История Богучара

Тип статьи:
Авторская


Поисковики отряда «Богучарец», в который входили Лимиревы Юра и Валя, Валя Червонная, Валя Прядкина, Золотаревы Юра и Оля, Вера Забудько и Татьяна Хандрымайлова, побывали в каждом доме Полтавки. Беседовали с жителями, записывали их воспоминания и пополняли фонды музея новыми экспонатами.

После Гражданской войны в селе на ту пору уже не осталось ее участников, и это понятно – минуло с того времени уже почти 65 лет. Но однажды на окраине села, которую здесь называют Кубанью, мы наткнулись на ветхую – преветхую хатку, в которой, по словам соседей, обитали старожилы, которым в ту пору было более 100 лет. Зашли во двор, отгороженный плетнем, и увидели старушку, перебиравшую лук для посадки.

– Здравствуйте, бабушка, а где хозяин? – спросил я.

– На огороде, сажает картошку, – ответила старушка.

– А сколько же ему лет?

– Да уж сто пять годков исполнилось….

Когда познакомились поближе, то узнали, что хозяйку звать Варвара, а ее мужа – Безуглова Якова Ивановича.

С огорода к нам вышел высокий, широкоплечий и статный мужчина. Запомнилось, что у него были большие крупные натруженные руки. И сто пять лет ему никак не дашь.

Кирилл Захарович поведал занятную историю, которая глубоко засела у меня в памяти. И по сей день помню её в деталях.

А дело было так: из числа жителей села на Первую мировую ушло много его односельчан, среди них были Пётр Григорьевич Кучмин, Павел Кузьмич Лещенко, Данила Васильевич Воронков, Василий Иосифович Морозов и другие. Призвали и его, Безуглова Якова Ивановича.

Почти три года пришлось переносить все тяготы и невзгоды окопной жизни 2 марта 1915 года он был ранен, дослужился до младшего унтер – офицера. И вот пришёл долгожданный мир. Побросав винтовки, солдаты кинулись домой.

Со слов Якова Ивановича попробую восстановить картину.

«Не успели мы отойти от фронта, как попали в плен к немцам. Нас человек пять поместили в сарай. И мы ждали своей участи. Уже к вечеру обнаружили, что в земляном полу под плетенной из лозы и обмазанной глиной стеной можно сделать подкоп, что мы и осуществили ночью. Бежали почти всю ночь. К утру вышли на какой–то хутор, постучались в первую хату, на порог вышла красивая хозяйка лет сорока».

На время прерву рассказ и сообщу, что мальчишкам и девчонкам, которые прошли все село и не всегда слушали воспоминания ветеранов внимательно, на этот раз стало так интересно, что они повеселели и буквально ловили каждое слово участника Первой мировой войны. Продолжу. «Хозяйку звали Олеся. Черные толстые волосы, черные глаза и брови. Синяя блуза белым горохом, кружевной воротничок, темно–серая юбка. На стол она поставила нам щи. После солдатской похлебки из чечевицы, нам, изморенным голодом, они казались необыкновенно вкусными. У нее мы отдохнули и заночевали».

Меня, конечно, очень удивило то, что по прошествии такого большого времени солдат Первой мировой запомнил такие подробности о хозяйке, щах и даже как ее звали.

Однако Яков Иванович продолжил свой рассказ: «Рано утром мы снова тронулись в путь. Пройдя верст 20, повстречали конный отряд «красных». Так мы и попали в Красную Армию».

Из рассказа бывшего солдата Первой мировой узнали, что с красными он ходил в атаки под Царицыным. К сожалению, ни фотографий, ни каких–либо экспонатов мы тогда не принесли в школьный музей. Но сам рассказ ребят так вдохновил, что уже на следующий день трудовая бригада пришла к ветерану Гражданской войны и участнику Первой мировой и посадила ему огород.

Поиск продолжался. Однажды нам пришло письмо из Воронежа от кандидата исторических наук Евгения Ивановича Габелко. Он прислал копию архива Митрофана Андреевича Пархоменко. В нем находился и именной список красногвардейцев и красных партизан в Богучарском уезде по состоянию на 1 июля 1918 года. Именно благодаря ему нам удалось установить многих участников Гражданской, и, как правило, Первой мировой войны.

В Богучарском краеведческом музее и сейчас хранятся многие биографии и снимки участников Первой мировой и Гражданской войн, переданные из школьного музея села Полтавка. На одной из фотографий наши земляки – солдаты 234–го Богучарского пехотного полка, уроженцы сел Дьяченково и Полтавка. Впоследствии на здании школы, построенном за год до начала Первой мировой, была открыта мемориальная доска в честь участников Гражданской и Первой мировой войны. На ней есть имена Петра Григорьевича Кучмина, Павла Кузьмича Лещенко, Данилы Васильевича Воронкова, Василия Иосифовича Морозова.

Вечная им память. В 2014 году исполнилось 100 лет, как началась Первая мировая война. Мы достойно увековечили память участников Великой Отечественной войны. И тут невольно задумываешься: а почему остались в забытьи имена и события столетней давности?

Беседуя со многими жителями Богучарщины, как правило, на вопрос «А твои родственники участвовали в Первой мировой войне?» слышишь один и тот же ответ: «А я не знаю….»

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,– № 50 (26266), 10.04.2014 г.

В 1983 году участнику, как тогда говорили, империалистической войны Якову Безуглову исполнилось 105 лет, и он вовсю занимался огородничеством «Моя Родина – СССР» – так называлась одна из пионерских акций, проводимых в Полтавской восьмилетней школе Богучарского района Воронежской области. Было это уже давно, в 1983 году. Тогда с пионерами и комсомольцами мы создали в школе музей, одна из экспозиций музея посвящалась нашим землякам, участникам Гражданской войны, бойцам 40–й Богучарской дивизии.
+1
1.15K
0
Тип статьи:
Авторская

В 2012 юбилейном году, когда Россия отмечала 200-летие победы в Отечественной войне 1812 г., А.С. Шуринов подарил мне свою книгу «Служилые Шуриновы» (Родословие), выпущенную в г. Москва в 2010 году. Александр Сергеевич является потомком одного из участников Отечественной войны 1812 года, членом Совета Общества потомков-участников Отечественной войны 1812 года. Используя присланные им воспоминания, а также материалы школьного краеведческого музея «Следы времени» мне удалось восстановить события, происходившие на богучарской земле в период Отечественной войны 1812 года.

Богучарцы приняли активное участие в Отечественной войне 1812 года.

Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича. За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине.

Богучарцу ротмистру Изюмову было объявлено «монаршее благоволение», ему ивсем эскадронным командирам были вручены золотые сабли с надписью «За храбрость».

В нашем районе и сейчас есть село Шуриновка. Сначала это село называлось Новохарино по имени владельца, но потом в 1844 году старший сын Петра Николаевича Шуринова - Александр женится на Хариной Любови Платоновне, дочери титулярного советника Харина Платона Стефановича, помещика Воронежской губернии, и приобретает в качестве приданого за женой 4200 десятин земли в Богучарском уезде.

Пётр Шуринов службу начал в 18 лет в Воронежском гарнизонном батальоне унтер-офицером. Приведём последующие данные его послужного списка из имеющихся в архиве материалов А.С. Шуринова: 14 июня 1802 г. переведён в Екатеринославский гренадерский полк; 30 сентября 1802 г. произведён портупей - прапорщиком; 12 июня 1805 г. - прапорщиком; 23 марта 1806 г. - подпоручиком; 2 ноября 1807 г. - поручиком; 2 марта 1810 г. - штабс-капитаном; 19 апреля 1812 г. - капитаном; 18 сентября 1813 г. - майором; 17 июня 1815 г. - подполковником. В составе Екатеринославского гренадерского полка, входившего в 6-ую пехотную дивизию под командованием генерала Д.С.Дохтурова, участвовал в походах и сражениях Российских армий в Европе с 1805 по 1807 г., в том числе в сражении при Прейсиш - Эйлау и Фридланде, где 2 июня 1807 г. был контужен "в правый бок картечью". За отличие в сражении награждён Орденом Св. Анны 3-ей степени. С 13 июня 1812 г. участвовал в сражениях против вторгшихся в Россию армий Наполеона: 6 августа при селе Лубино; 26 августа в генеральном сражении при селе Бородине; 6 октября при селе Тарутине; 12 октября при Малоярославце; 6 ноября при городе Красном. За отличие в сражении при селе Бородине был пожалован Золотой шпагой с надписью "За храбрость". За отличие в сражении при городе Красном получил "Монаршее Благоволение". С 1 января 1813 г. вновь в составе полка в походах и сражениях по Европе: 9 мая 1813 г. участвовал в генеральном сражении под Бауцином и за отличие произведён в майоры; 17-18 августа участвует в сражении при селении Кульма, где "ранен пулею в голову около левого виска". За отличие награждён Орденом Св.Владимира 4-ой степени с бантом. С 20 декабря 1813 г. участвует в сражениях во Франции. 2 февраля 1814 г. участвует в сражении при городе Монмирае, за отличие в котором был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени. За участие в "действительных сражениях" при взятии Парижа был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени, украшенном алмазами. 18 июня 1814 г. в составе полка переправляется через Рейн и через освобождённую Европу следует в пределы России. 17 июля 1815 г. по Высочайшему Его Императорского Величества положению за полученными тяжёлыми ранениями уволен в отставку подполковником с мундиром и пенсионом полного жалования.

Во всей Воронежской губернии шел сбор пожертвований продовольствием и деньгами для обеспечения Воронежской войсковой милиции. В этом была заслуга и богучарцев, которые не только продовольствием, но и деньгами пожертвовали на защиту Отечества. На 25 марта 1807 года в уездебыло собрано 2210 рублей 83 1/2 копейки. Богучарский предводитель дворянства артиллерии полковник Самуил Николаевич Бедряга (рис.4) пожертвовал – 50 четвертей ржаной муки, 500 пудов сена; коллежский асессор Бедряга – 50 четвертей ржи; титулярный советник Подольский – 25 четвертей ржаной муки, 5 четвертей пшенной крупы; дочери Лофицкие Мария и Александра – 25 четвертей ржи каждая. Всего в уезде было собрано 150 четвертей ржаной муки и 2000 пудов сена. И.В. Лисаневич «за особые заслуги и усердие … на должности губернского начальника милиции» был награжден главнокомандующим графом Орловым – Чесменским в 1807 году орденом святого князя Владимира 3-й степени. В состав Воронежской губернской милиции входило много богучарцев, с уезда в состав полков было призвано 1564 человека. Возраст рекрутов из богучарского уезда был от 22 до 47 лет. Достаточно сказать, что уездному С.Н. Бедряге было 29 лет.

С первых дней Отечественной войны 1812 года богучарцы были на передовой. Практически от каждого населенного пункта были представлены рекруты. Всего было призвано 210 человек. Из Бычка –22, Н.Белой – 45, Ворбьевки – 71, Журавки – 21, Константиновки – 30, Красногоровки –15, Расковки – 16, Толучеевой – 12, Твердохлебовой – 16, Абросимовой –13, Сухого Донца – 7, Терешковой – 9, Полтавки – 6, Липчанки – 4, Монастырщины – 7, Перещепное – 2, Данцевка – 5, Гадючей – 6, Филоново – 4, Дядина – 3, Лофицкой – 6, Дъяченково – 10, Грушовой – 5.

Тысячниками командовали – секунд-майор Т.Л. Пушкарев и штаб-с-капитан И.А. Чехурский, пятисотеные были – штаб-с-капитаны А.П. Лофицкий, П.А. Пушкарев и поручик А.В. Попов, сотенными – титулярный советник И.Г. Степанов, коллежский регистратор А.М. Чекалев, поручик Е.Л. Пушкарев, М.А. Куколевский, И.Б. Роднолицкий, губернский секретарь И.П. Масленнин, поручик П.А. Куколевский, А.Д. Мерганский, коллежский протоколист Петр Голубцов, 14 – класса Г.И. Ровлев, корнеты И.Н. Чеботарев, А.Ф. Пушкарев, П.И. Оболонский, Профирий Плотников, С.Д. Павлинский, коллежский регистратор Елисей Ровнев.

В состав гусарского полка вошли ратники 82-го набора, в возрасте от 23 до 48 лет. Сам фельдмаршал Кутузов благодарил старания ротных и батальонных командиров полка за хорошую подготовку. 3-й и 4-й Егерские Воронежские полки вошли под командование начальника, генерал – майора Русакова. Вместе с ним они участвовали в Бородинском сражении у реки Корочи. Среди них был и С.Н. Бедряга. Один из родственников знаменитой в то время династии воронежских Бедряг. Полковник Н.Г. Бедряга служил в Ахтырском гусарском полку в 1812 году отличился в схватке донских казаков (Платова) и гусар (Васильчакова) споляками. 24 августа под Бородиным получил контузию в грудь от ядра и уже 28 октября вступил в партизанский отряд Дениса Давыдова. Именно ему Денис Давыдов посвятил ряд своих стихов. Его брат Сергей погиб 28 сентября 1812 года в сражении под Вересеей. Бедряга Егор Иванович (1773-1813) полковник Изюмского гусарского полка участвовал в Отечественной войне и прославился как партизан. В 1813 году отличился при взятии Берлина и г. Люнебурга, куда ворвался первым; под Гальберштадтом, совершив 30-часовой пробег, разбил прикрытие транспорта, захватив 1 генерала, 16 офицеров, 1000 нижних чинов и 14 орудий. При знаменитом набеге Чернышева на Кассель Бедряга врубился в каре и пал, сраженный двумя пулями в голову. Погребен Бедряга в Мельзунгене, близ Касселя; могила его, попечением офицеров Изюмского гусарского полка, сохраняется в образцовом порядке.Достаточно сказать, что в храме Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году, имена пятерых участников Отечественной войны 1812 года Бедряг были высечены на мраморных досках, среди них и наш богучарский. Богучарские гусары вошли в состав 1-й армии под командованием Барклай-Де-Толли[ii] и прошли боевой путь от Богучара до Парижа. В 1817 году войска 2-й дивизии 5-го резервного кавалерийского корпуса дислоцировались в центре и на востоке Воронежской губернии. В селе Нижний Мамон стоял эскадрон Тверского драгунского полка, в Павловске – Рижский драгунский полк, в Боброве – Казанский драгунский полк, в городе Богучаре на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».

Среди славных защитников Отечества известен В.Я. Яковлев - уроженец г. Богучар. В 1802 г. он служил в Ярославском пехотном полку, в составе которого сражался под Аустерлицем, был в походах в Австрии и Пруссии. После Тильзитского мира воевал с турками, а затем защищал Родину в 1812 г. Участник заграничного похода 1813—1814 гг. За боевые заслуги награжден серебряной медалью на голубой ленте в память 1812 г. Позже получил орден Георгия. А в 1816 г. был произведен в офицеры. Ушел в отставку в чине штабс-капитана. Служил в Богучарском уездном суде.

Вот такая получилась история. Есть правда и продолжение.

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычок, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычок. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель»А.С. Пушкин пишет: «…В мае-месяце случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракту… Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из почтовых станций, Ковыленской или Матюшенской, остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром. По местной легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель" стали события, происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и, возможно, один из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: «До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст».

Ссылки.



1.А.С. Шуринов. ОтЕльца до Парижа. Судьбы героев России и их потомков. К 400-летнему юбилею служения Отечеству рода Шуриновых. - Материал представлен Шуриновым Александром Сергеевичем.

2.Барклай-Де-Толли Михаил Богданович (1757-1818), князь (1815), российский генерал-фельдмаршал (1814). Командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией. В 1810-12 военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле – августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-14 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.

Автор Евгений Романов.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».
+2
2.52K
9
Тип статьи:
Авторская

Патриотическое издание публиковало отчеты о помощи солдатам фронтаи беженцам в тылу, о награжденных солдатах, некрологи и списки погибших на фронте, солдатские частушки, письма с фронта, легенды, народное творчество и события местной жизни.

