской кавалерии в отдельно взятом бою был скорее тактическим. Стратегически же советскому командованию удалось расширить плацдарм, и сковать в том районе значительные силы противника, и не дать перебросить их для использования в решающих боях за Сталинград.

В атаке итальянская кавалерия

В октябре 304-я стрелковая дивизия была передана в подчинение 65-й армии П.И. Батова, и заняла позиции на правобережном плацдарме в районе станицы Клетской. Как вспоминал впоследствии командарм 65-ой: «…Клетский плацдарм держали части 304-й и 27-й гвардейской дивизий. Они глубоко зарылись в землю. Передний край протянулся по низине, заросшей редкими кустами вербы. Впереди, подобно крепостям, возвышались занятые противником высоты. В свете ракет поблескивали их крутые меловые скаты. Слева угрожающе навис над нашими позициями крупный узел сопротивления Логовский, в центре и чуть правее высота 135,0 и Мело-Клетский. За ними, в глубине вражеской обороны, в направлении к Ореховскому, опять шли сильно укрепленные высоты. Противник готовил этот рубеж в течение полутора месяцев. Плацдарм наш был невелик до пяти километров глубиной и примерно столько же по фронту. Этот «пятачок» во всех направлениях простреливался неприятельским огнем…».

Положение частей 304-й стрелковой дивизии 65-й Армии на Клетском плацдарме на 27.10.1942г.

И этого небольшого «пятачка» земли части 304-й стрелковой дивизии 19 ноября 1942 года начали прорыв казавшейся неприступной вражеской обороны. Наступление на клетском направлении шло очень тяжело, противник ожесточенно сопротивлялся, при первой возможности контратаковал пехотой и танками. Оказалось, что в том районе у немцев было преимущество по танкам, примерно в соотношении 2:1 в их пользу. Истребительному противотанковому дивизиону Никанора Рубцова пришлось отразить немало танковых атак врага. По воспоминаниям П.И. Батова, «только за первые пять дней наступления дивизии В. С. Глебова, С. П. Меркулова (304-я сд – прим. С.Э.) и И. А. Макаренко подбили, подожгли и захватили 114 танков, главным образом при отражении контратак. Одна эта цифра говорит о том, сколь напряженные бои развернулись в излучине Дона. Ноябрьское наступление вовсе не представляло собой триумфального шествия, хотя именно такой взгляд сложился в широкой массе советских людей под впечатлением действительно триумфального итога».

Продолжение следует…

+2
566
1

В долгу перед павшими. 

Четверть века назад в октябре 1994 года в Богучарской районной газете "Сельская новь" вышла статья Николая Томинова, одного из зачинателей поискового движения в Богучарском районе. Автор, увы ушедший из жизни, в своей статье "В долгу перед павшими" поднял очень важные вопросы, многие из которых актуальны и сегодня. В первую очередь, о прерванной связи поколений, и о нашей памяти.

Мы решили о публиковать выдержки из этой статьи, чтобы каждый подумал - а изменилось ли что-то спустя 25 лет? Читаем и делаем выводы...

На снимке Н.Ф. Томинов

«… Вообще мы очень много говорим трескучих фраз о долге и памяти, особенно к датам, но мало что делаем реального для их подтверждения. Нам бы поучиться без спеси умению помнить у наших бывших противников – итальянцев, немцев… Они и через 50 лет нашли погибших даже на чужой земле, и хотя бы прах их вернулся на Родину. А мы на своей земле стали Иванами – непомнящими, экономим деньги на том, на чем грех экономить.

Ведь и мы не вечны, и наш прах соединится с прахом земли, останется ли память о нас в душах и сердцах потомков? Пример, который мы подаем нашим детям, заставляет усомниться в этом.

Я вспоминаю, как начинали мы, горстка энтузиастов, поисковое дело. С открытия места падения ИЛ-2 в районе села Поповка, в километрах 15 от города. Начавшиеся раскопки были прерваны личным распоряжением тогдашнего председателя райисполкома И.П. Шикулы, у нас были крупные неприятности с органами по поводу несанкционированного энтузиазма и неосвященного властью уважения к павшим. А ценные реликвии с погибшего самолета, среди них и личные вещи летчика, пропали с места раскопок бесследно. На многие десятилетия имя летчика оставалось неизвестным. Лишь спустя время удалось нам установить по свидетельским показаниям, по данным архивов имя погибшего – Иван Долбилин. Увы, мать сына оплакала без вести пропавшим.

Странное это слово, пропал без вести. Скоро выйдет из печати Книга памяти, где напротив многих фамилий стоит этот скорбный гриф. Вот уж воистину, «умирал солдат известным, умер – неизвестным…». Их так много, белеющих костями по обрушенным окопам, в безымянных бугорках, могилах у дорог и околиц. Кому-то могилой стало илистое дно какой-нибудь реки, как тем танкистам, что покоятся на дне Богучарки.

Пока еще живы те, кто может указать эти места, чтобы исполнили мы свой долг перед павшими. Во главе работ по установлению истины должен бы стать районный совет ветеранов, у которого достало бы времени помочь работе небольшой группе энтузиастов.

Этого не случилось, оставшиеся в живых ветераны забыли о павших. Не активизировались в поисковом деле школы. Вот и говорим потом о патриотическом воспитании, о потерянной связи отцов и детей.

Обидно. За себя, бьющегося как безвоздушном пространстве. Но больше за них, безымянных, не пожалевших ради исполнения долга перед Родиной самого дорогого – жизни, и ставших вдруг безымянными на своей земле.

Когда же мы отдадим свой долг павшим, мы, живущие на отвоеванной ими земле? Нет в казне денег на эту работу – давайте как в старину – шапку по кругу, ведь в каждой семье есть свои солдаты Великой Отечественной войны, живые или павшие. Создадим фонд памяти, дадим, кто столько может, и под народным контролем доведем дело до конца, закроем черные пятна, оставленные войной".

Н.Томинов г.Богучар.

+2
383
1

Воспоминания строителя узкоколейки. Часть 3

"... К вечеру мы пришли на место. Весь кантемировский  лагерь разбили на 9 лагерей по 400-500 человек для строительства новой железной дороги — узкоколейки.Там были немцы, итальянцы и наши продажные шкуры, от которых мы больше всего страдали. В этом лагере я совсем ослаб. Заболел кровяным поносом, где был положен в лазарет. Что такое лазарет? По-русски – это вроде санчасти. Хорошего там ничего мы не видели, только не ходили на работу.

Советские военнопленные на строительстве железной дороги. Ноябрь 1942г. Место съемки точно неизвестно. Источник: http://waralbum.ru/

Помощи никакой не давали. Если пойдешь к врачу, а врач русский, из нашего брата, то он тебя изобьет и проводит на работу, а какой из меня работник, когда я оправлялся под себя и ничего не чувствовал. Был декабрь месяц 42 года. Морозы доходили до 30 градусов, а я раздетый. Попросил у Василия Ивановича шинель. Он мне дал. Не проходило ни одного часа, чтобы я не плакал. А почему? Потому что с вечеру ляжешь с другом спать вместе, а утром он уже мертв, и его как собаку раздевают и бросают в общую яму.

Я все плакал и вспоминал своих родителей, потому что не надеялся я повидаться с родителями. Однажды переводчик всех оставшихся по состоянию здоровья заставил петь песни. Разве нам до песен? И вот один наш пленный сибиряк запел песенку.

Бродяга:

Глухой неведомой тайгою,

Сибирской дальней стороной

Бежал бродяга с Сахалина

Звериной узкою тропой.

Шумит бушует непогода

Далек, далек Бродяге путь.

Укрой тайга его глухая,

Бродяга хочет отдохнуть.

Там далеко за синим морем

Оставил Родину свою,

Оставил мать свою старушку,

Детей, красавицу-жену.

Когда умру, когда скончаюсь

Заплачем маменька моя,

Жена найдет себе другого

А мать сыночка никогда...

И вот, когда сибиряк закончил песню, моя душа не могла вынести такого удара, как последние слова, чтобы не заплакать, не мог себя успокоить до самого вечера, пока не заснул. И вот, в один день я почувствовал себя еще хуже, ходить не мог. В этот день приходит В.И. и говорит: «Давай мне шинель, я сейчас ухожу из этого лагеря, а куда – неизвестно». Отобрали 100 чел. И повели. 

