Никто не забыт...

Воспоминания строителя узкоколейки. Часть 3

"... К вечеру мы пришли на место. Весь кантемировский  лагерь разбили на 9 лагерей по 400-500 человек для строительства новой железной дороги — узкоколейки.Там были немцы, итальянцы и наши продажные шкуры, от которых мы больше всего страдали. В этом лагере я совсем ослаб. Заболел кровяным поносом, где был положен в лазарет. Что такое лазарет? По-русски – это вроде санчасти. Хорошего там ничего мы не видели, только не ходили на работу.

Советские военнопленные на строительстве железной дороги. Ноябрь 1942г. Место съемки точно неизвестно. Источник: http://waralbum.ru/

Помощи никакой не давали. Если пойдешь к врачу, а врач русский, из нашего брата, то он тебя изобьет и проводит на работу, а какой из меня работник, когда я оправлялся под себя и ничего не чувствовал. Был декабрь месяц 42 года. Морозы доходили до 30 градусов, а я раздетый. Попросил у Василия Ивановича шинель. Он мне дал. Не проходило ни одного часа, чтобы я не плакал. А почему? Потому что с вечеру ляжешь с другом спать вместе, а утром он уже мертв, и его как собаку раздевают и бросают в общую яму.

Я все плакал и вспоминал своих родителей, потому что не надеялся я повидаться с родителями. Однажды переводчик всех оставшихся по состоянию здоровья заставил петь песни. Разве нам до песен? И вот один наш пленный сибиряк запел песенку.

Бродяга:

Глухой неведомой тайгою,

Сибирской дальней стороной

Бежал бродяга с Сахалина

Звериной узкою тропой.

Шумит бушует непогода

Далек, далек Бродяге путь.

Укрой тайга его глухая,

Бродяга хочет отдохнуть.

Там далеко за синим морем

Оставил Родину свою,

Оставил мать свою старушку,

Детей, красавицу-жену.

Когда умру, когда скончаюсь

Заплачем маменька моя,

Жена найдет себе другого

А мать сыночка никогда...

И вот, когда сибиряк закончил песню, моя душа не могла вынести такого удара, как последние слова, чтобы не заплакать, не мог себя успокоить до самого вечера, пока не заснул. И вот, в один день я почувствовал себя еще хуже, ходить не мог. В этот день приходит В.И. и говорит: «Давай мне шинель, я сейчас ухожу из этого лагеря, а куда – неизвестно». Отобрали 100 чел. И повели. 

Я стал его просить, чтобы он остался, потому что наша судьба неизвестна, а мы будем жить до последнего, может, кто останется живым, придет домой и расскажет родителям о нашем «счастье». Но он не соглашался. Стал просить я со слезами, как только не просил – все равно не соглашался. Забрал у меня шинель и пошел в строй. Хоть я и раздетый и больной, а все равно пошел тоже в этот строй, чтобы не разбиться нам. Но в виду моего такого состояния выгнали из строя. Я снова стал просить его и опять не согласился. В.И. ушел. 

Расстроенный, со зла на В.И. Иванова, придя в лазарет, и не мог никак успокоить себя. Что в эти дни было со мной – не могу даже описать. Ну, думаю себе, если он так поступил, то пусть ему будет, еще хуже меня, а я останусь жив, приду домой, быть может, и с ним повстречаюсь, то все напомню, не скрывая ничего.

Через несколько дней всех нас, больных, раздетых, перевели в другой лагерь, и там я повстречался с одним другом, с которым учился вместе в Сталинграде – школе ФЗО, и стали с ним жить как братья.

Здоровье мое падало к низу, но в этом лагере не смотрели, больной ли ты, раздетый, все равно гнали на работу. Наконец-то я слег, на работу уже не стали водить, но и отдыха не давали - все равно работали внутри лагеря.

Однажды подходит ко мне полицай и говорит: покажите свои ботинки. Правда, ботинки у меня были хорошие английские, полученные еще в части. Потом он повел меня в сарай и сказал: «Снимайте их». Я стал его просить. Как только не просил: и господин полицейский, и дорогой «спаситель», чуть ли не целовал его ноги. Просьба моя ни к чему не привела хорошему. Полицай приказал снять, а сам куда-то пошел. Я воспользовался этим случаем, его уходом, и тоже хотел идти в сарай, но он увидел. Догоняя меня, в руках с колом, и ударил так, что я не мог устоять на ногах. Притащил к сапожнику и сорвали с ног ... мои ботинки, а дали мне совсем маленькие...

Стал ходить я босиком. Увидя (меня) дней через несколько, комендант лагеря, высокий жирный немец, через переводчика спросил, почему я так хожу. Я не стал ничего скрывать, а стал говорить так, как это было. Комендант вызвал полицая, спрашивал его о ботинках, но он совершенно отказался и говорит: - Я его в первый раз вижу. 

А переводчик — это не человек, а собака, да притом их было двое, не отличаемые друг от друга по характеру. Переводчик приказал сбросить с меня рваный пиджачок и посадить на лед, а по льду пустить воду на два часа. А через два часа приду я, сказал переводчик, и если не признаешься, куда дел ботинки, будет тебе капут. Сижу на льду плачу, прощаюсь с белым светом и родителями и всеми своими родными. Я два дня тому назад видел, как эти сволочи раздели одного нашего парня наголо, пытавшего убежать из лагеря, и стали поливать холодной водой, а как били, я еще не видел в жизни, чтобы били так скотину и домашних животных. И к вечеру он скончался. Вот думаю и нажился я на свете.

Через 2 часа приходит переводчик и стал спрашивать об этих ботинках. Я говорил опять это же, он стал сапогом бить в бок, я не знаю, как это остались ребра целы. Бил так, что дыхание захватывало, а после приказал идти в сарай. По пути на стежке стояли три полицая. Дошел я до них.

Первый ударил палкой по шее, и я упал на корявый лед, где порезал себе обе руки. Из рук льется кровь, но она не похожа на нее. Не успел я встать, как бах в ухо второй и третий полицай, - я снова повалился. Они пошли в лагерь, я вскочил со слезами и побежал в лазарет. Больше так жить невыносимо было. И мы с Мишей решили жить или умереть, но больше в этих лагерях не жить.

В одну темную ночь мы решили вылезти из проволоки, но нам не удалось. Один ряд пролезли, а ко второму только стали подходить, пришел на смену «русскому» «воину» немец. Почему я так написал «русский» «воин» в кавычках, потому что он не русский, он продался за кусок хлеба немцам. Охрана улучшилась. Мы решили вернуться. Днем рассмотрели все подробно, где и как действовать и на вторую ночь решили бежать. Все препятствия были взяты, но убежать не могли, потому что увидела нас охрана и забрала. Но нам почему-то повезло, нас впустили снова в лагерь, правда, дали хороших «гостинцев», но никому не было заявлено, поймали нас не немцы, а украинцы. Охрану увеличили. Снова мы стали видеть эту муку. Заедают нас вши, морят голодом, немцы бьют, продавшиеся немцам хохлы бьют, на работе не стой, а кушать, к-у-ш-а-т-ь... не да-ют...

Что делать?

В одно утро рано нас подняли на работу. А как делают подъем? Приходят полицейские человека 4, с хорошими дубинами, становятся у ворот. Два человека заходят в дверь, противоположные другим дверям, и начинают без одного слова бить как баранов, спящих нас. Все с испугом вскакиваем и в другие двери, как стадо овец, спешим выскочить, а в этих дверях стояли еще два полицая и бьют нас с криками: «Русь, быстрей выскакивай».

Как здесь не станет обидно на них, подумайте себе, что такое продажная шкура из нашего брата.

В этот день большинство не могли встать на ноги, потому что вчерашний день был сильный дождь, а мы раздетые, голодные работали, не выпрямляя спины и не бросая кирки из рук с утра до вечера. А если станешь отдохнуть, то подбегает наша продажная шкура и бьет прикладом по спине.

И вот в этот день промерзшие, вымокшие до нитки, мы легли спать в холодном сарае, было это дело в декабре месяце 1942 года, на утро ударил мороз, и у нас все позастыло. Не могли большинство, в том числе и я, встать на ноги. Встанешь только тогда, когда ухватишься за столб или сарай, т. е. за стенку, но идти все равно никто не мог. А полицаи все равно бьют и кричат: «Русь, быстрей!» На карачках лезем, а все же выходим.

Такая жизнь продолжалась у нас еще с полмесяца. Мы стали видеть свои самолеты, прилетающие на задания. Сколько было слез от радости, по-моему каждый по ведру выпустил.

Все оживились. А может быть, останемся живыми? Каждый об этом молил бога.

Метров 700-800 от нас находился немецкий продовольственный склад. Стало быть, наша разведка действовала так, как подобает разведке.

Была ночь. Мы все спали. Сквозь сон мы слышим шум авиационных моторов.

−Моторы! Наши! - заговорили мы. Немцы в это время охрану усилили.

Шум моторов подошел к нам, и мы услышали свист бомб. Они падали прямо в склад, а мы каждый хотел, чтобы хоть одна упала к нам, этим самым и разбежимся, но ни одна не попала.

На утро немцы нас подняли, опять таким подъемом, и погнали назад. Повели нас к узкоколейной железной дороге, посадили в вагоны, и в час по чайной ложке двигались назад. Вагоны без крыш, окон. Сквозняку полно. Привезли нас в самый последний лагерь, где я получил шомпольные удары, и выгрузили.

На снимке эшелон с пленными красноармейцами. Дата и место съёмки неизвестны. Источник: 

http://waralbum.ru/

Я и мой друг Миша были слабы, а я совсем без памяти. Просыпаюсь утром, почти никого нет, одни больные кругом меня лежат, а по рассказам оставшихся здесь, остальных в 12:00 ночи угнали немцы. Выхожу я на улицу. День был солнечный и морозный. А по селу ходят наши освободители - воины РККА, движутся наши регулярные части Красной Армии.

Да здравствует наша освободительница из немецкого ярма, Красная Армия! Слава нашим Воинам! Слава нашему мудрому полководцу Маршалу Советского Союза И.В. Сталину!

Какие были радости, сколько пролито радостных слез, в общем, о своей радости не могу и писать. Да, теперь и я остался жив, и снова пойду на защиту своей любимой Родине и буду мстить за все свои муки, за все издевательства, за все разрушенное немцами в нашей стране. День освобождения меня из немецкого плена есть — 23 декабря 1942 года…".

+1
810
2

Воспоминания строителя узкоколейки.Часть 2.


"... Что делалось внутри лагеря? Ввиду голода – было воровство, убивание друг друга и т.д. и т.п.

Однажды при построении на отправку в другой лагерь я потерял своего друга бывшего помкомвзвода сержанта Голубова[1]. Здесь мы с Селеверстовым совсем поникли, потому что Голубов попадается третий раз к немцам, и он прошёл и знал кой чего. А мы первый раз и всё боялись. Теперь надо действовать самим. В одно время мы решили не поспать ночь, а стремиться попасть или на работу или совсем в отправку в другой лагерь. Утром, хотя я и был 101-ым, но, всё же решился или погибнуть, или куда-нибудь попасть, но только из этого лагеря вырваться. Саша побоялся перебежать в эту сотню, потому что здесь ходил немец с кинжалом в руках, пыряя каждому, кто только отклонялся от строя в сторону на 1 метр, да притом ещё на привязи водил собаку, которая по приказу фрица, бросается на человека, валяет с ног и грызёт до смерти.

Лагерь военнопленных "Миллеровская яма".  Источник: http://southklad.ru/

Хоть я был и 101-ым, но как-то мне сошло благополучно. Попал я не в отправку, а на работу. Работали при аэродроме, день прошел хорошо. Даже в лагерь я принес с собой хлеба. И так вернувшись в лагерь, я стал разыскивать Сашу. Но найти не мог... ... Иду выбирать себе логово, где можно будет переспать. Остался я совершенно один. Думки у меня пошли глубокие и все о доме, о своих - папе, маме и бабушке. Спрашивается, полегчает ли от этого или нет, но я не мог никак, ни на одну секунду забыть о них, всё время стоят в голове. А ночью снится, как мама с бабушкой готовят кушать, приглашают завтракать и т.д. и т.п. Обо всем описать я не могу. На другой день иду снова «покупать» кушать. Подошёл к одному. Я не обращал взглядом на него, больше всего на кашу, сваренную из горелого зерна, стал спрашивать цену и попросил у него покушать. Когда взглянул в лицо, то узнал, что это земляк, но точно ещё не могу определить. Стал спрашивать, вернее говорю ему:

- Вы не с Сталинградской области?

- Да! – отвечает он.

- Городищенского района?

- Да!

- С Вертячего?

- Да!

- Не Иванов[2] ли Вы? – спрашиваю его.

Он сразу глаза вставил и смотрит на меня, не зная, что делать, и не может узнать. Тогда я ему говорю свою фамилию и инициалы. Узнали друг друга, он приглашает меня на своё местечко, кусочек земли, где стал он на эту ночь. По дороге он мне рассказал, что он здесь не один, а с Крымцевым Фёдором Ивановичем[3]. Приходим на место. Я здороваюсь с Ф.И., он смотрит и не узнаёт. Тогда мы сели и сидим, разговариваем по мелочам. Иванов приглашает меня кушать, а Ф.И. смотрит и думает: нам самим кушать нечего, а он еще приглашает какого-то. Тогда В.И. объяснил ему, кто такой я. Он бросился ко мне, поцеловались, и он заплакал, потому что его сын в моих годах, и ему жалко сделалось. Вот так я нашёл ещё двух земляков. Пожили мы вместе дней 7 и снова разбились. Ф.И. у нас совсем заболел. Мы ходили на работу, и вот в один день нас отсчитали и повели не на работу, а на отправку в лагерь соседний. Ф.И. остался в Миллерово один.

Посадили нас в эшелон и повезли. Долго мы думали о Ф.И., но что могли сделать и жалко, а вернуться обратно нельзя. Нас привезли на ст. Кантемировка. И там был лагерь такой же, только народу меньше и кушать давали побольше. А что давали? Дохлые лошади привозились в лагерь, где заставляли обдирать и варить в общем котле, а совместно с водой варили сою. И здесь палочная дисциплина. 

Лагерь военнопленных в Кантемировке. Лето 1942г. 

Источник: РГАКФД, Оп. 2, № 36, сн. 2

Не обидно было, когда бьет немец, но когда наш брат проберется в полицаи, на кухню поваром или дровопалом, и начинает кричать, бить, это значит, выслуживает себе чин. Кто они такие? Украинцы, грузины, узбеки, татары и др. национальности. Были и русские, но сколько я прошел лагерей, встречались очень мало. Жизнь протекала так же, как и в Миллеровском лагере. В этом лагере нас стали заедать вши. Вывести их было нельзя, потому что, выше указанные полицаи, получили приказ от немецкого командования запрещать всем военнопленным уничтожать этих паразитов. Если заметит полицай военнопленного во время уничтожения вшей, то избивали палками до полусмерти, после не оказывали никакой помощи. Вот однажды стали отбирать 100 человек в отправку, неизвестно куда, где попали и мы с В.И., а как попали? Очень просто. Получили ударов по 10 от полицая и попали.

1 сентября 1942 г. весь день шел дождь, и этот день нас вели уже итальянцы. К вечеру мы пришли на место, где и узнали, что будем находиться у итальянцев. Этот день я пострадал, потому что в одной гимнастерке, да и та уже вся в дырах, а шинель проел за полбуханки хлеба, одному Ивану-шоферу, который изменил Родине и пошел служить в немецкую армию.

Во время нашего движения, 30 км, мы могли подбить, что и покушать, и на одном отдыхе нам итальянцы дали кушать, по 400 гр. хлеба и по 100 гр. сыра. На этом отдыхе жители несли нам, что могли – и покушать и одеться, а итальянцы даже благодарили жителей, в тот день я получил пиджачок.

Настала жизнь у итальянцев. Спали мы в свинарнике, правда там было чисто и делали дезинфекцию. Кормили нас хорошо. Кушали солдатский итальянский паёк, правда немного меньше, но и этим мы были довольны. Комендант лагеря приказал всем полицаям не трогать на одного военнопленного, даже запрещал и пальцем ударить. Ходили на работу в поле убирать хлеб, где давали молоко, не считая пайка. Пойдёшь работать на дорогу - там всегда конвоиры- итальянские солдаты, наказывали жителям, что бы несли нам кушать, что может, даже иной раз сам пойдёт по хатам и говорит: «Матка, давай комарадам мончарэ[4]».

