Революция и гражданская война 1917-1920 гг

На злобу дня. Статья Сталина в газете "Жизнь национальностей", 1918 

Украина освобождается. Статья с таким названием вышла в декабре 1918 года в газете "Жизнь национальностей". Это издание являлось еженедельником Народного комиссариата по делам национальностей (Наркомнаца), а первый номер "Жизни национальностей" вышел в свет 9 ноября 1918 года. Напомню, что Иосиф Виссарионович Сталин был первым народным комиссаром по делам национальностей. 

 Источник: РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1139. Л. 95

 

+2
2.58K
0
Тип статьи:
Авторская

Первый памятник

Фото Николая Дядина.

Братская могила была начата в 1918 году, Казаки генерала Краснова Белогубова, Волкова Колю, Корнеева Ваню, Погорелова М.А., Смаглиева Ваню они были первыми похоронены в городском парке. и последним в нее был похоронен командир эскадрона Веремеев М.Е. Он же с В.А. Малаховским закладывал первый камень в основание памятника., а Веремеев М.Е похоронен в 1932 году. Половинкин Егор сотрудник ОГПУ, Правдин К.Е. продкомиссар Богучарского уезда, Смаглиев И.М. боец продотряда, погибли в ноябре 1920 года от рук бандитов Колесникова захвативших город.

Похороны начальника Богучарской уездной милиции Маслова Т.А и уполномоченного губсуда Овчарова М.С. 25 января 1925 г. Бандиты подстерегли их на пути из Богучара в Верхний Мамон у села Осетровка оба были убиты. Похоронены в городском парке под памятникам участникам гражданской войны в 1925 году. В 1942 году памятник был разрушен, а восстановлен и открыт 31 августа 1958 году.


К вопросу о причинах гибели богучарцев, памятнике и о Вешинском восстании и причинах его жестокого подавления.


Это первое сражение богучарцев против частей Донской Армии генерала Краснова, притом, удачное. Описание его, несомненно, представляет интерес и для историков, и для всех, кто интересуется историей нашего края. Поэтому воспоминания Ф.Е. Вдовенко, написанные им еще в 1931 году, приводим полностью: «Поздно вечером 6 августа 1918 года командир первой роты Курганский М. посылает меня со взводом в слободу Монастырщину. По приезду перетянул паромы на свой берег и поставил заставу от Сухого Донца, вторую и третью – под Монастырщиной, выслал разведку к Сухому Донцу. Часов в 8 вечера 7 августа 1918 года послал телеграмму в Богучар командиру полка Рачкову. На другой день утром в Монастырщину прибыл помощник командира 1-й роты Павловский М.М.. Вместе с ним мы разработали план обороны слободы. В 12 часу дня получили донесение из Сухого Донца о наступлении казаков. Мы заняли гору севернее слободы Монастырщина. У нас было 43 человека пехоты, 7 кавалеристов и 3 пулемета. Когда они спустились с горы в долину, мы открыли пулеметный и ружейный огонь. Казаки, бросив убитых и раненых, повернули назад. Через некоторое время они повели наступление с фронта, слева и справа. Нам пришлось отступить по направлению слободы Красногоровка. Отступали цепью, отстреливаясь до полусумерек» (2).
В 2 часа дня 8 августа 1918 года в г. Богучар были доставлены сведения о наступлении белоказаков. Вечером состоялось экстренное заседание уездного комитета партии и уисполкома. Было принято решение вооружить всех коммунистов и защитить г. Богучар всеми имеющими силами. В городе в то время находилось 75 бойцов комиссариатской роты под командованием П.П. Таранова. Рано утром 9 августа, после короткого, но ожесточенного боя, белоказаки захватили г. Богучар. Бой за город был жесток, в неравном бою погибли почти все сражавшиеся. Среди них и члены уисполкома коммунисты Белогубов, Гармашов, секретарь редакции газеты «Известия» Плетенский (3). 9 августа на сборной площади красновцы расстреляли 28 оставшихся в жизни красноармейцев. (Базарная площадь была названа Площадью павших стрелков. Расстреливали возле дверей пожарной части. – Е.Р.) Часть бойцов и временно исполнявший обязанности командир полка Рачков Г.И. отступили в направлении Павловска. По дороге в с. Верхний Мамон скончался Прокопенко К.Я.. Похоронили его в г. Павловске. Уже 18 августа 1918 года командование полка принял на себя Малаховский В.А., а Пархоменко М.А. возглавил партийную организацию, став комиссаром полка (4).
В оставленном городе начались расправы. За сочувствие большевиками в Богучарскую тюрьму было брошено более 300 человек. В яру за тюрьмой велись расстрелы. По уезду было расстреляно 115 человек, а 330 человек подверглись истязаниям… Крестьянин слободы Грушовое, 68-летний старик Скляров перед расстрелом бросил в лицо палачам: «Вы пили и хотите пить нашу кровь, я погибаю, но Советская власть будет жить не только в России, но и на всем земном шаре» (5). Зверствам палачей не было предела. От пыток умер Д.М. Данцев. В Галиевке 10 пленных красноармейцев закопали в землю живыми, в с. Данцевка был расстрелян матрос-коммунист Денисенко И.Ф.
Малаховский В.А. принял решение вытеснить белоказаков с левого берега Дона и повел бойцов вдоль реки через В. Гнилушу, русскую Журавку, Н. Мамон, к северным границам уезда. На рассвете 21 августа внезапным и сильным ударом с фронта и флангов богучарцы освободили Журавку – родное село многих красноармейцев полка. Не всем казакам, застигнутым врасплох, удалось спастись. Часть из них потонула в реке.