Я стал его просить, чтобы он остался, потому что наша судьба неизвестна, а мы будем жить до последнего, может, кто останется живым, придет домой и расскажет родителям о нашем «счастье». Но он не соглашался. Стал просить я со слезами, как только не просил – все равно не соглашался. Забрал у меня шинель и пошел в строй. Хоть я и раздетый и больной, а все равно пошел тоже в этот строй, чтобы не разбиться нам. Но в виду моего такого состояния выгнали из строя. Я снова стал просить его и опять не согласился. В.И. ушел. 

Расстроенный, со зла на В.И. Иванова, придя в лазарет, и не мог никак успокоить себя. Что в эти дни было со мной – не могу даже описать. Ну, думаю себе, если он так поступил, то пусть ему будет, еще хуже меня, а я останусь жив, приду домой, быть может, и с ним повстречаюсь, то все напомню, не скрывая ничего.

Через несколько дней всех нас, больных, раздетых, перевели в другой лагерь, и там я повстречался с одним другом, с которым учился вместе в Сталинграде – школе ФЗО, и стали с ним жить как братья.

Здоровье мое падало к низу, но в этом лагере не смотрели, больной ли ты, раздетый, все равно гнали на работу. Наконец-то я слег, на работу уже не стали водить, но и отдыха не давали - все равно работали внутри лагеря.

Однажды подходит ко мне полицай и говорит: покажите свои ботинки. Правда, ботинки у меня были хорошие английские, полученные еще в части. Потом он повел меня в сарай и сказал: «Снимайте их». Я стал его просить. Как только не просил: и господин полицейский, и дорогой «спаситель», чуть ли не целовал его ноги. Просьба моя ни к чему не привела хорошему. Полицай приказал снять, а сам куда-то пошел. Я воспользовался этим случаем, его уходом, и тоже хотел идти в сарай, но он увидел. Догоняя меня, в руках с колом, и ударил так, что я не мог устоять на ногах. Притащил к сапожнику и сорвали с ног ... мои ботинки, а дали мне совсем маленькие...

Стал ходить я босиком. Увидя (меня) дней через несколько, комендант лагеря, высокий жирный немец, через переводчика спросил, почему я так хожу. Я не стал ничего скрывать, а стал говорить так, как это было. Комендант вызвал полицая, спрашивал его о ботинках, но он совершенно отказался и говорит: - Я его в первый раз вижу. 

А переводчик — это не человек, а собака, да притом их было двое, не отличаемые друг от друга по характеру. Переводчик приказал сбросить с меня рваный пиджачок и посадить на лед, а по льду пустить воду на два часа. А через два часа приду я, сказал переводчик, и если не признаешься, куда дел ботинки, будет тебе капут. Сижу на льду плачу, прощаюсь с белым светом и родителями и всеми своими родными. Я два дня тому назад видел, как эти сволочи раздели одного нашего парня наголо, пытавшего убежать из лагеря, и стали поливать холодной водой, а как били, я еще не видел в жизни, чтобы били так скотину и домашних животных. И к вечеру он скончался. Вот думаю и нажился я на свете.

Через 2 часа приходит переводчик и стал спрашивать об этих ботинках. Я говорил опять это же, он стал сапогом бить в бок, я не знаю, как это остались ребра целы. Бил так, что дыхание захватывало, а после приказал идти в сарай. По пути на стежке стояли три полицая. Дошел я до них.

Первый ударил палкой по шее, и я упал на корявый лед, где порезал себе обе руки. Из рук льется кровь, но она не похожа на нее. Не успел я встать, как бах в ухо второй и третий полицай, - я снова повалился. Они пошли в лагерь, я вскочил со слезами и побежал в лазарет. Больше так жить невыносимо было. И мы с Мишей решили жить или умереть, но больше в этих лагерях не жить.

В одну темную ночь мы решили вылезти из проволоки, но нам не удалось. Один ряд пролезли, а ко второму только стали подходить, пришел на смену «русскому» «воину» немец. Почему я так написал «русский» «воин» в кавычках, потому что он не русский, он продался за кусок хлеба немцам. Охрана улучшилась. Мы решили вернуться. Днем рассмотрели все подробно, где и как действовать и на вторую ночь решили бежать. Все препятствия были взяты, но убежать не могли, потому что увидела нас охрана и забрала. Но нам почему-то повезло, нас впустили снова в лагерь, правда, дали хороших «гостинцев», но никому не было заявлено, поймали нас не немцы, а украинцы. Охрану увеличили. Снова мы стали видеть эту муку. Заедают нас вши, морят голодом, немцы бьют, продавшиеся немцам хохлы бьют, на работе не стой, а кушать, к-у-ш-а-т-ь... не да-ют...

Что делать?

В одно утро рано нас подняли на работу. А как делают подъем? Приходят полицейские человека 4, с хорошими дубинами, становятся у ворот. Два человека заходят в дверь, противоположные другим дверям, и начинают без одного слова бить как баранов, спящих нас. Все с испугом вскакиваем и в другие двери, как стадо овец, спешим выскочить, а в этих дверях стояли еще два полицая и бьют нас с криками: «Русь, быстрей выскакивай».

Как здесь не станет обидно на них, подумайте себе, что такое продажная шкура из нашего брата.

В этот день большинство не могли встать на ноги, потому что вчерашний день был сильный дождь, а мы раздетые, голодные работали, не выпрямляя спины и не бросая кирки из рук с утра до вечера. А если станешь отдохнуть, то подбегает наша продажная шкура и бьет прикладом по спине.

И вот в этот день промерзшие, вымокшие до нитки, мы легли спать в холодном сарае, было это дело в декабре месяце 1942 года, на утро ударил мороз, и у нас все позастыло. Не могли большинство, в том числе и я, встать на ноги. Встанешь только тогда, когда ухватишься за столб или сарай, т. е. за стенку, но идти все равно никто не мог. А полицаи все равно бьют и кричат: «Русь, быстрей!» На карачках лезем, а все же выходим.

Такая жизнь продолжалась у нас еще с полмесяца. Мы стали видеть свои самолеты, прилетающие на задания. Сколько было слез от радости, по-моему каждый по ведру выпустил.

Все оживились. А может быть, останемся живыми? Каждый об этом молил бога.

Метров 700-800 от нас находился немецкий продовольственный склад. Стало быть, наша разведка действовала так, как подобает разведке.

Была ночь. Мы все спали. Сквозь сон мы слышим шум авиационных моторов.

−Моторы! Наши! - заговорили мы. Немцы в это время охрану усилили.

Шум моторов подошел к нам, и мы услышали свист бомб. Они падали прямо в склад, а мы каждый хотел, чтобы хоть одна упала к нам, этим самым и разбежимся, но ни одна не попала.

На утро немцы нас подняли, опять таким подъемом, и погнали назад. Повели нас к узкоколейной железной дороге, посадили в вагоны, и в час по чайной ложке двигались назад. Вагоны без крыш, окон. Сквозняку полно. Привезли нас в самый последний лагерь, где я получил шомпольные удары, и выгрузили.

На снимке эшелон с пленными красноармейцами. Дата и место съёмки неизвестны. Источник: 

http://waralbum.ru/

Я и мой друг Миша были слабы, а я совсем без памяти. Просыпаюсь утром, почти никого нет, одни больные кругом меня лежат, а по рассказам оставшихся здесь, остальных в 12:00 ночи угнали немцы. Выхожу я на улицу. День был солнечный и морозный. А по селу ходят наши освободители - воины РККА, движутся наши регулярные части Красной Армии.

Да здравствует наша освободительница из немецкого ярма, Красная Армия! Слава нашим Воинам! Слава нашему мудрому полководцу Маршалу Советского Союза И.В. Сталину!

Какие были радости, сколько пролито радостных слез, в общем, о своей радости не могу и писать. Да, теперь и я остался жив, и снова пойду на защиту своей любимой Родине и буду мстить за все свои муки, за все издевательства, за все разрушенное немцами в нашей стране. День освобождения меня из немецкого плена есть — 23 декабря 1942 года…".

+1
421
2

Воспоминания строителя узкоколейки.Часть 2.


"... Что делалось внутри лагеря? Ввиду голода – было воровство, убивание друг друга и т.д. и т.п.

Однажды при построении на отправку в другой лагерь я потерял своего друга бывшего помкомвзвода сержанта Голубова[1]. Здесь мы с Селеверстовым совсем поникли, потому что Голубов попадается третий раз к немцам, и он прошёл и знал кой чего. А мы первый раз и всё боялись. Теперь надо действовать самим. В одно время мы решили не поспать ночь, а стремиться попасть или на работу или совсем в отправку в другой лагерь. Утром, хотя я и был 101-ым, но, всё же решился или погибнуть, или куда-нибудь попасть, но только из этого лагеря вырваться. Саша побоялся перебежать в эту сотню, потому что здесь ходил немец с кинжалом в руках, пыряя каждому, кто только отклонялся от строя в сторону на 1 метр, да притом ещё на привязи водил собаку, которая по приказу фрица, бросается на человека, валяет с ног и грызёт до смерти.