За подписью учителя Григория Плетенского (первый редактор первой богучарской газеты - Е.Р.)в одном из номеров был опубликован «Отчет о деятельности Богучарского Педагогического комитета помощи детям воинов за 1915 год», в котором сообщалось, что среди многочисленных организаций, которые появились в связи с войной «заслуживает внимание Богучарский Педагогический Комитет, учрежденный согласно предложения Попечительского Харьковского учебного округа от 31 августа 1914 г. за № 20918». В состав богучарского комитета вошли директор гимназии Новочадов Г.А.,начальница гимназии Кармышева Л.Н., инспектор народных училищ Кармышев А.А. и заведующий высшими народными училищами Афанасьев Н.А.

На фото: Дети призванных на войну, посещающие столовую Воронежской общепедагогической организации.

Деятельность комитета была направлена на оказание «помощи детям воинов, находящихся в действующей армии. Заседания правления проходили по четвергам в мужской гимназии». Комитет организовал сбор денежных средств на оплату обучения, выдачу денежных пособий, а так же покупку одежды, обуви.

В отчете за январь 1915 года указывалось, что было собрано «с ученических спектаклей и частных лиц» 480 рублей 52 копейки, расходовано 235 рублей 65 копеек.

Вообще за 1914-1915 годы богучарцами было собрано 6576 рублей 5 копеек.

Как писал Григорий Плетенский: «Нельзя ограничиться только сухими цифрами: слишком живое и подвижное дело оказывать помощь! В уезде нет такого уголка, куда бы ни пришла помощь детям воинов. Это все дело учительства…

Грянет беда роковая,

Скажется мигом страна;

Единодушье и разум

Всюду дадут торжество».

Воронежцы поддерживали тесную связь с фронтом. К примеру крестьяне поселка Бирюченского направили на фронт:194аршина холста, 25 пар чулок, 3 пары перчаток, материи для 2 – рубашек, 2 кальсон, 22 кисета, 490 яиц, две деревянные ложки и много других вещей необходимых на фронте.В апреле 1916 года, через представительницу города Воронежа Серафиму Николаевну Веретенникову в 234 – й пехотный полк были переданы подарки «под самый праздник и явились тем «яичком, которое особенного дорого к Христову дню».

Как писал в своем письме командир полка: «Ваша память о полке, 21 месяц отстаивающему каждый клочек земли, дает ему новыя силы, поднимет дух и поддерживает уверенность в неизбежной победе над сильным врагом». Это была не разовая акция, в июле 1916 года, через квартермистра Вольфа И.М.на фронт было передано в 234 – й пехотный Богучарский полк: «50 пудов махорки, 16 страниц курительной бумаги, 2 ящика спичек, множество почтовых конвертов и бумаги, книг для чтения, сапожные инструменты, … Кроме того, получено более чем на 100 руб. книг специально для господ офицеров».

Вответ командир полка 12 сентября 1916 года написал письмо, которое было опубликовано в воронежском вестнике «В дни войны»: «От себя лично, от лица офицеров и нижних чинов полка вновь приношу Воронежскому отделу связи с фронтом нашу благодарность за богатые подарки и добрую память о нас».

Воронежская губерния в годы войны была не только большим госпиталем для раненых, с октября 1915 по сентябрь 1916 года поступило 1563 человека раненных и 417 больных, но местом многочисленных беженцев.

С 15 июля по 17 сентября 1915 года через станцию Воронеж -Курский проследовало 143 поезда и 3737 вагонов, в которых было зарегистрировано 89264 беженца. Министерством Внутренних дел и всероссийским земским собранием на их содержиние было выделенно 553000 рублей.

На 1 января в Воронежской губернии находилось 37592 беженца. Среди иних было 1278 детей, почти 1200 школьного возроста. Скупые цифры отчетов сообщали, среди них: 349 русских, 246 поляков, 122 литовца, 236 евреев, 35 латышей.

Бюро помощи беженцам и учащимся при Воронежском Семейно – педагогическом собрании было организовано в 1915 -1916 году открытие 18 школ, «из них для детей русской национальности 11, польской - 3, литовской - 2, еврейской- 2».

Как писало издание «В дни войны» в ноябре 1916 года: «Что касается помощи учащимся – беженцам, то благодоря ходатайству бюро, 24 из них были назначены на учительские должности в начальные школы для беженцев, 8 - определены в качестве заместителей учащихся, 6 на должности надзирателей и классных дам, 1 - получил место заведующего лазаретом, 1 – место санитара, 1 – регистратора, 6 – пользовались, вследствии своей нетрудоспособности, поддержкою Бюро, всего 49 человек».

Помогали фронту и дети: «Ученики Загребайловский школы (село Луговое Богучарского района – Е.Р.) установили довольно тесную связь с фронтом, посылают туда подарки и письма и сами поучают благодарственные письма от воинов. Письма учеников, посылаемые русским солдатам на фронт, обычно проникнуты тепло, лаской и участием. Иногда эти письма сочиняются в стихотворной форме».

В одном из сообщений в издании «В дни войны» из села Дьяченково Богучарского уезда отмечалось: «У детей нашего села сложилось убеждени, что немцы не христиане, почему рассказы о жестокости и вызывают ни ненависть, а сожаление. В году войны особенно усилился наплыв в школу. При этом мальчики говоря, что учиться нужно для войны, так как грамота понадобиться на военной службе...»

Воронежцы помогали и военнопленым. 14 ноября 1915 года председательница благотворительного комитета Черткова А.Н. пригласила на собрание Воронежские организации и предложила им обсудить вопрос о помощи военнопленным. В результате комитет подготовил 800 частных посылок и собрал более 1300 рублей. Все было переведено в «московский комитет для оправки оттуда посылок и 1000 рублей и для выдачи через Голландию пищевых продуктов в Гентингенский лагерь».

«В дни войны» читали и на фронте и, несомненно солдаты ждали ее окончания. Наверное поэтому в одном из номеров была размещена легенда о дне ее окончания, в которой описывалось необычайное событие,с одним из мальчиков, который проспал три дня, а на четвертый проснулся и сообщил: «Ко мне явился старичок, маленький, седенький, одетый как монах. Он долго смотрел на меня и молчал. Наконец, вымолвил: «Когда проснешься, маленький, скажи людям, что к Козьме и Демьяну кровь человеческая перестанет лится» День Козьмы и Демьяна – 1 ноября. К этому дню приурачивалось окончание войны. Но это только легенда, война продолжалась еще два года.

Краевед Евгений Романов.

г. Богучар.

3 июля 1916 года в городе Воронеже вышел первый номер газеты «В дни войны. Вестник Воронежских организаций военного времени», как писали члены редколлегии, это был связующий орган фронта и тыла. Каждый номер этого издания посылался во все воронежские полки и организации, работающие на позициях, а так же по подписке в Воронежской губернии. В состав редакционной комиссии вошли: Глонти Х.П., Дорошевский Ф.А., Девицкий А.М., Фомин Г.И., Литвинов В.В. Редактором была избрана Стебакова С.Ф., издателем Аварский Н.Н.
+1
1.32K
0
Тип статьи:
Авторская


Все воинские части, которые перед Первой мировой дислоцировались в Воронежской губернии, в 1914 году отправились на фронт. Оставались лишь небольшие подразделения для полков второй очереди. Вскоре из них в Воронеже сформировали 233–й Старобельский и 234–й Богучарский пехотные полки, которые отправились в район Варшавы и вошли в состав Первой бригады 59–й пехотной дивизии. 234–й пехотный Богучарский полк получил знамя образца 1857 года 3–го батальона 26–го пехотного Могилевского полка, который в то время находился в Воронеже. На знамени золотым шитьем был вышит светло–синий крест. А 24 января 1916 года знамя оправили светло–синей каймой. В его верхней части изображалась икона Спаса Нерукотворного.

Георгиевский крест 4 степени за № 795142, старшего унтер офицера 234 - го Богучарского пехотного полка Борового Самсона Григорьевича.

В августе 1914 года Богучарский пехотный полк вошел в состав формируемой 9–й армии Северо–Западного фронта. В сентябре включен в формируемую 10–ю армию все того же Северо–Западного фронта. В начале октября полк прибыл в гарнизон крепости Гродна, а 30 апреля 1915–го его включили в формируемый 36–й армейский корпус Северо–Западного фронта. На 1 января 1916 года он входил в 1–й армейский корпус 2–й армии Западного фронта, в составе которого участвовал в Нарочской операции.

Исторические источники сообщают, что «59–я пехотная дивизия ничем себя не проявила, проведя первый год войны в гарнизоне Новогеоргиевска», участвовала в Виленских боях и Нарочском наступлении. При этом выводы делаются на основе того, что всего два офицера дивизии были награждены Георгиевскими крестами. Это далеко не так.

Достаточно сказать, что Виленская операция 1915 года, в которой участвовал и Богучарский пехотный полк, хотя и являлась оборонительной операцией в районе города Вильно (Вильнюс), но в результате ее была взята крепость Ковно (Каунас). Удержав район города Вильно, русские войска во встречных боях, продолжавшихся до начала сентября, нанесли противнику большой урон. Немцы же так и не смогли прорвать русскую оборону.

18 марта 1916 года 59–я пехотная дивизия приняла активное участие в Нарочском наступлении.

Вот что рассказывает в своей книге «Нарочская операция в марте 1916 г.» Н.Е. Подорожный: «На правом фланге корпуса 233–й и 234–й полки в 12 часов перешли в атаку, в 13 час. 50 мин. преодолели проволочные заграждения противника и заняли часть опушки леса на участке Медзины, Антоны и поперечную просеку № 8. Дальнейшее продвижение было остановлено сильным фланговым огнем противника. Около 17 часов со стороны м. Годутишки, с фронта Ракетишки, Суботишки, было замечено движение пехоты и артиллерийских запряжек противника на восток. В сумерки было обнаружено накапливание германцев по всему фронту участка; в 21 час. противник пытался переходить здесь в контрнаступление, но был отбит. В итоге дня корпус понес потери: а) в 22–й пехотной дивизии – 49 офицеров и 5547 солдат, б) в 59–й пехотной дивизии –1 офицер и 89 солдат».

На фото: Подпрапорщик 234 –го Богучарского пехотного полка Филипп Павлович Пахомов (награжден Георгиевскими медалями 4-й степени, 3-й степени, имеет Георгиевский крест 4-й, 3-й, 2-й и 1-й степеней)

А вот как вспоминает об этом один из участников тех боев младший унтер–офицер 234–го Богучарского полка И.Р.Носов:

«Я был ранен и переведен в Богучарский полк. Оттуда нас погнали под Осовец. Оглобля (с 19.07.1914 по 24.06.1917 генерал – майор Оглоблев Александр СеменовичЕ.Р.) сказал командиру полка:

– Окопы для вас там готовы. Инженерные войска делали. Не разбить германцу.

Разыскали мы эти окопы. Они, оказалось, были сделаны нашими саперными войсками не для русских, а против русских. Хорошие окопы! Накатник здоровый, блиндажи, что тебе надо! Рельсы, бревна, земля толстым слоем на блиндажах. Только бойницы обращены против русских. Тут измена была.

Мы в эти окопы не пошли, отступили саженей на 500 и сделали свои окопы. На четвертые сутки в ночь немцы выбили нас из этих окопов, и мы побежали еще шибче, чем тогда. Прибежали в местечко Радунь часам к одиннадцати утра. Здесь для нас были устроены простые окопы.

Держались под Радунью три дня. Германец сделал канонаду. Ох, и канонада! Никогда он так не бил по нас. Ясный день был, а стал точно вечер темный. Тут и снаряды рвутся, тут и песок летит, и сено, и солома горят, вся деревня горит. И простые снаряды, и зажигательные летят. Крик, вой. Вот тут–то нам жара и была. Осталось нас 13 человек от всего полка. Я в это время был фельдфебелем.

Отступили из Радуни на Бельск. Подходим к Бельску. Встречает нас генерал Оглобля со своей свитой. Мы идем. Впереди командир полка со знаменем, командир батальона, три ротных командира, два фельдфебеля, семь унтер – офицеров. Рядовых в полку – ни одного… Генерал командует своей свите:

– Смирно! Равнение на знамя!

Командир полка командует нам:

– Смирно, господа офицеры!

Генерал спрашивает:

– Какой полк идет?

– Богучарский, ваше превосходительство!

– Знамя цело?

– Цело, ваше превосходительство!

– Командир полка жив?

– Так точно, ваше превосходительство!

– Командиры батальонов целы?

– Трое без вести, один цел.

– Ротные командиры?

– Трое осталось, ваше превосходительство!

– А рядовых?

– Рядовых ни одного, ваше превосходительство!

– Ну, этой сволочи найдется!

Под деревней Боровички я был ранен в глаз, и мне оторвало палец. Попал в госпиталь в Витебске».

К концу 1916 года весь кадровый офицерский состав Богучарского полка погиб. Командирами рот стали прапорщики.

Многие воины 234–й пехотного Богучарского полка отмечены георгиевскими наградами, среди них – капитан Александр Ефимович Гудиш, штабс–капитан Владимир Оскарович Якобсон, подпрапорщик Филипп Павлович Пахомов, младший унтер–офицер Иван Максимович Хвостиков, поручик Тимофей Михайлович Кончаков и другие.

Отдельно хочется сказать о поручике Богучарского полка Тимофее Михайловиче Кончакове. К 1916 году он имел Георгиевские кресты 4–й, 3–й, 2–й степени, не хватало лишь 1–й степени до полного Георгиевского кавалера. Тимофей Михайлович родился в селе Елань–Колено Новохоперского уезда, был грамотным, знал несколько языков, писал стихи. После Первой мировой войны участвовал в Гражданской войне, затем эмигрировал во Францию. В эмиграции жил в Париже, работал шофером. На собственные средства издал сборники стихов: «Шоферские песни» (1935), «Из крестьянской жизни» (1936), «Ей» (1938), «Письма родным, друзьям, знакомым» (1938), «Старина, сказка, небыль» (1945).

Его внучка Вера Андреевна Цыганова вспоминала: «Тимофей очень тосковал по Родине и присылал моей маме открытки примерно до 1926 года, когда еще разрешалось писать письма.

… В одном из четверостиший в 1925 году он написал на фотографии своей дочери:

Итак, Аннет, исполнилось твое желанье,

Со мной ты во Франции была,

Но не понравилось тебе мое скитанье,

Вернулась ты, меня с собою не взяла.

На фото: Поручик Богучарского пехотного полка Кончаков Тимофей Михайлович.

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,– №101 (26317), 18.07.2014 г.

Совсем недавно в Интернете, на одном из форумов, был выставлен на продажу Георгиевский крест 4–й степени за № 795142 старшего унтер–офицера 234–го Богучарского полка Самсона Григорьевича Борового, которым он был награжден «за проявленное мужество в боях с неприятелем» 6 января 1916 года. Оценили крест в 10500 рублей. Сам собой напрашивается вопрос: почем отечественная история? Конечно, это высшей степени кощунство, когда продаются военные награды, ведь за ними – героизм и подвиги, кровь и страдания наших соотечественников. Вот и возникло у меня желание пройти фронтовыми дорогами Богучарского полка и рассказать о его бойцах.
+2
1.97K
0
Тип статьи:
Авторская

Однажды, услышав о том, что в школьном музее готовится экспозиция об участниках первой мировой войны, он пришел в школу. На стол он положил мне завернутые в газету три старые фотографии.

- Вот, это мои родственники, сказал он. - Это мой дед Иван и его брат.

На другой фотографии в полный рост стоял драгун с шашкой наголо.

- А это, Котляров Василий Иванович, - пояснил Петр Зубков, - он родом из с. Подколодновка, это брат моей бабушки и родной дядя Героя Советского Союза Котова Якова Михайловича.

Верхний ряд справа второй стоит Нестеренко Василий Исаевич, нижний ряд слева первый Дорошенко Абрам Анисимович, справа первый Нестеренко Григорий Исаевич

По экслибрису на фото удалось установить, что фото выполнено в фотостудиифотографа Софер, города Таураген в 1915 году. С помощью архивов, выяснил, что город этот расположен на западе Литвы. Во время Первой мировой войны пограничный Тауроген до 1917 года, сейчас Тауроге подвергся сильнейшим разрушениям. Он несколько раз переходил из рук в руки (немцы занимали его в сентябре 1914 года, в феврале и марте 1915 года). В результате в 1916 году в городе, который выгорел практически до основания, оставалось всего пятьдесят жителей,в этот период боевых действий в городе Тауроген стоял 234 – Богучарский пехотных полк.