25 ноября 1920 года погиб Кузьма Егорович Правдин. Бандиты Колесникова отрезали ему язык и лезвием шашки начертили на лбу звезду. Вместе с ним погибли еще четыре человека. Тюрин М.В., Смаглиев И.М, Половинкин Жорж.

Из монографии Евгений Романова.

ГАВО. Арх. № 037837. Погибшие 11 декабря 1920 г. при столкновении с отрядом Колесникова в слободе Смагливке Богучарского уезда: губвоенком Мордовцев, начальник штаба особого отряда Бабкин, комендант губчека Бахарев, председатель Богучарского УРБКома Авдеев, военный следователь 2-й особой армии Поляков, следователь Перекоресов, заместитель предгубисполкома и председатель ЧК Алексеевский

+1
2.11K
7
Тип статьи:
Авторская


4 июля 1919 года 1-я Особая дивизия в составе 103-го, 104-го, 197-го и Особого полков, а также отдельного кавдивизиона вошла в оперативное подчинение 8-й армии.

Во исполнении приказа командующего Южным фронтом В.Н. Егорьева №7496 от 19 июля 1919 года, приказом по войскам 8-й армии №464 от 19 июля 1919 года 1-я особая дивизия была переименована в 40-ю.

352-й полка – бывший 8-й особый,

353-й полк – бывший 103-й Богучарский полк,

354 полк – бывший 5-й особый полк,

355-й полк – бывший 106-й полк,

357-й полк – бывший 107-й Волчанский полк(2).

Дивизия формировалась непосредственно в боях. За две недели были заново сформированы 352-й и 354-й полки. В их состав, видимо, вошли остатки курсантов и других подразделений. Кронштадский полк был окружен повстанцами и полностью разгромлен.

В слободе Тишанка завершилось формирование третьей бригады из беженцев Богучарского, Калачеевского и Павловского уезда, а также красноармейцев Богучарского и Калачеевского резервных полков. Вновь созданный триста пятьдесят восьмой полк возглавил Е.И. Бондарев, а комиссаром назначен И.А. Клочков (слобода Талы),командиром 359-го полка утвержден И.П. Иванов, матрос, бывший помощник коменданта г. Павловска, а комиссаром – И.В. Третьяченко (сл. Титаревка). Командиром 360-го полка стал Ф.П. Савенко (сл. Петровка Павловского уезда), а комиссаром С.А. Козин (сл. Медово). Конным отрядом продолжал командовать М.Т. Лисянский (сл. Журавка).

Командиром новой бригады временно был утвержден Попов (в августе 1919 года перебежал к белым), начальником штаба – Н.А. Дронов, а комиссаром – М.А. Пархоменко (сл. Журавка) Пархоменко Митрофан Андреевич, комиссар 3-й бригады 40-ой Богучарской дивизии, председатель межрайонного бюро красногвардейцев и красных партизан, начальник штаба Богучарской партизанской дивизии. в 1918 г. был первым политкомом 103-го полка, редактором уездной газеты "Известия", во время нашествия немецких войск был комиссаром фронта красных партизан. в 1919 г. Пархименко был назначен комиссаром 3-й бригады 40-й Богучарской дивизии . После окончания гражданской войны на основе дивизии был сформирован 4-й Украинский Краснознаменный полк войск ОГПУ (5). Богучарские партизаны и бывшие воины дивизии в течении многих лет сохраняли свои боевые традиции. В 3-е годы Пархоменко М.А. являлся председателем межрайонного бюро красногвардейцев и красных партизан 14-ти смежных районов и начальником штаба Богучарской партизанской дивизии ( Составил полный список участников гражданской войны Богучарцев. Знаменитый архив Пархоменко)

Части дивизии были переброшены на левый фланг 8-й армии в район Елань-Колено для связи с частями 9-й армии и с задачей приостановить наступление белоказачьих войск генерала Коновалова.