Лагерь военнопленных "Миллеровская яма".  Источник: http://southklad.ru/

Хоть я был и 101-ым, но как-то мне сошло благополучно. Попал я не в отправку, а на работу. Работали при аэродроме, день прошел хорошо. Даже в лагерь я принес с собой хлеба. И так вернувшись в лагерь, я стал разыскивать Сашу. Но найти не мог... ... Иду выбирать себе логово, где можно будет переспать. Остался я совершенно один. Думки у меня пошли глубокие и все о доме, о своих - папе, маме и бабушке. Спрашивается, полегчает ли от этого или нет, но я не мог никак, ни на одну секунду забыть о них, всё время стоят в голове. А ночью снится, как мама с бабушкой готовят кушать, приглашают завтракать и т.д. и т.п. Обо всем описать я не могу. На другой день иду снова «покупать» кушать. Подошёл к одному. Я не обращал взглядом на него, больше всего на кашу, сваренную из горелого зерна, стал спрашивать цену и попросил у него покушать. Когда взглянул в лицо, то узнал, что это земляк, но точно ещё не могу определить. Стал спрашивать, вернее говорю ему:

- Вы не с Сталинградской области?

- Да! – отвечает он.

- Городищенского района?

- Да!

- С Вертячего?

- Да!

- Не Иванов[2] ли Вы? – спрашиваю его.

Он сразу глаза вставил и смотрит на меня, не зная, что делать, и не может узнать. Тогда я ему говорю свою фамилию и инициалы. Узнали друг друга, он приглашает меня на своё местечко, кусочек земли, где стал он на эту ночь. По дороге он мне рассказал, что он здесь не один, а с Крымцевым Фёдором Ивановичем[3]. Приходим на место. Я здороваюсь с Ф.И., он смотрит и не узнаёт. Тогда мы сели и сидим, разговариваем по мелочам. Иванов приглашает меня кушать, а Ф.И. смотрит и думает: нам самим кушать нечего, а он еще приглашает какого-то. Тогда В.И. объяснил ему, кто такой я. Он бросился ко мне, поцеловались, и он заплакал, потому что его сын в моих годах, и ему жалко сделалось. Вот так я нашёл ещё двух земляков. Пожили мы вместе дней 7 и снова разбились. Ф.И. у нас совсем заболел. Мы ходили на работу, и вот в один день нас отсчитали и повели не на работу, а на отправку в лагерь соседний. Ф.И. остался в Миллерово один.

Посадили нас в эшелон и повезли. Долго мы думали о Ф.И., но что могли сделать и жалко, а вернуться обратно нельзя. Нас привезли на ст. Кантемировка. И там был лагерь такой же, только народу меньше и кушать давали побольше. А что давали? Дохлые лошади привозились в лагерь, где заставляли обдирать и варить в общем котле, а совместно с водой варили сою. И здесь палочная дисциплина. 

Лагерь военнопленных в Кантемировке. Лето 1942г. 

Источник: РГАКФД, Оп. 2, № 36, сн. 2

Не обидно было, когда бьет немец, но когда наш брат проберется в полицаи, на кухню поваром или дровопалом, и начинает кричать, бить, это значит, выслуживает себе чин. Кто они такие? Украинцы, грузины, узбеки, татары и др. национальности. Были и русские, но сколько я прошел лагерей, встречались очень мало. Жизнь протекала так же, как и в Миллеровском лагере. В этом лагере нас стали заедать вши. Вывести их было нельзя, потому что, выше указанные полицаи, получили приказ от немецкого командования запрещать всем военнопленным уничтожать этих паразитов. Если заметит полицай военнопленного во время уничтожения вшей, то избивали палками до полусмерти, после не оказывали никакой помощи. Вот однажды стали отбирать 100 человек в отправку, неизвестно куда, где попали и мы с В.И., а как попали? Очень просто. Получили ударов по 10 от полицая и попали.

1 сентября 1942 г. весь день шел дождь, и этот день нас вели уже итальянцы. К вечеру мы пришли на место, где и узнали, что будем находиться у итальянцев. Этот день я пострадал, потому что в одной гимнастерке, да и та уже вся в дырах, а шинель проел за полбуханки хлеба, одному Ивану-шоферу, который изменил Родине и пошел служить в немецкую армию.

Во время нашего движения, 30 км, мы могли подбить, что и покушать, и на одном отдыхе нам итальянцы дали кушать, по 400 гр. хлеба и по 100 гр. сыра. На этом отдыхе жители несли нам, что могли – и покушать и одеться, а итальянцы даже благодарили жителей, в тот день я получил пиджачок.

Настала жизнь у итальянцев. Спали мы в свинарнике, правда там было чисто и делали дезинфекцию. Кормили нас хорошо. Кушали солдатский итальянский паёк, правда немного меньше, но и этим мы были довольны. Комендант лагеря приказал всем полицаям не трогать на одного военнопленного, даже запрещал и пальцем ударить. Ходили на работу в поле убирать хлеб, где давали молоко, не считая пайка. Пойдёшь работать на дорогу - там всегда конвоиры- итальянские солдаты, наказывали жителям, что бы несли нам кушать, что может, даже иной раз сам пойдёт по хатам и говорит: «Матка, давай комарадам мончарэ[4]».

Русские пленные возвращаются с работы, район п.Кантемировка Воронежской области. Фото итальянского солдата Карло Манфрини (Carlo Manfrini). Источник: 

http://riowang.blogspot.com/

Немцев итальянцы очень боялись, если придет немец в село, где находятся итальянцы, то сейчас же их выселял и запрещал брать вроде жиров что-то у жителей, а сам творил что хотел. Такая жизнь продолжалась у меня с В.И. до 15 сентября 1942г.

В лагере было всего 450 человек. 15 сентября нас 100 человек построили, посадили на машины и отвезли обратно в Кантемировку, где жизнь началась опять немецкая - палочная. До 22 сентября я проработал на конюшне у немцев, там тоже неплохо жили, но не сравнить с итальянской жизнью. 27 сентября весь лагерь стали куда-то перегонять по железной дороге и вот мы стали сгружаться на одной станции, где я от власовца получил 4 розги винтовочным шомполом, кто бы знал, как это надо всё переживать, да притом никому не скажи, а скажешь - голову снесут..."


[1] Предположительно, Голубев Василий Павлович, 1921г.р., уроженец Орджоникидзевского (ныне Ставропольского) края, однополчанин автора дневника. Служил в 1105 артполку РГК 62-й армии, согласно донесению штаба 62-й армии пропал без вести 07.08.1942г. (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

[2] Предположительно Иванов Василий Иванович, 1901г.р., уроженец х.Вертячий Сталинградской области, земляк автора дневника. Погиб в плену 10.12.1944г. в г.Луккенвальде Германия (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 977529, Дело 25).

[3] Крымцев Фёдор Иванович, 1903 г.р., красноармеец, уроженец х.Вертячий Сталинградской области, землякавтора дневника.Согласно Книги Памяти Волгоградской области считается пропавшим без вести в марте 1943г.

[4] da mangiare (итал.) – кушать.

0
402
5

Воспоминания  строителя узкоколейки. Часть 1

В Государственной архиве Волгоградской области хранится уникальный документ – «Дневник Телешева Н.Ф.»[1]. Ввели этот документ в научный оборот в 2015 году не исследователи с историками, как можно было предположить, а обычные школьники из города-героя Волгограда: Чилингаров Артур и Корнеева Ирина. Вместе со своим наставником – учителем истории и естествознания МОУ «Средняя школа № 129 Советского района Волгограда» Карюкиной Натальей Александровной, ребята участвовали в общероссийском школьном конкурсе «Человек в истории. Россия — ХХ век». Итогом участия в конкурсе стал материал-исследование «И напоследок попросил не осуждать…»[2] о фронтовой судьбе уроженца хутора Вертячий Сталинградской области Николая Телешева. Так что, нельзя назвать ребят обычными, чтобы «поднять» и исследовать такую тему, нужно знать и по-настоящему интересоваться историей родного края. За что огромное спасибо их наставнику Наталье Александровне! Роль педагога в таких исследованиях очень и очень велика!