Русские пленные возвращаются с работы, район п.Кантемировка Воронежской области. Фото итальянского солдата Карло Манфрини (Carlo Manfrini). Источник: 

http://riowang.blogspot.com/

Немцев итальянцы очень боялись, если придет немец в село, где находятся итальянцы, то сейчас же их выселял и запрещал брать вроде жиров что-то у жителей, а сам творил что хотел. Такая жизнь продолжалась у меня с В.И. до 15 сентября 1942г.

В лагере было всего 450 человек. 15 сентября нас 100 человек построили, посадили на машины и отвезли обратно в Кантемировку, где жизнь началась опять немецкая - палочная. До 22 сентября я проработал на конюшне у немцев, там тоже неплохо жили, но не сравнить с итальянской жизнью. 27 сентября весь лагерь стали куда-то перегонять по железной дороге и вот мы стали сгружаться на одной станции, где я от власовца получил 4 розги винтовочным шомполом, кто бы знал, как это надо всё переживать, да притом никому не скажи, а скажешь - голову снесут..."


[1] Предположительно, Голубев Василий Павлович, 1921г.р., уроженец Орджоникидзевского (ныне Ставропольского) края, однополчанин автора дневника. Служил в 1105 артполку РГК 62-й армии, согласно донесению штаба 62-й армии пропал без вести 07.08.1942г. (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

[2] Предположительно Иванов Василий Иванович, 1901г.р., уроженец х.Вертячий Сталинградской области, земляк автора дневника. Погиб в плену 10.12.1944г. в г.Луккенвальде Германия (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 977529, Дело 25).

[3] Крымцев Фёдор Иванович, 1903 г.р., красноармеец, уроженец х.Вертячий Сталинградской области, землякавтора дневника.Согласно Книги Памяти Волгоградской области считается пропавшим без вести в марте 1943г.

[4] da mangiare (итал.) – кушать.

0
768
5

Воспоминания  строителя узкоколейки. Часть 1

В Государственной архиве Волгоградской области хранится уникальный документ – «Дневник Телешева Н.Ф.»[1]. Ввели этот документ в научный оборот в 2015 году не исследователи с историками, как можно было предположить, а обычные школьники из города-героя Волгограда: Чилингаров Артур и Корнеева Ирина. Вместе со своим наставником – учителем истории и естествознания МОУ «Средняя школа № 129 Советского района Волгограда» Карюкиной Натальей Александровной, ребята участвовали в общероссийском школьном конкурсе «Человек в истории. Россия — ХХ век». Итогом участия в конкурсе стал материал-исследование «И напоследок попросил не осуждать…»[2] о фронтовой судьбе уроженца хутора Вертячий Сталинградской области Николая Телешева. Так что, нельзя назвать ребят обычными, чтобы «поднять» и исследовать такую тему, нужно знать и по-настоящему интересоваться историей родного края. За что огромное спасибо их наставнику Наталье Александровне! Роль педагога в таких исследованиях очень и очень велика!

В начале августа 1942 года 19-летний сержант 1105-го артиллерийского полка Резерва Главного Командования (РГК) 62-й армии Николай Фёдорович Телешев оказался в немецком плену. Его 1105-й артполк попал в окружение на западном берегу Дона недалеко от города Калача-на-Дону – совсем рядом от родных мест Николая. Согласно донесению о потерях 62-й армии сержант Николай Фёдорович Телешев пропал без вести 07.08.1942 года в районе балки Силкиной Калачевского района Сталинградской области (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

Четыре с половиной месяца Николай находился в плену: сумел выжить в страшной «Миллеровской яме», в лагере военнопленных в Кантемировке, в других подобных лагерях на юге Воронежской и севере Ростовской областей - названий и номеров этих лагерей Николай Телешев просто не мог знать и запомнить. Вместе с товарищами по несчастью – голодный, почти без одежды, избиваемый охранниками - с киркой в руках строил узкоколейную железную дорогу для нужд немецких и итальянских оккупантов.

Воспоминания Телешева о пребывании в плену очень тяжело читать – становится понятно, через какие испытания пришлось пройти тем, кто осенью и зимой 1942 года тянул узкоколейные ветки к донским берегам…

Это первые встретившиеся воспоминания непосредственного участника строительства полевых железных дорог в большой излучине Дона.

Дневник Телешева начинается с описания первого в плену:

«…И что я увидел хорошего? Как только нас немцы взяли в свои руки, во-первых – обыскали, где взяли у меня 800 руб., бумажник с документами и сахар, а потом повели в село Плесистово[3]. Вот перед нами село. Что мы видим? Немцы тащат свиней на свою кухню, женщин из хат выгнали и не разрешали входить. В селе крик, плач и стон.

Ведут нас немцы в сад. В саду: разбитая немецкими самолётами наша артиллерия, и вместе с тягой, конями и там же лежат наши братья, склонившие головы за Родину. Невыносимый воздух. На душе у меня одна мысль – вот и нажился на свете. Немцы заставили копать ямы, через 8 часов всё было сделано, и немцы заставили убирать лошадей. Ой! Как к ним приступить. Разорванные пополам, раскиданы кусками мяса по саду, где требуха, где что, а какой запах, но он стоит на горке и только, знай, зевает: «Ай, русь! Давай, давай – арбайтеншлен, шнель», и направляет пулемёт на нас. Постянули мы всех лошадей, стали зарывать. Без слов подбегает фриц и начинает нас утюжить прикладом, а второй стоит и смеется, вроде того доволен он этим. С горем пополам растолковали за что, вроде все делали хорошо, а получилось плохо. Оказывается, он думал куда, вернее, где похоронить тут наших убитых солдат. И додумал. Стаскивать в эту же яму. Вот видите, что такое немец? Отказаться мы не имели право, потому что он кричит: «Русь, арбайтеншлен», показывает на винтовку, и добавляет - «Капут». Хоть на душе и грустно, и жалко своего брата, а что могли сделать.

Повели нас в лагерь. Пока до лагеря дошли, нас он собрал до 10000 человек. Кушать уже 8 сутки и в рот ничего не брали. Что делалось дорогой? Если один пленный побежит за куском хлеба, выносимые жителями села, то его убивают совместно с жительницей, если пить воду – то же самое.

Колонна советских военнопленных на дороге западнее Сталинграда. Лето 1942г.

Источник: http://waralbum.ru

Однажды проходя мимо речки, он, немец, но не подумайте, что один, если я выразился, он – немец, сделал привал, а почему? Потому что, подъехала к нему походная кухня и стали они кушать. Этим моментом мы кинулись к воде. Какие результаты?

Больше чем 300 человек он расстрелял, а остальных вернули. Идем дальше. В поле нам встретился колодец. Стали их просить, что бы разрешили по глотку воды. Разрешили. А почему это так смягчились они, потому что сами захотели попить.

Вытаскивает немец ведро воды и становит на землю и пробормотал: «Русь сольдатен! Цвей минутен унд васир капут». Подумайте, Вы себе, мои читатели, разве можно столько народу, за 20 минут и одним ведром напоить всех, а? Никак нет.

Каждый утомился, хочет каплю воды в рот взять, и двинулись все к ведру. Немец снял автомат и на пол-метра стал расстреливать, кто пытался попить.

Таких событий не могу и описать. Привели нас в лагерь. Лагерь помещался на открытом небе в овраге[4], где нас находилось до 100000 человек, за ст. Миллерово. Этот путь совершался вместе с Селеверстовым Александром[5] – моим другом, земляком.

Лагерь военнопленных "Миллеровская яма", август 1942г. Источник: https://bundesarchiv.de

Что видели мы в этом лагере? Как только настаёт утро, выспавшиеся и накушавшиеся немцы, идут брать рабочую силу, для налаживания, в расположении их воинской части, порядка. И что получается? Голодные, опухшие, озверелые - все мы кидаемся, как бы попасть на работу. А на работе обязательно подобьёшь, со стороны жителей, да и найдётся какой-нибудь ганс добрый и подаст нам по куску заплесневелого хлеба. И этому мы были рады. Как только идти снова в лагерь, каждый старается что-нибудь захватить с собой. Если нет ничего из кушанья - мы берём дров и несём с собой в лагерь...

... Кормили нас один раз в сутки. Что давали? Воды по кружке кипяченой, где попадалась рожь, наполовину уже горелая, и то, если два-три зерна попадётся, то хорошо, а иной раз не было ничего. Давали ещё по 50 гр. хлеба. От такого кормления по утрам лежало сотни трупов, умерших с голоду. Но не успел ещё покончить той или иной товарищ свою жизнь, его раздевали наголо, и подходили евреи, таская трупы в одну яму.

Как проживали евреи? Находились они не с нами, а вместе наверху с пулемётчиками-немцами, кормили их через сутки, на работу не брали. Прохладной утренней зарёй раздевали их наголо по пояс и заставляли таскать трупы. Без охраны никуда не пускались. Находились старики и дети, женщины и мужчины от 80-летнего возраста до грудного ребёнка. Режим один и тот же. Какая была охрана нашего лагеря? Через каждые 50 м. пулемёт, стоит пулемёт, у него 3-4 немца, следующий пулемёт – стоят уже итальянцы, так это было кругом нашего лагеря...".

Продолжение следует...


[1] ГАВО, Фонд 3296, Опись 1, Дело 114.

[2] http://edition.vogazeta.ru/ivo/info/14803.html

[3] Предположительно речь идёт о хуторе Плесистовский Суровикинского района Волгоградской области.

[4] Лагерь ДУЛАГ-125 располагался в долине реки Глубокой, южнее города Миллерово Ростовской области.

[5] Селеверстов Александр Васильевич, красноармеец, уроженец х.Вертячий Сталинградской области, земляк и однополчанин автора дневника. Служил в 1105 артполку РГК 62-й армии, согласно донесению штаба 62-й армии пропал без вести 07.08.1942г. (ЦАМО РФ, Фонд 58, Опись 818883, Дело 1735).

0
828
1

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!
Наступающий год 75-летия Великой Победы во Второй мировой войне, в Великой Отечественной войне, в России пройдёт как Год памяти и славы. И нам нужно вместе сделать всё необходимое, чтобы наполнить его живым содержанием, искренним, выразительным и запоминающимся, в принципе исключить формальный, равнодушный подход к организации мероприятий, где бы они ни проходили: имею в виду и крупные города, и небольшие населённые пункты, в сельской местности. Везде, везде есть свои герои Великой Отечественной войны – фронтовики и труженики тыла. Именно им нужно уделить самое высокое, пристальное сердечное внимание и заботу. Руководители регионов и уж тем более главы муниципалитетов обязаны знать нужды каждого ветерана, реагировать на их просьбы максимально чутко и в приоритетном порядке.
Особое внимание – работе, связанной с сохранением памяти о Великой Отечественной войне и о её героях. Говорю об обновлении музейных экспозиций и проведении специальных выставок, акций, научно-практических конференций, в том числе о системном введении в научный оборот архивных документов, о том, чтобы они были доступны для граждан, в том числе с помощью современных цифровых технологий и информационных платформ.
Органы власти на местах должны держать на постоянном контроле вопросы благоустройства воинских мемориалов. Неукоснительное соблюдение установленных законодательством норм обследования и постановки на учёт вновь выявляемых братских захоронений тоже должно быть одним из приоритетов.
Не менее важно активно поддерживать соответствующие общественные инициативы, содействовать поисковикам, волонтёрам, краеведам, просто энтузиастам, людям, которые увлекаются этим и отдают этому делу свою душу, время, годы своей жизни – всем, кто не лозунгами, а делом занимается патриотическим воспитанием молодёжи, помогает подросткам, детям впитать ценности любви к Отечеству, понять, что значит Родина для человека и гражданина и почему нужно её беречь. Речь действительно о просветительской миссии, в основе которой всегда были и остаются личный пример, искренние поступки и значимые, достойные, понятные всем результаты.
Это необходимо учесть при разработке и новой программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации». Текущая госпрограмма завершается в 2020 году, и я прошу Министерство просвещения совместно с Минобрнауки, Минкультуры, другими заинтересованными ведомствами и профильными общественными организациями не затягивать работу по подготовке нового документа.
Продуманная, созвучная восприятию современной молодёжи и, главное, честная патриотическая повестка должна укреплять в новых поколениях проверенные самой жизнью базовые ценности, которые отражают наши традиции, национальную идентичность, весь исторический путь России с её испытаниями и триумфами.
И здесь, конечно, особая роль принадлежит Великой Отечественной войне. Она оставила глубочайший след в судьбах народов Советского Союза и в судьбах народов Российской Федерации, неотделима от истории каждой российской семьи. Именно это лежит в основе того, что мы делали и будем делать, а именно защищать правду историческую, защищать имена наших героев.
Попытки искажения этой исторической правды не прекращаются. К ним подключились не только наследники пособников нацистов. Теперь дело дошло до некоторых вполне респектабельных международных институтов и европейских структур.
Вы знаете наверняка, что недавняя резолюция Европейского парламента поставила фактически на одну доску и нацистских агрессоров, и Советский Союз. Чуть ли не обвиняют СССР наряду с нацистской Германией в развязывании Второй мировой войны. Как будто забыли, кто напал на Польшу первого сентября 1939 года и на Советский Союз 22 июня в 1941-м.
А тех, кто пытается спорить с такой ни на чём реально не основанной, беспардонной ложью, заранее обвиняют в «информационной войне против демократической Европы», это цитата.
Наш ответ на ложь – это правда. Мы продолжим рассказывать о событиях, фактах Великой Отечественной войны, раскрывать и публиковать архивные материалы во всей их полноте. А то складывается впечатление, что некоторые наши оппоненты то ли читать, то ли писать не умеют, глаз у них нет, как будто не знают ничего.
А мы будем рассказывать об этом, в том числе и о победах и поражениях Красной армии, о трагической судьбе наших пленных, о мужестве подпольщиков и позоре коллаборационистов, о трагедии Холокоста и преступлениях против мирных жителей, о бесчинствах националистов – приспешников Гитлера.
Убеждён: в истории нет и не может быть «невыгодных», «неудобных» страниц. Она нужна в совокупности, как единое целое, и для нас, и для будущих поколений, что особенно важно, причём без всяких прикрас и изъянов.
Память и гордость должны объединять нас, делать сильнее, помогать молодым людям в полной мере осознать свою сопричастность Родине, великим делам своих предков, ответственность за будущее России. Именно это и должно стать главным духовным смыслом Года памяти и славы. А главным делом, повторю, – реальная, конкретная поддержка, забота о ветеранах.
Давайте обсудим всё это. Слово Татьяне Алексеевне Голиковой. Пожалуйста".

Полностью со стенограммой заседания можно ознакомиться на сайте Президента РФ:

http://kremlin.ru/events/president/news/62293

0
529
0

Представляем Вашему вниманию интересный материал-исследование поисковика из Вологодчины Ивана Александровича Дьякова. Материал очень нужный и во многом объясняет различные "напонятки" и нестыковки в паспортах воинских захоронений времен ВОВ. Согласно утвержденной Федеральной целевой программы (ФЦП) «Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019 - 2024 годы" работа по уточнению паспортов братских захоронений будет проводиться и на территории Воронежской области. Надеюсь, что и в нашем Богучарском районе. Ведь в паспортах полный кавардак...

"Сразу же после окончания Великой Отечественной войны в СССР начинается работа по учету и содержанию воинских захоронений. 