Здесь предстояли новые испытания: в станице Урюпинской готовился к своему рейду генерал Мамонтов. Со многими генералами приходилось сталкиваться богучарчам, в том числе со Стариковым, Гусельщиковым, Ивановым и другими, многих приходилось бить, но с Мамонтовым впервые и первые бои происходили еще за две недели до прорыва корпуса.

В корпус Мамонтова вошли лучшие белоказачьи дивизии, в том числе 1-я, 13-я Сводная, Донская дивизия под командованием генерала Постовского, Толкушкина, Кучерова и пешим казачьим полком, общей численностью в 9000 сабель и штыков при 12 орудиях, 7 бронепоездах, трех бронеавтомобилях и нескольких грузовиках с пулеметами.

Перед Мамонтовым была поставлена задача мощным ударом в стык двух советских армий прорвать фронт и выйти в район Лисок, чтобы соединиться с Кубанским корпусом генерала Шкуро, окружить и разгромить части 8-й армии.

На рассвете 10 августа войска корпуса Мамонтова всей своей массой навалились на богучарсцев. Смяв еще не обстрелянный 358-й полк и потеснив 357-й полк, мамонтовцы бросились к ст. Таловая, но здесь встретили упорное сопротивление остальных полков 40-й дивизии.

Задуманная операция Мамонтову не удалась, и он был вынужден изменить направление на северо-восток. Сбивая заслоны из частей 9-й армии, он повернул свой корпус на Козлов и Тамбов, которые захватил без особых боев, а затем двинул на Воронеж.

В это время дивизией командовал бывший штабс - капитан старой армии Матвей Иванович Василенко, сын крестьянина из Черкасской губернии и до этого времени служивший в штабе экспедиционного корпуса. По выражению В.А. Малаховского, «это был настоящий богучарец». В боях с мамонтовцами начдив был ранен и выбыл в госпиталь. Позднее он командовал 11-й армией Южного фронта и 14-й армией на Польском фронте, дивизию принял через некоторое время бывший полковник старой армии П.С. Грживо-Домбровский, он прошел с нею большой и славный путь от Воронежа до Новороссийска.

В боях мамонтовцами отличились многие богучарцы, в том числе и командир второй батареи Тимофей Семенович Бородин. В течение 21ё часа он вел борьбу с 12 орудиями противника, шесть из них поразил метким огнем, отогнал два броневика противника и прикрыл отход своего полка. Командир батареи получил в бою две шрапнельные раны в ногу и грудь, но поле боя не оставил. Приказом в войсках 8-й армии №11 от 27 января 1920 года герой был награжден орденом Красного Знамени.

Вторая встреча с мамонтовым произошла 21-23 сентября 1919 года в районе Лисок, под Коротояком, когда он попытался вторично прорваться через ряды богучарцев на юг и вывезти многочисленные обозы с награбленным имуществом. Навстречу ему была срочно переброшена 2-я бригада в составе 355-го, 356-го и 357-го полка, под командованием Страховича и после трехдневных крайне драматичных боев она отбила всякую охоту усатого генерала с золотой саблей на боку встречаться с богучарцами.

В архивах В.А. Малаховского, в Москве в историческом музее на Красной площади есть воспоминания М.И. Герасимова, в которых приводятся повествования участника Мамонтовского рейда есаула Сулина: «… Несколько раз полки бросались в атаку, доходили вплотную до пехоты красных, но видя, что красные пехотинцы не бросают оружия и не просят пощады, а наоборот, стреляют в упор и бросают гранаты, отскакивали назад, а вслед им красные посылали дружные залпы и дьявольский хохот. Казаки растерялись, когда узнали, что нарвались на Богучарские части. От восставших станичников мешковцев и других хуторян знали о богучарцах, характеристика давалась с уважением перед их стойкостью и с обязательным добавлением крепких словец в их адрес. Это единственное, что можно было себе позволить безнаказанно.

Узнав, что полки имели дело с богучарцами, командование решило не повторять атак, чтобы не подвергнуть риску лучшие полки. Оно сообщало казакам, что сражались с добровольцами богуцарцы, что таких частей по упорству больше не встретится и что решено, оставив богучарцев, нанести удар по соседним частям.