В начале августа 1942 года 19-летний сержант 1105-го артиллерийского полка Резерва Главного Командования (РГК) 62-й армии Николай Фёдорович Телешев оказался в немецком плену. Его 1105-й артполк попал в окружение на западном берегу Дона недалеко от города Калача-на-Дону – совсем рядом от родных мест Николая. Согласно донесению о потерях 62-й армии сержант Николай Фёдорович Телешев пропал без вести 07.08.1942 года в районе балки Силкиной Калачевского района Сталинградской области (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

Четыре с половиной месяца Николай находился в плену: сумел выжить в страшной «Миллеровской яме», в лагере военнопленных в Кантемировке, в других подобных лагерях на юге Воронежской и севере Ростовской областей - названий и номеров этих лагерей Николай Телешев просто не мог знать и запомнить. Вместе с товарищами по несчастью – голодный, почти без одежды, избиваемый охранниками - с киркой в руках строил узкоколейную железную дорогу для нужд немецких и итальянских оккупантов.

Воспоминания Телешева о пребывании в плену очень тяжело читать – становится понятно, через какие испытания пришлось пройти тем, кто осенью и зимой 1942 года тянул узкоколейные ветки к донским берегам…

Это первые встретившиеся воспоминания непосредственного участника строительства полевых железных дорог в большой излучине Дона.

Дневник Телешева начинается с описания первого в плену:

«…И что я увидел хорошего? Как только нас немцы взяли в свои руки, во-первых – обыскали, где взяли у меня 800 руб., бумажник с документами и сахар, а потом повели в село Плесистово[3]. Вот перед нами село. Что мы видим? Немцы тащат свиней на свою кухню, женщин из хат выгнали и не разрешали входить. В селе крик, плач и стон.

Ведут нас немцы в сад. В саду: разбитая немецкими самолётами наша артиллерия, и вместе с тягой, конями и там же лежат наши братья, склонившие головы за Родину. Невыносимый воздух. На душе у меня одна мысль – вот и нажился на свете. Немцы заставили копать ямы, через 8 часов всё было сделано, и немцы заставили убирать лошадей. Ой! Как к ним приступить. Разорванные пополам, раскиданы кусками мяса по саду, где требуха, где что, а какой запах, но он стоит на горке и только, знай, зевает: «Ай, русь! Давай, давай – арбайтеншлен, шнель», и направляет пулемёт на нас. Постянули мы всех лошадей, стали зарывать. Без слов подбегает фриц и начинает нас утюжить прикладом, а второй стоит и смеется, вроде того доволен он этим. С горем пополам растолковали за что, вроде все делали хорошо, а получилось плохо. Оказывается, он думал куда, вернее, где похоронить тут наших убитых солдат. И додумал. Стаскивать в эту же яму. Вот видите, что такое немец? Отказаться мы не имели право, потому что он кричит: «Русь, арбайтеншлен», показывает на винтовку, и добавляет - «Капут». Хоть на душе и грустно, и жалко своего брата, а что могли сделать.

Повели нас в лагерь. Пока до лагеря дошли, нас он собрал до 10000 человек. Кушать уже 8 сутки и в рот ничего не брали. Что делалось дорогой? Если один пленный побежит за куском хлеба, выносимые жителями села, то его убивают совместно с жительницей, если пить воду – то же самое.

Колонна советских военнопленных на дороге западнее Сталинграда. Лето 1942г.

Источник: http://waralbum.ru

Однажды проходя мимо речки, он, немец, но не подумайте, что один, если я выразился, он – немец, сделал привал, а почему? Потому что, подъехала к нему походная кухня и стали они кушать. Этим моментом мы кинулись к воде. Какие результаты?

Больше чем 300 человек он расстрелял, а остальных вернули. Идем дальше. В поле нам встретился колодец. Стали их просить, что бы разрешили по глотку воды. Разрешили. А почему это так смягчились они, потому что сами захотели попить.

Вытаскивает немец ведро воды и становит на землю и пробормотал: «Русь сольдатен! Цвей минутен унд васир капут». Подумайте, Вы себе, мои читатели, разве можно столько народу, за 20 минут и одним ведром напоить всех, а? Никак нет.

Каждый утомился, хочет каплю воды в рот взять, и двинулись все к ведру. Немец снял автомат и на пол-метра стал расстреливать, кто пытался попить.

Таких событий не могу и описать. Привели нас в лагерь. Лагерь помещался на открытом небе в овраге[4], где нас находилось до 100000 человек, за ст. Миллерово. Этот путь совершался вместе с Селеверстовым Александром[5] – моим другом, земляком.

Лагерь военнопленных "Миллеровская яма", август 1942г. Источник: https://bundesarchiv.de

Что видели мы в этом лагере? Как только настаёт утро, выспавшиеся и накушавшиеся немцы, идут брать рабочую силу, для налаживания, в расположении их воинской части, порядка. И что получается? Голодные, опухшие, озверелые - все мы кидаемся, как бы попасть на работу. А на работе обязательно подобьёшь, со стороны жителей, да и найдётся какой-нибудь ганс добрый и подаст нам по куску заплесневелого хлеба. И этому мы были рады. Как только идти снова в лагерь, каждый старается что-нибудь захватить с собой. Если нет ничего из кушанья - мы берём дров и несём с собой в лагерь...

... Кормили нас один раз в сутки. Что давали? Воды по кружке кипяченой, где попадалась рожь, наполовину уже горелая, и то, если два-три зерна попадётся, то хорошо, а иной раз не было ничего. Давали ещё по 50 гр. хлеба. От такого кормления по утрам лежало сотни трупов, умерших с голоду. Но не успел ещё покончить той или иной товарищ свою жизнь, его раздевали наголо, и подходили евреи, таская трупы в одну яму.

Как проживали евреи? Находились они не с нами, а вместе наверху с пулемётчиками-немцами, кормили их через сутки, на работу не брали. Прохладной утренней зарёй раздевали их наголо по пояс и заставляли таскать трупы. Без охраны никуда не пускались. Находились старики и дети, женщины и мужчины от 80-летнего возраста до грудного ребёнка. Режим один и тот же. Какая была охрана нашего лагеря? Через каждые 50 м. пулемёт, стоит пулемёт, у него 3-4 немца, следующий пулемёт – стоят уже итальянцы, так это было кругом нашего лагеря...".

Продолжение следует...


[1] ГАВО, Фонд 3296, Опись 1, Дело 114.

[2] http://edition.vogazeta.ru/ivo/info/14803.html

[3] Предположительно речь идёт о хуторе Плесистовский Суровикинского района Волгоградской области.

[4] Лагерь ДУЛАГ-125 располагался в долине реки Глубокой, южнее города Миллерово Ростовской области.

[5] Селеверстов Александр Васильевич, красноармеец, уроженец х.Вертячий Сталинградской области, земляк и однополчанин автора дневника. Служил в 1105 артполку РГК 62-й армии, согласно донесению штаба 62-й армии пропал без вести 07.08.1942г. (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