Выходит Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с «О взятии на учет воинских захоронений, о благоустройстве и сохранении братских могил и захоронений бойцов и командиров Красной Армии, партизан и партизанок Великой Отечественной войны». Согласно Постановлению, необходимо было в срок до 1 июня 1946 года местным советам депутатов, военным отделам комитетов ВКП (б) и военным комиссариатам организовать и провести учет всех воинских захоронений, как братских, так и одиночных на своих территориях по районам и областям.
На местах составляются описания захоронений с приложением фотографий могил и данных похороненных воинов в трех экземплярах. Один экземпляр оставался в местном совете, второй в военном комиссариате, третий передавался в Центральный архив Министерства Обороны.
Первая паспортизация воинских захоронений была проведена на основании Постановления Совета Министров РСФСР №373 от 28 мая 1949 года. Воинские захоронения согласно пункту №13 «Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР» вошли в категорию «Исторические памятники», и, соответственно, паспорта захоронений, составленные областными и районными отделами культурно-просветительной работы, были выполнены на бланке с названием «Паспорт исторического памятника (не здания)».
Совет Министров РСФСР
Постановление
от 28 мая 1949 г. N 373
«Об утверждении Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР».
В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 14 октября 1948 г. №3898 «О мерах улучшения охраны памятников культуры» Совет Министров РСФСР постановляет:
1. Утвердить представленную Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР Инструкцию о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР, согласно Приложению.
2. Разрешить Комитету по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР провести в 1949 году паспортизацию археологических и исторических памятников.
3. Обязать Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) провести необходимые мероприятия, обеспечивающие надлежащую постановку учета, регистрации и содержание археологических и исторических памятников;
б) представить к 1 ноября 1949 г. Совету Министров РСФСР государственные списки археологических и исторических памятников.
Председатель Совета Министров РСФСР Б. Черноусов.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР И. Падежнов.
Приложение к Постановлению
Совета Министров РСФСР от 28 мая 1949 г. N 373
Инструкция
О порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР.
III. Общие положения
§ 1 Археологические и исторические памятники, находящиеся на территории РСФСР и имеющие научное и историческое значение, являются неприкосновенным всенародным достоянием и состоят под охраной государства.
§ 2 Охрана памятников археологии и истории, а также надзор за их содержанием возлагается на Советы Министров автономных республик, исполнительные комитеты краевых, областных, городских, районных и сельских Советов депутатов трудящихся.
Руководство и контроль за постановкой дела учета, охраны, реставрации и использования археологических и исторических памятников на территории РСФСР осуществляется Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 3 Ведение списков археологических и исторических памятников, подлежащих государственному учету и охране, производится Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и его местными органами.
§ 4 Первичным мероприятием по учету памятников археологии и истории является проверка их на месте и занесение в государственные регистрационные списки, подлежащие утверждению соответствующими органами, согласно § 6 настоящей Инструкции.
Список памятников составляется по форме: № п/п Наименование памятника Краткое описание памятника, дата, сохранность На чьей территории или в чьем пользовании находится памятник Адрес
§ 5 Первичный учет памятников археологии и истории, а также всю практическую работу по охране, надзору за содержанием памятников осуществляют краевые, областные и городские городов республиканского (РСФСР) подчинения отделы культурно-просветительной работы, управления по делам культурно-просветительных учреждений при Советах Министров автономных республик и, под их руководством, районные и городские отделы культурно-просветительной работы.
§ 6 Списки археологических и исторических памятников, имеющих общесоюзное значение, вносятся Советом Министров РСФСР совместно с Президиумом Академии наук СССР на утверждение Совета Министров СССР.
Списки памятников, имеющих республиканское значение, утверждаются Советом Министров РСФСР по представлению Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 7 Местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР составляют на каждый подлежащий охране археологический и исторический памятник паспорт по форме, установленной Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
Паспорт составляется в 2 экземплярах, из них: один хранится в краевом, областном, городском городов республиканского (РСФСР) подчинения отделе культурно-просветительной работы или управлении по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров автономных республик, а другой направляется для хранения в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
II. Учет и охрана археологических памятников
§ 8 Учету и охране подлежат следующие памятники археологии: древние курганы, городища, свайные постройки, остатки древних стоянок и селищ, остатки древних городов,
земляные валы, рвы, следы оросительных каналов и дорог, древние кладбища, могильники, могилы, древние намогильные сооружения, дольмены, менгиры, кромлехи,
каменные бабы и пр., древние рисунки и надписи, высеченные на камнях и скалах,
места находок костей ископаемых животных (мамонтов, носорогов и пр.), а также находимые древние предметы.
§ 9 Археологические разведки и раскопки на территории РСФСР могут производиться лишь специалистами-археологами в соответствии с разрешениями («Открытыми листами»), выдаваемыми Академией наук СССР.
Разрешения («Открытые листы») на разведки и раскопки археологических памятников регистрируются в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 10 Учреждения и организации, получившие разрешение на производство разведок и раскопок археологического памятника, обязаны от начала до окончания производства работ принимать надлежащие меры к охране памятника от разрушения и расхищения (установление сторожевых постов и др.), а после окончания работ засыпать раскопанные участки или, в случае необходимости, законсервировать и оградить древние сооружения.
Контроль за проведением этих мероприятий осуществляется местными органами Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР в соответствии с § 5 настоящей Инструкции.
§ 11 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты местных Советов депутатов трудящихся, на территории которых имеются археологические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за тем, чтобы археологические разведки и раскопки производились исключительно лицами, имеющими на то право в соответствии с полученными ими разрешениями («Открытыми листами»);
б) не допускать использования в качестве строительного материала, а также распашки или разрытия в каких-либо хозяйственных целях археологических памятников (например: остатков древних городов, городищ, курганов, могильников и проч.);
в) установить вокруг археологических памятников охранные зоны в зависимости от размера и значения памятников, которые должны оставаться неприкосновенными;
г) решительно пресекать самовольные раскопки и другие действия, влекущие разрушение археологических памятников.
§ 12 Все находки древних монет в кладах должны передаваться Академии наук СССР.
Древние предметы, случайно найденные на территории археологических памятников, подлежат сдаче в местные музеи.
Прием упомянутых кладов и древних предметов производится исполкомами сельских или районных Советов по месту нахождения этих кладов и предметов и оформляется приемосдаточным актом за подписями сдатчика и представителя исполкома.
В приемосдаточном акте указывается перечень и краткая характеристика сданных предметов.
III. Учет и охрана исторических памятников
§ 13 Учету и охране подлежат следующие исторические памятники: сооружения и места, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народов СССР, революционным движением, гражданской и Великой Отечественной войнами, социалистическим строительством; памятники мемориального значения, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся государственных и политических деятелей, народных героев и знаменитых деятелей науки, искусства и техники, их могилы; памятники истории техники, военного дела, хозяйства и быта.
§ 14 Все исторические памятники в отношении их использования разделяются на три группы:
а) памятники, не могущие быть использованными в практических целях (окопы, рвы, валы, обелиски, руины исторических зданий, памятники истории техники и др.);
б) памятники, могущие быть использованными, но исключительно под научные и музейно-показательные учреждения с сохранением их исторического облика, обстановки и внутреннего убранства (мемориальные дома, усадьбы и проч.);
в) памятники, могущие быть использованными в хозяйственных целях без ущерба для их сохранности и без нарушения их исторической ценности (мемориальные здания, комплексы исторических зданий, отдельные помещения и проч.).
§ 15 Окопы, рвы, валы и другие земляные сооружения исторического значения охраняются по типу памятников археологии. Работы по ремонту и реставрации этих памятников осуществляют специалисты военно-инженерного дела.
Исторические памятники (обелиски, надгробья, братские могилы и прочие), воздвигнутые в местах общественного пользования, охраняются органами благоустройства местных Советов депутатов трудящихся.
Громоздкие машины или предметы оборудования, транспорта и пр., имеющие историческое значение, охраняются предприятиями, на территории которых они находятся.
§ 16 Пользование историческими памятниками-зданиями в научных и хозяйственных целях допускается на условиях, устанавливаемых Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и оформляется особыми «Охранно-арендными договорами» или «Охранными обязательствами».
§ 17 Исторические памятники-здания, не находящиеся на балансе предприятий, учреждений и организаций, передаются в их пользование по «Охранно-арендным договорам» краевыми, областными исполкомами, Советами Министров автономных республик и горисполкомами городов республиканского (РСФСР) подчинения через местные органы (отделы и управления) Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 18 Предприятия, учреждения и организации, использующие внесенные в государственные регистрационные списки исторические памятники-здания, находящиеся на их балансе, выдают местным органам Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР «Охранные обязательства», предусматривающие проведение ремонта и реставрацию зданий за счет этих предприятий, учреждений и организаций, а также содержание памятников в надлежащем санитарном, техническом и противопожарном состоянии.
§ 19 В соответствии с п. 9 Положения об охране памятников культуры, утвержденного Советом Министров СССР от 14 октября 1948 г. N 3898, изменение, переделка, перемещение и снос исторических памятников, застройка территории памятников запрещаются без особого каждый раз разрешения:
а) Совета Министров СССР — в отношении памятников общесоюзного значения;
б) Совета Министров РСФСР — в отношении памятников республиканского значения.
§ 20 Исторические памятники, искаженные или поврежденные в процессе их хозяйственного использования, подлежат восстановлению в их первоначальном виде (реставрации) за счет учреждений и организаций, использующих эти памятники, по проектам, утвержденным Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР или его местными органами.
§ 21 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся, на территории которых находятся исторические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за содержанием в сохранности и охраной исторических памятников, находящихся в пользовании предприятий, учреждений и организаций,
в соответствии с заключенными с ними «Охранно-арендными договорами» и «Охранными обязательствами»;
б) принимать надлежащие меры по охране и содержанию (ремонт и реставрация) исторических памятников, взятых на учет, но не состоящих в пользовании предприятий, учреждений и организаций по «Охранно-арендным договорам» или по «Охранным обязательствам»;
в) установить вокруг исторических памятников соответствующие охранные зоны.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР
И. Падежнов».

На практике работа по учету воинских захоронений и уходу за ними на местах не везде велась добросовестно и правильно. Это явилось поводом для появления 28 сентября 1954 года Директивы заместителя Министра Обороны Союза ССР Маршала Советского Союза Василевского А.М. №02/740. В Директиве отмечается, что «проверкой состояния могил советских воинов и партизан, павших в период Великой Отечественной войны, проведенной в ряде областей, установлены факты нетерпимого, а в отдельных случаях преступного отношения к памяти советских воинов. Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с о благоустройстве могил воинов Красной Армии и партизан и о надзоре за их состоянием выполняется неудовлетворительно. Многие могилы погибших солдат, сержантов и офицеров находятся в запущенном состоянии, не имеют памятников, не огорожены. До сих пор имеются братские и индивидуальные могилы, не взятые на учет, местные власти не знают, кто похоронен в этих могилах. Контроль за благоустройством могил советских воинов не организован».
Предписывалось военным комиссарам и начальникам военных гарнизонов на территории своих областей исправить данную ситуацию.
Что положение дел порой было совсем безобразным, подтверждает письмо инвалида Отечественной войны 2 группы Пластинина Александра Сергеевича Секретарю Вологодского районного комитета КПСС, датированное 26 июня 1956 года (орфография сохранена). Ветеран три года призывал власти обратить внимание на воинское захоронение у дер. Дитятьево, где похоронены умершие в ЭГ №2309 в пос. Молочное Вологодского района 187 воинов Красной Армии, в том числе Герой Советского Союза Уткин Илья Никифорович.
«Тов. Секретарь. Не смотря на неоднократно мною подымался вопрос по следующему поводу. У нас внедалеке — «Белое», от пос. Молочное 1,5км напротив ваших дач. Там схоронены 280 бойцов и офицеров, павших от ран при защите СССР в период 41—44 годов. К стыду общественности, все это забыли, и на том сровненном месте ездят машины, и ходит скот. Необходимо теперь же почтить павших за Родину, поставить обелиск и огородить это место».
Кроме этого еще большей проблемой являлось отсутствие информации о том, кто похоронен в данных могилах и, соответственно, имена воинов оставались не увековеченными на плитах и памятниках воинских захоронений. Вот как описана эта ситуация в Директиве Оргмобуправления Штаба Ленинградского военного округа №4/832 от 17 марта 1965 года:
«В период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, а также в последующие годы в силу некоторых обстоятельств своевременно не были оформлены памятники и надписи на братских и одиночных могилах советских воинов и партизан, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В послевоенный период местные советские органы с помощью общественных организаций провели большую работу по приведению в порядок воинских кладбищ, одиночных и братских могил, но много могил по-прежнему остались безымянными. Основной причиной является то, что городские и районные военные комиссариаты в ряде случаев не имеют списков воинов, захороненных в братских и одиночных могилах, расположенных на территории района, города».
Решить эту проблему была призвана Директива Генерального штаба №322.
«Директива Генерального штаба ВС СССР N 322/10310 от 4 марта 1965 года.
В целях завершения работы по увековечению имен воинов, павших в боях за Родину, и оформлению могил прошу дать указания военным комиссариатам провести следующую работу:
1. Районным и городским военным комиссарам по извещениям, полученным из воинских частей, лечебных и других учреждений, составить карточки на военнослужащих и партизан Отечественной войны, погибших в боях и умерших от ран. Заполненные карточки выслать к 30.06.65 г. в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты.
2. Республиканским, краевым и областным военным комиссарам полученные карточки разослать к 30.07.65 г. соответственно местам захоронения в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты для последующей рассылки в районные и городские военные комиссариаты.
Карточки на военнослужащих, погибших, умерших от ран и захороненных на территории зарубежных стран, высылать на рядовой и сержантский состав в Управление укомплектования и службы войск ГШ, на офицерский состав в ГУК МО СССР.
3. Районным и городским военным комиссарам по карточкам уточнить имена погибших, останки которых были перезахоронены в братские могилы, и сообщить их местным органам власти для занесения на памятники.
Надписи на памятниках воспроизводить согласно ст. 149 и 150 «Наставления по персональному учету безвозвратных потерь личного состава Советской Армии в военное время». (Приказ ВМ СССР N 0135-51 г.).
Пояснение по составлению карточек:
1. Карточки составляются на офицерский, старшинский, сержантский и рядовой состав СА и ВМФ, войск МВД и ГБ, партизан ВОВ 1941—45 гг., воспитанников в/частей, рабочих и служащих, состоявших в на работе в частях действующей армии — погибших в боях, умерших от ран и заболеваний, полученных на фронте, а так же на погибших, тела которых оставлены на поле боя, сгоревших в танках, и самолетах, утонувших при форсировании водных преград, погибших от прямого попадания снаряда (бомбы), если в извещении указан населенный пункт боевых действий части.
2. Основанием к заполнению карточки служит извещение, полученное из воинской части, лечебного учреждения, штаба партизанского отряда и центральных органов, занимающихся учетом персональных потерь.
3. Карточки не составляются на погибших и умерших воинов, в извещениях которых не указано место похорон, на пропавших без вести, если в извещениях не указан район боевых действий части.
4. Заполнение карточки производится в одном экземпляре, с полным указанием данных на погибшего. Заполненные карточки подписываются военкомом и скрепляются гербовой печатью.
5. Наименование населенного пункта, района, области указывать, как в извещении.
При рассылке карточек придерживаться нового территориального деления СССР.
6. В карточке указывать полные Ф.И. О. одного из прямых родственников и его последний адрес.
Если родственники умерли или выбыли в другой район, указать об этом.
7. Полученные карточки от республиканских, краевых, областных военных комиссариатов в рай(гор) военкомате хранить на правах секретных документов и в удобном расположении (алфавиту, местам захоронения и т.д.) для текущей справочной работы. При составлении списков карточки можно уничтожить установленным порядком.
Согласно Директиве, карточки составлялись на основе Извещений о гибели (похоронок), поступивших в военные комиссариаты по месту жительства погибших, и рассылались для составления списков и занесения на памятники по местам гибели, указанным в Извещениях.
Как мы видим, в эти карточки не попали: воины, извещения о гибели которых пришли напрямую в семьи, минуя военные комиссариаты; воины, в извещениях которых не указано место похорон; воины, пропавшие без вести, если в извещении которых не указан район боевых действий воинской части».