Второй случай был в районе Гнилуши. Генерал Стариков, узнав, что перед ним богучарцы, запланированную атаку отменил. (4).

Третья и последняя встреча с Мамонтовым произошла уже под Ростовом. О ней поведал бывший комиссар дивизии М.И. Ермоленко в своих воспоминаниях. «В боях с Мамонтовым», помещенных в сборники воспоминаний «Богучарцы» (стр. 157): «около хутора Несветай богучарцы в третий и последний раз столкнулись с мамонтовцами. Здесь мы дали такую трепку, что сам Мамонтов спасся только благодаря случайности. Наши кавалеристы 7-го одного из его ближайших сподвижников, бывших с одного из его ближайших сподвижников, бывших с ним в поле и со стога сена наблюдавших бой. Они погнались за мнимым мамонтовым, а настоящий, бросив свою куртку и карту-пятиверстку, скрылся навсегда. Вскоре он, по слухам, заболел тифом и умер…».

В середине сентября полки 40-й стрелковой дивизии занимали линию от Калача до Павловска и по правому берегу реки Битюг. Вторая бригада под командованием В.В. Страховича сорвала наступление на Лиски, и Мамонтов вынужден был снова изменить свой маршрут и, прорвавшись через ряды соседних соединений, начал второй рейд по тылам 8-й армии в сторону ст. Таловая. Его планом вывезти награбленное кратчайшим железнодорожным путем на Кантемировку не суждено было сбыться.

8 сентября 354-й полк выбил противника из сл. Рудня и освободил Калач. Части 40-й Богучарской дивизии продолжали наступление левым флангом (353-й и 354-й полки), но противник стал оказывать упорное сопротивление и перебросил с Поворинского участка три конных бригады. В районе Меловатки белые сосредоточили до девяти казачьих полков с целью прорвать фронт и выйти на Бобров, к которому уже приближались мамонтовцы.

Под давлением превосходящих сил врага начдив 4-й Богучарской дивизии сузил фронт, 353-й полк был переброшен в Русскую Журавку, а 354-й полк отошел из Калача на Семеновку, 9 сентября в указанных населенных пунктах оба полка приняли бой с семью вражескими полками и после упорного боя опрокинули противника.

Продолжая теснить неприятеля, батальоны 353-го полка выбили белоказаков из хутора Хрещатое и Пероволочное. Части 8-й бригады выдвинулись на Марки, чтобы предотвратить удар мамонтовцев с тыла, а третья бригада оставалась в резерве в районе Павловска. Белоказаки продолжали сосредотачивать свои силы в районе Новомеловатки, русской Буйловки и на правобережье Дона против Павловска. Александровка-Донская – Бабка, с явным намерением прорваться через расположенные дивизии, соединиться с корпусом Мамонтова. Для этой цели в районе Коротояка и собирал свои силы корпус генерала Шкуро.

Грживо-Домбровский заранее произвел передислокацию своих частей, 353-й полк он оставил на левом фланге дивизии в сл. Русская Журавка. 19 сентября конная сотня богучарцев лихим налетом заняла Гнилушу и белоказаки поспешно отступили на Н. Мамон. Продолжая беспокоить противника, части 343-го полка расположились в Варваровке, Гнилуше, В. Мамоне, 352-й полк расположился в Павловске, а 354-й полк – в районе слободы Александровка-Донская и Бабка. Далее до устья Бигюга занял свои позиции 7-й кавполк И.Н. Домнича, вошедший в состав дивизии 1 августа 1919 года.

Сгруппировав свои силы, белоказаки начали переправу через Дон в районе сел бабка и Городище под прикрытием ураганного ружейного, пулеметного и артиллерийского огня с крутого правобережья реки. Под давлением превосходящих сил противника части 354-го полка начали отход в направлении Лосево – Прогореловка. Для ликвидации прорыва из Павловска на площадь 354-му полку выступил 352-й полк, а его позиции занял 353-й полк.

25 сентября на участке дивизии в районе Лосево - бабка бои достигли наивысшего напряжения, белоказаки, переправив через Дон не менее 500 человек, всеми имеющимися огневыми средствами поддерживали свой десант. Из Белогорья они открыли артиллерийский и пулеметный огонь по позициям 353-го полка и в 18 часов силою до 700 сабель повели наступление на Павловск. Богучарцы оставили город и расположились на высотах между Елизаветовкой и городом.

На помощь подошли части 352-го полка и кавполка И.Н. Домнича. Они сходу бросились в наступление. В бой втянулись все полки 1-й бригады, и они совместно с конниками И.Н. Домнича 26 сентября сбили казаков за Дон, за исключением небольших сил, окопавшихся в лесу западнее слободы Бабка.