0
378
0

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!
Наступающий год 75-летия Великой Победы во Второй мировой войне, в Великой Отечественной войне, в России пройдёт как Год памяти и славы. И нам нужно вместе сделать всё необходимое, чтобы наполнить его живым содержанием, искренним, выразительным и запоминающимся, в принципе исключить формальный, равнодушный подход к организации мероприятий, где бы они ни проходили: имею в виду и крупные города, и небольшие населённые пункты, в сельской местности. Везде, везде есть свои герои Великой Отечественной войны – фронтовики и труженики тыла. Именно им нужно уделить самое высокое, пристальное сердечное внимание и заботу. Руководители регионов и уж тем более главы муниципалитетов обязаны знать нужды каждого ветерана, реагировать на их просьбы максимально чутко и в приоритетном порядке.
Особое внимание – работе, связанной с сохранением памяти о Великой Отечественной войне и о её героях. Говорю об обновлении музейных экспозиций и проведении специальных выставок, акций, научно-практических конференций, в том числе о системном введении в научный оборот архивных документов, о том, чтобы они были доступны для граждан, в том числе с помощью современных цифровых технологий и информационных платформ.
Органы власти на местах должны держать на постоянном контроле вопросы благоустройства воинских мемориалов. Неукоснительное соблюдение установленных законодательством норм обследования и постановки на учёт вновь выявляемых братских захоронений тоже должно быть одним из приоритетов.
Не менее важно активно поддерживать соответствующие общественные инициативы, содействовать поисковикам, волонтёрам, краеведам, просто энтузиастам, людям, которые увлекаются этим и отдают этому делу свою душу, время, годы своей жизни – всем, кто не лозунгами, а делом занимается патриотическим воспитанием молодёжи, помогает подросткам, детям впитать ценности любви к Отечеству, понять, что значит Родина для человека и гражданина и почему нужно её беречь. Речь действительно о просветительской миссии, в основе которой всегда были и остаются личный пример, искренние поступки и значимые, достойные, понятные всем результаты.
Это необходимо учесть при разработке и новой программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации». Текущая госпрограмма завершается в 2020 году, и я прошу Министерство просвещения совместно с Минобрнауки, Минкультуры, другими заинтересованными ведомствами и профильными общественными организациями не затягивать работу по подготовке нового документа.
Продуманная, созвучная восприятию современной молодёжи и, главное, честная патриотическая повестка должна укреплять в новых поколениях проверенные самой жизнью базовые ценности, которые отражают наши традиции, национальную идентичность, весь исторический путь России с её испытаниями и триумфами.
И здесь, конечно, особая роль принадлежит Великой Отечественной войне. Она оставила глубочайший след в судьбах народов Советского Союза и в судьбах народов Российской Федерации, неотделима от истории каждой российской семьи. Именно это лежит в основе того, что мы делали и будем делать, а именно защищать правду историческую, защищать имена наших героев.
Попытки искажения этой исторической правды не прекращаются. К ним подключились не только наследники пособников нацистов. Теперь дело дошло до некоторых вполне респектабельных международных институтов и европейских структур.
Вы знаете наверняка, что недавняя резолюция Европейского парламента поставила фактически на одну доску и нацистских агрессоров, и Советский Союз. Чуть ли не обвиняют СССР наряду с нацистской Германией в развязывании Второй мировой войны. Как будто забыли, кто напал на Польшу первого сентября 1939 года и на Советский Союз 22 июня в 1941-м.
А тех, кто пытается спорить с такой ни на чём реально не основанной, беспардонной ложью, заранее обвиняют в «информационной войне против демократической Европы», это цитата.
Наш ответ на ложь – это правда. Мы продолжим рассказывать о событиях, фактах Великой Отечественной войны, раскрывать и публиковать архивные материалы во всей их полноте. А то складывается впечатление, что некоторые наши оппоненты то ли читать, то ли писать не умеют, глаз у них нет, как будто не знают ничего.
А мы будем рассказывать об этом, в том числе и о победах и поражениях Красной армии, о трагической судьбе наших пленных, о мужестве подпольщиков и позоре коллаборационистов, о трагедии Холокоста и преступлениях против мирных жителей, о бесчинствах националистов – приспешников Гитлера.
Убеждён: в истории нет и не может быть «невыгодных», «неудобных» страниц. Она нужна в совокупности, как единое целое, и для нас, и для будущих поколений, что особенно важно, причём без всяких прикрас и изъянов.
Память и гордость должны объединять нас, делать сильнее, помогать молодым людям в полной мере осознать свою сопричастность Родине, великим делам своих предков, ответственность за будущее России. Именно это и должно стать главным духовным смыслом Года памяти и славы. А главным делом, повторю, – реальная, конкретная поддержка, забота о ветеранах.
Давайте обсудим всё это. Слово Татьяне Алексеевне Голиковой. Пожалуйста".

Полностью со стенограммой заседания можно ознакомиться на сайте Президента РФ:

http://kremlin.ru/events/president/news/62293

0
264
0

Представляем Вашему вниманию интересный материал-исследование поисковика из Вологодчины Ивана Александровича Дьякова. Материал очень нужный и во многом объясняет различные "напонятки" и нестыковки в паспортах воинских захоронений времен ВОВ. Согласно утвержденной Федеральной целевой программы (ФЦП) «Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019 - 2024 годы" работа по уточнению паспортов братских захоронений будет проводиться и на территории Воронежской области. Надеюсь, что и в нашем Богучарском районе. Ведь в паспортах полный кавардак...

"Сразу же после окончания Великой Отечественной войны в СССР начинается работа по учету и содержанию воинских захоронений. 