На другом фото группа солдат. Всех он назвал по фамилиям и именам.

- Здорово, какие они красивые – сказал я.

Действительно на фото 11 бойцов Богучарского пехотного полка, мужественные и строгие, опаленные войной лица. Что примечательно все с усами.

- А вы знаете, кто на фото? - спросил я.

- Да, это жители сел Терешково и Дьяченково, ответил Петр Зубков, - в верхнем ряду справа второй стоит Нестеренко Василий Исаевич, нижний ряд слева первый сидит Дорошенко Абрам Анисимович, справа первый Нестеренко Григорий Исаевич все они из Богучарского полка.

На одной из фотографий, принесенных Петром Зубковым, изображен и его дед Савелий Ильич с товарищами Петром и Семеном Чикириными, а на обратной стороне надпись карандашом:«Прошу не гневаться, что портреты такие нехорошие, как бы мы лутше, то и портреты лутше были, но это память детям моим, может когда вспомнят, что был родитель. А может, бог даст, вернемся домой благополучно». Фото явно написано наспех и прислано с фронта. Согласно «Именных списков убитых, ранены и без вести пропавших за 1914 год» рядовой Чикирин Семен без вести пропал 14 декабря 1914 года. Поэтому я спросил: «А они все вернулись в войны?» «Не все» - ответил Петр.

Рядовые Богучарского 234 - й пехотного полка. 1914 год. Слева направо Семен Чикирин, Савелий Зубков, Петр Чикирин. уроженцы с. Терешково

Потом Петр Пантелеевич достал еще одну фотографию, времен Первой мировой, на которой изображены еще два брата Зубкова Савелия Ильича. В «Именных списках убитых, ранены и без вести пропавших за 1915 год» мне удалось найти сведения о третьем брате Зубкова Савелия - Дмитрии Ильиче. «Православный,женат. Ранен 24.01.1915 г.»

- В семье было четыре брата Савелий, Антон, Иван и Дмитрий - ответил Петр Зубков,- они все вернулись с фронта. Антон и Иван работали на нефтебазе, что расположена в с. Терешково у реки Дон. Мой дед Савелий Ильич работал в колхозе, занимался пчеловодством, держал около 30 ульев. Правда, погиб 12 июля 1942 года.»

- Это когда немцы пришли в село? - спросил я.

- Да нет, в июле 1942 была бомбежка.

Котляров Василий Иванович драгун Богучарского 234 - й пехотного полка. год 1915. Литва. уроженец с. Подколодновка.

И тогда Петр Зубков рассказал печальную историю. «В начале июля 1942 года в небе над селом, раздался гул самолетов, черные с белыми крестами они летали так низко, что вызывали страх у населения. Савелий Ильич Зубков, прейдя с сельского схода, сообщил родным, что наши войска отступают, надо уходить и нам. Когда уже все вещи погрузили на арбу, Иван вспомнил, что в доме забыл у печи, приготовленный в дорогу, свежеиспеченный хлеб и поспешил вхату. Неожиданно налетел немецкий самолет и сбросил бомбы. Одна из них угодила прямо в дом Зубковых. Иван Егорович Зубков погиб».

Так закончилась история бравого солдата.

Фото солдата были переданы в школьных музей «Следы времени», где экскурсоводы с гордостью рассказывают на «память детям моим, может когда вспомнят», что наши сельчане тоже воевали за Родину в Первой мировой войне.

Евгений Романов.

г. Богучар.

Жителям села Терешково Зубков Петр Пантелеевич знаком хорошо. Человек неординарный. Часто он отстаивал интересы жителей на собраниях и сходах. Хороший и добротный хозяин. Участник боевых действий в Венгрии. Он пользуется уважением у жителей села.
+3
1.9K
2
Тип статьи:
Авторская

Георгиевский крест Петра Агафонова

В середине июля 1914 года на Никольской площади Богучара было многолюдно. Здесь собрались новобранцы со всего уезда. Началась война, шла всеобщая мобилизация. Провожали на фронт и Петра Агафонова – отец Калина Лупанович, мать Ефимия Петровна, младший брат Карп. Расставание оказалось недолгим. Новобранцев Дьяченковской, Монастырщинской, Подколодновской, Бычковской, Шуриновской и Красноженовской волостей определили в одну команду. К середине дня длинная вереница на подводах и пешим ходом направилась на железнодорожную станцию в Кантемировку, а оттуда к месту формирования.

За два года на фронте Петр Калинович познал все тяготы и лишения окопной жизни. Боевое крещение солдат Агафонов получил 30 августа 1915 года в Виленском сражении, которое продолжалось почти до конца сентября. Уже летом 1916 года, во время Брусиловского прорыва, 234–й полк, как рассказывают архивные документы, попал в немецкую «газовую атаку». За эти бои под Нарочью, в марте 1916 года, Петр получил Георгиевский крест 4–й степени и тут же бойца направили в госпиталь. В том же году он вернулся в родное село и вскоре потерял зрение.

Георгиевскими крестами были награждены многие солдаты 234–го Богучарского полка, среди них – подпрапорщик Филипп Павлович Пахомов (награжден Георгиевскими медалями 4–й степени, 3–й степени, имеет Георгиевский крест 4–й, 3–й, 2–й и 1–й степеней), уроженец Павловского уезда, деревни Большая Гнилуша; егерь Степан Данилович Вишневский из Богучарского уезда, Твердохлебовской волости; ефрейтор Федор Иванович Галиев, уроженец Богучарского уезда, Залиманской волости; младший унтер – офицер Никита Осипович Соснов, из Богучарского уезда, Бычковской волости и многие другие.

Георгиевский крест в то время давал существенные льготы. Как рассказывала мне Евгения Ивановна Карташова из села Монастырщина, ее дед тоже имел Георгиевский крест. Раз в год Иван Карташов отправлялся на ярмарку в Богучар, где по предъявлении Георгиевского креста на сумму в 25 рублей набирал целый воз продуктов и подарков жене и детям.

В Суходонецком сельском Совете Богучарского района сохранились документы, согласно которым удалось установить, что отец Петра Агафонова – Калина Лупанович – был жестянщиком, этой профессии он обучал и сына. Будучи слепым, Пётр продолжал ремонтировать ведра, кастрюли и иную домашнюю утварь. В 1924 году он женился, и у них с женой появилось четверо детей.

Уже в 1982 году мне удалось встретиться с Петром Калиновичем. Жил он тогда в селе Белая горка. Приехал я к нему с его внуком Сергеем Агафоновым. Место на жительство, наверное, было выбрано им не случайно. Дом стоял на высоком берегу реки Дон, как говорят, на отшибе. От калитки тянулись веревочки по двору и в дом, на которых висели колокольчики. Как только мы открыли калитку, тут же в доме зазвенел колокольчик. Из хаты вышел хозяин и зычно спросил: «Кто это там?» Нас встретил высокий, ещё крепкий и статный пожилой мужчина лет восьмидесяти. Красивое лицо с правильными чертами, словно копия древнегреческого бюста: выразительный рот, высокий, сливающийся с линией носа большой лоб. Белая воздушная борода, седые волосы. Что особенно бросилось в глаза – так это ухоженный двор. Хата свежевыбеленная, крыта камышом, на белом фоне стен ярко чернели ставни. Внук представил нас, и мы прошли в дом. В двух комнатах с земляными полами стоял запах полыни, свежевыпеченного хлеба и тыквенных семечек. В прихожей – стол и три стула, в углу – русская печь, в спальне у кровати на полу лежали разноцветные домотканые половицы, большая скрыня, сундук, в углу висело много икон. Обычная обстановка русского дома.

Проводы в армию на Никольской площади города Богучар. Июль 1914 год

Мы долго беседовали с хозяином и его женой Феней. Немногословный, строгий с виду, но чуткий и сердечный, он угостил нас хлебом и козьим молоком. Уже позже Сергей Агафонов рассказал мне интересную историю о деде. «В начале 20–х годов в его дом поздно вечером постучались двое мужчин и попросились переночевать. Незрячий Петр Калинович обладал идеальным слухом, и когда постояльцы шептались во дворе между собой, он понял, что они беглые бандиты. Он потребовал, чтобы они ушли, но постояльцы кинулись в драку, тогда вместе с женой он связал преступников. Связанными бандиты лежали всю ночь. Рано утром, погрузив их на тележку на двух колесах, отвез в сельский Совет. Все в селе удивлялись мужеству Петра Агафонова, который вез двух здоровых мужиков по улице».

Вообще, вместе с женой они были, как говорят, набожными людьми. Постоянно ходили по станицам Ростовской области, посещали храмы, собирали пожертвования малоимущим. Однажды они зашли и в станицу Вешенскую к писателю Михаилу Шолохову. Тот принял их, накормил, а Петру Калиновичу подарил кожаное полупальто. В семейном альбоме его сына Дмитрия Агафонова сохранилось фото, на котором Петр сидит в той самой кожанке, а на груди у него Георгиевский крест. Петр Калинович Агафонов ушел из жизни в 91 год и похоронен в родном селе.

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,–№ 69 (26285), 22.05.2014 г.

Так сложилось, что Богучарский уезд был самым многочисленным по населению в Воронежской губернии, поэтому во время Первой мировой войны из его жителей был сформирован 234–й полк, который получил название Богучарский. Вместе с ним в состав 59–й стрелковой дивизии вошли 233–й Старобельский, 235–й Белебеевский и 236–й Борисоглебский пехотные полки, а так же 59–я артиллерийская бригада. Начальником дивизии с 19 июня 1914 года был назначен генерал – майор Александр Семенович Оглоблев. Надо сказать, что 59–я пехотная дивизия первый год войны провела в гарнизоне Новогеоргиевской крепости.
+2
3.33K
0
Тип статьи:
Авторская

Июль 1916 года. Уже два года как гремят сражения Первой мировой войны. Тогда ее называли Великой войной, или Второй Отечественной. В то время, когда русская армия совершала свой знаменитый «Брусиловский прорыв», в Воронеже начинает выходить вестник местных организаций военного времени «Въ дни войны». Его редакция находилась в здании Губернского музея на Большой Дворянской. Сейчас этот красивый памятник архитектуры воронежцы знают как музей имени И.Н.Крамского на проспекте Революции.

Вестник «Въ дни войны» изначально планировался как издание некоммерческое: «Если оно принесет материальную прибыль, эта прибыль будет употребляться на те же нужды войны, которым оно служит». Издание свою цель видело в том, чтобы «осведомлять своих читателей и о том, как отражается великая мировая война на народной жизни, на народном творчестве, как относится наш народ к этой войне, как понимает ее, как реагирует на совершающиеся сейчас исторические события…»

В первом же номере вестника от 3 июля в статье «Война и народное творчество» автор Г.Фомин приводит народные песни, частушки, рожденные мировой войной. Собраны они были на территории Воронежской губернии - в Землянском, Бобровском, Бирюченском и Богучарском уездах.

Только две частушки слободы Дьяченковой Богучарского уезда, вероятно, относящиеся к начальному периоду войны. В них, по словам Фомина, «народ твердо верит в свои силы, верит в конечное торжество правды, и пессимизм, так присущий временами нашей изнервничавшейся интеллигенции, не находит места у народа»:

«Ох, ты, немец, немец, немец,

Отчего ты так грустишь?

Отчего от нашей встречи

Ты как бешеный бежишь?"

Каждый номер вестника «Въ дни войны» отсылали на фронт воронежским полкам, чтобы армия знала, «что за нею, в родном тылу, идет непрерывная работа для неё, и миллионы сердец русского народа бьются в унисон с ее сердцами, страдают ее страданиями, радуются ее радостями».

Там, на западной границе империи, находясь рядом со смертью, солдаты-земляки ждали вестей с малой родины. Редакция в каждом номере старалась публиковать материалы о жизни Воронежской губернии.

Интересен материал с описанием народных настроений той же слободы Дьяченковой: простой люд был сильно потрясен начавшейся войной с германцем, ведь эта кровавая бойня оторвала от семей «самые дорогие, самые сильные и работоспособные элементы». Но, несмотря на тяжелое положение и дороговизну жизни, деревня «смотрит бодро и весело».

С введением в августе 1914 года «сухого закона» появилась потребность в «разумных развлечениях», возрос интерес крестьян к книгам и газетам. Народ стал интересоваться новостями с театра военных действий – как взрослые, так и дети. Они знали города и районы, в которых проходили сражения. Автор пишет, что «некоторые города и горы получили у крестьян своеобразные названия, так Карпаты они переименовали в «Кирпатыя» горы». Как часто бывает во времена военного лихолетья, появились различные ворожеи и предсказатели, которые, пользуясь легковерием и малограмотностью крестьянской массы, «открыли поход на ее карманы». Так, в одном из сел такая «ясновидящая» заявила, что она по ночам летает в окопы и относит туда все пожертвования.


Война затянулась, она ухудшала и без того бедственное положение простого народа. На полях Польши и Галиции, в Карпатских горах, гибли «за Веру, Царя и Отечество» русские воины, вчерашние хлебопашцы.

Как изменились настроения в русской деревне, можно прочувствовать в песне слободы Дьяченковой:

«На линии австрийской границы,

На склоне зеленой горы,

Там льются кровавы потоки,

С утра и до поздней зари.

Там бьются солдаты за правду,

И смерть храбрецам не страшна,

Там рвутся гранаты, шрапнели,

И землю взрывает фугас.

А дома отец при кручине,

А с ним призадумалась мать.

Из Люблина пишут газеты,

Желают про сына узнать.

А сын их убит на чужбине,

И кости в могилу вросли.

Из Люблина пишут газеты

Об этом военный приказ.

Когда же родные узнали,

То брызнули слезы из глаз.

Схоронили его без молитвы,

И в грязном солдатском белье,

Остались родные без сына,

Он умер в чужой стороне».

А эта песня записана в селе Загребайлово (сейчас – Луговое) Богучарского уезда:

«Поля, вы, поля, вы, широки степа,

Чого на вас, поля, тай урожаю нема?

Ой, тилько выросла кучерявая верба.

А пид тою вербою солдат лежить.

Вин не вбит – вин пораненый лежить.

Грудь у него вся потерзанная,

Голова у его вся почесанная.

На груди у его крест золотой лежить,

У ногах у его конь вороной стоит.

Ой, бижи ты мий конь у Россию домой,

Не кажи ты, мий конь, что я вбитый лежу.

А кажи, ж ты, мий конь, що женатый я хожу.

Оженила меня пуля быстрая,

А свашкой була икона свята,

А дружиной була мать соснова труна,

А родиной була мать сыра земля».

«На линии австрийской границы, На склоне зеленой горы, Там льются кровавы потоки, С утра и до поздней зари..."
+1
1.27K
0
Тип статьи:
Авторская

17 июля 1914 года (далее все даты указываются по старому стилю) российский император Николай II объявил всеобщую мобилизацию. В Воронеже формируется 234-й Богучарский пехотный полк. Командиром 16-й роты полка назначается поручик Владимир Порфирьевич Зверев.

Родился он 6 июля 1885 года в семье Почетного гражданина города Воронежа. Закончив реальное училище, решил посвятить себя воинской службе. Далее была учеба в знаменитом Чугуевском пехотном юнкерском училище. Считается, что это училище дало Российской империи наибольшее число Георгиевских кавалеров.

По окончании курса обучения 24 марта 1906 года рядового юнкера произвели в подпоручики и направили служить во 2-й Ивангородский крепостной пехотный полк. Где молодой офицер состоял в должности адъютанта 1-го батальона, а позднее – начальника учебной команды.

На момент начала мировой войны, к своим 29 годам, Владимир успел послужить, уволиться в отставку и вновь после этого возобновить военную службу. Так, Высочайшим Указом от 28 декабря 1907 года его зачислили в запас армейской пехоты. Но недолго длилась гражданская жизнь Владимира Зверева - уже 30 марта 1908 года он был определен в квартировавший тогда в Воронеже 224-й пехотный резервный Скопинский полк, где и приобрел опыт командования ротой. До Богучарского полка в его послужном списке числились 12-й Великолуцкий полк, именно в нём 1 ноября 1910 года Зверева произвели в поручики, а также Могилевский пехотный полк.