«Добавили неразберихи в составление списков начавшиеся в 50—60 годы и продолжившиеся в последующие годы перезахоронения советских солдат из одиночных и братских могил на специально отведенные воинские кладбища.
В результате, не установив имена похороненных воинов в первичном месте захоронения, их, как безымянных, перенесли в другое место, еще более запутав и осложнив ситуацию с идентификацией. При этом на местности с первичных мест захоронений надмогильные сооружения и мемориальные знаки убирались. Это также осложняет попытки в дальнейшем восстановить ход событий по привязкам, указанным в боевых документах.
По результатам перезахоронения должен был составляться Акт о перезахоронении.
Вот пример такого документа. Но есть вопросы: как можно за четыре часа, указанные в Акте, эксгумировать 157 человек и потом уложить их всех в четыре гроба?
При проведении паспортизации и учета воинских захоронений производилось их фотографирование. Предписывалось сделать снимки общего вида спереди, общего вида сбоку, снимки надмогильных сооружений, снимки обелисков, памятников и скульптур. В делах вологодских военных комиссариатов есть документы, говорящие о том, что такое фотографирование проводилось по крайней мере в 1947, 1961 и 1971 годах, и один экземпляр фотоснимков отправлялся в областной военный комиссариат. Эти фотографии ценны тем, что позволяют понять, как выглядели воинские захоронения ранее до ремонтов, реконструкций и переносов, уточнить количество могил и даже по попавшим в кадр надписям на могильных табличках установить имена.
В 1990 году предпринимается еще одна попытка навести порядок в организации учета воинских захоронений, в работе по их содержанию и благоустройству. 27 июня выходит Директива Министра обороны СССР №Д-35 «О проведении паспортизации воинских захоронений и улучшении контроля за их состоянием». К ней два приложения. Это — «Указания о порядке проведения паспортизации воинских захоронений» и форма «Учетной карточки воинского захоронения». В Примечании 1 Приложения 1 записано: «Лица, проводящие паспортизацию, обязаны принять все меры для установления личности погребенных в захоронениях». Предписывалось провести паспортизацию силами местных органов власти и представителей воинских частей, чаще всего это военные комиссариаты. Сами паспорта — учетные карточки уже этой единой формы были составлены лишь к концу 1992 года. Паспорта, которым присваивался порядковый номер с кодом региона, должны были храниться по одному экземпляру в Военно-мемориальном центре Вооруженных Сил РФ и областном или республиканском военном комиссариате.
14 января 1993 года вступает в силу Закон РФ от №4292—1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», согласно которого обязанности по учету, паспортизации и содержанию воинских захоронений теперь законодательно были возложены на местные органы власти и управления. Кому, как не им знать, что находится на их территории и в каком состоянии.
На самом же деле работа снова эта была проведена не полностью. Часть воинских захоронений не была паспортизирована, списки захороненных воинов не уточнены и не дополнены. В результате при замене к очередному юбилею плит с именами, ошибки в написании фамилий и инициалов так и перекочевали в том же виде со старых памятников. С годами ситуация мало изменилась, и паспортизация так и не была завершена.
В подтверждение этого — выписка из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 22 января 2010 года №2К (704) «О результатах контрольного мероприятия «Тематическая проверка эффективности расходования средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов на проведение военно-мемориальной работы в Российской Федерации».
«3. Организация государственного учета, паспортизации, содержания и благоустройства воинских захоронений, находящихся на территории Российской Федерации и на территориях других государств.
Ресурсопотребность и ресурсообеспеченность проводимых мероприятий.
3.1. Организация и ведение государственного учета, содержание и благоустройство воинских захоронений в соответствии с Законом Российской Федерации от 14 января 1993 года №4292—1 на территории Российской Федерации возложены на местные органы власти и управления, а на территориях других государств — на представительства Российской Федерации. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.
Полномочия по организации централизованного учета и паспортизации воинских захоронений, в том числе и захоронений, расположенных на территориях других государств, возложены на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти (Минобороны России).
Проверка показала, что в организации учета воинских захоронений, их содержании и благоустройстве должный порядок не наведен, в том числе из-за серьезных упущений в руководстве и координации этой работой со стороны уполномоченного федерального органа исполнительной власти.
Проверкой СКВО установлено, что учетные данные о количестве воинских захоронений в субъектах Российской Федерации по месту дислокации войск военного округа, особенно по Ставропольскому краю и Республике Дагестан, в военных комиссариатах, органах местного самоуправления, военно-мемориальной службе существенно различались, и расхождения составляли от 2823 до 4686 захоронений.
3.2. Должным образом не были налажены централизованный учет и паспортизация воинских захоронений Минобороны России как уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, порядок которых определен приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 апреля 1993 года №185 «О мерах по исполнению Закона Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» в армии и на флоте» и директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 28 марта 2001 года № ДГШ-7 «О мерах по обеспечению органами военного управления мероприятий поисковых работ, проводимых в рамках Вахт памяти».
В соответствии с вышеназванным приказом командующие войсками военных округов и флотами обязаны были принять меры по завершению к 1 января 1994 года паспортизации воинских захоронений (начата на основании директивы Министра обороны №35 в 1990 году) и передаче учетных карточек, составленных по ранее установленной форме, в Историко-архивный и Военно-мемориальный центр Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Однако проверка показала, что принятые меры были недостаточно эффективными, так как централизованный учет и паспортизация воинских захоронений не завершена не только в установленный срок, но и по состоянию на 1 января 2010 года.
3.3. В целом по имеющейся в Управлении Минобороны России информации количество воинских захоронений и захороненных в них защитников Отечества характеризуется следующими показателями:
(Таблицу см. в источнике).
Анализ приведенных данных свидетельствуют о том, что более 16,7 тыс. воинских захоронений (35,4% от всех состоящих на учете) не паспортизированы, в том числе на территории России — 5,6 тыс. захоронений, а за рубежом — 11,1 тыс. захоронений.
Количество числящихся по учету паспортизированных воинских захоронений — 30527, в них захоронено 7051541 человек, в том числе неизвестных — 4549666 человек.
По данным паспортизации наибольшее количество неизвестных захоронено на территориях Республики Адыгея (57,5%), Кабардино-Балкарской Республики (53,7%), Карачаево-Черкесской Республики (54,0%), Ставропольского края (81,9%), Хабаровского края (69,2%), Московской области (69,8%), Псковской области (73,7%), Смоленской области (50,1%), Читинской области (75,3%), Еврейской автономной области (78,2%), Украины (65,1%); Белоруссии (82,9%), Казахстана (71,3%), Узбекистана (51,1%), Молдавии (100,0%), Австрии (86,4%), Венгрии (70,7%), Германии (76,9%), Люксембурга (97,2%), Норвегии (79,2%), Польши (84,4%), Румынии (89,1%), Словакии (87,5%), Франции (82,6%), Швеции (98,4%), Монголии (93,4 процента).
Кроме того, отсутствовала информация о количестве захоронений и захороненных на территориях ряда областей Украины (Днепропетровской, Донецкой, Житомирской, Кировоградской, Луганской, Львовской, Полтавской), Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.
Анализ имеющихся в Управлении Минобороны России сведений показал, что отдельные их показатели не соответствовали данным, полученным Минобороны России от субъектов и представительств Российской Федерации.
Так, по данным учетных карточек, поступивших в Минобороны России из субъектов Российской Федерации, количество воинских захоронений и погребенных в них защитников Отечества составило соответственно 19044 объекта и 3,1 млн. человек, в то время как по учету местных органов власти числятся 24650 объектов, в которых захоронено 3,9 млн. человек.
Наиболее существенные расхождения в количестве захоронений и захороненных (от 2 до 53 раз) имеются: (в разах)
Название субъектов Российской Федерации Расхождения в количестве захоронений Расхождения в количестве захороненных
Республика Калмыкия 2,7 2,2
Республика Мордовия 3,6 0
Республика Тува 8,7 8,7
Удмуртская Республика 7,5 1,1
Республика Саха (Якутия) 4,5 0,97
Красноярский край 7,6 2,7
Астраханская область 3,0 9,4
Ивановская область 2,1 1,2
Кемеровская область 2,2 2,0
Костромская область 1,1 3,5
Курганская область 2,3 3,4
Мурманская область 1,2 3,5
Пермский край 4,8 1,2
Томская область 4,0 53,0
Значительные расхождения в учетных данных местных органов управления и представительств Российской Федерации и данных проведенной Минобороны России паспортизации имелись по странам ближнего и дальнего зарубежья.
По сведениям Минобороны России, российские воинские захоронения имеются на территории 49 государств ближнего и дальнего зарубежья. Всего известно 22631 место захоронения, из них паспортизированы 11483 объекта, что составляет 50,7 процента.
Наибольшее количество непаспортизированных объектов находится в Германии (из 3500 воинских захоронений паспортизированы только 950), в странах Балтии (из 801 мемориального объекта учетные карточки имеются только на 13 захоронений), а также на территории Украины (паспортизированы только 975 воинских захоронений из имеющихся 7673).
Наличие значительных расхождений в учете захоронений и захороненных лиц подтверждает отсутствие должной скоординированности действий органов и организаций, задействованных в осуществлении учета и паспортизации воинских захоронений.
В Минобороны России не организован контроль и не определены правовые меры реагирования по фактам вандализма и осквернения могил советских воинов, имевшим место на территориях иностранных государств (Румыния, Эстония, Украина, Венгрия и др.)».
Таким образом, на начало 2010 года не было паспортизировано 16754 советских воинских захоронений, в том числе на территории Российской Федерации — 5606.
В действительности цифра эта намного больше. В данные, предоставленные органами местного самоуправления, не вошли могилы и кладбища, находящиеся в отдалении от населенных пунктов, как правило, заброшенные, никак необозначенные на местности, отыскать сейчас которые на практике очень сложно. В качестве примера: разбросанные по лесам, по берегам ручьев и рек госпитальные и медсанбатовские кладбища близ деревень Смердыня, Кондуя, Зенино Тосненского района Ленинградской области.
Учитывая, что предпринятые ранее меры по государственному учету воинских захоронений оказались недостаточно эффективными, к 70-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне в стране проводится еще одна паспортизация.
Перечень поручений Президента РФ по итогам 34-го заседания Российского организационного комитета «Победа», состоявшегося 12 июля 2013 года. Подписано: 02 августа 2013 года.
Поручение № Пр-1831, п.3б.
Высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации обеспечить проведение паспортизации (в том числе обновление ранее оформленных паспортов) воинских захоронений.
Организация: Органы исполнительной власти субъектов РФ.
Ответственные: Руководители органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Срок исполнения: 1 января 2015 года.
Так появляются Учетные карточки воинских захоронений 2014 года, по форме точно такие же, как и 1992 года. И любой желающий может убедиться, насколько добросовестно и полно была проведена эта работа.
А тот, кто непосредственно занимается этой проблемой у себя в регионах, понимает, что работа по постановке на учет и паспортизации воинских захоронений еще очень далека от завершения.
Иван Дьяков».

0
4.03K
1

Акт о злодеяниях немецких оккупантов в Богучарском районе Воронежской области. Составлен районной комиссией 10.01.1943г.

Для справки: в 1943 году в состав Богучарского района входила территория нынешних сельских поселений: Залиманского, Филоновского, Поповского, Луговского, Твердохлебовского, Подколодновского. И город Богучар, конечно.

0
709
1

Не первый раз уже поисковый отряд "Память" разыскивает родственников советских воинов, уроженцев села Журавка Богучарского района. Несколько дней назад к командиру отряда Новикову Николаю Львовичу обратился Горняков Виктор Михайлович - наш коллега поисковик из г.Севска Брянской области.

Будучи на кладбище советских воинов в восточно-германском городе Цвиккау, Виктор Михайлович увидел плиту с фамилией - Картузов и именем Егор. Найдя несколько персональных карточек этого солдата и сопоставив их информацию, Горняков установил, что на кладбище в г.Цвиккау захоронен наш земляк Гарбузов Егор Фёдорович, 1907 года рождения, уроженец села Журавка Богучарского района Воронежской области.

Из немецких документов известно, что Егор Фёдорович попал в плен в сентябре 1941 года под городом Глухов Сумской области Украины. Был угнан на территорию Германии, и находился в лагере для военнопленных шталаг IV B. Умер 29 декабря 1941 года и захоронен в немецком городе Цвиккау.

Жену воина звали Гарбузова Марфа Степановна. Проживала она в донском селе Журавка. 

Воин Гарбузов Егор Фёдорович по данным Богучарской Книги Памяти числится пропавшим без вести в январе 1943 года! Указано, что погиб на реке Дон. 

Вероятно, произошла путаница с другим Егором Гарбузовым, тоже из села Журавка, который в числе юных "донских добровольцев" в декабре 1942 года в составе 1-й стрелковой дивизии освобождал Богучарский район от итало-немецких войск и погиб в первые дни наступления.

Виктор Горняков просит откликнуться родственников солдата Гарбузова Егора Фёдоровича!

Обращаться просим:

- к командиру Богучарского поискового отряда "Память" Новикову Николаю Львовичу (п.Дубрава Богучарского района) по т.+7(47366)47112.

- в селе Журавка - к Пащенко Михаилу Фёдоровичу, нашему добровольному помощнику.

- на сайт Богучарского поискового отряда.


0
948
6

Добрый день. Я ищу место захоронения моего дедушки. Бралин Нургожа, призван с Оренбурской обл, Беляевского р-он, село Буранчи, (призван с Беляевского рвк) захоронен село Журавушка., Воронежской области, скажите. можете ли вы как-то уточнить эту информацию и указать (показать) место захоронения?

sazda57@yandex.ru

0
568
0

Добрый день. Я ищу место захоронения моего дедушки. Бралин Нургожа, призван с Оренбурской обл, Беляевского р-он, село Буранчи, (призван с Беляевского рвк) захоронен село Журавушка., Воронежской области, скажите. можете ли вы как-то уточнить эту информацию и указать (показать) место захоронения?

0
515
0

Указ Президента Российской Федерации от 08.07.2019 № 327 "О проведении в Российской Федерации Года памяти и славы".

Источник: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201907080031

0
1.56K
3

Он был чистого слога слуга… Памяти Эдуарда Ефремова.


Не могу поверить и смириться с тем, что уходят самые лучшие…Замечательный человек, прекрасный журналист и публицист, всё, к чему бы он ни прикасался, было отмечено печатью большого Таланта. Богучарцы и верхнемамонцы безмерно благодарны Ефремову за то, что он в далёких 1980-х первым вывел на всесоюзное обсуждение тему участия подростков в разминировании 1943 – 1945 годов. Благодаря Эдуарду Петровичу не были преданы забвению имена юных Героев Отечества: Жени Седова, Жоры Зайцева, Ивана Татаренкова, Ивана Павленко, Юрия Близнюкова, Василия Полтавского и многих, многих других.

К сожалению, я не был лично знаком с Эдуардом Петровичем. Он редко в последние годы приезжал в наш небольшой городок, тому, наверное, были свои причины: тут и возраст, и пошаливавшее здоровье, а главное, что те мальчишки 1943 года, которые «шли по минному полю», и которые стали для него настоящими друзьями, ушли от нас навсегда…

11 апреля, когда Эдуард Петрович в качестве почётного гостя приезжал к нам в Богучар на чествование участников разминирования, я так и не решился к нему подойти. Теперь очень об этом жалею… Да, наших гостей после завершения праздника сразу взяли «в оборот» организаторы мероприятия – понимаю, банкет и всё такое. Но можно было мне подойти и высказать своё уважение…

Через несколько дней удалось списаться в социальных сетях с Эдуардом Петровичем. Пусть там, на небесах, он простит меня за публикацию части нашей переписки. Я просил его поделиться впечатлениями о мероприятии «Улица младшего сына», а также сообщил ему о том, что в архивах найдены документы, которые позволят взглянуть на «минёрскую» тему по-новому.

А Эдуард Петрович, как будто предчувствуя что-то, ответил: «Не знаю... Во мне пока одни эмоции. Хорошо ли плохо ли, мы своё отгрохали. Вряд ли осилю новое написание, поэтому и сдал документы, статьи, письма... Не успеваешь другое завершить - много интересного материала. 

Тогда была журналистика, и мы влезали на свой страх и риск в любые темы...».

15 июня 2019 гола сердце Эдуарда Ефремова перестало биться…

Вечная ему Память!

+1
704
0

Продолжение...


Истребители. Часть 2-я. Аэроузел Радченское

28 декабря 1942 года части 207-й истребительной авиадивизии начали перебазироваться поближе к фронту, «ушедшему» на запад. Новым местом базирования были выбраны аэродромы аэроузла Богучар – Радченское. 5-й гвардейский и 867-й авиаполки перелетели на аэродром на юго-западной окраине села Радченское. 814-й авиаполк – на аэродром у села Купянка.