27 и 28 сентября противник устроил переправу через Дон у села Покровское и снова силою до 1000 сабель повел наступление на Павловск, но богучарцы вскоре полностью очистили от врага все правобережья Дона. Противник потерял в этих боях более 300 убитыми, около 500 казаков были потоплены в р. Дон. В качестве трофеев красным воинам достались три полевые английские пушки и много военного снаряжения. В плен взято около 100 человек.

В этих боях особенно отличились комиссар 1-й бригады Александр Петрович Радченко и командир 7-го кавполка Иван Нестерович Домнич. Оба были удостоены ордена Красного Знамени. Первый – приказом по войскам 81-й армии №575 от 16 октября 1919 года, второй – приказом №11 от 27 января 1920 года. Своим личным примером увлек бойцов и сбил с занимаемых позиций при селе Бабка противника, имеющего численное превосходство в три раза, он проявил в высокой степени мужество и храбрость во время переправы дивизии Абрамова через Дон, где неожиданно врезался на грузовом автомобиле в пехоту неприятеля и сам действовал из ручного пулемета, чем ободрил отступающие наши части, захватив пушки и пулеметы противника, - говорится в приказе о награждении т. Радченко А.П.. В приказе о награждении И.Н. Домнича отмечается, что «… в бою 24 сентября 1919 года под Бабкой, руководя действиями полка против значительно превышающих сил противника сбил последнего и опрокинул на правый берег Дона. 27 октября 1919 года под с. Страховский и Нижним Коленом руководил действиями своего полка против дивизии противника, причем во время атаки, которой руководил лично, был частью истреблен, частью взят в плен Уланский полк противника».

Оба командира были ранены в бою, но поле боя не покинули.

Александр Иванович Радченко родился 23 февраля 1886 года в г. Кременчуге Полтавской губернии. Окончил трехклассное городское училище, затем военно-морскую школу техников в Севастополе. С 1 января 1908 года служил на крейсере «Очаков», где 1 июня 1912 года арестован за участие в подготовке восстания Черноморского флота, был приговорен к смертельной казни, впоследствии замененной пожизненной каторгой. 3 марта 1917 года амнистирован и вернулся на родине, где принял активное участие в становлении Советской власти и защите завоеваний Октября. Участвовал в формировании первых красногвардейских отрядов, в Люботине был военным комиссаром бригады экспедиционной дивизии, военком 42-й и 32-й стрелковых дивизий. После тяжелого ранения, 18 октября 1919 года под деревней Самодуровка, у комиссара отнялись обе ноги. По окончанию гражданской войны много сил и энергии приложил в организацию сельскохозяйственных кооперативов. По поводу приобретения для них сельскохозяйственной техники лично обращался к В.И. Ленину. Принимал активное участие в строительстве Харьковского тракторного завода, куда неоднократно приглашал богучарских добровольцев-ветеранов дивизии. Богучарцы в то время своей самоотверженной работой завоевали Красное Знамя, которое комиссар долго хранил у себя, а потом передал в Харьковский областной краеведческий музей. Умер 15 февраля 1938 года. Урна с прахом находиться в семье сыновей.

В начале осени 1919 года положение на фронте осложнилось. Добровольческая армия Деникана захватила часть Украины, Курск, Орел, Воронеж, Царицын. В тылу Красной Армии продолжал конный корпус Мамонтова.

В своих воспоминаниях генерал Деникин писал: «освобождение огромных областей должно вызвать восстание элементов, враждебных Советской власти. Жизнь дала сначала нерешительный, потом отрицательный ответ» (5).

Надежды врагов пролетарской революции не сбылись: на защиту Советской власти поднялась вся страна. Гражданская война выдвинула из самой гущи народа тысячи командиров-самородков, прошедших солдатские университеты в окопах первой мировой. Они составили основной костяк младшего и среднего комсостава Красной Армии. Именно они вместе с воинами-специалистами, безоговорочно перешедшими на сторону народа, разгромили многочисленные и хорошо вооруженные с помощью Антанты армии белой гвардии. В авангарде вооруженной борьбы за власть Советов шли коммунисты.

Республика готовилась к отпору. Южный фронт был объявлен главным, и его возглавил А.И. Егоров, бывший полковник старой армии, будущий маршал СССР. В распоряжение фронта были переброшены ряд воинских частей, в том числе в район действий 8-й армии конный корпус С.М. Буденного и на правый фланг юго-восточного фронта – конно-сводный корпус Б.М. Думенко.