Поручик Владимир Зверев
В начале августа 1914 года в составе Богучарского полка новоиспеченный командир роты направился к границам будущих военных действий.


Для истории остались выдержки из писем Владимира Порфирьевича, опубликованные в Вестнике воронежских организаций военного времени «В дни войны» за 1916 год:

«Едем вот уже две ночи и третий день, вероятно, и еще столько же проедем. Жизнь вошла в свою колею: солдаты поют песни, играют на гармониках. У нас в офицерском вагоне все перезнакомились… Настроение очень спокойное, совершенно не думаешь, что едешь на войну, а как будто едешь в Тамбов в лагерь. Вся прежняя жизнь осталась где-то далеко-далеко, что впереди – одному Богу известно».

«9 августа. … Проехали Пинск: газет нет, обеда нет, припасы свои я почти все истребил. … В Брест приехали ночью, я уже спал. Начинает чувствоваться война – дороговизна. Булки покупают по 8 коп., котлета – 40 коп., фунт ветчины – 1 р. 20 к. Приехали в Белосток, тут собрался весь полк. Отсюда нас повезут в Варшаву…»

В середине августа 1914 года Богучарский пехотный полк вместе с Борисоглебским и Старобельским полками уже стояли в лагерях под Варшавой. Владимир был в восторге от польской столицы: «…город чудесный, европейская столица. Есть где погулять, народу масса, чистота, трамваи. Замечательна была картина вступления в город богучарцев. Шли два часа через весь город все бородатые, в пыли дяди, и это после блестящей Варшавской гвардии. Жители относятся восторженно, выносили воду, овощи, с балконов бросали платки».

А 19 августа Богучарский полк пешим порядком ушел в Новогеоргиевскую крепость, располагавшуюся в месте слияния рек Вислы и Нарева. Ровно через год, по мнению современников Владимира Зверева, крепость будет «позорно» сдана неприятелю. Но в августе 1914 года фронт находился еще сравнительно далеко от крепости.

И первыми немцами, увиденными богучарцами, оказались военнопленные «в голубых шинелях, бескозырках и желтых сапогах».

В своих письмах Владимир сообщает о земляках-сослуживцах: прапорщиках Викторе Михайловиче Михайлове, товарище прокурора из Острогожского окружного суда, который «идти не может, говорит, что никогда пешком не ходил, привык ездить на извозчиках, ботинки, вишь, и те его стесняют», и Василии Александровиче Сретенском – учителе математики из Уразовского реального училища Валуйского уезда, а также о Волкове – учителе истории Коротоякского коммерческого училища. Пусть их фамилии станут известны и нашим современникам.

25 августа 16-я рота направилась в город Пултуск для охраны мостов на реке Нарев. Но вскоре рота временно осталась без своего командира – Владимир Зверев заболел малярией. Почти два месяца лечения в госпиталях Варшавы, Витебска, Москвы, и наконец 20 октября - долгожданная выписка. И уже 22-го он прибыл в Варшаву.

Город показался ему не таким оживленным, как в августе. Переночевав в гостинице, направился на поиски своей части. Приехав в городок Ломжа, в штабе Зверев узнал, что его Богучарский пехотный полк находится в 35 верстах в польском местечке Остроленка, охраняя переправы через реку Нарев. «Как я счастлив и рад, что завтра буду у себя «дома!» - написал Владимир в своем письме. Начались фронтовые будни, тянулись дни, так похожие друг на друга: «4 ноября. Все сидим пока здесь, долго ли – не известно. На днях две наших роты ходили за реку, взяли с бою город Ф., вернулись. Теперь очередь за моей ротой. Наш полк был в бою под Маркграбовым, но моя рота была в резерве…»

«13 ноября. Деревня Липянка… Был на берегу, расставил караулы и пост: наша задача – не допускать немцам переправиться через реку…»

«27 ноября. Мы сегодня опять отсюда уходим: передвигаемся по реке верст на семь. Все эти дни на том берегу гремят пушки, как гром. Погода была дождливая, а теперь тепло, как весной».

Новый, 1915, год Владимир Зверев встретил в компании ротных и батальонного командира. В 9 часов вечера офицеры собрались у поручика Сретенского, к которому из Уразова приехала жена, учительница гимназии. «Ужинали, пили ситро… Так я встретил Новый год. Что-то он принесет мне?»

В начале января 1915 года закончилось, как говорили в полку, «наше сидение на Нареве». Богучарский полк направили на передовые позиции на реке Бзура. А вскоре немецкие войска перешли в наступление. На небольшой полосе фронта, всего около десяти километров, в районе деревень Могелы, Воля Шидловская, Гумин, Боржимов, за неделю ожесточенных боев с 18 по 24 января 1915 года погибли около 40 000 русских солдат и офицеров.

30 января мать и брат Владимира Зверева получили короткую телеграмму от поручика Самборского, товарища Владимира по полку. В телеграмме Самборский сообщил, что их сын и брат погиб в бою под деревнями Гумин и Воля Шидловская 21 января 1915 года.

Согласно желанию родных и близких покойного его тело было привезено за казенный счет в Воронеж. Похороны состоялись 8 февраля на военном кладбище при Вознесенской кладбищенской церкви.

А спустя пару месяцев брат покойного получил письмо от рядового Сибирского стрелкового полка Дмитрия Сухорукова. Тот сообщал, что они с товарищами «ходили на разведку и нашли тело вашего брата в 30 шагах от неприятельских окопов, вынесли и доставили тело в штаб полка». Других сведений об обстоятельствах гибели поручика Зверева родственники не имели. Не сообщил их и денщик, сопровождавший тело на родину.

В этот же день 21 января в районе деревни Воля Шидловская погиб и поручик Сретенский - однополчанин Владимира. Видимо, «многие из очевидцев последних минут покойного разделили с ним одинаковую участь… Да будет им Вечная память!»

17 июля 1914 года (далее все даты указываются по старому стилю) российский император Николай II объявил всеобщую мобилизацию. В Воронеже формируется 234-й Богучарский пехотный полк. Командиром 16-й роты полка назначается поручик Владимир Порфирьевич Зверев.
+1
1.82K
1
Тип статьи:
Авторская

Бой за Богучар продолжался весь день.

Бой за Богучар продолжался весь день.
+2
1.01K
1
Тип статьи:
Авторская

Алексеевка хутор. влад. Основан сразу после отмены крепостного права. Назван в честь первопоселенцев. В 1859 году в хуторе было 27 дворов 123 мужского и 118 человек женского населения. В 1885 году сельскому обществу принадлежало 297 десятин земли. К 1900 году было 40 дворов 105 мужского и 112 женского пола. В хуторе одно общественное здание. В пользовании сельского общества 301 десятина земли. Жители села имели фамилии Копенкины, Хаустовы, Чередниковы, Нечега, Ноженко. Находился в 3-х км от села Новоникольское. В хуторе была большая пасека. В 50 -е годы жители села переехали в Новоникольское.

Барсуки (Барсуков, Дикалов). Хутор казачий. В 1859 году в хуторе был хлебный магазин, конная рушка и 7 ветряных мельниц. В 1873 году в хуторе проживало 159 мужчин призывного возраста. В 1886 году Барсуковское общество имело 117 десятин земли.К 1900 году 69 двора 23 мужского пола 241 женского пола. Сельское общество имело 1241 десятин земли. Население малороссы. Недалеко расположен памятник археологии. Курганная группа в урочище на юго-восток от с. Луговое урочища "Барсуковое" эпоха бронзы,(выявлены в 1985 году А.А. Бойковым), находка амфоры средневековья в 2001 году). По легенде пан Дикалов, уроженец Писаревской слободы обосновал небольшой хуторок при балке "Барсуковой" центре которого небольшой пруд сохранившийся до наших дней. Многие жители села носили фамилию Дикалов. Жители села построили небольшую церковь. Впоследствии хутор переименован в Барсуки. Свое второе название он получил так потому, что в этих местах водилось много барсуков. В 1908 году в Барсуки было уже 613 жителей и в школе обучался 61 ученик. Среди уроженцев села Курганский Федор Иванович ор.1905 года рождения .Умер в 1961 году. Знал украинский язык. Примерно в начале 20-х в составе семьи и видимо односельчан отправился на свободные земли в северный Казахстан или Южный Урал. Среди репрессированных: Дихнов Никифор Осипович – 1888 г.р. с. Барсуки, репрессирован в 1930 г. Богучарским РИК, раскулачен – имел кузню, пасеку, семья выслана в Красноярский край; Коцкий Яков Матвеевич родился в 1905 г., Хлебороб. Арестован 12 июля 1930 г. Приговорен: 9 сентября 1930 г. 5 лет; Тонконогов Александр Яковлевич. Приговор: спецпоселение.; Тонконогов Павел Николаевич. Родился в 1901 . Арестован 2 сентября 1932 г. Приговорен: 26 октября 1932 г. Приговор: 5 лет, потом Тройка НКВД ДАССР 11 октября 1937 г. Приговор: лиш. св.; Дихнов Никифор Осипович Родился в 1888 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Барсуково, приговор спецпоселение. В хуторе Барсуки имелась 4 - летняя школа, клуб, кузня. Одной из первых учителей школы была Глафира Алексеевна Завгородняя. В 1929 году был создан колхоз "Вызов", первым председателем был избран Дроговозов Игнат Корнеевич. После него колхозом руководил Матвеев, затем Наумченко Д.С. Впоследствии с 1932 года вошел в совхоз "Барсуковский", а в 1954 году колхоз «Вызов» присоединили к колхозу «40-й стрелковой дивизии».В 1965 году приживало 92 человека.

Батовка (Щекин, Плесный - 3)В 1885 году хутор частного владельца Батовского Павла Андреевич, в честь него и получил второе название. У самого владельца было 9 десятин земли и платил он за нее 1 рубль 8 копеек земского сбора. Расположен при балке Плесной , население малороссы. На 1900 год 10 дворов 34 мужского и 37 женского населения. Сельское общество имело 47,2 десятин земли. В 1928 году в хуторе было 30 хозяйств. По переписи населения 2010 года в Батовке проживало 69 мужчин и 70 женщин.(на данный момент Батовка еще существует)

Веселье хутор недалеко от хутора Теплинка. При речке Левая Богучарка. Свое название получил по яру Веселый. Был свой пруд. Жители малороссы. В 1859 году было 12 дворов, 40 мужского и 53 женского населения. К 1900 году было 12 дворов 40 мужского и 55 женского пола. Большая часть были зажиточные крестьяне, часть раскулачена. К 1938 году хутор прекратил свое существование.

Высокий хутор (др.вл) при пруде Высоком. Жители села малороссы. При балке Лебединский яр. Высоковское сельское общество с 1885 по 1900 год имело 36 десятин земли. К 1900 году 16 дворов, 42 мужского и 35 женского населения. До 50 - х годов здесь жили лесник и пасечник со своими семьями Лаптуров и Мачулин. Пасека насчитывала 135 пчелосемей. Мачулин уехал в 1959 году, а в 1966 году Лаптуров уехал в Лебединку. Пасека просуществовала до 1992 года. Последним там работал Погорелов Иван Андреевич.
Голый (Степной), хутор каз. Заселен великороссами. Расположен был в 12 км от Сельского Совета в с. Твердохлебовка. Если в 1859 году в хуторе было 32 двора и 97 мужчин и 105 женщин, то в 1900 году имелось 70 дворов 194 мужского и 219 женского пола. В хуторе было семь ветряных мельниц и деревянный хлебный магазин. Расположен у вершины Сухого яра и колодцах. В 1886 году Голянское сообщество имело 109 десяти земли. Часть жителей села была репрессированы, среди них; Дихнов Иван Егорович. Родился в 1883 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Голый; Приговор: спецпоселение: Дихнов Кирилл Иванович. Родился в 1911 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, хут. Голый; рабочий. Арестован 10 декабря 1941 г. Приговорен: 10 января 1942 г. Приговор: ВМН. (На фото обелиск х. Голый. Стоит Роман Дъячков)Уроженка села Раиса Леонидовна Бундуковская, 1932 года рождения, жила в хуторе Голый Воронежской области Богучарского района. В июне 1942 года в их хутор пришли немцы, затем итальянцы. В октябре 1942 года десятилетнюю Раису угнали в плен вместе с больной мамой. В Германию отправить их не успели, так как советские войска начали освобождать нашу землю от фашистов в феврале 1943 года. Но месяцы, проведенные в неволе, страх, голод и холод остались в памяти у Раисы Леонидовны на всю жизнь. Среди погибших в ВОВ, БЕЗУГЛОВ Алексей Владимирович (медальон). Родился: 1915 г., РСФСР, Воронежская обл., Богучарский р н, Дубровский с/с, хутор Голый. Призван Синявинским РВК. Красноармеец. Семья: Безуглова Ирина Матвеевна — мать, адрес тот же. Найден: июль 1990 г., Новгородская обл., Маловишерский р н, Малая Вишера. Захоронен: 1.8.1990 г., Новгородская обл., Маловишерский р н, г.Малая Вишера, гражданское кладбище. Отряд: Экспедиция «Долина», г.В.Новгород. В 1959 году колхоз "Победа", а в 1972 году входил в колхоз "Родина".

Греков, Томилинка(Плесная 2-я),Томилина. хутор принадлежал И.В. Грекову в 1885 году. Заселена великороссами. На картах обозначен с 1822 года. Из села Томилинка Рязанской губернии Екатериной II генералу Ивану Васильевичу Грекову были выделены крепостные крестьяне. На 1900 год в хуторе было 30 дворов 101 мужчина 88 женщин. Плесковское 2-е общество имело 179 десятин земли. В хуторе была церковь, два общественных здания, две мелочные лавки и одна винная лавка. Раз в год проводился базар. Церковь закрыта в 1930 году. Сейчас осталось два полуразрушенных дома.

Греков,(Плесный 3-я)(деревня Поповой в 1885 году) Шуриновской волости. Жолобов Тарас в 1910 году имел ветряную мельницу. хутор при колодцах. В 1900 году 22 двора 64 мужского и 66 женского пола.

Греков,(Плесный 4-я)(деревня Щекиной в 1885 году)принадлежал Елене Васильевне Грековой. хутор при колодцах. В 1900 году 33 двора 60 мужского и 66 женского пола.

Желобок Расположен в 5 км от Медовского сельского совета, при урочище Желобок, при речке Левой Богучаре. Население великороссы бывшие государственные крестьяне. в 1859 году был один деревянный хлебный магазин. На 1900 год в хуторе 28 дворов 94 мужского и 94 женского населения. Криничанское сельское общество Красноженовской волости имело 642,7 десятин земли. Имелась одна водяная мельница. В 1908 году в Желобке проживало 227 человек. В хуторе в 30 - годы были репрессированы: Ганзюков Демьян Леонтьевич , 1882г. р. Место рождения: с.Желобок хлебороб. Арестован 22.10.30. Осужден 11.12.30 . Приговор: 3 года. Ганзюков Егор Леонтьевич , 1898г. р. Место рождения: с.Желобок хлебороб. Арестован 23.10.30. Осужден 11.12.30 . Приговор: 3 года.; Наумченко Иван Яковлевич , 1874г. р. Место рождения: х.Желобок единоличник. Арестован 24.10.29. Осужден 10.02.30 . Приговор: 10 лет лишения свободы. В 1942 году в селе Бугаевка и в хуторе Желобок того же района по подозрению в связи с партизанами расстреляно 16 человек. Колхоз имени Димитрова в 1959 году. В 2012 году в районе х.Желобок найдена Бармица - кольчужная часть шлема, закрывающая шею половецкого воина.