Цитирую книгу «Гвардейцы в воздухе»: «…29 декабря полк перелетел на аэродром, расположенный на правом берегу Дона, на окраине небольшого районного центра Радченское. Печальная картина предстала перед нами. Полуразрушенные, обгорелые дома с выбитыми окнами и выломленными дверями.

Группа солдат из БАО (батальона аэродромного обслуживания – С.Э.) и наши мотористы вставили рамы и двери, установили чугунные печки-«буржуйки», наспех сколотили из досок нары — и неприхотливое жилье готово. Хорошо после холодного дня согреться в тепле. В крайнем домике села оборудовали летную и техническую столовую — можно и «подзаправиться»…

Полк продолжал ежедневную боевую работу по прикрытию наземных войск в районах Чертково, Гартмашевки, Стрельцовки, Миллерово.

Схема действия частей 3-го сак 20.12.1942 - 16.01.1943г. Источник ЦАМО РФ

- Как же вы не заметили? Мы же сегодня над моей Украиной дрались…

Эту знаменитую фразу командира эскадрильи Титаренко из кинофильма «В бой идут одни «старики», его прототип мог сказать ещё тогда, в декабре 1942 года. Когда лётчики 5-го авиаполка били врага в небе Ворошиловградской области Украинской ССР.

А враг ещё был силён и хитёр. Немецкие истребители-«охотники» использовали подлую тактику: нападали из-под тишка, били на взлёте. Не было спокойной жизни лётчикам 5-го гв иап и на Радченском аэродроме. 

29-го декабря 1942 года группа из 4-х «мессеров» совершила налет на аэродром. В завязавшейся в небе карусели немецким истребителям удалось подбить советский Як-1, и безнаказанно уйти. А в 15-00 немецкий бомбардировщик Хе-111 сбросил на аэродром восемь авиабомб. К счастью, бомбы упали в 400 метрах от летного поля – и обошлось без потерь.

- Какое училище?

- Оренбургское… Ускоренный выпуск.

- Ясно… Взлет-посадка…

Для многих молодых неопытных летчиков, а их в 207-й иад было около 40%, первые боевые вылеты становились последними. О трагической судьбе лейтенанта Петра Борсука из 5-го гв. иап рассказали ветераны полка в книге «Гвардейцы в воздухе»: «…4 января 1943 года командир полка приказал Игорю Шардакову и недавно прибывшему в полк молодому летчику лейтенанту Петру Борсуку перегнать два самолета с тылового аэродрома на аэродром Радченское.

Утром 5 января они вылетели на Ла-5. Но приемники на заданную на этот день радиоволну не настроили, полет продолжали без должной осмотрительности.

В районе Богучара на большой высоте за ними увязались два «мессера» — «охотники», которые при подходе к нашему аэродрому, прикрываясь солнцем, стали заходить в хвост самолета лейтенанта Борсука для атаки. И когда Шардаков уже приземлился, в эфир с наземной радиостанции немедленно понеслось предупреждение летчику о грозящей ему опасности. По тревоге пошли на взлет две пары самолетов дежурного звена. Но... уже поздно. Атака со стороны солнца, сзади, справа на пикировании была скоротечной, наш самолет загорелся. Пламя перекинулось на мотор и кабину.

Он рухнул на восточной окраине деревни. Взрыв бензобаков поднял вверх столбы густого черного дыма, который тут же заволок чистое нёбо. К месту пожара нельзя было подойти ближе чем на пятнадцать-двадцать шагов. Полыхал огонь, рвались снаряды. Наконец удалось с большим трудом извлечь из обломков обугленное тело Петра Борсука.

На фото командир 5-го гв. иап В.А. Зайцев

В тот же день командир полка Зайцев долго беседовал со всеми, детально анализируя причины трагической гибели летчика. Разобрал различные способы наблюдения за воздушной обстановкой при следовании к цели, при ведении группового боя, при выходе из него и возвращении на аэродром. Предупреждал, что опаснее всего для воздушного бойца неосмотрительность. Есть люди, которые храбро дерутся, умело маневрируют в воздушном бою, метко поражают противника. Но вот бой заканчивается, враг бежит, и молодой летчик, упоенный победой, забывает об осторожности. Только этого и ждет фашистский «охотник». Выйдя из боя и спрятавшись в облаках, он ищет случая, чтобы «из-за угла» ударить того, от кого только что бежал. Надо быть готовым в любую минуту к встрече с врагом.

Опытный истребитель чувствует в полете всю глубину неба, как говорят, видит на все триста шестьдесят градусов. Вот тогда он может своевременно принять разумное решение, упредить внезапную атаку.

— Кто не умеет видеть в воздухе, тот не истребитель, а летающая мишень, — этими словами закончился подробный разбор.

Гибель Петра Борсука многому научила летчиков, послужила уроком не только полку, но и всей дивизии. И надолго запомнилась всем...».

- Я сбил. Я сбил, товарищ командир!

В тот день в воздушных сражениях боевые товарищи Петра Борсука отомстили за его гибель - сбили четыре немецких «Юнкерса». Вылетев около 10-00 утра с Радченского аэродрома, группа из четырёх Ла-5 совместно с четырьмя Як-1 867-го авиаполка в районе Зориновки встретили 13 бомбардировщиков «Ю-87» под прикрытием 5-ти истребителей Ме-109. Наши лётчики смело вступили в бой. Отличился гвардии капитан Николай Павлович Дмитриев, с дистанции 100-150 м. сбивший немецкий «Юнкерс», который с дымящим мотором резко ушёл к земле.

Гвардии старший лейтенант Василий Никитович Гринёв с дистанции 50 м. атаковал сверху другого «Ю-87», сбил его. Развернувшись вправо, сразу же атаковал подвернувшего Ме-109ф, но безрезультатно.

Рисунок. Ла-5 в воздухе. Источник: http://airaces.narod.ru/

В ходе стремительного боя в хвост нашему Ла-5 «зашёл» немецкий «Юнкерс». Гвардии лейтенант Василий Алексеевич Шумилин бросился на выручку, меткой очередью заставил «немца» спикировать на землю.

В этом же бою лейтенант Фёдор Митрофанович Червоткин из 867-го иап сбил четвёртого Ю-87, который упал в районе к западу от города Великоцка. Потерь с нашей стороны не было.

Другая группа в составе 4-х Ла-5 из 5-го гв. иап и 4-х Як-1 из 867-го авиаполка в районе Чертково заметили на небольшой высоте немецкий «Хеншель-126». Первым атаковал противника старшина 867-го авиаполка Александр Васильевич Парфенов. «Немец» стал отстреливаться, на подмогу Парфёнову поспешили два самолёта Ла-5. Подбитый Парфёновым «Хеншель» стал пикировать вниз, один из членов его экипажа выбросился с парашютом, по приземлении был схвачен нашими наземными войсками.

До середины января 1943 года 5-й гв. иап вел воздушные бои и прикрывал штурмовку аэродрома в Гартмашевке – там был наглухо заблокирован немецкий гарнизон. После освобождения района Гартмашевки на близлежащие аэродромы у сёл Штеповка и Викторовка Кантемировского района перебазировались части 207-й авиадивизии. А Радченский аэродром продолжал использоваться советскими авиачастями.

- В жизни бывают минуты, когда человеку никто, никто не может помочь!.. Рождается сам и умирает сам.

На фото летчик 5-го гв. иап Ф.Е. Горчаков, погиб 23.01.1943г. в с.Радченское

23 января 1943 года на юго-западной окраине села Радченское потерпел крушение истребитель Ла-5, за штурвалом которого находился Фёдор Егорович Горчаков. Лётчик 5-го гв. иап совершал тренировочный полёт, но не справился с управлением. В донесении о потерях 207-й иад указана причина катастрофы - «потеря пространственной ориентировки». Пилот погиб и был захоронен недалеко от аэродрома на окраине села.

- Когда кончится война, вернемся мы сюда. Пройдем по этим местам… кто останется в живых…

- И позовем лучший симфонический оркестр. Выйдет дирижер. Я подойду к нему и скажу…

- Пусть они нам сыграют…

- Нет, ты знаешь… я сам… Скажу: извини, маэстро, дай я… и как врежем «Смуглянку»… от начала и до конца.

- Война — это все преходяще. А музыка вечна!

+2
1.15K
2

Истребители. Часть 1-я. Аэроузел Краснофлотское.


В далёком 1974 году на киноэкраны Советского Союза вышел фильм кинорежиссёра Леонида Быкова «В бой идут одни «старики». Этот кинофильм о военных буднях лётчиков-истребителей по праву считается одним из лучших советских фильмов о Великой Отечественной войне. Он быстро разошёлся на цитаты, стал любимым уже для нескольких поколений зрителей на территории бывшего СССР.

Но мало кому известно, что у героев фильма – гвардии капитана Титаренко с позывным «Маэстро» и лётчиков его «поющей» второй эскадрильи - были свои реальные прототипы. Образ командира эскадрильи, прекрасно сыгранный Леонидом Быковым, «срисован» с двух лётчиков 5-го гвардейского истребительного авиаполка (5-го гв. иап) – командира эскадрильи Ивана Павловича Лавейкина (Героя Советского Союза) и командира звена Виталия Ивановича Попкова (дважды Героя Советского Союза). Ветераны полка впоследствии и рассказали Леониду Быкову множество интереснейших историй, включенных режиссёром в окончательный сценарий кинокартины. Кстати, молодые лётчики из фильма: «Ромео», «Смуглянка» и «Кузнечик» - тоже имели своих реальных прототипов.

На фото лётчики 5-го гв. иап В.И. Попков (слева) и И.П. Лавейкин (справа). 1943г.

А тот факт, что лётчики-истребители 5-го гв. иап в составе 207-й истребительной авиадивизии 3-го смешанного авиакорпуса 17-й воздушной армии обеспечивали наступление советских наземных войск в ходе операции «Малый Сатурн» - известен только узкому кругу военных историков и любителей авиации. И базировался 5-й гвардейский авиаполк в декабре 1942 года на аэродромах в Петропавловском районе Воронежской области и в селе Радченское Богучарского района, куда перелетел в середине января 1943 года после освобождения от врага правобережья Дона.

Наш рассказ о тех героических днях, и о лётчиках 5-го гвардейского истребительного авиаполка…

На территории Петропавловского района Воронежской области относительно недалеко от линии фронта располагался имевший важное значение аэроузел Краснофлотское. Полевые аэродромы располагались у сёл Краснофлотское, Березняги, Новотроицкое и хутора Огарев. На этих аэродромах базировалась советские истребительные авиаполки. Штурмовая и бомбардировочная авиация дислоцировалась на удаленных от фронта аэродромах Калачеевского аэроузла, в Таловском районе и в Бутурлиновке.

Схема базирования частей 3-го сак на 16.12.1942г. Источник: ЦАМО РФ.

Из книги о боевом пути 5-го гв иап «Гвардейцы в воздухе»: «…В начале ноября (1942г. – С.Э.) в полк пришел короткий приказ: прибыть во второй запасной авиаполк на одной из станций Горьковской области за получением новых самолетов.

Приказ не обсуждался, но все без исключения — командир полка, летчики, техники — волновались за судьбу наземных войск, которые вдруг лишались прикрытия. Когда предстояло покидать на некоторое время фронт, одолевало чувство какой-то вины.

На аэродром прилетел новый полк на «яках». Фронт не оголялся. Но все равно летчики нервничали, хотя и понимали, что их ждет учеба, новый, более современный истребитель.

Из запасного авиаполка к нам прибыли Александр Мастерков, Анатолий Беляков, Иван Сытов, Николай Сверлов, Александр Орлов, Александр Пчелкин, Александр Остапчук, Николай Анцырев. Большинство из них были летчиками-инструкторами в авиаучилищах, имели хороший налет, написали не один десяток рапортов, пока не попали в действующую армию.

Командир полка Василий Александрович Зайцев и его заместитель по политчасти внимательно познакомились с каждым вновь прибывшим. Так было заведено. С первой же минуты новички ощущали отеческую заботу. Им подробно рассказывали историю полка, внушали уважение к овеянному славой Гвардейскому полковому знамени. При получении назначения в эскадрильи их торжественно представляли личному составу.

Зайцев любил откровенные беседы с рядовыми гвардейцами. Рассказывал им о подвигах Соколова, Онуфриенко, Нюнина, Мочалова. Ведь почти с каждым из прославленных летчиков он сам летал, видел их в бою.

Молодые летчики брали схемы и знакомились с проведенными боями. Постигали новые тактические приемы. А пока в полку шло доукомплектование.

Командирами эскадрилий стали обстрелянные в воздушных схватках Николай Киянченко, Иван Лавейкин и Николай Дмитриев…

На фото командиры эскадрилей 5-го гв.иап Н.П. Дмитриев (слева) и Лавейкин И.П. (справа). Источник фото: airforce.ru

…Теперь нам предстояло овладеть новым самолетом Ла-5 — скоростным, маневренным истребителем. Он как бы символизировал непрерывное движение нашей техники вперед. По мощности мотора и огня Ла-5 превосходил немецкие истребители. Летный и технический состав принялся осваивать машину.

Занимались, не жалея сил. Только бы скорее, скорее... Полк готовился к новым боям, новым победам.

По ежедневным сводкам Информбюро было очевидно, что под Сталинградом готовится решительное сражение. И переброска полка была связана с этим. Командование торопило быстрей овладеть грозным истребителем, слетаться парами, отстреляться.

Со временем и погодой не считались. 15 декабря 1942 года полк в составе 207-й истребительной авиационной дивизии 3-го смешанного авиационного корпуса 17-й воздушной армии приступил к боевой работе в средней излучине Дона.

16 декабря войска Юго-Западного фронта перешли в наступление. В первые часы операции авиация не смогла поддержать войска, которые, встретив упорное сопротивление противника, продвигались медленно. Но в середине дня, когда распогодилось, эскадрильи штурмовиков и бомбардировщиков под прикрытием истребителей обрушили бомбовые удары на оборону противника и его тыл…».

В действительности же, истребительные авиаполки 207-й иад начали свою работу по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков только с 19 декабря 1942 года, по прибытию на аэродромы Краснофлотского узла.

Лётчики 5-го гв. иап в течение 19 декабря 1942 года перегоняли самолёты Ла-5 с аэродрома Нижне-Каменка на аэродром у села Новотроицкое Петропавловского района. К концу дня полк перегнал 20 самолётов. На соседний аэродром в Березнягах садились истребители Як-1 814-го истребительного авиаполка.

Но следующий день 20 декабря по погодным условиям оказался «нелётным». Полки 207-й авиадивизии занимались восстановлением материальной части. И только 21-го числа истребители 5-го гв. иап совершили свои первые разведывательные вылеты в район Чертково, Кутейниково, Сетраковский.

- Ну как у тебя там? Как у тебя там, Маэстро?

- Нормально... Падаю...

25-го декабря авиаполк выполнял задачу по прикрытию наземных войск, наступавших по направлениям: Богучар – Мешковская – Волошино – Красновка. С самолётами противника в тот день летчики полка в воздухе не встретились. Не удалось провести и штурмовку немецкого аэродрома в Гартмашевке – так как бомбардировщики противника к моменту подлёта истребителей Ла-5 к Гартмашевке уже покинули зону аэродрома. Но без происшествий в тот день обойтись не удалось: лётчик 2-й авиаэскадрильи и ведомый Виталия Ивановича Попкова гвардии младший лейтенант Александр Иванович Пчёлкин из-за неисправности материальной части произвёл вынужденную посадку в 4-х километрах к юго-западу от села Новотроицкое. К счастью, пилот Пчёлкин (впоследствии – Герой Советского Союза) остался жив.

На фото лётчик 5-го гв. иап А.И. Пчёлкин

А впереди лётчиков ждали новые бои, первые победы над немецкими асами и гибель боевых товарищей…

- Между прочим... Где мои сто грамм за сбитый?

- Я непьющий. Но - дело принципа!