Выходит Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с «О взятии на учет воинских захоронений, о благоустройстве и сохранении братских могил и захоронений бойцов и командиров Красной Армии, партизан и партизанок Великой Отечественной войны». Согласно Постановлению, необходимо было в срок до 1 июня 1946 года местным советам депутатов, военным отделам комитетов ВКП (б) и военным комиссариатам организовать и провести учет всех воинских захоронений, как братских, так и одиночных на своих территориях по районам и областям.
На местах составляются описания захоронений с приложением фотографий могил и данных похороненных воинов в трех экземплярах. Один экземпляр оставался в местном совете, второй в военном комиссариате, третий передавался в Центральный архив Министерства Обороны.
Первая паспортизация воинских захоронений была проведена на основании Постановления Совета Министров РСФСР №373 от 28 мая 1949 года. Воинские захоронения согласно пункту №13 «Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР» вошли в категорию «Исторические памятники», и, соответственно, паспорта захоронений, составленные областными и районными отделами культурно-просветительной работы, были выполнены на бланке с названием «Паспорт исторического памятника (не здания)».
Совет Министров РСФСР
Постановление
от 28 мая 1949 г. N 373
«Об утверждении Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР».
В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 14 октября 1948 г. №3898 «О мерах улучшения охраны памятников культуры» Совет Министров РСФСР постановляет:
1. Утвердить представленную Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР Инструкцию о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР, согласно Приложению.
2. Разрешить Комитету по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР провести в 1949 году паспортизацию археологических и исторических памятников.
3. Обязать Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) провести необходимые мероприятия, обеспечивающие надлежащую постановку учета, регистрации и содержание археологических и исторических памятников;
б) представить к 1 ноября 1949 г. Совету Министров РСФСР государственные списки археологических и исторических памятников.
Председатель Совета Министров РСФСР Б. Черноусов.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР И. Падежнов.
Приложение к Постановлению
Совета Министров РСФСР от 28 мая 1949 г. N 373
Инструкция
О порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР.
III. Общие положения
§ 1 Археологические и исторические памятники, находящиеся на территории РСФСР и имеющие научное и историческое значение, являются неприкосновенным всенародным достоянием и состоят под охраной государства.
§ 2 Охрана памятников археологии и истории, а также надзор за их содержанием возлагается на Советы Министров автономных республик, исполнительные комитеты краевых, областных, городских, районных и сельских Советов депутатов трудящихся.
Руководство и контроль за постановкой дела учета, охраны, реставрации и использования археологических и исторических памятников на территории РСФСР осуществляется Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 3 Ведение списков археологических и исторических памятников, подлежащих государственному учету и охране, производится Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и его местными органами.
§ 4 Первичным мероприятием по учету памятников археологии и истории является проверка их на месте и занесение в государственные регистрационные списки, подлежащие утверждению соответствующими органами, согласно § 6 настоящей Инструкции.
Список памятников составляется по форме: № п/п Наименование памятника Краткое описание памятника, дата, сохранность На чьей территории или в чьем пользовании находится памятник Адрес
§ 5 Первичный учет памятников археологии и истории, а также всю практическую работу по охране, надзору за содержанием памятников осуществляют краевые, областные и городские городов республиканского (РСФСР) подчинения отделы культурно-просветительной работы, управления по делам культурно-просветительных учреждений при Советах Министров автономных республик и, под их руководством, районные и городские отделы культурно-просветительной работы.
§ 6 Списки археологических и исторических памятников, имеющих общесоюзное значение, вносятся Советом Министров РСФСР совместно с Президиумом Академии наук СССР на утверждение Совета Министров СССР.
Списки памятников, имеющих республиканское значение, утверждаются Советом Министров РСФСР по представлению Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 7 Местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР составляют на каждый подлежащий охране археологический и исторический памятник паспорт по форме, установленной Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
Паспорт составляется в 2 экземплярах, из них: один хранится в краевом, областном, городском городов республиканского (РСФСР) подчинения отделе культурно-просветительной работы или управлении по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров автономных республик, а другой направляется для хранения в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
II. Учет и охрана археологических памятников
§ 8 Учету и охране подлежат следующие памятники археологии: древние курганы, городища, свайные постройки, остатки древних стоянок и селищ, остатки древних городов,
земляные валы, рвы, следы оросительных каналов и дорог, древние кладбища, могильники, могилы, древние намогильные сооружения, дольмены, менгиры, кромлехи,
каменные бабы и пр., древние рисунки и надписи, высеченные на камнях и скалах,
места находок костей ископаемых животных (мамонтов, носорогов и пр.), а также находимые древние предметы.
§ 9 Археологические разведки и раскопки на территории РСФСР могут производиться лишь специалистами-археологами в соответствии с разрешениями («Открытыми листами»), выдаваемыми Академией наук СССР.
Разрешения («Открытые листы») на разведки и раскопки археологических памятников регистрируются в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 10 Учреждения и организации, получившие разрешение на производство разведок и раскопок археологического памятника, обязаны от начала до окончания производства работ принимать надлежащие меры к охране памятника от разрушения и расхищения (установление сторожевых постов и др.), а после окончания работ засыпать раскопанные участки или, в случае необходимости, законсервировать и оградить древние сооружения.
Контроль за проведением этих мероприятий осуществляется местными органами Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР в соответствии с § 5 настоящей Инструкции.
§ 11 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты местных Советов депутатов трудящихся, на территории которых имеются археологические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за тем, чтобы археологические разведки и раскопки производились исключительно лицами, имеющими на то право в соответствии с полученными ими разрешениями («Открытыми листами»);
б) не допускать использования в качестве строительного материала, а также распашки или разрытия в каких-либо хозяйственных целях археологических памятников (например: остатков древних городов, городищ, курганов, могильников и проч.);
в) установить вокруг археологических памятников охранные зоны в зависимости от размера и значения памятников, которые должны оставаться неприкосновенными;
г) решительно пресекать самовольные раскопки и другие действия, влекущие разрушение археологических памятников.
§ 12 Все находки древних монет в кладах должны передаваться Академии наук СССР.
Древние предметы, случайно найденные на территории археологических памятников, подлежат сдаче в местные музеи.
Прием упомянутых кладов и древних предметов производится исполкомами сельских или районных Советов по месту нахождения этих кладов и предметов и оформляется приемосдаточным актом за подписями сдатчика и представителя исполкома.
В приемосдаточном акте указывается перечень и краткая характеристика сданных предметов.
III. Учет и охрана исторических памятников
§ 13 Учету и охране подлежат следующие исторические памятники: сооружения и места, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народов СССР, революционным движением, гражданской и Великой Отечественной войнами, социалистическим строительством; памятники мемориального значения, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся государственных и политических деятелей, народных героев и знаменитых деятелей науки, искусства и техники, их могилы; памятники истории техники, военного дела, хозяйства и быта.
§ 14 Все исторические памятники в отношении их использования разделяются на три группы:
а) памятники, не могущие быть использованными в практических целях (окопы, рвы, валы, обелиски, руины исторических зданий, памятники истории техники и др.);
б) памятники, могущие быть использованными, но исключительно под научные и музейно-показательные учреждения с сохранением их исторического облика, обстановки и внутреннего убранства (мемориальные дома, усадьбы и проч.);
в) памятники, могущие быть использованными в хозяйственных целях без ущерба для их сохранности и без нарушения их исторической ценности (мемориальные здания, комплексы исторических зданий, отдельные помещения и проч.).
§ 15 Окопы, рвы, валы и другие земляные сооружения исторического значения охраняются по типу памятников археологии. Работы по ремонту и реставрации этих памятников осуществляют специалисты военно-инженерного дела.
Исторические памятники (обелиски, надгробья, братские могилы и прочие), воздвигнутые в местах общественного пользования, охраняются органами благоустройства местных Советов депутатов трудящихся.
Громоздкие машины или предметы оборудования, транспорта и пр., имеющие историческое значение, охраняются предприятиями, на территории которых они находятся.
§ 16 Пользование историческими памятниками-зданиями в научных и хозяйственных целях допускается на условиях, устанавливаемых Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и оформляется особыми «Охранно-арендными договорами» или «Охранными обязательствами».
§ 17 Исторические памятники-здания, не находящиеся на балансе предприятий, учреждений и организаций, передаются в их пользование по «Охранно-арендным договорам» краевыми, областными исполкомами, Советами Министров автономных республик и горисполкомами городов республиканского (РСФСР) подчинения через местные органы (отделы и управления) Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 18 Предприятия, учреждения и организации, использующие внесенные в государственные регистрационные списки исторические памятники-здания, находящиеся на их балансе, выдают местным органам Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР «Охранные обязательства», предусматривающие проведение ремонта и реставрацию зданий за счет этих предприятий, учреждений и организаций, а также содержание памятников в надлежащем санитарном, техническом и противопожарном состоянии.
§ 19 В соответствии с п. 9 Положения об охране памятников культуры, утвержденного Советом Министров СССР от 14 октября 1948 г. N 3898, изменение, переделка, перемещение и снос исторических памятников, застройка территории памятников запрещаются без особого каждый раз разрешения:
а) Совета Министров СССР — в отношении памятников общесоюзного значения;
б) Совета Министров РСФСР — в отношении памятников республиканского значения.
§ 20 Исторические памятники, искаженные или поврежденные в процессе их хозяйственного использования, подлежат восстановлению в их первоначальном виде (реставрации) за счет учреждений и организаций, использующих эти памятники, по проектам, утвержденным Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР или его местными органами.
§ 21 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся, на территории которых находятся исторические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за содержанием в сохранности и охраной исторических памятников, находящихся в пользовании предприятий, учреждений и организаций,
в соответствии с заключенными с ними «Охранно-арендными договорами» и «Охранными обязательствами»;
б) принимать надлежащие меры по охране и содержанию (ремонт и реставрация) исторических памятников, взятых на учет, но не состоящих в пользовании предприятий, учреждений и организаций по «Охранно-арендным договорам» или по «Охранным обязательствам»;
в) установить вокруг исторических памятников соответствующие охранные зоны.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР
И. Падежнов».

На практике работа по учету воинских захоронений и уходу за ними на местах не везде велась добросовестно и правильно. Это явилось поводом для появления 28 сентября 1954 года Директивы заместителя Министра Обороны Союза ССР Маршала Советского Союза Василевского А.М. №02/740. В Директиве отмечается, что «проверкой состояния могил советских воинов и партизан, павших в период Великой Отечественной войны, проведенной в ряде областей, установлены факты нетерпимого, а в отдельных случаях преступного отношения к памяти советских воинов. Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с о благоустройстве могил воинов Красной Армии и партизан и о надзоре за их состоянием выполняется неудовлетворительно. Многие могилы погибших солдат, сержантов и офицеров находятся в запущенном состоянии, не имеют памятников, не огорожены. До сих пор имеются братские и индивидуальные могилы, не взятые на учет, местные власти не знают, кто похоронен в этих могилах. Контроль за благоустройством могил советских воинов не организован».
Предписывалось военным комиссарам и начальникам военных гарнизонов на территории своих областей исправить данную ситуацию.
Что положение дел порой было совсем безобразным, подтверждает письмо инвалида Отечественной войны 2 группы Пластинина Александра Сергеевича Секретарю Вологодского районного комитета КПСС, датированное 26 июня 1956 года (орфография сохранена). Ветеран три года призывал власти обратить внимание на воинское захоронение у дер. Дитятьево, где похоронены умершие в ЭГ №2309 в пос. Молочное Вологодского района 187 воинов Красной Армии, в том числе Герой Советского Союза Уткин Илья Никифорович.
«Тов. Секретарь. Не смотря на неоднократно мною подымался вопрос по следующему поводу. У нас внедалеке — «Белое», от пос. Молочное 1,5км напротив ваших дач. Там схоронены 280 бойцов и офицеров, павших от ран при защите СССР в период 41—44 годов. К стыду общественности, все это забыли, и на том сровненном месте ездят машины, и ходит скот. Необходимо теперь же почтить павших за Родину, поставить обелиск и огородить это место».
Кроме этого еще большей проблемой являлось отсутствие информации о том, кто похоронен в данных могилах и, соответственно, имена воинов оставались не увековеченными на плитах и памятниках воинских захоронений. Вот как описана эта ситуация в Директиве Оргмобуправления Штаба Ленинградского военного округа №4/832 от 17 марта 1965 года:
«В период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, а также в последующие годы в силу некоторых обстоятельств своевременно не были оформлены памятники и надписи на братских и одиночных могилах советских воинов и партизан, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В послевоенный период местные советские органы с помощью общественных организаций провели большую работу по приведению в порядок воинских кладбищ, одиночных и братских могил, но много могил по-прежнему остались безымянными. Основной причиной является то, что городские и районные военные комиссариаты в ряде случаев не имеют списков воинов, захороненных в братских и одиночных могилах, расположенных на территории района, города».
Решить эту проблему была призвана Директива Генерального штаба №322.
«Директива Генерального штаба ВС СССР N 322/10310 от 4 марта 1965 года.
В целях завершения работы по увековечению имен воинов, павших в боях за Родину, и оформлению могил прошу дать указания военным комиссариатам провести следующую работу:
1. Районным и городским военным комиссарам по извещениям, полученным из воинских частей, лечебных и других учреждений, составить карточки на военнослужащих и партизан Отечественной войны, погибших в боях и умерших от ран. Заполненные карточки выслать к 30.06.65 г. в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты.
2. Республиканским, краевым и областным военным комиссарам полученные карточки разослать к 30.07.65 г. соответственно местам захоронения в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты для последующей рассылки в районные и городские военные комиссариаты.
Карточки на военнослужащих, погибших, умерших от ран и захороненных на территории зарубежных стран, высылать на рядовой и сержантский состав в Управление укомплектования и службы войск ГШ, на офицерский состав в ГУК МО СССР.
3. Районным и городским военным комиссарам по карточкам уточнить имена погибших, останки которых были перезахоронены в братские могилы, и сообщить их местным органам власти для занесения на памятники.
Надписи на памятниках воспроизводить согласно ст. 149 и 150 «Наставления по персональному учету безвозвратных потерь личного состава Советской Армии в военное время». (Приказ ВМ СССР N 0135-51 г.).
Пояснение по составлению карточек:
1. Карточки составляются на офицерский, старшинский, сержантский и рядовой состав СА и ВМФ, войск МВД и ГБ, партизан ВОВ 1941—45 гг., воспитанников в/частей, рабочих и служащих, состоявших в на работе в частях действующей армии — погибших в боях, умерших от ран и заболеваний, полученных на фронте, а так же на погибших, тела которых оставлены на поле боя, сгоревших в танках, и самолетах, утонувших при форсировании водных преград, погибших от прямого попадания снаряда (бомбы), если в извещении указан населенный пункт боевых действий части.
2. Основанием к заполнению карточки служит извещение, полученное из воинской части, лечебного учреждения, штаба партизанского отряда и центральных органов, занимающихся учетом персональных потерь.
3. Карточки не составляются на погибших и умерших воинов, в извещениях которых не указано место похорон, на пропавших без вести, если в извещениях не указан район боевых действий части.
4. Заполнение карточки производится в одном экземпляре, с полным указанием данных на погибшего. Заполненные карточки подписываются военкомом и скрепляются гербовой печатью.
5. Наименование населенного пункта, района, области указывать, как в извещении.
При рассылке карточек придерживаться нового территориального деления СССР.
6. В карточке указывать полные Ф.И. О. одного из прямых родственников и его последний адрес.
Если родственники умерли или выбыли в другой район, указать об этом.
7. Полученные карточки от республиканских, краевых, областных военных комиссариатов в рай(гор) военкомате хранить на правах секретных документов и в удобном расположении (алфавиту, местам захоронения и т.д.) для текущей справочной работы. При составлении списков карточки можно уничтожить установленным порядком.
Согласно Директиве, карточки составлялись на основе Извещений о гибели (похоронок), поступивших в военные комиссариаты по месту жительства погибших, и рассылались для составления списков и занесения на памятники по местам гибели, указанным в Извещениях.
Как мы видим, в эти карточки не попали: воины, извещения о гибели которых пришли напрямую в семьи, минуя военные комиссариаты; воины, в извещениях которых не указано место похорон; воины, пропавшие без вести, если в извещении которых не указан район боевых действий воинской части».