Жохов.(Жоховка) Расположен в двух км от с. Шуриновка у реки Левая Богучарка и 6 км от Липчанского сельского совета. Заселен малороссами. Первые упоминания о хуторе относятся к 1885 году. В 1900 году хутор насчитывал 10 дворов 29 мужчин и 21 женщину. Недалеко были расположена сторожка Жоховка где приживала семья из одного мужчины и одной женщины, которые имели две десятины земли. Были выселки их хутора Белолюба (Жоховка) где проживало в двух дворах 8 мужчин и 6 женщин, это были дачи Боголюбовой Ольги Викентеевны. Боголюбова имела 4 д.з.(десятин земли) усадебной, 18 д.з. луговой и 246 д.з. прочей, а платила в 1885 году земского сбора 35 рублей 47 копеек. Всего существовало по Токмакову 6 Жоховых. Пузанов Иван Данилович с наследниками имел в хуторе 9 десятин земли и платил 1 рубль 8 копеек земского сбора. Сельскому обществу принадлежало 42 десятины земли. Середина Мария Александровна имела 60 десятин земли и платила 7 рублей 20 копеек земского сбора. Крестьянин из слободы Расковка Удовенко Григорий Андреевич имел у хутора 50 десятин земли и платил с нее 6 рублей земского сбора. Успенский Алексей Филиппович имел 60 десятин земли и платил с нее 7 рублей 44 копейки земского сбора. В последствии заселен выходцами из села Дерезовка по фамилии Остробородовы. А так же жители по фамилиям: Безугловых, Сибиркиных, Сыроваткиных, Васютиных, Томиновых, Моруновых. Среди репрессированных: Кривобородов Григорий Алексеевич 1883 г.р. с. Жоховка. Репрессирован в 1930 году Богучарским РИК, Ракулачен, выслан в Иркутскую область, пос.Мама с семьей. Умер в Иркутской области в 1964 году; Кривобородов Тимофей Никитович Родился в 1887 г., Воронежская обл., Радченский р-н, с. Жоховка; Приговор: спецпоселение; Кривобородова Мария Тимофеевна. Родилась в 1922 г., Воронежская обл., Радченский р-н, с. Жоховка; Приговор: спецпоселение. Уроженец села Кривобородов Роман Тимофеевич (5.02.1930 - 2001 г.) - кандидат технических наук. Окончил Томский политехнический институт (1953), инженер-технолог. Кандидат технических наук С 1957 г. работал на Стерлитамакском содово-цементном комбинате (ОАО «Сода»): начальник лаборатории, с 1958 г. – технический руководитель и с 1961 г. – начальник цементного производства, с 1962 г. – начальник ПТО, с 1963 г. – главный инженер, в 1966–1969 гг. – директор. Заслуги Р.Т. Кривобородова (на фото слева) в деле развития отечественной цементной промышленности отмечены высокими правительственными наградами – орденами Ленина и Знак Почета, многими медалями. На 1959 год хутор входил в колхоз "40 лет Октября". В 1965 году в хуторе проживало 24 человека.

Казменков, Казьменков (Ольховый, Ольховатый) Ольховхутор каз. при реке Дон. 10 км. от центра сельского Совета в с. Залиман. Возник в середине XVIII века. В документах упоминается с 1779 года Расположен в красивом месте у ольховых зарослей. По правую сторону Черкасского тракта. В 1859 году было 15 дворов 40 мужчин и 40 женщин. В 1873 году было 74 мужчины. Сельское общество в 1885 году имело 13 десятин усадебной и 10 десятин луговой земли. Земский сбор составлял соответственно 4 рубля 69 к. и 2 рубля 35 к. Купеческий сын Тушканов Алексей Максимович имел в хуторе 2 десятины земли и платил с нее 72 копейки земского сбора. 1895 году, в хуторе, с 11 января по 20 февраля была эпидемия лихорадки 18 человек заболело 8 умерло. К 1900 году 37 дворов 121 мужского и 124 женского пола имелось два общественных здания. По переписи 1916 года в селе проживало 88 ревизионных душ мужчин, в наличии обложенных натуральной повинностью бичевания на Дону было 65 мужчин. В декабре 1929 году был создан колхоз им.Кагановича, первый председатель колхоза Резников Е.А.Мелиоративному товариществам х. Ольхова в 30 -е годы было присвоено имя Андрея Платонова. Который был организатором по рытью колодцев в хуторе и мелиорации полей . В 1959 году колхоз "Красный Дон". На реке Дон в 1942 году, в районе хутора Ольхов, прямо на середине, образовался длинный островок отделенный от берега неширокими бродами. На этом островке постоянно находилось наше боевое охранение, где был оборудован наблюдательный пункт.В годы Великой отечественной войны хутор был полностью уничтожен. К 1965 году в хуторе проживало 77 человек. В 1972 году колхоз им. Калинина. Сейчас на месте хутора остался заброшенный колодец, возле которого и сейчас сохранились деревья тютины, красной и белой.

(на фото: Мельница стояла до середины 60 - х годов, обычно такие кресты ставили на могилах казаков)

КИМпоселок фермы "КИМ" (3-е отделение совхоза). Расположен в 10 км от центра Луговского сельского совета. Появился в начале 20-х годов. В поселке строились квартиры на три жильца и общежитие. В школу дети и клуб ходили в х. Барсуков. В совхозе выращивали крупный рогатый скот, была молочная ферма. В КИМовском лесу было много ландышей, а в пруду было много рыбы. До войны управляющим был Забарин Никифор. После войны многие переселились в Травкино. Колхоз им. 40 -й Богучарской дивизии в 1959 году.

Лофицкий (Плесный 4-й) хутор бывший во владении Лофицких. На 1900 год 13 дворов 38 мужского и 35 женского населения. Жители малороссы. Сельское общество имело 60,8 десятин земли.

Оголев (Заичкин, Занчин, Боков) хутор казачьий при реке Дон по правую сторону Черкасского тракта. В 1996 г. отряд археологической экспедиции ВГПУ под руководством В.Д. Березуцкого исследовал два кургана в урочище «Крутая Балка» на высоком правом берегу Дона у бывшего хут. Оголев. Курганы содержали погребения сарматов I-II вв. Погребенных сопровождали лепная и гончарная посуда, украшения. В 1859 году в хуторе было 12 дворов 70 мужчин и 65 женщин. Был два деревянных хлебных магазина и три ветряные мельницы. В 1885 году Оголевское сельское общество имело 18 десяти пахотной и одну десятину луговой земли с которой собирался земский сбор, соответственно 6 рублей 55 к. и 36 копеек. В 1900 году было 44 двора 137 мужского и 122 человека женского пола. Работала одна водяная мельница. У оврага Шевчукова был выселок Дъяченковский, где жили двое мужчин и три женщины, а так же был сторож в лесу принадлежавший Богучарскому Банку, где жили один мужчина и одна женщина. В основ жители малороссы. В 1927 году жители села вошли в колхоз Красный Дон". Жители хутора занимались полеводством. Было 3 животноводческие фермы. В 1972 году хутор покинули последние жители.В 1959 году еще был колхоз "Красный Дон". Родина Виноградова Якова Савельевича (12.10.1915 – 11.02-1944), во время Великой Отечественной войны отличился в боях на Днепре. Звание Героя Советского Союза присвоено в 1943 г. Погиб в 1944 г. Похоронен в с. Шубины Ставы Лысянского района Черкасской области. В с. Красногоровке установлен памятник-бюст Герою, автор скульптуры – Дементьев A.M. Одна из улиц города Богучара названа в честь Героя. См. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь в 2-х т. Т. 1. М.: Воениздат, 1987, стр. 266,. В 1942 году хутор был освобожден 38 сд одним стрелковым батальоном 11.12.В 1965 году приживало 113 человек.

Попасный. Хутор каз. расположен у оврага "Пасковом" и одноименном колодце. Принадлежал Марковской волости. Имел 65 дворов 114 мужского 168 женского населения в 1859 году. В хуторе было три общественных здания и школа грамоты. Во время ВОВ 43 солдата не успевшие выйти со своими войсками жили у жителей. В Мышкином лесу была землянка в которой они прятались. В последствии были расстреляны немцами. На территории хутора действовал комсомольский партизанский отряд. В хуторе располагалось правление колхоза, было 8 амбаров и свиноферма. В которой содержалось до 800 голов. Последней учительницей в начальной школе была Грибанова Мария Ивановна, которая в последствии работала в Лебединской школе. В 50 - е годы хутора не стало. Уроженец хутора Михаил Грибанов (Богучаров) (род.1931 году) Известный писатель и партийный деятель.

Попов (Плесный) хутор на 1900 год было 8 дворов 24 мужского и 20 женского населения. Сельское общество имело 38,5 десятин земли. Население малороссы. В 1885 году купец из Богучара Останков Алексей Федорович имел в хуторе 7 десятин земли и платил с нее 2 рубля 70 копеек земского сбора. Спешнева Елизавета Петровна имела в хуторе 543 десятины земли и платил с нее 64 рубля 13 копеек.

Плесный (деревня принадлежала С.В. Грекову в 1885 году) хутор при колодцах по правую сторону речки Левая Богучарка. На 1900 год 7 дворов 26 мужского и 24 женского пола.

Перекрестов находился в в семи километрах от села Лебединка на границе с Ростовской областью. Считается, что его основали жители села Нижний Мамон в 20 - е. Первые поселенцы имели фамилии ЖиляковыЮ Ельцины, Павловы. Грибановы, Чернышовы, Мартыновы. Хуторяне входили в колхоз "Мировая революция" Имелась колхозная ферма и пасека. Один из жителей хутора говорил "Ехали на волю, а попали на горю". В 30 годы в хуторе были репессированны:Колядин Павел Максимович. Родился в 1883 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Перекрестов; Приговор: спецпоселение; его сын Колядин Дмитрий Павлович, 1915 г.р. х.Перекрестов Богучарского района Первоплесновского СС. Репрессирован в 1931 году, выслан на спец.поселение в Иркутскую область по 1950 год вместе с родителями. В 1965 году приживало 28 человек.

Плесцо. Свое название получило по одноименной речке.В ходило в Шуриновскую волость. В 1900 году выселки состояли из двух дворов в которых проживало 8 женщин и 8 мужчин. К 1929 году уже хутор состящий из 19 дворов. После Великой отечественной войны жители переехали в села Осиковка, Лебединку и город Чертково. Последним жителем села был Фатьянов Михаил Яковлевич, которые в 1957 году переехали в с. Лебединка. На месте хутора, возле речки Плесцо до 80 - х годов находилось огородничество совхоза "Первомайский".

Сармин. Хутор образовался в период коллективизации и раскулачивания. Наиболее большие семьи и зажиточные крестьяне не имевшие холопов ушли на выселки о образовали хутор. С собой они забрали и деревянные срубы (мылись) из которых построили дома. Назван по фамилии первопоселенца и впоследствии председателя колхоза имени Дмитрова. Хутор располагался в 14 км от центра Медовского сельского совета. Переехали семьи Шевцовых, Масликовых, Полковниковы и другие. Жители хутора малороссы. Один из первых жителей Бережной Александр Агафонович (род 1901г. в селе Красноженово).(На фото слева)В селе было много деревьев: ивы, вербы. В хуторе был размещен колхозный сад, фермы. Свои быки и лошади. На степных склонах у хутора на Помеловой горе росли два вида тюльпанов: тюльпан Шренка и тюльпан змеелистный, сон трава и "горы". Школа была размещена в маленьком доме, поэтому ученики занимались в две смены. Одна из первых учительниц Бережная Лидия Герасимовна (На фото) уроженка хутора. Школу посещали и дети из 106 совхоза. В хуторе имелась избы читальня, где размещался клуб и показывали кино. Магазина не было и за товаров ездили в Криницу. Колхозники в личном хозяйстве держали отары овец и коров. Было много колодцев. На полях колхоза сеяли зерновые и свеклу. Излюбленным занятием у мужчин была охота. Охотились на лис, волков, сусликов и бобров, шкуры сдавали в Зоготконтору. Недалеко располагался Васильевский пруд. Перед войной в хуторе было около 60 домов. Одна большая улицы, которая упиралась в огороды и колхозный сад. Работали две бригады. Уроженец хутора Бережной И.А. (09.11.1922 - 2001)участник ВОВ, лейтенант награжден медалью "За отвагу". В 1985 году Орден "Отечественной войны II степени". На фронте с 12.11.1941 по 26.02.1943. Воевал на Брянском фронте. Уволен по ранению. В 1965 году хутор прекратил свое существование. Часть жителей переехала в Красноженово, Терешково, Галиевку.

Солонцы (выселок х. СВИНУХИ) На 1859 год в выселках 27 дворов 79 мужчин и 74 женщины. В годы Великой Отечественной воны фашистские оккупанты полностью уничтожили выселки.

Сухой Лог Хутор каз. Заселен великороссами. Известно, что в хуторе жил Абрам Анников с большой семьей. До войны было около 20 дворов. Во время войны в здании начальной школы жил генерал штабы 8 - итальянской армии. Прекратил свое существование в начале 60 - х годов XX века.

Хлебный. Хутор каз. расположен в верховье речки Сухой Донец, при балке Хлебной. В 1859 году в хуторе было 12 дворов 45 мужского и 55 женского населения. В хуторе было три ветряные мельницы и деревянный хлебный магазин. 10 км от Медовского сельского совета. На 1900 год 30 дворов, 135 мужчин и 126 женщин. В декабре 1-я стрелковая дивизия 1942 г. при поддержке 18-ого танкового корпуса, с боями освободила села: Дубрава, Малеванное, Медово, Каразеево, и хутор Хлебный. В 1959 году колхоз "Красный октябрь".

Фридрих Энгельс хутор. находился в 12 км от Плесновского сельского совета в 1959 году. Жители хутора входили в колхоз "Заветы Ленина". Ориентировочно было около 10 дворов. В колхозе была большая пасека (сведения еще не все).

Никаноровка хутор бывших государственных крестьян в 1859 году имел 29 мужчин и 48 женщин, а так же хлебный магазин. обозначен на карте 1928 года. Имел около 25 дворов. Уроженец села Кравцов Андрей Васильевич агроном Общество сельского хозяйства жил в хуторе в 1908 году.

Материал подготовил Евгений Романов.

Это материал поможет в поиске мест откуда были призваны солдаты на войну.
+2
11.15K
21
Тип статьи:
Авторская

[л. 433]1703 году октебря в 5 день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца перед стольником Максимам Никифоровичем Кологривавым казачья Донецкого городка атаман Кузьма Семенов сын Милованов да есаул Тимофей Кондратьев сын Щербак и редовые казаки: Василей Салдат да Микула Колычов, Леонтей Пичюгин, Федор Черной, Никита Колычов, Мина Сечиной, Семен Чернушкин, Иван Чернушкин, Федот Чернушкин, Аким Качкин, Лукьян Черной, Самойла Воронов, Евдоким Кузьмин, Яков да Карп Миловановы, Зот Голубин, Иван Чеботарь, Родион Главнев, Алексей Павлов, Григорей Сечиной, Кирила Долгой, Сафон Кузнецов, Василей Богомолов, Иван Мордвин, Агафон Гаритов, Давыд Шашлов, Илья Борисов, Аким Лапатин, Филат Чернушкин, Аким Плешаков, Нестер Берескин, Стефан Чеснаков, Иван Гладилин, Трафим Щипцов, Тимофей Арел, Яков Сиротин, Василей Сиротин, Иван Сметанников, Перфилей Четвериков, Калина Путилов, Филип Короулов, Иван Бочарников, Никифор Кривцов, Максим Хромой, Максим Лапатин, Григорей Кухтин, Денис Бурахтин, Ефим Кузнецов, Перфилей Шумихин, Юрья да Степан Стариковы, Игнат Шелупилин, Максим Коробутов, Аким Аверин, Денис Рог, Сергей Синельников, Василей Калаев, Иван Шумихин, Павел Леонтьев, Григорей Лелешка, Фрол Колычов, Кондратей Донецких, Иван Шевелюхин, Филип Давыдов, Лукьян Чикин, Тит Донецкой, Осип Воронин, Антон Григорьев, Макей Чикин, Аверьян Гуреев, Михайла Бирюля, Осип Потапихин, [л. 433 об] Фрол Голупчиков, Сидорка Савостьянов, Харлан Чюмак, Григорей Ерохин, Иван Возеков, Аврам Салдатов, Данила Колычов, Остах Щипцов, Иван Мезинов, Мартин Борков, Анофрей Быкадоров, Григорей Гущин, Иван Большой Гущин, Макар Титов.