Так описывается один из воздушных боёв авиаполка в районе села Новая Калитва Россошанского района в книге «Гвардейцы в воздухе»: «Первым в полку счет сбитых вражеских самолетов на Юго-Западном фронте открыл гвардии старший лейтенант Игорь Шардаков. Встретив при патрулировании в районе Новая Калитва четыре Me-109, он смело атаковал ведущего группы. Остальных связали боем гвардейцы Виталий Попков и Николай Макаренко. После первой меткой атаки Шардакова вражеский самолет на высоте триста метров перевернулся на спину и врезался в землю. Опасаясь разделить участь ведущего, три Me-109 удрали…».

Этот бой произошел 26-го декабря 1942г. В «Журнале боевых действий» 207-й иад за 26-е декабря есть такая запись: «… в 15-10 на высоте 1500 м. над целью встретили 5 Ил-2, которых начали прикрывать. Ил-2 штурмовали западную окраину Н.Калитва и мост через реку Калитва. Во время штурмовки на высоте 400 м. к Ил-2 подошло 2 Ме-109 и атаковали их. 3 Ла-5, заметив «мессеров», атаковали их и навязали им воздушный бой. В результате лейтенант Шардаков сбил один Ме-109, который упал в районе Новая Калитва. В это время к месту боя подошли еще два Ме-109, которые сходу атаковали Емелина. Лейтенант Емелин был сбит и врезался в землю. Остальные Ла-5 стали атаковать «мессеров», но они боя продолжать не стали и ушли курсом на запад…».

Лейтенант 5-го гв. иап Емелин Алексей Яковлевич считается пропавшим без вести 26-го декабря 1942 года…

- Будем жить!

На фото лётчик 5-го гв.иап И.А.Шардаков

В «Журнале боевых действий» 207-й иад указано, что в тот же день 26.12.1942г. не вернулись из боевого задания два летчика 5-го гв. иап - Бикмухаметов и Жаров. О воздушном бое и гибели уроженца Казани Ибрагима Бикмухаметова, на счету которого был удачный таран немецкого истребителя, совершенный смелым лётчиком в августе 1942 года, рассказывается в книге «Гвардейцы в воздухе»: «…Во второй половине дня наша пара самолетов во главе с заместителем командира третьей эскадрильи гвардии старшим лейтенантом Бикмухаметовым заметила в районе Богучара трех фашистских истребителей.

— Прикрой, атакуем! — передал Ибрагим по радио.

С первой же атаки был сбит Me-109. Но сверху на отважную пару свалилась еще четверка фашистских истребителей.

Самолет ведущего нашей пары подбили, летчика ранили. Он не выходил из боя, пока машина слушалась рулей. Неожиданно мотор стал давать перебои. Спасти машину во что бы то ни стало! И летчик пошел на вынужденную посадку с убранными шасси. Но неудачно. Так погиб Бикмухаметов...

Схема последнего боя И.Ш.Бикмухаметова  у села В.Мамон. Источник: ЦАМО РФ

Трудно забыть скромного пилота, награжденного тремя боевыми орденами. Жизнь его оказалась слишком короткой. В полку хорошо знали его биографию. Работал в Казани на заводе синтетического каучука, одновременно учился в городском аэроклубе. Потом учеба в Борисоглебской военной летной школе.

Похоронили его в деревне Верхний Мамон, недалеко от места вынужденной посадки…».

Из «Отчета о боевой работе 207-й истребительной авиадивизии за декабрь 1942г.»: «… 26.12.1942 во время прикрытия наземных войск в районе Верхний Мамон на 500 м. наши 2 ЯК-1 (старший лейтенант Бикмухомедов и лейтенант Жданов) были внезапно атакованы 3 Ме-109. Первую атаку произвели со стороны солнца спереди под углом 40 градусов в строю пеленг и с первой же атаки подбили самолет Жданова.

На фото летчик 5-го гв. иап И.Ш.Бикмухаметов

Бикмухомедов после первой же атаки ушел с набором высоты для занятия выгодной позиции. Ме-109 также ушли вверх и повторили атаку сверху сзади. При второй атаке один Ме-109 проскочил Жданова и преследовал Бикмухомедова. Жданов, несмотря на свой подбитый самолет, атаковал в хвост с дистанции 200-150 м., но в это время был сам атакован остальными 2 Ме-109: одним сверху, вторым снизу сзади. Самолет Жданова загорелся и пилот выбросился на парашюте с высоты 150 м. на своей территории, прибыл в часть. Самолет сгорел. По показанию наземных частей пилот Бикмухамедов продолжал бой с 2 Ме-109 и был сбит в районе Верхний Мамон. Пилот погиб, самолет разбит. Решающее значение в этом бою сыграла внезапность атаки со стороны противника и недостаточная бдительность со стороны наших экипажей…». 

Удалось установить, что ведомым Ибрагима Бикмухаметов в тот день был лейтенант Борис Сергеевич Жданов. Он получил ранение…

Продолжение следует...

+1
1.40K
9

НЕ ЗАБЫВАЙ О НИХ, РОССИЯ...

В садах, в цветах и в свежих пашнях,

В колосьях наклоненной ржи,

Я вижу их – в бою упавших,

Отдавших жизнь свою за ЖИЗНЬ!

Я вижу их – широкоплечих,

Ремнём подтянутых парней

Лежать оставшихся навечно

На Богучарщине моей!

У Осетровского плацдарма

И белых дерезовских круч –

Простые парни, наши парни –

Рассвета нынешнего луч!

Не от того ли здесь, в Придонье

Как много лет тому назад

Седые женщины в ладонях

Вдруг прячут влажные глаза.

И не о них ли эти списки

Родных имен безмолвный ряд

На серых плитах обелисков

Вы, люди, слышите – кричат.

Кричат, кричат в рассветной сини

Как блеск разбуженных ручьёв.

Не забывай о них, Россия,

Они – дыхание твоё…

Автор Н.Л. Новиков

+1
585
0
Тип статьи:
Авторская

ГЕНЕРАЛЫ_

РЕЙССИГ - АЛЬФТАН Алексей Карлович (22.12.1813, Силезия - 6.4.1885,Богучар, похоронен в Соборе, центр города) генерал-майор (23.3.66), генерал-лейтенант (14.2.79), командир 11-го Уланского Чугуевского полка дислоцировался в Богучаре (1877-78) участвовал в сражении под Плевной, в деле при д. Осиково и Кавачицы (1877), командир 12-го гусарского Ахтырского полка (1868-72), командир 6-й запасной кавалерийской бригады (7.11.72-19.2.76), скончался в своем имении Анненское Бобровского уезда, художник С.В. Иванов сделал зарисовки для своих будущих картин и набросок «Похороны генерала» (9.4.85); жена (20.1.48) София Шарлотта Эмилияурождённая Теслефф (13.3.1825, Выборг - 28.3.1867, Богучар); сын Владимир Алексеевич (29.4.1860, Бежецк - 19.12.1940, лютеранское кладбище Гельсингфорса Финляндии) генерал-майор (6.12.1905), генерал-лейтенант (15.1.15), генерал от инфантерии Русской императорской армии (16.4.16), начальник отдела РОВС (1916-22), председатель Союза русских военных инвалидов в Финляндии (1917-39); брат Аполлон Карлссон Альфтан штабс-капитан, землевладелец, фабрикант стекла; отец Карл Вильхельм Альфтан (13.8.1789, Выборг - 11.7.1866, Виролахти) статский советник.

ЛИСАНЕВИЧ Иван Алексеевич (08.05.1840, слобода Березовка Богучарского уезда - 13.08.1915, город Петроград), государственный деятель, действительный статский советник.(генерал-майор). Из дворян. Окончил физико-математических факультет Московского университета (1861). Мировой посредник Богучарского уезда (1864-1865), председатель Богучарской уездной земской управы (1865-1872, 1893-1894), Воронежской губернской земской управы (1872-1893). Способствовал становлению уездного и губернского земства. Вице-губернатор Уральской области (1894-1900; город Уральск, ныне в Казахстане). Предводитель дворянства Богучарского уезда (1904). Член Государственного Совета по выборам от Воронежского земства (с 1906). Специалист в области коннозаводства.

ШУРИНОВ Александр Петрович (24.11.1815 д. Локтевая села Паниковца Засосенского стана Елецкого уезда Орловской губернии-1885 с. Шуриновка Богучарского уезда) Закончил Москов­ский университет и в 1844 году Александр Петрович женится на Хариной Любови Платоновне, младшей дочери титулярного советника Харина Платона Стефановича, помещика Воронежской губернии. Брак был освящён в приходской церкви слободы Морозовки Острогожского уезда 25 августа 1844 года. Пожалован тёмно-бронзовой Медалью на Андреевской ленте в память войны 1853-1856 годов. Действительный статский советник с 15 января 1866 года. Этот гражданский чин соответствовал в то время военному чину генерал-майора. Известно, что в 1867 году Александр Петрович занимал должность Богучарского уездного предводителя дворянства В последующем довольно часто Шуриновы избирались Богучарскими уездными предводителями. Незадолго до 1905 года Шуриновка стала возглавлять новообразованную Шуриновскую волость. Занимался коневодством.

УРСУЛ Алексей Иванович (12.02.1858, слобода Старая Меловая Богучарского уезда - 04.03.1910, город Санкт-Петербург, похоронен в слободе Старая Меловая), государственный и общественный деятель, действительный статский советник (генерал-майор). (1904). Из дворян. Окончил Воронежскую военную гимназию (1876), Николаевское кавалерийское училище (1878). Служил в лейб-гвардейском Драгунском полку (1878-1882). Непременный член Богучарского уезда по крестьянским делам присутствия (1884-1891). Заместитель начальника 2-го участка Богучарского уезда (1891-1895). Председатель Богучарской уездной земской управы (1895-1902). Одновременно почетный мировой судья Богучарского уезда (1885-1902). Непременный член Воронежского губернского присутствия (1901-1902). Председатель губернской земской управы (1902-1908). Участник земских съездов 1904 года. Председатель Воронежского отдела «Союза 17 октября». Депутат III-й Государственной Думы (с 1907). Входил во фракцию октябристов. Член комиссий: по государственной обороне, по местному самоуправлению, об изменении законодательства о крестьянах. ПредседательВоронежской учёной архивной комиссии (1903-1908).

БЕЛОКОНЕВ Константин Кириллович – уроженец села Терещково Богучарского уезда (1913 – 1994), генерал – майор запаса, профессор, кандидат военных наук. Лауреат премии им. М. В. Фрунзе. кавалер четырех орденов Красного знамени, Отечественной войны второй степени и двух орденов Красной звезды, имеет медали за «За оборону Кавказа», за «Боевые заслуги»и другие.

ГОЛУБОВ Анатолий Ефимович (16.4.1908, с. Марковка Богучарского уезда – 29.1.1978, Москва), генерал-майор авиации (1949), Герой Сов. Союза (29.6.1945), заместитель командира авиадивизии «Нормандия-Неман».

ГОРОДНЯНСКИЙ Авксентий Михайлович (1.3.1896, сл. Талы Богучарского уезда – 27.5.1942, Барвенковский плацдарм, похоронен в Харькове), генерал-лейтенант (1942), командующий 13-й армией Брянского, затем Юго-Западного фронтов (1941), участвовал в Елецкой наступательной операции, командующий 6-й армией Юго-Западного фронта (1941 - 1942).

ЛЮТОВ Иван Степанович (28.8.1923, сл. Криница Богучарского уезда – 1997, Москва), генерал-лейтенант (1972), профессор Военной академии Генерального штаба (1972 – 1985), заместитель начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил Варшавского Договора (1985 – 1991).

ЕФИМОВ Александр Николаевич (6.2.1923, сл. Кантемировка Богучарского уезда – 31.8.2012, Москва), маршал авиации (1975), дважды Герой Сов. Союза (26.10.1944, 18.8.1945), заслуженный военный летчик СССР (1970), доктор военных наук, профессор Лауреат Государственной премии СССР (1984); все дети продолжают прославленную военную династию сыновья стали учеными: Виталий генерал-лейтенант авиации, зам. начальника военно-воздушной инженерной академии им. Н.Е. Жуковского, Игорь полковник, Дмитрий подполковник, дочь Нина окончила Московский авиационный институт, внук Александр подполковник.

ЖИЛИН Павел Андреевич (5.3.1913, с. Воробьевка Богучарского уезда – 6.2.1987, Москва), генерал-майор (1946), генерал-лейтенант (1968), доктор исторических наук (1956), профессор (1961), проректор Академии общественных наук при ЦК КПСС (1964 - 1966), начальник Института военной истории МО СССР (1967 - 1987), член-корреспондент АН СССР (1968), председатель Комиссии историков СССР и ГДР (1978 - 1983), вице-президент Международного комитета истории Второй мировой войны (1983 - 1987), почётный Гражданин города Вязьмы (1985).

ЖУКОВСКИЙ Сергей Яковлевич. Генерал – полковник. Родился 7 Октября 1918 года на хутор Перещепный Воронежской области. К концу войны выполнил более 500 успешных боевых вылетов, записал на свой боевой счёт 28 воздушных побед — 13 самолётов сбил лично и 15 в составе группы. Был представлен к звания Герой Советского Союза.). Был представлен к званию ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА.

КРАСНОЛУЦКИЙ Митрофан Петрович (21.5.1906, сл. Калач Богучарского уезда – 11.3.1987, Киев), генерал-майор авиации (1954), Герой Сов. Союза (16.1.1942), в воздушном бою 12.8.1941 тараном уничтожил вражеский истребитель, после чего произвел посадку на своем аэродроме, с 1957 в запасе, жил и работал в Воронеже, позже – в Киеве; в Калаче установлен бюст (1995г.).

КИРИЛЛОВ Иосиф Константинович (1905 – декабрь 1993) – генерал-майор, Почётный гражданин г. Рославля Смоленской области и г. Могилёва Белорусской ССР. Воевал в 40-й Богучарской дивизии, 103 Богучарский полк. Был представлен к званию ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА. Родился в селе Полтавка Богучарского уезда.

КРАВЦОВ Олег Петрович, генерал майор (генерал – лейтенант?). генерал-майор КГБ СССР (1967), офицер КГБ СССР. Родился в 1938 году в с. Полтавка Богучарского района. Закончил Полтавскую начальную школу. Ташкентское Суворовское военное училище МВД СССР (ТшСВУ) (1956 г.). Окончил Академию генерального штаба (1966). Служил в Западной группе войск в Германии (1966-77). Начальник отдела связи Дальневосточного округа (1984-85), начальник от­дела связи при Президенте (1991-1995).начальник аналитического отдела Министерства обороны России (1995-99).

САЛАМАХИН Тимофей Михайлович (1.2.1922, с. Рудаевка Богучарского уезда - 3.12.2014, Москва) генерал-майор (1980), кандидат технических наук (1955), доктор технических наук (1963), профессор (1967), действительный член Российской академии ракетных и артиллерийских наук (1993), Заслуженный деятель науки и техники РСФСР
(1980), окончил: 7 классов Рудаевской неполной средней школе (1936), Богучарское педагогическое училище им Н.К. Крупской (1939), ускоренный курс Московского военно-инженерного училища (1941), Московскую высшую офицерскую инженерно-минную школу (1944), Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева (1952); призван Ровеньским РВК Воронежской области (15.6.40), командир корпусного инженерно-саперного батальона Юго-Западного фронта (1941), начальник штаба армейского инженерно-саперного батальона (1942) организовывал переправу через р.
Оскол в Купянске, одновременно подготавливал к взрыву и взорвал четыре моста на р. Оскол, командир отряда заграждений 38-й армии (1942-43), создавал предполье оборонительного рубежа по р. Красная (1943), старший помощник начальника 1-го Отделения штаба инженерно-сапёрной Режицкой бригады (1943-45), участвовал в испытаниях оружия при подземных взрывах на р. Чаган на Семипалатинском полигона (1965), слушатель, адъюнкт, преподаватель кафедры минно-взрывного дела и заграждений, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры и начальник кафедры, профессор кафедры Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева (1945- 93) учёный в области исследований механического действия взрыва и боевой эффективности инженерных боеприпасов, руководитель и участник разработки основ теории заграждений и боевой эффективности инженерных боеприпасов, руководил созданием пособия по ведению боевых действий в условиях наземной минной войны для войск в Афганистане (1982-83), в первых рядах ликвидаторов на Чернобольской АЭС (3-17.5.1986), автор более 190 трудов, из них 6 монографий и 3 учебников, подготовил 45 кандидатов наук и 5 докторов наук (1967-87); награждён орденами: Отечественной войны 1-й ст. (3.5.45,11.3.85), 2-й ст. (25.11.44), Трудового Красного Знамени, Красной Звезды; «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й ст.