«Добавили неразберихи в составление списков начавшиеся в 50—60 годы и продолжившиеся в последующие годы перезахоронения советских солдат из одиночных и братских могил на специально отведенные воинские кладбища.
В результате, не установив имена похороненных воинов в первичном месте захоронения, их, как безымянных, перенесли в другое место, еще более запутав и осложнив ситуацию с идентификацией. При этом на местности с первичных мест захоронений надмогильные сооружения и мемориальные знаки убирались. Это также осложняет попытки в дальнейшем восстановить ход событий по привязкам, указанным в боевых документах.
По результатам перезахоронения должен был составляться Акт о перезахоронении.
Вот пример такого документа. Но есть вопросы: как можно за четыре часа, указанные в Акте, эксгумировать 157 человек и потом уложить их всех в четыре гроба?
При проведении паспортизации и учета воинских захоронений производилось их фотографирование. Предписывалось сделать снимки общего вида спереди, общего вида сбоку, снимки надмогильных сооружений, снимки обелисков, памятников и скульптур. В делах вологодских военных комиссариатов есть документы, говорящие о том, что такое фотографирование проводилось по крайней мере в 1947, 1961 и 1971 годах, и один экземпляр фотоснимков отправлялся в областной военный комиссариат. Эти фотографии ценны тем, что позволяют понять, как выглядели воинские захоронения ранее до ремонтов, реконструкций и переносов, уточнить количество могил и даже по попавшим в кадр надписям на могильных табличках установить имена.
В 1990 году предпринимается еще одна попытка навести порядок в организации учета воинских захоронений, в работе по их содержанию и благоустройству. 27 июня выходит Директива Министра обороны СССР №Д-35 «О проведении паспортизации воинских захоронений и улучшении контроля за их состоянием». К ней два приложения. Это — «Указания о порядке проведения паспортизации воинских захоронений» и форма «Учетной карточки воинского захоронения». В Примечании 1 Приложения 1 записано: «Лица, проводящие паспортизацию, обязаны принять все меры для установления личности погребенных в захоронениях». Предписывалось провести паспортизацию силами местных органов власти и представителей воинских частей, чаще всего это военные комиссариаты. Сами паспорта — учетные карточки уже этой единой формы были составлены лишь к концу 1992 года. Паспорта, которым присваивался порядковый номер с кодом региона, должны были храниться по одному экземпляру в Военно-мемориальном центре Вооруженных Сил РФ и областном или республиканском военном комиссариате.
14 января 1993 года вступает в силу Закон РФ от №4292—1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», согласно которого обязанности по учету, паспортизации и содержанию воинских захоронений теперь законодательно были возложены на местные органы власти и управления. Кому, как не им знать, что находится на их территории и в каком состоянии.
На самом же деле работа снова эта была проведена не полностью. Часть воинских захоронений не была паспортизирована, списки захороненных воинов не уточнены и не дополнены. В результате при замене к очередному юбилею плит с именами, ошибки в написании фамилий и инициалов так и перекочевали в том же виде со старых памятников. С годами ситуация мало изменилась, и паспортизация так и не была завершена.
В подтверждение этого — выписка из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 22 января 2010 года №2К (704) «О результатах контрольного мероприятия «Тематическая проверка эффективности расходования средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов на проведение военно-мемориальной работы в Российской Федерации».
«3. Организация государственного учета, паспортизации, содержания и благоустройства воинских захоронений, находящихся на территории Российской Федерации и на территориях других государств.
Ресурсопотребность и ресурсообеспеченность проводимых мероприятий.
3.1. Организация и ведение государственного учета, содержание и благоустройство воинских захоронений в соответствии с Законом Российской Федерации от 14 января 1993 года №4292—1 на территории Российской Федерации возложены на местные органы власти и управления, а на территориях других государств — на представительства Российской Федерации. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.
Полномочия по организации централизованного учета и паспортизации воинских захоронений, в том числе и захоронений, расположенных на территориях других государств, возложены на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти (Минобороны России).
Проверка показала, что в организации учета воинских захоронений, их содержании и благоустройстве должный порядок не наведен, в том числе из-за серьезных упущений в руководстве и координации этой работой со стороны уполномоченного федерального органа исполнительной власти.
Проверкой СКВО установлено, что учетные данные о количестве воинских захоронений в субъектах Российской Федерации по месту дислокации войск военного округа, особенно по Ставропольскому краю и Республике Дагестан, в военных комиссариатах, органах местного самоуправления, военно-мемориальной службе существенно различались, и расхождения составляли от 2823 до 4686 захоронений.
3.2. Должным образом не были налажены централизованный учет и паспортизация воинских захоронений Минобороны России как уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, порядок которых определен приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 апреля 1993 года №185 «О мерах по исполнению Закона Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» в армии и на флоте» и директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 28 марта 2001 года № ДГШ-7 «О мерах по обеспечению органами военного управления мероприятий поисковых работ, проводимых в рамках Вахт памяти».
В соответствии с вышеназванным приказом командующие войсками военных округов и флотами обязаны были принять меры по завершению к 1 января 1994 года паспортизации воинских захоронений (начата на основании директивы Министра обороны №35 в 1990 году) и передаче учетных карточек, составленных по ранее установленной форме, в Историко-архивный и Военно-мемориальный центр Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Однако проверка показала, что принятые меры были недостаточно эффективными, так как централизованный учет и паспортизация воинских захоронений не завершена не только в установленный срок, но и по состоянию на 1 января 2010 года.
3.3. В целом по имеющейся в Управлении Минобороны России информации количество воинских захоронений и захороненных в них защитников Отечества характеризуется следующими показателями:
(Таблицу см. в источнике).
Анализ приведенных данных свидетельствуют о том, что более 16,7 тыс. воинских захоронений (35,4% от всех состоящих на учете) не паспортизированы, в том числе на территории России — 5,6 тыс. захоронений, а за рубежом — 11,1 тыс. захоронений.
Количество числящихся по учету паспортизированных воинских захоронений — 30527, в них захоронено 7051541 человек, в том числе неизвестных — 4549666 человек.
По данным паспортизации наибольшее количество неизвестных захоронено на территориях Республики Адыгея (57,5%), Кабардино-Балкарской Республики (53,7%), Карачаево-Черкесской Республики (54,0%), Ставропольского края (81,9%), Хабаровского края (69,2%), Московской области (69,8%), Псковской области (73,7%), Смоленской области (50,1%), Читинской области (75,3%), Еврейской автономной области (78,2%), Украины (65,1%); Белоруссии (82,9%), Казахстана (71,3%), Узбекистана (51,1%), Молдавии (100,0%), Австрии (86,4%), Венгрии (70,7%), Германии (76,9%), Люксембурга (97,2%), Норвегии (79,2%), Польши (84,4%), Румынии (89,1%), Словакии (87,5%), Франции (82,6%), Швеции (98,4%), Монголии (93,4 процента).
Кроме того, отсутствовала информация о количестве захоронений и захороненных на территориях ряда областей Украины (Днепропетровской, Донецкой, Житомирской, Кировоградской, Луганской, Львовской, Полтавской), Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.
Анализ имеющихся в Управлении Минобороны России сведений показал, что отдельные их показатели не соответствовали данным, полученным Минобороны России от субъектов и представительств Российской Федерации.
Так, по данным учетных карточек, поступивших в Минобороны России из субъектов Российской Федерации, количество воинских захоронений и погребенных в них защитников Отечества составило соответственно 19044 объекта и 3,1 млн. человек, в то время как по учету местных органов власти числятся 24650 объектов, в которых захоронено 3,9 млн. человек.
Наиболее существенные расхождения в количестве захоронений и захороненных (от 2 до 53 раз) имеются: (в разах)
Название субъектов Российской Федерации Расхождения в количестве захоронений Расхождения в количестве захороненных
Республика Калмыкия 2,7 2,2
Республика Мордовия 3,6 0
Республика Тува 8,7 8,7
Удмуртская Республика 7,5 1,1
Республика Саха (Якутия) 4,5 0,97
Красноярский край 7,6 2,7
Астраханская область 3,0 9,4
Ивановская область 2,1 1,2
Кемеровская область 2,2 2,0
Костромская область 1,1 3,5
Курганская область 2,3 3,4
Мурманская область 1,2 3,5
Пермский край 4,8 1,2
Томская область 4,0 53,0
Значительные расхождения в учетных данных местных органов управления и представительств Российской Федерации и данных проведенной Минобороны России паспортизации имелись по странам ближнего и дальнего зарубежья.
По сведениям Минобороны России, российские воинские захоронения имеются на территории 49 государств ближнего и дальнего зарубежья. Всего известно 22631 место захоронения, из них паспортизированы 11483 объекта, что составляет 50,7 процента.
Наибольшее количество непаспортизированных объектов находится в Германии (из 3500 воинских захоронений паспортизированы только 950), в странах Балтии (из 801 мемориального объекта учетные карточки имеются только на 13 захоронений), а также на территории Украины (паспортизированы только 975 воинских захоронений из имеющихся 7673).
Наличие значительных расхождений в учете захоронений и захороненных лиц подтверждает отсутствие должной скоординированности действий органов и организаций, задействованных в осуществлении учета и паспортизации воинских захоронений.
В Минобороны России не организован контроль и не определены правовые меры реагирования по фактам вандализма и осквернения могил советских воинов, имевшим место на территориях иностранных государств (Румыния, Эстония, Украина, Венгрия и др.)».
Таким образом, на начало 2010 года не было паспортизировано 16754 советских воинских захоронений, в том числе на территории Российской Федерации — 5606.
В действительности цифра эта намного больше. В данные, предоставленные органами местного самоуправления, не вошли могилы и кладбища, находящиеся в отдалении от населенных пунктов, как правило, заброшенные, никак необозначенные на местности, отыскать сейчас которые на практике очень сложно. В качестве примера: разбросанные по лесам, по берегам ручьев и рек госпитальные и медсанбатовские кладбища близ деревень Смердыня, Кондуя, Зенино Тосненского района Ленинградской области.
Учитывая, что предпринятые ранее меры по государственному учету воинских захоронений оказались недостаточно эффективными, к 70-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне в стране проводится еще одна паспортизация.
Перечень поручений Президента РФ по итогам 34-го заседания Российского организационного комитета «Победа», состоявшегося 12 июля 2013 года. Подписано: 02 августа 2013 года.
Поручение № Пр-1831, п.3б.
Высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации обеспечить проведение паспортизации (в том числе обновление ранее оформленных паспортов) воинских захоронений.
Организация: Органы исполнительной власти субъектов РФ.
Ответственные: Руководители органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Срок исполнения: 1 января 2015 года.
Так появляются Учетные карточки воинских захоронений 2014 года, по форме точно такие же, как и 1992 года. И любой желающий может убедиться, насколько добросовестно и полно была проведена эта работа.
А тот, кто непосредственно занимается этой проблемой у себя в регионах, понимает, что работа по постановке на учет и паспортизации воинских захоронений еще очень далека от завершения.
Иван Дьяков».