Всего городка жители всею станицею по светей непорочной Евангельской заповеди Господнией еже ее вправду сказали, что городок Донецкой построен у нас тому ныне дватцать седмой год, а боевых у нас казаков в Донецком городке восемьдесят восемь человек. И мы, атаман и есаул и редовые казаки, всего того городка жители пришли в тот городок из руских розних городов с Москвы, с Воронежа, с Козлова, ис Костенска, из Ряска, с Коротояка, с Ольшанска, с Ельца, с Усмани, а иные у нас казаки родились в нашем городке и из ыных казачьих городков приходили в розных годех да Озовских служеб за год и больши и лет за 20 и за 30 и на службе великого государя в Озовских походех были из нас по 60 человек.

А по тритцати человек оставлены были в домех своих для опасения от приходу неприятельских людей. И в городке у нас с 203 (1695) году которые в Озовских службах не были пришлых Белогородского и Севского полку городов ратных всяких чинов служилых людей так же, которые городы для коробельного дела приписаны к Воронежу и беглых боярских холопей и крестьян и задворных деловых людей нет. И которые у нас в том Донецком городке были захребетники и тех мы объявили. А кроме у нас тех пришлых людей и захребетников с того с 203 году никаких нет. А буде мы, атаман и есаул и лутчие редовые казаки, что в сей своей скаски сказали [л. 434] ложно или что учинили или впредь с сего числа станем каких людей из руских городов принимать и за ту нашу ложную скаску и за приписку указал бы великий государь учинить нам смертную казнь.То наша и скаска.

К сей скаске Донецка городка Богоявленской поп Федор вместо отамана Кузьмы Милованова и есаула Тимофея Щербака и редовых козаков, коих имена писаны в сей скаске, по их велению руку приложил.

Перепись составлена в 1703 года во времена Булавинского бунта. Возможно отдельные фамилии сохранились в Монастырщине. Найди своих родственников.
+1
1.03K
0
Тип статьи:
Авторская

В Богучарском уезде основное хозяйство было сосредоточено в руках зажиточных крестьян, то есть у тех, которые имели более 15 десятин земли и лучшую механизацию сельскохозяйственного производства. Таких хозяйств насчитывалось 100. Они располагали 70 плугами.

В то же время хозяйства с наделами в пять десятин имели 11 плугов. Таким образом, первые, снимая в своем расположении почти весь инвентарь, скупали у бедных крестьян землю и создавали свои хутора и отруба.[1]

В конце XIX века город был разделен на 16 кварталов, 15 улиц, 2 переулка. Из строений четыре церкви, 617 зданий (из них 70 каменных), четыре учебных заведения: городское трехклассное Александровское училище, женская трехклассная прогимназия, приходское училище и церковно приходская школа. Работала типография, две библиотеки: одна при дворянском клубе, другая публичная. Население уезда и города составляло 326558 человек. Их обслуживали: четыре врача в земской больнице, четыре врача в уезде, 36 фельдшеров. В городе Богучаре было две аптеки: одна земская, одна частная.

В городе две богодельни для бедных. Построенная П.М. Курановым одна была передана земству. За ее содержание П.И. Куранов сначала запросил у земства 15000 рублей серебром, земство оказало, после долгих дебатов сошлись на сумму в 1600 рублей. При этом конфликт между городской управой и земством на этом не закончился и этих денег земская управа не выделила.

На заседаний земскойуправы, от 10 октября 1896 году, П.И.Куранов «настаивает на сохранение существующего с земством соглашения, изложенного в журнальных постановлениях собрания, без чего он, Куранов, не может передать земству построенного им здания». Земство считало, что здание должно содержать за счет города и уезда, Куранов же доказывал, что «… жертвуя земству для этой цели здание, онимел в виду оказание призрения не одним нуждающимся жителям г. Богучара, но и уроженцам Богучарского уезда, в том числе и бесприютным детям…».

Окончательно земской управой было принято решение: «считать, что участие управы в совместномсКурановым заведывании богадельней, должно исчерпываться лишь совместным с ним приемом и увольнением призреваемых и что, затем, вся хозяйственная часть, а следовательно и ответственность, лежит на г. Куранове».[2] Только 11 января 1899 году богодельня была полностью передана на управление земства в которой содержалось 28 человек.

Конфликт на этом не закончился, являясь церковным старостой Богучарского Спассо – Троицкого собора, П.И. Куранов обратился в земскую управу, с просьбой «о сложении 49 руб. 32 коп. земских сборов, которыми обложены на 1896 г. принадлежащие собору 3 лавки и 2 водяных мукомольных мельницы и об освобождении таковых от обложения земскими сборами и на будущее время». Земская управа отказала. Городской голова г. Куранов просил собрание ассигновать 200 руб. на ремонт богодельни, но снова получил отказ.

В 1894 году в городе проездном в место ссылки города Калач побывал известный русский революционер, в последующем партийный государственный деятель Красин Леонид Борисович (1870-1926).[3] Член партии с 1890 г. События 1905 - 1907 годов всколыхнули всю Россию и лозунг героического петербургского пролетариата «Смерть или свобода» эхом докатился до Богучара.[4]Как только в Воронежской губернии стало известно о январских событиях, большевики через социал-демократическую группу города Богучара развернули широкую пропаганду, полицией были изъяты у крестьян брошюры В. И. Ленина «К деревенской бедноте»[5], издание ЦК РСДРП брошюры «Первый шаг», прокламации «Правда о войне». Во второй половине октября 1905 года Богучар посетил революционеров В. А. Тарарыков[6] и принял участие в работе уездного земского собрания.

Решительно обсудив демагогию местных либералов, он изложил тактическую линию большевиков, подчеркнув, что демократические преобразования в стране невозможны без свержения самодержавия и образования временного революционного правительства. Его выступление «Произвело положительную сенсацию на богучарскую провинциальную публику».[7]

14(26) декабря 1898 года. в слободе Кантемировка Богучарского уезда Воронежской губернии родился Евгений Павлович Плужник. Он учился в гимназиях Воронежа, Богучара, Боброва. Творческая деятельность Е.П.Плужникаодин из самых ярких поэтов советской Украины XX века. Печататься он начал в 1923 году. Автор стихотворных сборников "Дни", "Ранняя осень", "Равновесие", романа "Недуг", пьес. Отдельными изданиями вышло восемь книг. Е.П.Плужник был незаконно репрессирован в декабре 1934 года, умер 2 февраля 1936 года на Соловках.

7 октября 1899 года впервые состоялось собрание членов учредителей Богучарского общества сельского хозяйства. 1904 году появился первый агроном П.М. Браславский. Создатель первых опытных полей сельского хозяйства в уезде. «В1907 году общество приобрело усадьбу в г. Богучар состоящую из двухэтажного каменного дома с надворными постройками за 4617 рублей, употребив на это частью свой запасный капитал, частью воспользовавшись займом; затем в усадьбе этой был произведен капитальный ремонт дома и некоторых надворных построека флигель был выстроен заново на мест старого … В ней имеются вполне благоустроенные помещения дляжеребцов и для опорного пункта крупного рогатого скота.Там же отведено место под земскую метеорологическую станцию».[8]

Вместе с тем грамотность крестьян была очень низкой. Достаточно отметить, что на 1900 год в школах уезда обучалось 8579 детей, а не обучалось 10332 детей.

Проектом земской управыбыло намечено: «Для Богучарского уезда, чтобы вместить всех детей учебного возраста, намечено новых школ 104 первого разряда и 49 второго разряда, а всего 153 новых школ, независимо как сказано выше от уже существующих».[9] Намечалось открыть дополнительно начальные народные школы в 71 селении и церковно – приходских, а так же школ грамотности в 43 селениях.

С 1900 по 1914 года расходы на развитие сельского хозяйство увеличились с 1992 рублей до 2023 рублей в год. Для улучшения продуктивности стада рогатого скота были завезеныдве телки герефордской породы из Англии.В 1914 году в уезд был доставлен купленный жеребец, брабансонскойпороды,«трех лет пяти с половиной вершков росту только за несколько дней до покупки вывезенный из Бельгии записанный в Бельгийском Студе-Буке под№ 90686 кличкой «Цербер» от Идеала премированного на выставке в Бельгии золотой медалью. Уплачено за него с доставкой на станцию Кантемировка 1650 руб. Все хозяйство уезда обслуживало несколько агрономов, среди них: А.И. Бреев, Л.В Самарин, А.П. Гадючкин, М.В. Артемов, К.Т. Бабичев, Б.Л. Брук. «Богучарское общество сельского хозяйства приступило с 1-го ноября 1914 гола к изданию двухнедельного журнала «Вестник Богучарского общества сельского хозяйства», посвященный вопросам хозяйства и кооперации».[10]

В 1905 году в г. Богучаре родился Федотов Т.С (30.01.1905 – 16.04.1990).[11], впоследствии профессор, доктор биологических наук Воронежского зоветинститута. Вместе с ним работал еще один богучарец Фердинандов В.В.[12], профессор, ведущий специалист по птицеводству, основатель научной школы птицеводства в России. С 1935 по 1941 гг. руководил кафедрой частной зоотехники.

Активное участие в революционных событиях приняла молодежь. В гимназии был создан «Союз учащиеся молодежи», гимназисты помогали Морозовой А. В. и Сорокиной Н. С.[13] Власти были напуганы размахом крестьянских выступлений на богучарщине. В телеграмме от 21 декабря 1905 года председатель Богучарской земской управы сообщал воронежскому губернатору об угрожающих размахах волнений и просил на продолжительное время казаков и драгун.[14]. Выступление крестьян с оружием в руках прошли в хуторах Высоком и Лебединке Шуриновской волости, слободах Березовке, Николаевке, Федоровке, Коренной. [15].

«Грозное бедствие надвинулось на Богучарский уезд. Неурожай хлебов и трав снова повторился в уезд. В 24 волостях недостает хлеба для продовольствия населения и корма для скота, Весьма плохой урожай, по обследованиям Управы, оказался во всех без исключения волостях, находящихсясверху реки Дона, с южной же стороны в Ново - Белянской, Куликовской, Михайловской, Константиновской, Марковской, Смаглиевской и Таловской; неудовлетворытельный- в Монастырщенской и Дьяченковской,и порядочный, а местами и хороший,—в Писаревской, Шуриновской, Красноженовской, Залиманской и Твердохлебовской. Причина неурожая засуха, отсутствие дождей в апреле и мае и обилие хлебного жучка-кузьки».[16] Все это породило голод и недовольство, начались аграрные выступления крестьян.

В докладе уездного Земского собрания сообщалось: «В декабре прошлогогода в уезд начались аграрные беспорядки. Желая выяснить причину их, равно и меры предупреждения распространения их по уезду. … Присутствовавшие на совещании высказали, что беспорядки и грабежи происходили от совокупности разных причин: тяжелого экономического положения населения, малоземелья крестьян, высоких арендных цен на землю, неурожая хлеба и кормов, невежества народа и, как следствие сего, ложного толкования дарованной свободы, зловредной агитацией среди населения, безнаказанности в большинстве случаев преступлений, совершенных в настоящее время, и проч. Соответственно сему рекомендовались также разные меры улучшения экономического положения населения, увеличение землевладения малоземельных крестьян путем продажи частновладельческих земель по ценам, отвечающим их доходности, урегулирование арендных цен, снабжение крестьян в достаточном количестве хлебом и кормом...».[17]

В 1905 году на Богучарщине было свыше 50 аграрных выступлений, а в 1906 году свыше 80 выступлений.[18] Декабрьское восстание 1905 году было жестоко подавлено, участники революционного движения, главным образом большевики, сажались в Богучарскую тюрьму, ссылались на каторгу. 87 крестьян села Березовка были приговорены к тюремному заключению на восемь месяцев каждый.[19]

9 января 1906 года на чрезвычайном заседание уездного Земского собрания был заслушан доклад Н. А. Тарарыков который сообщил, что «вследствие забастовок железных дорог, не доставлено ни одного пуда корма, а между тем, как уже известно в некоторых селениях совершенно нет корма и купить негде, скот режется и гибнет от голода, с другой же стороны отпущенная сумма 75000 руб. ничтожна на столько, что не может и незначительной нужды удовлетворить»,и по его мнению нужно «возбудить ходатайство перед Министерством Внутренних дел об ассигновании дополнительной ссуды».[20]

К январю 1906 года Воронежский комитет РСДРП установил тесные связи с социал-демократами Богучара.[21]Летом и осенью 1906 года начался новый подъем революционного движения в уезде и городе.[22]

11 июля 1906 года в городе, был схвачен студент Петербургского университета Попов Н. Ф., при нем было найдено: 49 прокламаций, 18 писем, гектограф и портрет царя с надписью «Удручен текущими событиями».[23]В этом же году были арестованы: Фильченко В.К. который призвал «… бунтовать, чтобы у нас не было самодержавия, а что бы была республика» и распространял печатное воззвание РСДРП «К рабочим и крестьянам», Косенков А. И. обвиненный в хранении революционной литературы.[24]

В 1907 году в городе был арестован мещанин 16 летний Косенков Г.И. брат, которого сидел в тюрьме, за распространение революционной литературы, у него было изъято: брошюры «Долой социал-демократов» – шесть экземпляров, «За восьми часовой рабочий день», «Немножко теории», «Беседы о земле», «о налогах», «Рабочее дело в России» и другая литература.[25]

Техник Ф. Д. Дедер распространял нелегальную литературу даже в Земской управе, за что 12 мая 1907 года был арестован, при обыске у него была обнаружена газета «Пролетарий» и два экземпляра «Труд».[26] Богучарскими социал-демократами» удалось часть прокламацией отпечатать в типографии в ночь с 9 мая 1907 года. Крестьяне И. Ф. Иовлев и В. И. Гушкинов разбрасывали прокламации Богучарского комитета РСДРП, среди них «Товарищем крестьянином», «… К тебе, честный труженик».

В Богучаре успешно работала ремесленная школа которая готовила столяров и слесарей. В 1906 году при школе было открыто третье отделение кузнечная мастерская. Всего обучалось 69 учеников, из них: 22 столяра, 26 слесарей и 21 кузнец. Из общего числа обучающихся учеников содержались на средства Богучарского Земства 6о учеников, на частные и собственные средства 9 учеников. Личный состав служащих в 1905/1906 годах состоял из заведующего школой А. Виноградова, законоучителя отца Д. Тишанскаго, мастера-техника В. Иванова, учителя русского языка и арифметики С. Паринова, учителя пении Т. Девятина, мастеров: С. Свистунова, П. Кожевникова и П. Очеретян. Занятия начались с 18 августа 1905 года ипродолжались до 14 июня 1906 года, всего было 225 учебных дней. Ежедневно занятия велись с 7 часов утра и продолжались до 6 часов вечера. Развивались и кустарные промыслы. Особенно успешно работала корзиночная мастерская. Только в 1906 году учениками было изготовлено 842 изделия на сумму 839 рублей 29 копеек. Корзины пользовались спросом не только в уезде, но и были проданы в Ростове, Новочеркасске и с. Казанской. Лучшие работы были представлены на сельско – хозяйственной и кустарной выставке в слободе Калач 14 – 16 сентября 1906 года, где были удостоены золотой медали.

Богучарцы и раньше принимали участие в выставках. Так в 1895 году на Нижегородской выставке, ткацкие изделия Писаревской и Петропавловской мастерских были «удостоены награды – диплома II разряда».

Дальнейшее развитие получило народное образование. В 1906/1907 учебном году в уезде было одно городское и 68 сельских народных училищ, в которых обучалось 7412 детей, из них 6396 мальчиков и 81 девочка. Было 67 законоучителей, 47 учителей (28 из них имели специальное образование, 1 запасной), 24 учительницы, 11 помощников и 56помощниц. На содержание школ отпускалось 44383 рубля в год. В учебном году было израсходовано на жалованье, награды и пособия учащимся 41233 рублей 2 копейки.

При этом третья часть школ была переполнена и занималась в две смены. В церковно приходских и школах грамоты обучалось 5997 мальчиков и 3251 девочка, при этом окончило курс 753 мальчика и 278 девочки. 1909 году в уезде и городе праздновалось 200 летие победы в Полтавской битве. Красногоровская, Подколодновская, Монастырщенкая и Манинская школы, стали именоваться именем Императора Петра I. В школах было предписано вывесить портрет императора. В Богучарской женской и мужской гимназии были учреждены стипендиив размере 200 рублей имени Императора Петра I. Стипендия выдавалась беднейшим воспитанникам на оплату обучения. В 1910 году учителям была установлена минимальная оплат 360 рублей в месяц.