ЛИХАЧЕВ Пётр Алексеевич (1905, Богучар – 15.1.1983, Москва) генерал-майор юстиции (19_?_), доброволец РККА (1919), участвовал в подавлении басмачества в Восточной Бухаре (1922-24), уничтожал банду Мустафакула (1925), служил: на Дальнем Востоке (1941-45), Лихачев П.А. принимал участие в реабилитации известных советских военачальников, репрессированных в 1930-х — Тухачевского, Якира, Корка, Уборевича и др

ЛЮТОВ Иван Степанович (28.8.1923, сл. Криница Богучарского уезда – 1997, Москва), генерал-лейтенант (1972), профессор Военной академии Генерального штаба (1972 – 1985), заместитель начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил Варшавского Договора (1985 – 1991)

ЦЫБУЛИН Николай Иванович – генерал-майор КГБ СССР. уроженец села Залиман. Богучарского района. Окончил Богучарскую среднюю школу в 1941 году. Он закончил Ленинградское пожарно-техническое, училище. После окончания училища его направили в Алма-ату, где он служил не по специальности возил новобранцев на восток, в Находку/.Затем его перевели в Гурьев, но кадров не хватало и его перевели в Москву. Он служил в пожарном отряде связистом. В 1957 году во время проведения Международных спортивных игр все войска МВД были мобилизованы на поддержание правопорядка. Здесь его заметил КГБ. Он был направлен в отдел по снабжению при КГБ. Там он постепенно дослужился до начальника Управления КГБ, получил звание генерала. Во время путча в 1991 году ему было предъявлено обвинение, что он обеспечивал группу «Альфа», находившуюся в тот момент в клубе КГБ на Лубянке, продовольствием. Но у него нашлось алиби он в тот момент занимался организацией похорон кого-то из начальства. В конце 1991-го года он ушел в отставку по болезни. До 1998 года он лечился в хороших клиниках, но безуспешно видимо что с кровью было. В 1998 году он умер

0
796
1

Поиск длиною в 11 лет

В далёком 2008 году воронежские СМИ рассказали удивительную историю, которая, к сожалению, продолжения своего не имела. Оказывается, под Санкт-Петербургом в районеСинявинских высот соратниками-поисковиками были найдены фронтовые письма, адресованные бойцам 219-го стрелкового полка 11-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта. Эти письма, к сожалению, так и не были доставлены адресатам. Рядом с алюминиевым ящиком, заполненным письмами, поисковики нашли останки девушки-почтальона.

Некоторые письма были отправлены из нашей Воронежской области, а одно – из села Лофицкое Богучарского района. Красноармейцу Леонтию Беблову передавали весточку из родного дома его мама Елена Фёдоровна Беблова и сестра Нюся. Боец должен был получить долгожданное письмо 30 июля 1943 года…

О чём же сообщали Леонтию его родные?                                                                                              

Письмо из 1943г. Источник: http://warletters.aif.ru/

«Здравствуй мой дорогой сынок и брат! Посылаем мы тебе пламенный горячий далекий скучный родительский привет… Передает мама скучный привет и сестры Нюся и Феня по низкому далекому скучному привету до самой сырой земли. Лева, мы твое письмо получили, за которое очень и даже очень благодарим, из которого узнали, что ты жив здоров. Лева, Дуню взяли в армию, сейчас она при штабе работает телефонисткою. От отца и от Вани писем мы не получаем и не знаем, они живы или нет. Марфа на окопах, Толик у Параски Бебловой. До свиданья, бумаги нет, писать не на чем»[1].

Леонтию Ивановичу Беблову посчастливилось вернуться с войны – пусть сильно израненным, но живым! Что же известно о его судьбе? Родился он в 1914 году в селе Лофицкое Богучарского уезда. В 1937 – 1940 годах отслужил срочную службу в Красной Армии. Воевал в советско-финской (Зимней) войне, прорывал линию Маннергейма на Карельском перешейке в 1939 году.

Удивительное совпадение: воевал он в тех самых местах, где был призван в армию в июне 1941 года Мгинским райвоенкоматом Ленинградской области. Почему же он снова оказался под Ленинградом? Причина простая – по договору с лофицким колхозом отправился он перед войной на торфоразработки, как тогда говорили «на торфы».

По документам Центрального архива Минобороны России известно, что до сентября 1943 года наш земляк воевал в 219-м полку 11-й стрелковой дивизии. А с октября 1943 года – он попадает в 314-ю стрелковую дивизию. В составе 1074-го полка этой дивизии сражается с немцами под Ленинградом. После прорыва блокады в ходе наступления при форсировании реки Нарва красноармеец Леонтий Беблов получает тяжелое осколочное ранение.

Несколько месяцев лечения в госпитале №3167, что в городе Слободской Кировской области, и Леонтия Ивановича признают негодным к военной службе. Вскоре он возвращается в родное село Лофицкое. 2-я группа инвалидности была причиной того, что в весной 1945 года Леонтий Беблов нигде не работал.

По представлению Богучарского райкома ВКП (б) Указом Президиума Верховного Совета СССР от 06.11.1945 года Беблов награждается орденом Красной Звезды.

О его жизни в послевоенные годы известно не очень много. В 1985 году, уже будучи на пенсии, он жил в селе Луговое. К 40-летию Великой Победы луговчане собрали коллекцию фотографий и анкет односельчан - участников войны. К счастью, она сохранилась и до наших дней. Благодаря этому нам известно о награждении Леонтия Ивановича медалями «За оборону Ленинграда» и «За победу над Германией».

В некоторых других богучарских сёлах, где такая работа проводилась учениками школ – «красными следопытами», а также по линии партийных организаций колхозов и совхозов, такие бесценные документы и фотографии, к сожалению, с развалом колхозов были утрачены.

Умер Леонтий Беблов в где-то конце 1980-х – начале 1990-х, был захоронен на кладбище в селе Луговое. К сожалению, это и вся информация о нём.

На фото Беблов Л.И. 1985г. Источник: http://lugovoe36.ru/

Что же известно о его родных? Из письма мы знаем, что сестер его звали Нюся (вероятно, Анна) и Феня (Фаина), мать – Беблова Елена Фёдоровна. Упоминаются в письме также Ваня, Дуня, Марфа и Толик. Кто это – его братья и сестры?

А вот отца Леонтия – Ивана Петровича Беблова, как и сообщала в письме Елена Фёдоровна – после освобождения Лофицкого призвали в 1-ю Гвардейскую армии. По возрасту (а он был 1893 года рождения) попал Иван Петрович в батальон хозобеспечения. С фронта он вернулся с медалью «За победу над Германией».

В 1985 году к юбилею Победы был награжден уроженец села Лофицкое Беблов Иван Иванович, 1923 года рождения - вероятно, тот самый Ваня из письма.

11 лет назад этот поиск начала газета «Аргументы и факты», оригиналы писем, эти бесценные весточки из прошлого, могут быть переданы родственникам. 

Поэтому просим отозваться родственников солдата Великой Отечественной Леонтия Ивановича Беблова!!!

+2
922
0

Сведения предоставил Дмитрий Бриштен:

"Партизаны  Василий Чалов - установлена судьба пропавшего офицера. 
Просматривая партизанские документы, обратил внимание на один боевой эпизод, где погиб партизан. Он был командиром взвода 30-й роты отряда «Победа» одноименной партизанской бригады Барановичской обл.
Ф. 1399. Оп.1. д.688. Партизанское соединение Барановичской обл. бригада "Победа". Акты и боевые донесения о боевой и диверсионной деятельности отряда Победа. 6 ноября 1942 – 31 декабря 1944г. 119 листа.
Л. 89. В штаб отряда Победа. От 30-й роты. Рапорт. В настоящем рапорте доношу о том, что 23.11.1943 была выслана группа бойцов в к-ве 18 человек во главе с л-том Чалов Василий в р-н Зельвы на диверсионные работы. Порезав телефонную линию на шоссейной дороге Зельва-Волковысск и спалив маентак – Плавских возвращались домой. На пути наскочили на немецкую засаду, находящиеся возле речки Зельвянки. Чалов В. Отошел с группой бойцов в кол. 11 человек в Горенский лес, где днем 26.11. попал в облаву. Л-нт Чалов вступил в бой с немцами, убил 4-х немцев и погиб здесь и сам. 26.11.1943 л-нт Чалов погиб в неравном бою. Деркалюк Николай Андреевич пропал без вести. Политрук роты – Мастя…(подпись.). 6.12.1943.
К сожалению, списков бойцов бригады я на руках не имел, поэтому просмотреть полные биографические данные не удалось. Просмотрев ОБД Мемориал с высокой степенью можно утверждать, что л-нт Чалов, это без вести пропавший в июне 1941г. Василий Александрович Чалов, 1912 г.р., командир пулеметного взвода 700 СП 121 СД. Полк как раз в июне 1941 принял бой на Щаре. Мать проживала в г. Пржевальск (Киргизия). Однако родом он был по видимому с нынешнего Бобровского р-на, Воронежской области о чем свидетельствуют документы Хреновского РВК Воронежской области. Будем надеяться, что этот материал будет полезен в поиске родных офицера".

Просим обладающих сведениях о родных Чалова В.А. обращаться на наш сайт, или сайт группы "Рубон"!

0
757
0

Они были из села Купянка... 

Рассказ Демченко Таисии Фёдоровны о подростках села Купянка Богучарского района, участниках разминирования 1943-1944 годов.

"Страхов Дмитрий Митрофанович родился в ноябре 1926 года в селе Купянка Богучарского района, в крестьянской семье. Мать – Мария, отец – Митрофан. Митя (так родные звали Дмитрия Страхова) был добрым, умным, трудолюбивым, наблюдательным, хорошо учился. Был лидером среди сверстников. Кареглазый весельчак Митя любил небо и мечтал стать лётчиком. Вместе со своим неразлучным другом Васей Безугловым в ОСОАВИАХИМе обучался на планере вождению самолётов.

              На фото маленький Митя Страхов с отцом и матерью

Но началась война, и в 1942 году в село Купянка вошли оккупанты. Как-то они заставили многих сельских мальчишек мыть немецких лошадей. Наш Митя убежал. Пришел немец, схватил Митю, поставил его к стенке. И только приезд какого-то важного немецкого чина, да мольбы и рыдания родственников Мити спасли его от расстрела.

Жили мы в землянке, возле нынешнего кладбища. Иногда Митя и Вася Безуглов уходили, как они выражались, «блукать» по селу. Как узнали мы потом, они не просто «блукали» по селу, а следили за действиями фашистов и передавали сведения партизанам. В селе были оставлены люди, которые должны были организовать подрывную работу в тылу врага. Жили они далеко от села, в оврагах. Среди них были Певнев Емельян Антонович (бывший председатель колхоза) и Безуглов Фёдор – отец Васи. Наш Митя и Вася были связными у партизан. Ребята жили по соседству, вместе учились, и наши семьи крепко дружили.

Снежной ночью в крайнюю хату «Верхней» улицы постучали в окошко. Хозяйка (Безуглова) открыла дверь. Вошли два наших солдата. Это были разведчики-лыжники, в маскхалатах. Хозяйка рассказала им, как лучше пройти в соседнее село Полтавка. Ушел один. Тихо – значит, уже в камышах. Пошел второй – но его обнаружили и схватили немцы. Митя и Вася узнали все это и в тот же день увели семью Безугловых на «Окраину» (так по-местному называлась одна купянская улица), а потом и в поле. Ребята спасли им жизнь.

А разведчика нашего фашисты сожгли, мы это видели. Но помочь ничем не могли. На кладбище стояло много машин и другой техники.

Детская фотография Д.М.Страхова. Из архива Демченко Т.Ф.

В одну из вьюжных декабрьских ночей, Дмитрий и Василий пробили камеры в немецких автомашинах. Ребята успели уйти из села и остались живы, а детей из землянки «фрицы» забрали.

Освобождение, радость, счастье, весна и работы в поле. Но в поле и на лугу – мины, гранаты, снаряды. Купянские мальчишки – Страхов Дмитрий Митрофанович, Безуглов Василий Фёдорович, Мисанов Алексей Иванович, Певнев Григорий Михайлович стали разминировать поля и луг.

Осенью 1943 года от взрыва в руках гранаты погибает Лёша Мисанов. В мае 1944 года на лугу при разминировании погиб Вася Безуглов. Дмитрий и Григорий были в тот день в разных концах луга. Останки тела Васи собрали в рядно и так похоронили на кладбище села.

Митя очень тяжело переносил гибель друзей.

14 мая 1944 года Митя получил повестку из Богучарского военкомата, а 18 мая мы проводили его на войну. Попал он в 620-й учебный запасной полк 164-й стрелковой дивизии 84-го стрелкового корпуса. В составе своей части ефрейтор Дмитрий Страхов участвовал в боевой операции «Багратион». При освобождении Бреста, в одном кровопролитном тяжелом бою, Дмитрий был тяжело ранен. Случилось это 11 сентября 1944 года. А 12-го Митя скончался от болевого шока в эвакогоспитале № 2874. Но тогда мы этого не знали, не верили в его гибель, и все ждали-ждали его. Ушли из жизни его мама – Мария Ивановна, сестра Наташа. Так и не дождались они своего любимого кареглазого сына и брата. Не узнали, где и как он погиб, где покоится.

А нашел он свой последний приют на Белорусской земле, в городе Кобрин, под русским березами и рябинами, в братской могиле №125 вдали от своих родных и Богучарской земли. В операции «Багратион» принимали участие более 2 миллионов человек, из них 178507 погибло, среди них и наш Митя-минер.

Так закончил свой короткий жизненный путь юный минер Страхов Дмитрий. В свои семнадцать с половиной лет, став ефрейтором, Дмитрий отдал свою жизнь за Отчизну.

Он не поприветствовал нас крыльями самолета, как мечтал. Не успел получить наград, а может, и был награжден посмертно. Это еще предстоит нам узнать.

Певнев Григорий Михайлович остался жив, стал учителем, был директором Старотолучеевской школы. На склоне лет переехал на родину жены в Петропавловский район. Умер, захоронен в с.Петропавловка.

Демченко Таисия Фёдоровна (Племянница Страхова Д.М.), село Луговое Богучарского района".

Братская могила в г.Кобрин (Белоруссия), в которой захоронен Д.М. Страхов

Плита с фамилией Страхова Д.М. 

Из письма Таисии Фёдоровны стали известны имена и фамилии купянских подростков, участников разминирования 1943 - 1944 годов. 

Просим отозваться родственников Мисанова Алексея Ивановича, Безуглова Василия Фёдоровича, Певнева Григория Михайловича!

0
1.25K
0

«Простите, что я Вам долго не писал…». Часть 4

В процессе поиска информации о боевом пути Василия Прокатова в «недрах» электронной базы данных Министерства обороны РФ https://pamyat-naroda.ru удалось разыскать интересный документ: книгу об истории 350-й стрелковой дивизии, написанную авторским коллективом (редакцией дивизионной газеты «Ворошиловский стрелок», политотделом дивизии) в конце 1944 года. Потому сделаем поправку на стиль изложения. Приводим выдержку из этой книги о боях декабря 1942 года:

«…Героизмом, мужеством и отвагой с далёких исторических времен славится русский воин. Три года пути прошла наша дивизия. За это время она воспитала и вырастила из своей среды сотни бойцов, командиров и политработников, которые, не щадя своей жизни под знаменем Великой партии ЛЕНИНА – СТАЛИНА, шли на бой с озверелыми немецко-фашистскими разбойниками.

- ЗА РОДИНУ! ЗА СТАЛИНА! – с этим призывным лозунгом герои нашей дивизии шли на штурм порой неприступных укреплений врага и одерживали победу.

…За участие в боях с немецко-фашистскими оккупантами в направлении среднего Дона и на Украине с 12 декабря 1942 года по 1 февраля 1944 года правительственными наградами награждено 1589 человек. Первое место среди награжденных занимает славный воин – сержант герой Советского Союза ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ПРОКАТОВ.