Потерпев поражение под Воронежом, который 24 октября 1919 года был освобожден конным корпусом С.М. Буденного во взаимодействии с частями 12-й стрелковой дивизии, Деникин, пытался взять реванш на правом фланге на стыке 8-й и 9-й армий и снова занять Воронеж, как форпост для дальнейшего продвижения на Москву. Сюда были переброшены пополненные части тульской дивизии, 2-й сводной бригады, 8-й и 5-й пластунских дивизий генерала Гусельщикова и Старикова (5). Они стремились прорваться на север в районе станции Хреновая-Абрамовка между 33-й Кубанской и 40-й стрелковыми дивизиями, перерезать линию железной дороги Лиски – Поворино и идти на ближайшие подступы к Ворнежу с юго-востока.

Полки 40-й дивизии в то время занимавшие большой участок фронта от устья реки Икорец до реки Савала, удерживали в своих руках Бобров, Хреновую и Абрамовку, расположенные на ближайшей железнодорожной артерии фронта. Обстановка накалялась с каждым днем, локтевая связь с частями 9-й армии снова была утеряна и части дивизии под натиском крупных сил противника вынуждены были отойти на север и сосредоточиться в районе Васильевка – В. Тойда – Н. Курлак. Здесь произвели перегруппировку. 1 ноября малочисленные полки 3-й бригады 9358-й и 360-й) были сведены в 359-й полк (7).

Обстановка была крайне тяжелой. Советские войска были измотаны непрерывными боями, бойцы разуты и раздеты, не хватало продовольствия и припасов, так как основные базы снабжения были разгромлены и разграблены двумя рейдами конного корпуса генерала Мамонтова. Положение осложнили сильные безснежные морозы, которые сменились оттепелью с градом и дождями, а затем пронизывающими ветрами, переходящими в снежные бури. Появился тиф, который выкашивал и без того поредевшие ряды красноармейцев и командиров. Централизованное снабжение боеприпасами у красных бойцов в то время почти отсутствовало, и тогда на помощь пришло население: сельские ревкомы организовали сбор теплых вещей и продовольствия, боеприпасы добывались, как всегда, у врага.

Богучарские полки понесли большие потери. Убыль в людях восстанавливалась из подвижных таборов, где жили их семьи, из лазаретов и госпиталей добровольцами из освобождаемых сел и хуторов, а также из центральных губерний России.

Разрабатывалась локальная Лискинско-Бобровская операция, в которой 40-й дивизии, как наиболее боеспособной армии, отводилась в предстоящих боях особое значение. Начдив П.С. Грживо-Домбровский произвел смотр своих частей. Бывший полковник старой армии, он после февральской революции решительно порвал с дворянскими привилегиями и безоговорочно перешел на службу народу. Ему был нужен опытный командир, который бы возглавил ударную группировку дивизии в предстоящих серьезных боях. Выбор пал на В.А. Малаховского. Он умело ориентировался в сложной боевой обстановке, большой популярностью среди бойцов (8). В ударную группировку дивизии вошли 352-й, 353 Богучарский и 354-й полки. Все три перечисленных соединения входили в состав 1-й бригады, которой командовал С.В. Косенков. Кроме этого, начдив передал в оперативное подчинение группы 7-й кавполк Домнича.

На должность командира второй бригады был еще в июле утвержден В.В. Страхович. До этого он командовал второй стрелковой бригадой, 33-й Кубанской дивизией. Сам же начдив до прихода к богучарцам командовал второй стрелковой бригадой 12-й дивизии. Он сначала не соглашался на столь ответственный пост, но его уговорила соратница В.И. Ленина Розалия Землячка, о чем свидетельствует переписка, сохранившаяся в архивах дивизии и армии.

Был укреплен и политический аппарат дивизии. Ее военным комиссаром 23 октября 1919 года был назначен Лазарь Львович Львов (Зильберберг), член партии с 1903 года, активный участник Октябрьской революции, член Петроградского Совета и губкома. С 4 ноября вторым комиссаром дивизии стал Иван Яковлевич Врачев, один из организаторов Советской власти в Воронежской губернии. В 1933 году он опубликовал в сборнике воспоминаний «Богучарцы» интересные по содержанию «Страницы из походной книжки» (9).