Среди церковно – приходских и школ грамоты отличными успехами, по результатом инспекций отмечались: Поповская (открыта 10 августа 1885 года); Купянская (открыта 1 ноября 1888 года); Липчанская (открыта 8 октября 1890 года); Сухо – Донецкая мужская (открыта 1 февраля 1893 года); Богучарская женская (открыта 17 октября 1891 года); Журавская (открыта 1892 году); Красногоровская женская (открыта 1 ноября 1894 года). Как правила после инспекции лучшие учителя получали денежную награду от земства. Лучшими среди учителей были: С.М. Паринов – город Богучар; Г.М. Михайлов – слобода Красногоровка; В.В. Петров – слобода Петропавловка; М.П. Воскресенский – слобода Старая Криуша.

В уезде было десять частных конных заводов с 19 производителями и 76 матками. При этом домашние животные, которые содержались в частных хозяйствах, были знамениты на всю Россию, среди них были производители, каракулевые овцы.

В 1909 году в уезде было 947 пасек с 14941 ульем, наиболее значительные были в слободе Марковке (613 улей), слободе Константиновка (573 улья), слободе Твердохлебова (696 улей). Вместе с тем в связи с неурожаем и отсутствием сена не хватало кормов. А поголовье было большим, так как в уезде было: 28621 лошадь, 14310 пар волов, 32199 коров, 42932 гулевого скота и 110336 голов овец. Были приняты срочные меры. Из других мест завезено 750 вагонов кормов[27].

Наиболее крупными производящими заведениями были занимающиеся: добычей угля, изготовлением колес в селе Дерезовка и слободе Толучеева и ломкой жернововв селах Дьяченково, Дерезовка, Красногоровка, Терешково.[28]

В 1911 году был открыт сельско-хозяйственный музей уездного земства[29]. По данным Земского обследования 1914 года в уезде было 115 двигателей общей мощностью 3465 сил, из них шесть дизелей мощностью 388 сил, керосиновых, нефтяных и генераторов 89 штук мощностью 1887 сил, а так же паровые. При этом большое количество жителей уходило на заработки на юг в Донскую область в шахты и на полевые работы в батраки. Так из слобод: Гадючье в 1905 году ушло 143 человека, в 1910 году из Журавки ушло 630 человек, из слободы Дьяченково -240, Красногоровки – 171, Корасноженовки – 65. При этом в Богучарском уезде издавна обходилось и своими полезными ископаемыми: каменный уголь, гранит и продукты его распада, охристые глины (в Дубовиково), кирпично-гончарные и фарфорофаянсовые глины (в Филоново, Монастырщине, Залимане и Сухом Донце), высокосортный булыжник (в Абросимово, Дьченково, Медово и Красногоровке). По берегу Дона в районе села Красногоровки встречались залежи песчаника, из которого готовили жернова. Сейчас покажется невероятным, но в начале века на 1905 год численность жителей в селах и слободах уезда могла соперничать с городской. Так, в Дьяченково проживало 3661 житель, было 3 школы, в которых обучались 154 учащихся, в Журавке на 1905 год было 722 двора и число 5078 жителей, было 2 школы, а в 1916 году число жителей стало 3570 человек. В Красногоровке было 311 дворов и 3651 житель, в Красноженовке 609 дворов с 3932 жителями, было две школы с 205 учащимися. К 1916 году стало 4180 жителей. В Старотолучеево было 366 дворов и 2149 жителей, две школы.[30] В Твердохлебовке на 1909 год – 530 дворов с 3540 жителями и в 1916 году стало 3531 житель. На кануне первой мировой войны в Богучарском уезде было 22 кирпичных завода с общим производством 20000 штук. Интересно складывались земельные вопросы. К 1903 году удельный вес помещичьих земель в процентах ко всему земельному фонду по губернии был всего 7,3%. Почти 80% находилось в руках государства. Богучарский уезд опережал многие уезды губернии по посевам ячменя, на их долю приходилось 50% всех площадей. На ярмарках губернии Богучарский уезд выделялся товарностью животноводства. За восемь лет с 1902 по 1910 год было продано 329 тысяч голов, богучарцы продали 153 тысячи голов. Половина битой птицы (150 тысяч пудов) и более одной трети (230 тысяч пудов яиц) составили на рынке Воронежской губернии богучарцы. Темпы роста промышленности в Богучарском уезде превышает общегубернские к 1912 году в пять раз. Медицинская помощь в 1910 году выражалась 11 врачебными участками, в среднем на один участок приходилось площадь 719 квадратных верст и 31,9 тысяч душ населения. В уезде было 19 фельдшерских пунктов, пять больниц, с 71 койками и шесть приемных покоев с 28 койками, а так же семь частных аптек. По данным Памятной книги на 1914 год было 5855 жителей, при этом сюда не входили жители Залимана, Лысогорки и Заречки (на Залимане 1121 жителей, Лысогорке – 574, Заречке – 141). Уезд был большой по площади протяженностью: в длину – 1298, в ширину – 65 верст, а население составляло около 300000 человек. По данным Статистического – экономического словаря Воронежской губернии за 1921 год, сообщалось, что в начале века: «… уезд отнесен к пшенично-ячменному району, так как в его культуре ярового поля преобладает пшеница (51,9%) и ячмень (25,7%), помимо этих злаков в значительной степени засевают просо, коноплю и подсолнух, и очень развито бахчеводство …».

В 1910 году праздновалось столетие Воронежского поэта А.В. Кольцов. В связи с этим Земство приняло решение о присвоении имени А.В. Кольцов вновь открывшейся школы в слободе Петропавловка, а так же было учреждено 5-6 стипендий для Богучарского городского училища. В уезде начали создаваться сельско – хозяйственные школы для крестьянской молодежи в возрасте 15 -18 лет. Первой была открыта Красноженовская начальная сельско – хозяйственные школа.

В уезде планируется в течении 22 лет ввести всеобщее обучение. Для этого в период с 1910 по 1920 год планируется построить: 45 однокомлектных школ, 148 двукомплектных школ и 15 трехкомплектных школ. Планы были грандиозные и уже к 1914 году, третья часть плана была выполнена.

Эпидемии дифтерии (4709 заболевших), брюшного тифа (2919 заболевших), гриппа (2838 заболевших), коклюша (1899), скарлатины (1443 заболевших) в 1909 году, сменились в 1910 – 1911 годах в уезде эпидемией холеры. На 8 августа 1910 года в 68 селениях уезда было 1812 случаев заболевания, 821 со смертельным исходом[31].

В 1899 году в Богучаре основана метеорологическая станция.25 июня 1912 года она была отнесена к станциям первого класса второго разряда. «Онапомещается во дворе Богучарского Общества Сельского Хозяйства и снабжена следующими приборами; анероид, психрометр, волостной гипрометр, максимальный и минимальный термометры, флюгер, дождемер, два надпочвенных и 4 почвенных термометров и гелеограф Кемпбеля».[32]

В 1913 году Земским собранием был представлен проект телефонной сети, для устройства сети были приглашены из Харькова инженер - электрик Л. Н. Елисеев и из Москвы работники бюро телефонных сооружений Э. Л, Энглунд и Сименс и Гальскс. На это планировалось потратить 73000 руб.

Несмотря на тяжелые условия вызванные войной в Богучаре было начато строительство образцовой цементно - песчаной черепицы. Появились первые военнопленные, которых привлекали к общественным работам, а так же сироты, Были открыты первые приюты для детей 2 -12 лет. В земской лечебнице города Богучар был открыт дополнительно госпиталь на 100 коек для раненных. Который обслуживали врачи М.М. Рукин и М.ИЛевданский. В уезде под госпитали было отдано часть школьных зданий. В частности в слободе Петропавловка, Александровская земская школа[33]. Земское собрание ходатайствует о полном прекращении торговли крепкими спиртными напитками на период военных действий.

В 1914 году в Богучаре был заложен земский плодовый питомник. Было высажено 6000 однолеток ранее привитых и 7000 дичков, более 30 сортов. Вот некоторые: яблоки -Астраханское белое, Белый налив, Налив абрамовский, Налив розовый, Вергинское розовое, Паньша; Боровинка, Титовка; Антоновка обыкновенная, Арапка, Бабушкино, Воргул, Золотой курский; груши - Бессемянка, Ильинка, Лимонная, Лесная красавица, Бергамот зимний и другие.

Развивается огородничество, рынок не имел недостатка в овощах. Ранняя капуста и томаты появились уже в конце мая. Цена за кочана капусты была 10 - 15 копеек, за десяток томатов - от 25 до 49 копеек, летние цены были: кочан капусты от 2 до 4 копеек, томаты от 15 до 25 коп, за ведро, морковь один рубль 20 копеек за меру и картофельот 25 до 30 копеек за меру.

Зима 1914 года была теплая, сопровождалась дождями, но зато холодная ранняя и дождливая весна 1915, а вот в июле наступала жара и засуха. Все это сказалось на плохом урожае.

Богучарцы приняли активное участие в Первой мировой войне. При формировании летом 1914 года второочередные полки получили знамена, 234 - й пехотный Богучарский полк получил знамя 3х - 4х батальонов полков-основателей. Позже либо одновременно с выдачей это знамя «были заменено вновь пожалованным» этому полку простым знаменем.[34]

В 1914 году город Богучар посетилА.Ф. Керенский[35], который встретился с членами Городской думы и выступил перед солдатами, отправляемыми на фронт.

К 1914 году больница в городе имеет 45 кровати.[36]Образование сельского населения выражалось 281 школой с 25476 учащимися. Школа приходилась на 30 квадратных верст и 1330 жителей. В Богучаре активно работал Народный дом на Дворянской улице (кинотеатр «Шторм»),[37] здесь работал небольшой трактирчик, шли театральные постановки. В 1914-1916 годах в летнее время, приезжал в гости к сестре, в Народном доме выступала актриса А. В. Нежданова, впоследствии народная артистка СССР[38].Накануне первой мировой войны по описанию «Статистического – экономического словаря Воронежской губернии» (1921), территория города занимала 190 десятин. Общая протяженность улиц 56440 сажень, из которых в 1905 году 480 сажень было вымощено. По данным того же года, жилых строений в городе 613, из них каменных 78, … Население малороссийское: по данным Памятной книги в 1914 году было 5855 жителей, 52 церквей.[39] В Богучаре в 1914 году было 15 заведений с 51 рабочим и производством в 20 тысяч рублей. С15 июня по 15 июля 1914 года в Богучаре были открыты педагогические курсы. Руководителем курсов был Александр Александрович Картамышев.На курсах были прочитаны лекции по предметам: Закон Божий, педагогика, русский язык, арифметика, история и география, природоведению, гигиене и пению. При закрытие курсов выступал священник Д. Тишанский и учитель Ф.Б. Чехов. «Учитель Ф.Б. Чехов изложил вкратце жизнь курсов, просил высказать от лица товарищей искреннюю признательность очередному земскому собранию за данную возможность учащимся прослушать педагогические курсы которые (он надеется) будут повторяться из года в год».

В Богучарской мужской гимназии с 1915 по 1918 года учился будущий писатель Михаил Шолохов. [40] До обучения в городе Богучаре Миша Шолохов учился в Москве. В 1914 году Александр Михайлович Шолохов, пользуясь приглашением родственников-купцов, отвез Михаила в Москву в глазную лечебницу Снегирева. Используя возможность, мальчик в течение трех месяцев посещал подготовительный класс частной гимназии Г. Шелапутина.Знакомство Миши Шолохова с Москвой началось в конце лета 1914 года. Об этом мы узнаем из биографического очерка, составленного со слов М. Шолохова автором монографии "Путь Шолохова" И.Г. Лежневым: "По окончании Каргинской школы у Миши стали болеть глаза, появилось нечто вроде воспаления роговицы, и в конце лета 1914 года, вскоре после начала первой мировой войны, отец отвез его лечиться в Москву, в глазную лечебницу. Здесь мальчик пролежал несколько месяцев, носил темно-зеленые очки"[41].

После возвращения в начале 1915 года из Москвы А. М. Шолохов принял решение отдать сына Михаила в гимназию.

Верхнедонские казаки отдавали своих детей в Усть-Медведицкую гимназию. Гимназия давала знания не только по государственной программе. Атмосфера, царившая там, прививала юным воспитанникам неистребимую любовь к родному краю, к традициям казачества. Во многих случаях воспитательная работа велась с перехлестом: казакоманствующие выпускники Усть - Медведицкой гимназии не являлись редкостью. Но каждый из них великолепно знал историю своего края, всех его великих представителей. Родители понимали, что в Усть - Медведицкой гимназии сыну придется туго. Но к 1915 году, когда М. А. Шолохову пришло время продолжать образование, в огромной области Войска Донского насчитывалось всего 7 мужских гимназий. Выбора не оставалось. Тогда созрело решение ехать в соседнюю Воронежскую губернию.

Ближе всего находился город Богучар, куда и определили Михаила. Он начал учиться в первом классе Богучарской гимназии в сентябре 1915 года. Конечно, бытовые трудности возрастали во много раз. Хутор Каргин, где тогда жила семья Шолоховых, находился к Усть - Медведицкой значительно ближе, чем Богучар, кроме того, с последним отсутствовали традиционные транспортные связи, приходилось ехать кружным путем. Но условия учебы Михаила в Богучаре определялись перечисленными выше причинами.

Проживал он в доме священника Тишанского Д. И. На здании гимназии (ныне школа-интернат) и жилом доме на улице Прокопенко установлены в 1984 году мемориальные доски в честь писателя. Первым учителем Михаила Шолохова, был Тимофей Тимофеевич Мрыхин.

Одним из учителей Шолохова была Страхова О. П. – преподававшая русский язык и литературу, в последствии преподаватель Богучарского педагогического училища имени Крупской. Учительница Богучарской гимназии Ольга Павловна Страхова, в частности, вспоминает: "... Он три года (с первого по третий год включительно), учился у меня...". В конце списка её учеников в классном журнале "былотри фамилии: предпоследняя Анатолий Шолохов (двоюродный брат Шолохова) и последняяМихаил Шолохов"[42] Дочь священника Воскресенская А. И., ставшая в последствии учителем, кавалером ордена Ленина, вспоминал, как в семье молодежь устраивала вечера, и гимназист Михаил Шолохов[43] заслушивался музыкой и песнями. У священника Дмитрия Ивановича Тишанского в семье было пятеро детей: Николай, Антонина, Елочка, Клава, Алексей – сверстник Миши Шолохова и его одноклассник. Позднее майор Алексе Тишанский погибнет в года Великой Отечественной войны 1941 -45 годав Венгрии, где и будет похоронен в братской могиле.

Георгий Константинович Подтыкайло, который учился в одном классе с Михаилом, вспоминал: « Воспитанники классической гимназии носили шинели с голубыми петлицами. На бляхах и кокардах – литеры БМГ (Богучарская мужская гимназия). Гимназия отличалась строгостью нравов. Я помню случай, когда гимназист был исключен за кражу перчаток без права поступления. В школе били: директор, попечитель, надзиратель, преподаватели и классные руководители. Занятия начинались с молитвы, которую читал кто – либо из учащихся. Чаще других читать доверялось Мише Шолохову. Директор гимназии часто заходил в дом Тишанских и от него Михаил Шолохов узнавал последние литературные новости. Часто говорили о Бунине, Эртиле, Горьком, Куприне, Короленко. У Тишанских Михаил узнал Творчество Гоголя, прочел рассказы Толстого … Мой отец был призван на войну и мне не приходилось платить за обучение, а цена была немалая 75 рублей золотом в год».