Боевые примеры многих героев частей воодушевляют личный состав дивизии на новые славные подвиги, на беспощадное истребление гитлеровской нечисти. Имена их передаются из уст в уста и воспеваются в песнях, боевые эпизоды отпечатаны в книге «Героев дивизии». Поэт Борис ВЕСЕЛЬЧАКОВ, посвящая тов. ПРОКАТОВУ своё произведение, писал:

«Всегда, везде

Воинственно и смело

Он рвался в бой,

За честь своей земли.

И цепь врагов

От пуль его редела,

И все бойцы

За ним в атаку шли…».

… Мало сказать, что комсомолец сержант Василий Прокатов был любимец роты. Он был душой роты. У комсомольца Прокатова всегда находились слова, доходящие до сознания, до сердца. Его слова были сильны своей искренностью. Люди знали, если Прокатов говорит о презрении к смерти, он сам смело взглянет смерти в глаза, если призывает к мужеству – сам будет первым в бою….

                                                     Картина "Подвиг Василия Прокатова".

… Комсомолец Василий Прокатов воспитал в своих бойцах ненависть к врагу, любовь к Родине, учил мужеству, отваге, самоотверженности во имя отчизны. А когда вновь начались бои, он совершил то, чему учил своих соратников, дал новый пример мужества и геройства.

Это было в декабре 1942 года. Наша часть, выполняя Сталинский приказ, прорвала немецкую оборону на ДОНУ. Те дни были днями замечательных подвигов, массового героизма. Требовалось разведать состояние ледового покрова реки, чтобы получить данные, необходимые для постройки переправы на берег, занятый немцами. Группа сапер во главе с сержантом Руссковым[1] под покровом ночи подошла на 30-40 метров к неприятельскому берегу и делала свое дело. Рубили лёд топорами.

Не раз немец, заслышав стук топоров, открывал ураганный огонь. Отважные саперы продолжали работать. Чтобы не выдать себя шумом, стали пробовать толщину льда не топорами, а ножами. Это был неимоверно тяжелый труд, но упорство победило, задача была выполнена.

Первой прорвалась через реку группа бойцов вот главе с гвардии лейтенантом Матвеем Ходко. Храбрецы, закрепившись на занятом ими клочке неприятельского берега, больше суток дрались на нём, обеспечивая переправу всего подразделения. За это время они отбили 12 вражеских атак. Немцы забрасывали героев гранатами.

Ходко и его бойцы, потратив собственные гранаты, ловили не лету немецкие гранаты и бросали их обратно на врага. Смельчакам, прорвавшимся к вражеским позициям, потребовалась связь, подкрепление боевой техникой. И то и другое дал им комсомолец сержант Кашенцев[2]. Привязав кабель к станковому пулемету, он вместе с ним под шквальным огнем противника перебежал через реку к своим.

А когда всё подразделение переправилось через реку, устремившись к укреплениям противника – впереди был Василий Прокатов со своим отделением автоматчиков.

… Проход в глубину немецких укреплений был найден, но путь преграждал жестокий пулеметный огонь расположенного слева вражеского дзота. Однажды пытались автоматчики преодолеть этот рубеж, но безуспешно.

Резким броском сержант проскочил полпути к дзоту. На мгновенье он прижался к земле, один бросок - сержант очутился перед дзотом, размахнулся, швырнул гранату. Раздался взрыв, но тот час же пулемет вновь застрочил. Тогда Прокатов поднялся во весь рост, бросился к амбразуре дзота, навалился на нее всем телом, приняв на себя новую очередь пулемета.

Перед тем, как навсегда потерять сознание, Прокатов успел уловить громкое «УРА» своих товарищей. Рота прошла через трудный рубеж. Своей решимостью, ценой собственной жизни, своей благородной солдатской смертью Прокатов расчистил своим боевым друзьям путь к победе…»[3].

На крутом берегу Дона в селе Дерезовка установлен памятник В.Н. Прокатову. Источник фото:

http://rupor-prapora.ru

Эпилог.

За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство сержанту Василию Николаевичу Прокатову указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1943 года было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно...

Сюда, где между двух берёз

дзот в землю врос,

где трав зелёная волна

да тишина,

да амбразуры глаз пустой –

приди, постой…

Замри на миг – и мёртвый дзот

вдруг оживет.

И раскалённый пулемёт,

дрожа, начнёт

Лесок простреливать, а там

лежишь ты сам…

Вот целится в тебя сейчас

граненый глаз.

И снег вокруг изрыт свинцом,

в крови лицо.

Но ты ползёшь. Еще бросок…

Ещё рывок!

И вот он – враг! Но нет гранат.

А под огнём друзья лежат…

Решай, солдат!

… Ты здесь и часу не стоял,

а старше стал.

И понял ты, о чём шумят,

о чём твердят

С продутой ветром высоты

берёз листы

И травы шёпотом у ног:

«А ты бы смог?»

А ты бы смог, как он в снегу,

лицом к врагу

Ползти?.. И броситься вперёд,

на пулемет?

Чтоб дзот, ослепнув, сразу смолк?

«А ты бы смог?»

P.S. Богучарский поисковый отряд «Память» благодарит за предоставленные материалы Колесникову Елену Александровну (г.Москва), директора Харовского музея Пушину Светлану Валерьевну, ветерана 350-й стрелковой дивизии Зажицкого Бранислава Николаевича (г.Чернь Тульская область).

Солорев Эдуард.



[1] Дмитрий Иванович Руссков, в декабре 1942г. красноармеец 474 отдельного сапёрного батальона, отличился в боях за Дерезовку, приказом по 350-й стрелковой дивизии от 25.12.1942г. награжден орденом Красной Звезды.

[2] Анатолий Сергеевич Кашинцев, в декабре 1942г. сержант, связист 1-го стрелкового батальона 1180-го стрелкового полка. В боях за Дерезовку проявил доблесть, мужество и отвагу, был награжден Орденом Красной Звезды.

[3] ЦАМО РФ, Фонд 1669, Опись 0000001, Дело 0001, Листы 1-106.

0
969
0

«Простите, что я Вам долго не писал…». Часть 3

А командир 15-го стрелкового корпуса генерал-майор Привалов посчитал причиной неудачи операции «… трусость и потерю управления как в батальоне, так и в ротах, в результате чего роты отошли в панике и без боевых порядков…». Рассерженный Привалов приказал командиру 350-й дивизии выполнить приказ силами 3-го стрелкового батальона 1180-го полка с нанесением удара в район курганов +0.8 и +0.5. Начало атаки – в 22-00 12 декабря…

Небольшое отступление: судьба Петра Фроловича Привалова оказалась трагической - 22 декабря 1942 года в районе Кантемировки автомашина командира 15-го стрелкового корпуса попала в засаду, раненым он попал в плен к немцам. Прошёл несколько концлагерей, а в мае 1945 года из плена его освободили американские войска. Был репатриирован в Советский Союз. Во время проверки в главном управлении СМЕРШ Привалова самого обвинили в трусости и в том, что он, будучи в плену, сотрудничал с немцами. В декабре 1945 года Привалова арестовали и отдали под суд. В 1951 году он был приговорен к высшей мере наказания (ВМН) - расстрелу. 31 декабря 1951 года приговор был приведен в исполнение. В 1968 году Петра Фроловича Привалова посмертно реабилитировали… из-за отсутствия состава преступления[1].

На фото герой боёв за Дерезовку командир 1-го стрелкового батальона 1180-го стрелкового полка Матвей Матвеевич Ходко. 1943г. Источник https://pamyat-naroda.ru/

А в декабре 1942 года, выполняя приказ Привалова, только в ночь с 12-го на 13-е двум батальонам 1180-го полка удалось «зацепиться» за правый берег Дона. Помогло успеху наступавших и то, что часть дзотов противника, расположенных по берегу, была уничтожена советской артиллерией. Группа бойцов 1-го батальона (до 50 человек) под командованием гвардии старшего лейтенанта Матвея Матвеевича Ходко[2] закрепилась на узкой полоске берега, в домиках, расположенных на берегу Дона. Смельчаки несколько суток героически защищали плацдарм глубиной до 100 метров. Привожу выдержку из наградного листа Матвея Ходко, который: «… во время боёв полка с 11 по 16.12.42г. за деревню Дерезовка, проявил доблесть, волю, мужество и отвагу. В тот момент, когда часть батальона была переправлена и находилась в очень тяжелых условиях на берегу Дона, занятом противником, тов.Ходко… сумел под ураганным огнём противника быстро переправить остатки батальона и с ними переправился сам. Выбравшись на берег Дона… тов.Ходко несмотря на весьма сложную обстановку и условия, стремительным броском выбил противника из его блиндажей и дзотов, занял и в них закрепился. Противником было предпринято 12 контратак с применением огнемётов… однако под руководством тов.Ходко все контратаки были отражены…»[3].

Сосед справа – 3-й батальон – наступал западнее на курганы +0.8 и +0.5, форсировав Дон, преодолевая упорное сопротивление противника, к 02-30 14.12.1942г. достиг рубежа 800-1000 метров северо-восточнее курганов. Батальон нёс большие потери: получили ранение командир батальона, член ВКП (б), старший лейтенант Михаил Алексеевич Юсов, лично поднявший в атаку залегших под огнём бойцов батальона, и его заместитель, погибли командир 7-й роты лейтенант Константин Иванович Шандо, 8-й роты – старший лейтенант Александр Иванович Волков.

Предположительно, сержант Василий Прокатов погиб в ночь с 12 на 13 декабря 1942 года, или на следующий день. Хотя документы о потерях утверждают, что погиб Василий 12 декабря. Но не стоит забывать и субъективный фактор, и недостатки в учете безвозвратных потерь, и неразбериху первых дней наступления. Мы можем только предполагать…

На схеме расположения батальонов 1180-го сп отмечен занятый 1-м батальоном небольшой плацдарм на правом берегу в районе церкви. Указаны курганы +0,5 и +0,8 к западу от Дерезовки, за которые сражался 3-й батальон полка. Источник https://pamyat-naroda.ru/

Упоминавшийся ранее капитан Литвиненко в письме от 8 июля 1943 года сообщает обстоятельства гибели Василия Прокатова его отцу: «…14 декабря 1942г. мы начали наступление, перед нами был Дон, его надо было на рассвете форсировать. Ранее утром часть подразделений перешла Дон под покровом ночи, завязался ночной жестокий бой. В 8 часов утра подразделению, где был Ваш сын командиром отделения, нужно было перейти Дон для поддержки своих товарищей. Вот тут-то и завязался бой не на жизнь, а на смерть, огонь противника не давал поднять голову.

Василий возглавил лучших бойцов, вызвался добровольно пойти и уничтожить один дзот, с которого вели огонь два немецких пулемёта. Пробираясь ползком, тщательно маскируясь, они поползли к дзоту. В метрах в 50-ти они были обнаружены, открыли по ним шквальный огонь. Однако это не остановило смелого, храброго Прокатова, он поднялся во весь рост, призывая своих товарищей «За Родину! За Сталина!», бросился вперед, но, не добежав 20 метров до дзота, был ранен, но не растерялся, бросил гранату, уничтожил расчет одного пулемета. Потом, добежав до дзота, был еще раз ранен и своим телом прикрыл амбразуру второго пулемета.

На этой амбразуре он и остался до тех пор, пока не подоспели его товарищи. Своей смертью он дал возможность перейти другим подразделениям Дон и развить начатое наступление. Многие боевые товарищи обязаны ему своей жизнью, и теперь жестоко рассчитываются с этими подлыми варварами…».

К сожалению, немного удалось найти достоверных воспоминаний очевидцев подвига Василия Прокатова. Видимо, многие из тех, кто в тот декабрьский день вместе с ним форсировал Дон под шквальным огнём противника, не дожили до Победы. В операции «Малый Сатурн», освобождая правобережье Дона, 350-я стрелковая дивизия понесла большие потери, а весной 1943 года попала в окружение в районе Харькова… Многие документы были навсегда утеряны.

На снимке И.М. Сыровой, ветеран 350-й сд, 1985г. 

Источник: http://lugovoe36.ru/

В конце 1980-х годов отозвался Илья Михайлович Сыровой из села Расковка Богучарского района: по его словам, он воевал в 350-й дивизии, и во время боёв за Дерезовку «…они с В.Н. Прокатовым вместе забрались на гору и пытались из автоматов и гранатами уничтожить огневую точку. Но всё безрезультатно. В.Н. Прокатов приблизился совсем близко к дзоту, но так как гранаты кончились, он пожертвовал собой и бросился на пулемёт, закрыв своим телом амбразуру дзота. Бойцы бросились вперед, выбили итальянцев из окопов и захватили небольшой плацдарм»[4].

Ветеран 1176-го полка 350-й стрелковой дивизии Бранислав Николаевич Зажицкий (он ровесник Василия Прокатова) сообщил: «…. Василий Прокатов в составе 1180-го стрелкового полка начинал форсирование со своим отделением в авангарде (передние цепи). Когда они вышли на середину Дона, то выяснилось, что одна огневая точка начала работать, хотя все остальные были подавлены. Эта точка выкашивала бойцов. Прокатов выдвинулся вперед, пытался подавить гранами, но безуспешно. Тогда он принял единственное правильное решение закрыть грудью амбразуру. Отделение выдвинулось вперед и продолжило бой. Это было в районе села Дерезовка.

Как только полки вышли на противоположный берег, где двигался и 1180-й полк, то нам был объявлен приказ, в котором шла речь о подвиге Василия Прокатова и о значении. В приказе шла речь и о присвоении имени Героя его роте. Это было 12 декабря 1942 года. Именно это событие позволило нам завершить операцию и планы немцев были сорваны…».

На снимке ветеран 350-й сд Зажицкий Б.Н. 2018г. Источник http://zarya-chern.ru/

А сохранилось ли извещение о гибели, в просторечии «похоронка»? Этот документ мог бы дать ответ на многие вопросы. По воспоминаниям родной сестры Василия Прокатова Тамары, извещение о гибели Василия приходило другой его сестре – Валентине Тузовой (Прокатовой). Почему так случилось – рассказывала сама Тамара Прокатова: «А всё, по-моему, произошло вот из-за чего. Когда Вася ехал на фронт, он оказался на станции Коноша, где жила наша сестра Валя. Они давно не виделись, и встреча была долгожданной. Тогда Василий на своём солдатском медальоне написал адрес именно Вали: похоронка пришла ей, а не родителям. Сестра долго не решалась сказать нам, что брат погиб. Даже когда вышла статья в газете о присвоении ему звания Героя Советского Союза, в ней не было указано «посмертно». Мы думали, что он жив... Когда Валентина всё-таки открыла нам страшную тайну, Матросов уже повторил подвиг брата. И об этом сразу все узнали, а о Васе – гораздо позднее»[5].

Копия этого извещения хранится в музее средней школы № 15 города Вологды. Вот, полный текст извещения, датированного 15 декабря 1942 года: «Ваш брат, командир отряда 1180 сп сержант Прокатов Василий Николаевич, уроженец Вологодской области, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 12 декабря 1942 года. Похоронен на северном берегу Дона около с.Дерезовка, Мамоновского района Воронежской области».

Копия извещения о гибели Василия Прокатова. Дата документа 15.12.1942г.



[1] Великая Отечественная. Комкоры. Военный биографический словарь / Под общ. ред, генерал-полковника М. Г. Вожакина. — М.: Жуковский; Кучково поле, 2006. — ISBN 5-901679-08-3. — Том 1. — 672 c. — ISBN 5-901679-11-3 (Том 1).

[2] Матвей Матвеевич Ходко, в декабре 1942г. командир 1-го стрелкового батальона 1180-го стрелкового полка. В боях за Дерезовку проявил исключительное мужество и героизм, был представлен к награждению Орденом Ленина. Но был награжден Орденом Красного Знамени. Погиб 19.08.1943г. в боях за освобождение Украины.

[3] ЦАМО РФ, Фонд 33, Опись 682525, Единица хранения 150.

[4] http://bogrom13.narod.ru/ws14.htm

[5] Кузнецов И. Герой Китайки // Хронометр (Вологда). – 2005, 14 июня, № 24.

0
1.41K
0