Взводами, ротами и батальонами в дивизии командовали в основном бывшие унтер-офицеры, прошедшие военную школу в окопах первой мировой, в Красной гвардии партизанской борьбе и на фронтах гражданской. Только в 353-м Богучарском полку из 95 человек командного состава более половины составляли бывшие унтер-офицеры и младшие офицеры старой армии. Остальные были выдвинуты на командные должности из солдат-окопников и добровольцев, имевших боевой опыт. Таков примерно был командный состав и в других полках дивизии. Это были широко известные на Богучарщине люди: вахмистр Иван Домнич следующие унтер-офицеры: Константин Лелекин, Михаил Лисянский, Георгий Бондарев, Федор Левченко, Василий Набокин, Алексей Бондарев, Моисей Павловский, Иосиф Переясов, Яков Терещенко, Иван Шматко, младшие унтер-офицеры: Петр Тимошенко, Дмитрий Захаржевский, Кирилл Котляров, Павел Рогачев; рядовые: Григорий Чередников, Илья Козлов, Сергей Сыроваткин и многие другие. Именно они вместе с военными специалистами, перешедшими на сторону восставшего народа, и посланцами партии Ленина, старыми большевиками – Кондратием Зиминым, Лазарем Львовым, бывшим политкаторжанином Александром Радченко, молодыми коммунистами Ильей Камановым, Иваном Врачевым, Анатолием Поповым - сыном известного Советского писателя А.С. Серафимовача, Иваном Терентьевым, Михаилом Курганским, Сергеем Певневым, Петром Ильиным, Гавриилом Поляковым, Митрофаном Пархоменко и другими сцементировали ряды дивизии, ставшей одной из самых прославленных в годы гражданской войны.

Зимой 1919 года в тяжелых изматывающих боях противник был оставлен, и части 8-й армии в свою очередь перешли в наступление. 11 ноября 1919 года полки 40-й дивизии начали наступательные бои. Командир второй бригады Страхович повел 355-й, 356-й и 357 полки на Криушу и В. Мартын. Бои были ожесточенными. Населенные пункты по семь раз переходили из рук в руки. Части ударной группы В.А. Малаховского, прикрывая свой фланг конным полком И.Н. Домнича, устремились к Боброву, и 17 ноября они заняли село Нащекино. Противник яростно сопротивлялся, бросая в контратаки большие силы пехоты и конницы. Перед Березовой они остановили 353-й Богучарский полк, шедший в авангарде ударной группы дивизии. 19 ноября на южных склонах холма у Романовки бой шел весь день. Сходились в рукопашную. К вечеру бой стих.

Стихла метель, вызвездилось небо, усилился мороз, на скатах холма лежали тела убитых. Богучарцы, зарывшись в снег, коченели в видавших виды шинелях, свитках, полинялых полушубках. «Белые, видимо, решили, что мы отказались от мысли занять село, - вспоминал В.А. Малаховский. – Тогда я приказал старому Богучарскому полку готовиться к ночному бою. С комиссаром И.А. Тереньтьевым мы обходили бойцов и говорили о предстоящем штурме, и их лица прояснялись, в глазах светилась вера в успех. Ведь не однажды в прошлом, когда в дневном бою мы не смогли одолеть сильнейшего врага, нам на помощь приходила ночь, в сочетании с внезапностью и храбростью богучарцев, она всегда приносила победу» 910). И на этот раз ночной бой был полной неожиданностью для белых, забравшихся в теплые хаты. Бой был скоротечен. Уже к 10 часам утра 20 ноября Березовка была взята красными воинами. Преследуя растерявшегося противника и не давая ему опомниться, 353-й полк вместе с подошедшим 354-м полком в это же день лихим налетом выбили неприятеля из Шишлвки Белоказаками отступили на Коршево.

В это время 352-й полк освободил ст. Чиглу, а 7-й кавполк И.Н. Домнича вытеснил врага из Юдановки на связь с частями 33-й Кубанской дивизии М.К. Левандовского.

Инициативу на этот раз захватили красные, воля противника была сломлена, и его части покатились на юг, а богучарсцы по его пятам, в 12 часов 22 ноября группа В.А. Малаховского захватила Коршево и окружила Сухую Березовку. Путь на Бобров был открыт. Части второй бригады перешли на левый фланг дивизии и 24 ноября освободили станцию Хреновая, а ударная группа В.А. Малаховского в тот же день ворвалась в Бобров. Не останавливаясь в городе, богучарцы двинулись дальше в юго-западном направлении на Белогорье. Части 2-й бригады 4 декабря освободили Павловск.

К этому времени 15-я Инзенская дивизия А.С. Сироткина 23 ноября освободила Лиски, а 16-я дивизия имени Киквидзе под командованием С.П. Медведовского 24 ноября овладела городом Острогожском.