0
2242
1

Акт о злодеяниях немецких оккупантов в Богучарском районе Воронежской области. Составлен районной комиссией 10.01.1943г.

Для справки: в 1943 году в состав Богучарского района входила территория нынешних сельских поселений: Залиманского, Филоновского, Поповского, Луговского, Твердохлебовского, Подколодновского. И город Богучар, конечно.

0
401
1

Не первый раз уже поисковый отряд "Память" разыскивает родственников советских воинов, уроженцев села Журавка Богучарского района. Несколько дней назад к командиру отряда Новикову Николаю Львовичу обратился Горняков Виктор Михайлович - наш коллега поисковик из г.Севска Брянской области.

Будучи на кладбище советских воинов в восточно-германском городе Цвиккау, Виктор Михайлович увидел плиту с фамилией - Картузов и именем Егор. Найдя несколько персональных карточек этого солдата и сопоставив их информацию, Горняков установил, что на кладбище в г.Цвиккау захоронен наш земляк Гарбузов Егор Фёдорович, 1907 года рождения, уроженец села Журавка Богучарского района Воронежской области.

Из немецких документов известно, что Егор Фёдорович попал в плен в сентябре 1941 года под городом Глухов Сумской области Украины. Был угнан на территорию Германии, и находился в лагере для военнопленных шталаг IV B. Умер 29 декабря 1941 года и захоронен в немецком городе Цвиккау.

Жену воина звали Гарбузова Марфа Степановна. Проживала она в донском селе Журавка. 

Воин Гарбузов Егор Фёдорович по данным Богучарской Книги Памяти числится пропавшим без вести в январе 1943 года! Указано, что погиб на реке Дон. 

Вероятно, произошла путаница с другим Егором Гарбузовым, тоже из села Журавка, который в числе юных "донских добровольцев" в декабре 1942 года в составе 1-й стрелковой дивизии освобождал Богучарский район от итало-немецких войск и погиб в первые дни наступления.

Виктор Горняков просит откликнуться родственников солдата Гарбузова Егора Фёдоровича!

Обращаться просим:

- к командиру Богучарского поискового отряда "Память" Новикову Николаю Львовичу (п.Дубрава Богучарского района) по т.+7(47366)47112.

- в селе Журавка - к Пащенко Михаилу Фёдоровичу, нашему добровольному помощнику.

- на сайт Богучарского поискового отряда.


0
514
3

Добрый день. Я ищу место захоронения моего дедушки. Бралин Нургожа, призван с Оренбурской обл, Беляевского р-он, село Буранчи, (призван с Беляевского рвк) захоронен село Журавушка., Воронежской области, скажите. можете ли вы как-то уточнить эту информацию и указать (показать) место захоронения?

sazda57@yandex.ru

0
247
0

Добрый день. Я ищу место захоронения моего дедушки. Бралин Нургожа, призван с Оренбурской обл, Беляевского р-он, село Буранчи, (призван с Беляевского рвк) захоронен село Журавушка., Воронежской области, скажите. можете ли вы как-то уточнить эту информацию и указать (показать) место захоронения?

0
255
0
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 Последняя
Показаны 1-20 из 116