Белые отступали, но отходя, делали попытки приостановить наступление советских частей, переходя на отдельных участках в контрнаступление. Переправившись через Дон у села Костомаровка, части ударной группы В.А. Малаховского 1 декабря встретили упорное сопротивление в районе Морозовка – Сергеевка. По просьбе В.А. Малаховского комбриг второй бригады В.В. Страхович тоже переправил свои полки на правый берег Дона и неожиданно ударил во фланг вражеской группировки в районе села Саприно. Помощь оказалась кстати.

Деникинцы отступая на юг, оказывали сопротивление лишь на отдельных рубежах. Штаб дивизии отстал от своих на сотню километров, и командиры бригад действовали самостоятельно, поддерживая тесную связь между собой и соседями на флангах. 8-я пластунская дивизия (Гундоровский и Луганский полк), 7-я кавбригада генерала Старикова, сильно потрепанные богучарцы, уже не оказывали серьезного сопротивления. У богучарцев кончились запасы снарядов и патронов, и они перешли только на ночные бои.

Наступление советских войск развивалось стремительными темпами: 10 декабря 7-й кавполк Домнича освободил Россошь, 16 декабря части ударной группы В.А. Малаховского заняли станции Пасеково, Журавка, а полки 2-й бригады В.В. Страховича – Смаглиевку, 18 декабря – Кантемировку и вышли к границам Донской области (11). Население родных сел радостно встречало своих освободителей, делясь с ними последним куском хлеба.

В архивах 8-й армии сохранилась докладная записка начдива П.С. Грживо-Домбровского об умелых действиях богучарцев, в том числе командира второй бригады В.В. Страховича, который не имея патронов, нагонял страх на врага только демонстрациями маневров своих полков, в результате которых без огневого боя были освобождены Смаглиевка и Кантемировка. По ходатайству начдива славный комбриг был награжден двухмесячным окладом и отмечен приказом по армии (12).

Сохранилась фотография: небольшого роста, щуплый, одетый в глухо застегнутою солдатскую шинель и в солдатской папахе, низко надвинутой на лоб, комбриг В.В. Страхович сидит со своим комиссаром Ильей Шамаевым и двумя адьютантами, сухощавое лицо и седая раздвоенная бородка, в руках обыкновенная палка. Он очень любил своих бойцов за самоотверженность, а не показную храбрость, в меру своих сил он заботился о них, а богучарцы в свою очередь любили своего «дедушку, оберегали его от опасности». Приведем здесь заключительные строки из его воспоминаний о своей бригаде, которую он с гордостью также называл Богучарской, еще задолго до присвоения этого почетного наименования дивизии. «Как самый близкий свидетель я должен сказать, что богучарцы, носившие наименование лучшей дивизии, с честью и достоинством поддержали этот отзыв… Голодные, босые, оборванные богучарцы без тени уныния и ропота шли в бой, утомленные непрерывными боевыми действиями. Без возражений шли туда, куда требовали обстоятельства. Это было особое военное братство. Вечная слава павшим бойцам, честь и слава оставшимся в живых, вечная слава боевому имени Богучарской дивизии» (13).

Наступление частей 8-й армии: С.М. Буденного 9-й армии А.К. Степина. Боевой путь богучарцев пролегал вдоль юго-восточной железной дороги немного западнее ее через Гартмашевку, Маньково, Чертково, Мальчевскую, Гундоровку, Каменскую, ст. Лиха. В последних пунктах фланги богучарцев тесно смыкались с флангами 21-й стрелковой дивизии Г.И. Овчинникова, будущего начдива богучарцев, и прославленными конниками В.М. Думенко, освободивших Богучар, а также с блиновцами. Потом продолжался совместный ратный путь под Ростовом, Татайском, в Кубанских степях, Ставрополье, в северной Таври, за Днепром и завершился разгромом врангельцев в Крыму в составе второй конной армии.

Выполнение Лискинско-Бобровской операции 8-й армией, Богучарско-Лиховской операции 9-й армией было завершено в новогоднюю ночь 1920 года. Эти операции двух армий южного фронта переросли в победоносное наступление, завершившееся полным разгромом деникинских войск, взятием Новочеркасска и Ростова.

Приказом командующего 8-й армией Г.Н. Сокольникова №32 от 5 февраля 1920 года «За выдающиеся подвиги и самоотверженную стойкость, проявленные частями 40-й стрелковой дивизии в трехнедельных боях под городом Бобровом и в течение победоносного наступления от Верхнего Дона до Ростова и принимая во внимание, что испытанные бойцы даны Богучарским уездом», 40-й стрелковой дивизии было присвоено почетное наименование «Богучарская».

+1
6.23K
7