Развлечений у гимназистов было мало. Часто Михаил Шолохов ходил пешком на Дон с товарищами, среди них был Сергей Троицкий, впоследствии ставший специалистом по выращиванию лотоса на Кубани. Однако в начале 1918 года, в связи с наступлением немецких войск, приближавшихся к Богучару, Шолохов уехал в Каргин. Таким образом, он учился в гимназии 2,5 года, имея соответствующее образование 2,5 класса, что нашло справедливое отражение во всех послереволюционных документах М. А. Шолохова. В графе «образование» в 1922 году у него значилось — «низшее»[44] Однако в цитировавшейся выше анкете он пишет в графе «образование»: «среднее». В анкете, заполненной М. А. Шолоховым 20 января 1949 года, читаем: «незаконченное среднее». [45]

Г. К. Подтыкайло вспоминал: "На уроках русского языка и литературы Шолохов часто выступал перед классом с чтением народных сказов и произведений классической литературы. Читал он хорошо, выразительно, умел как-то по-особенному передать содержание прочитанного произведения. Среди гимназистов Михаил Шолохов был замечательным товарищем: смелым, общительным, правдивым, остроумным и всегда веселым". Г. К. Подтыкайло рассказывал и о причинах, которые заставили Шолохова, не окончив гимназию, уехать из Богучара: "Грозные события 1918 года разлучили многих из нас. Когда немецкие кайзеровские войска подходили к Богучару, Шолохов уехал в свои родные края».[46]

В 1915 и 1916 годах продолжалась программа борьба с песками и оврагами. Подколодновским питомником на плантации 148,3 десятин было высажены новые деревья: сосна австрийская, банка и крымская; тополь берлинский и пирамидальный, клен татарский и лиственница



[1] Гришин Г.Т. Экономика Воронежской губернии и ее анализ в трудахВ.И. Ленина. В. 1971 год. сс.30-116.

[2] Журналы Богучарского земского собрания. - Воронеж, 1897 год - С.24.

[3] http://eco.rea.ru/misc/biograf.nsf/ByID/NT00001092.Красин Леонид Борисович (1870-1926), российский и советский политический деятель. Инженер. В 1903-07 член ЦК РСДРП. В 1918 член, Президент ВСНХ, нарком торговли и промышленности. В 1919 нарком путей сообщения, член РВСР. С 1920 нарком внешней торговли, одновременно полпред и торгпред в Великобритании (в 1924 во Франции).

[4] ПСС. Москва. - Т. 12. - С. 125.

[5] Революционное движение в Воронежской губернии 1905-1907. - Воронеж, 1955. - С.377.

[6] Тарарыков Владимир Афанасьевич (1877-1905 года) Максимовский – революционер, 1901 году доставлял «Искру» в Богучар, 1898 году ссылка в Осиновку, в 1899 году эмигрировал в Лесновку, был расстрелян в 1905 году в городе Коломне.

http://skalabuhin.narod.ru/KOLOMNA/TRUD/maxim.htm

[7] Центральный государственный архив Октябрьской революции СССР.(далее ЦГАОР СССР). Ф.1167. оп.3. ед.хр. 5718. л.1906.

[8]Журналы Богучарского земского собрания. - Павловск, 1915 год. - С.134.

[9]Журналы Богучарского земского собрания. - Воронеж, 1900 год. - С.317.

[10]Журналы Богучарского земского собрания. - Воронеж, 1915 год. - С.141.

[11] Федотов Тимофей Степанович. Закончил Воронежский зооветинститут. С 1931 по 1941- ассистент кафедры нормальной физиологии этого же вуза, с 1941 по 1945 – на фронте, с 1945 по 1963 Федотов – доцент кафедры нормальной физиологии в зооветинституте, с 1951 по 1952 – декан ветер

Вновь кружатся стаи вороньи, волнует их свежая кровь. Запахло в родимом Придонье Пожаром да порохом вновь . Н.Николюкин. Из стихотворения «Всякое звание», из книги «Планида». – Воронеж, 1990 год. Глава 2. Накануне первой мировой войны.
+1
1.51K
0
Тип статьи:
Авторская

Наш край с давних времен был покрыт непроходимыми лесами, по берегам и притоков Богучарки и реки Дон стояли непроницаемые камыши. В своем историческом очерке «Старая Донская пустынь и Донецкий казачий городок» Е. Марков в 1893 году пишет: «… по всему Дону, солнце, бывало, до полудня не увидишь. Да и по степи сквозь терновники зеленели, яблони, груши дикие, гущ такой была везде … Тоже и по Богучарке реке».[1]

Богучарский уезд был наибольший по протяженности и составил 198 верст, в ширину 65, то есть крупнейший в губернии.

В начале ХIХ века Богучарский край посетил Ефимий Алексеевич Болховитинов. Осуждая грубую, беспардонную политику чиновников, помещиков, купцов в издавна заселенном украинцами Богучарском уезде, он писал: «Дивлюсь я, что некогда бывший благославленный край Богучарский сделался ныне уездом адских ябед и волнений. Да, правда, они ныне видно, уже ныне нигде нет. А все москали».[2]

В это же время посещал город Богучар, с ревизией Рождество – Богородецкой церкви, архиепископ Воронежский и Задонский, святитель АнтонийII,[3] который останавливался в доме Бунина, которому подарил крестик взамен утерянного.

Богучар стал родиной одного из известнейших служителей церкви, это архиепископ Вицинский Марк.[4] Архиепископ Митрофан (Марк Алексеевич Вицинский),[5] По завещанию оставил в пользу епархиальных учреждений до 15 тысяч рублей.[6]

Всей стране и за рубежом известен один из крупнейших фольклористов ХIХ веке, Александр Николаевич Афанасьев который тоже родился в городе Богучаре 12 июля 1826 года.[7] Вскоре семья переехала в город Бобров. В 1834 году уездный стряпчий города Боброва Воронежской губернии Николаи Афанасьев обратился в духовную консисторию с просьбой выдать ему свидетельство о рождении сына Александра. В метрической книге за 1826 г. была сделана следующая запись: "Города Богучара у титулярного советника Николая Иванова сына Афанасьева от жены Варвары Михайловны родился сын Александр двенадцатого июля...".[8] Ранее во всех источниках указывалась дата 11 июля.

Детские годы Афанасьев впоследствии описывал в своих воспоминаниях, напечатанных в журнале «Русском архиве»[9]. Несомненным и заслуженным авторитетом в семье Афанасьева пользовался отец (мать умерла вскоре после рождения Александра). Воспитанный «на медные деньги», он «уважал образование в других», любил читать, постоянно интересовался журналами того времени. Он любил читать и постоянно выписывал "Библиотеку для чтения", у знакомых брал журналы "Отечественные записки", "Москвитянин", "Пантеон". "Чтение это, — писал А. Н. Афанасьев, — сменило для меня сказки, которые, бывало, с таким наслаждением и трепетом слушал я прежде, зимой по вечерам, в углу темной комнаты, от какой-нибудь дворовой женщины".

Дома была "довольно порядочная" по тому времени библиотека, оставшаяся от деда. "Отец, — вспоминал Александр Николаевич, — решил дать каждому из нас, четырех братьев, полное воспитание и с малыми своими средствами всю жизнь хлопотал об этом..."[10]

По словам Александра Николаевича, отец «справедливо почитался за самого умного человека в уезде, и к нему многие обращались в важных юридических случаях за советами». Когда Александр научился дома читать и писать, он вместе со старшим братом и другими детьми уездных чиновников продолжил учение у двух попов, и того и другого звали Иваном. «И первый, и второй отцы Иваны, — вспоминает Александр Николаевич, — были люди вовсе не злые; но, воспитанные в семинарии, они были знакомы только с суровым духом воспитания и вполне поясняли нам, что корень учения горек».[11]

В своих воспоминаниях он писал: "Пользуясь дедовской библиотекой, я рано, с самых нежных детских лет, начал читать, и как теперь помню, бывало, тайком от отца (мать моя умерла очень рано) уйдешь на мезонин, где помещались шкапы с книгами, и зимою в нетопленой комнате, дрожа от холода, с жадностью читаешь... Как прежде, так и теперь, готов был я долго просиживать за книгою и забывал самый голод, и нередко приходил отец и прогонял меня с мезонина, отнимая книги, читать которые он постоянно запрещал, в чем и прав был: книги были не по возрасту. Но запрещения эти действовали плохо; шкапы не запирались, и страсть неугомонно подталкивала идти в мезонин".[12] Брат будущего ученого Николай Николаевич Афанасьев также писал, что в юном возрасте Александр Николаевич проявлял "чрезвычайную жажду к чтению", что ему он "посвящал все свое время, уделяя для отдыха лишь непродолжительные вечерние часы да какой-нибудь час после обеда". Александр "постоянно имел при себе бумагу и карандаш и аккуратно записывал свои заметки и все такие записи тщательно сберегал". 23 октября 1871 г. он умер от чахотки. Похоронен А. Н. Афанасьев в Москве[13], на Пятницком кладбище.

Сказки постоянно переиздаются как у нас в стране, так и за рубежом.

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин. проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд» на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского полы. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракт.

Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из постовых станций, Ковыленской или Матюшенской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром.[14]По местно легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель", стали событие происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и возможно они из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: "До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст".

В 1836 году в Богучаре строится новая[15] каменная кладбищенская церковь[16], а так же первое учебное заведение церковно-приходское училище. Бунин в своих «Автобиографических записках» вспоминал: «Семи лет, в 1840 году меня отдали в единственную тогда школу в Богучаре старушки – девицы г. Вакиной. (от автора: отец Вакиной был англичанином). На пространстве между восточным концом Дворянской улицы и до следующей параллельной улицы тянулся большой огороженный двор, со старым деревянным домиком на улицу и флигелем во дворе. Владелица домаЕ.В. Вакина с сестрой В.В. помещалась в доме, во флигеле же было училище. … Затем меня отправили в так называемую министерскую школу (первоначальная школа, находившаяся в ведомстве Министерства Государственных имуществ). Заведывающим и учителем этой школы был священник соборной церкви о. Александр Прозоровский. Училище это помещалось на Дворянской улице во флигеле, принадлежавшем к дому Прозоровского, и состояло из двух комнат". [17] Иван Бунин был еще и писателем, в своем труде «Автобиографические записки» опубликованном в книге «Воронежская старина» в 1904 году, он писал, что в училище у отца Александра «помещались крестьянские дети, пригородных слобод Залиманской и Харьковской», вероятно Харьковской слободой называлась Песковатка. Приходское училище за десять лет выпустило 246 учеников.

31 января 1846 года министр народного просвещения России граф С.С. Уваров сообщил: «По смете министерства текущего года ассигнована потребная суммах на учреждение в городе Богучаре уездного училища…». В 1 класс, которого поступило 22 ученика.[18] 9 мая этого же года в присутствии Штатного смотрителя Острогожского уездного училища Николая Ивановича Подольского и предводителя Богучарского дворянства произошло его открытие, первыми учителями стали: Г. Ярмоленко - арифметика и геометрия, Г. Озеров - история и география.

В последствие в 1880 году уездное училище было реорганизовано в «Александровское городское трехклассное училище». (Здание магазина «Детский мир»). Уездное училище с 1848 по 1857 выпустило 338 учеников.[19]

В городе было два высших учебных заведения. Это четырехклассная гимназия и мужское Александровское училище. За обучение каждого родители уплачивали по 15 рублей, за обучение женщин 20 рублей.

В 1843 и 1844 годах, Министерством государственного имущества, были составлены подробные планы селений и города.

На 1854 год в уезде проживало 206583 человека (198377 государственные крестьяне), из них 2501 человек в городе Богучар. Родилось в уезде 10461 детей, умерло 6765 человек. Это была самая низкая смертность по уезду. Уезд был самый многочисленный в губернии. Интересен такой факт, что в этом году умер Ерофей Подынков из села Богославского Воронежского уезда в возрасте 120 лет.

В хозяйствах уезды было: 26550 лошадей, 123200 рогатого скота, 263700 просты и 76400 тонкорунных овец. Процветало хозяйство И.В. Лисаневича, который имел большой конезавод, (где разводилась Битюкская порода, Орловские рысаки, Брабансоны, Арденские, Датские, Норфольские, Першероны, Суффольские), тонкорунных овец, и рогатый скот улучшенной породы (Симментальские, Герефордские, Калмыцкие). И.В. Лисаневич занимался и охотой и обладал и самой большой псарней в Воронежской губернии, более 60 собак.

В Богучаре и уезде было два кирпичных и один пивоваренный, 10 кожевенных, один винокуренный заводы. На полях в основном высевалась яровая пшеница.

Богучарцы издавна славились своим свободным духом. Начало ХIХ века было отмечено новой волной крестьянского движения. Причиной послужило обезземеливание, разного рода притеснения, жестокое обращение и непомерное обременение барщиной крестьян со стороны помещиков.

23 апреля 1847 года воронежский губернатор докладывал министру внутренних дел: «20-го числа сего апреля в десять часов утра во время божественной литургии произошел в Богучаре пожар, который при порывистом юго-восточном ветре усилился до того, что жители должны были искать спасения за городом, лишившись почти всего имущества».

При этом случае Богучарский земский суд и уездное казначейство с делами и архивами и до 100 частных домов сгорело, но кладовая, где хранилось денежные суммы, остались невредимы, а в окружном управлении государственных имуществ уцелела только незначительная часть дел. Пожар произошел от поджога, ибо накануне уже сделаны были к тому двукратные попыткии один из, помещичьих крестьян на которого падает подозрение, уже взят под стражу. Всего сгорело 115 домов.[20] Вместе с пригородными слободами осталось 670 домов. Пригородных слобод было 5: Залиманская- «получившая свое наименование вероятно от обширного лимана отделяющего ее от города», Лисогорская, Зареченская, Поповская и Купенская. Составляющие вместе с Богучаром «одно почти неразделимое село».[21]

Крестьяне боролись с царским произволом как могли, 29 апреля сгорело еще 34 дома в городе. Всего пожар уничтожил 115 дворов. «Войсковые жители» слобод: Голая, Зайцевка, Константиновка, Марковка, Смаглиевка и Талы, хуторов: Бугаев, Журавки, Скнары Богучарского уезда в 1821 году подали прошение на имя императора Александра I о переселении их в Архангельскую губернию в связи с недостатком земли.[22]С 1833 по 1837 год участились побеги крестьян в крепость Анапу с целью записаться в казенные. Крестьяне убегали в Казанскую область и Землю Войска Донского. 31 декабря 1841 года крестьяне села Воробьевка Богучарского уезда расправились с расположенными у них на постой солдатами за кражу сена. Около 1500 крепостных крестьян слободы Писаревка, которое принадлежало помещику Бедряге,[23] в 1848 году подняли волнения. За отягощение барщиной, жестокое обращение с ними управляющего Лофицкого, 8 июня они до смерти избили его. Прибывший на место происшествия чиновник вызвал 8-й Казачий полк, но крестьяне не дрогнули и «оказали сопротивление». И когда полк отступил «разъяренные толпы мужиков и даже женщин преследовали полк по всем направлениям улицы до самого моста и, наконец, за мост, то есть за селение, нападая спереди и сзади».[24] Крестьяне захватили 26 повозок с различным имуществом, 48 лошадей.

Повстанцы продержались всего до 2 июля. Восстание было подавлено войсками. 1000 человек были подвергнуты телесному наказанию. Четырех «атаманов» прогнали сквозь строй, заковали в кандалы и отправили в Севастопольские арестантские роты на десять лет. Борьба крестьян, побеги в Анапу продолжались.[25]

Крепостные крестьяне действительно притеснялись и помещиками, и управляющими. Вот как писалось об этом Н.И.Второв. «В одном помещичьем селении Богучарского уезда крестьяне …несколько раз приносили жалобы своему помещику, никогда не жившему в имении…. Потеряв наконец терпение, они выгнали управляющего из имения и, продолжая по прежнему отправлять барские работы под надзором избранного ими из своей среды атамана или старосты, известив об этом помещика. Тот, принял это за бунт…». Расплата за неповиновение была свирепой.Чиновник в сопровождении земской полиции и сотни казаков, согнали всех детей и стариков вокруг храма, раздался набат. Крестьяне, бывшие в это время в поле с дубинами и косами, вернулись в село и разогнали пьяных казаков и поколотили чиновника. «За беспорядки крестьяне, конечно страшно поплатились; наряжен был военный суд, по которому главные виновники прогнана сквозь строй и отданы в арестантские роты».[26]

Начавшаяся в начале XIXвека и особенно усилившаяся 1847 году в Воронежской губернии свирепствовала холера, 19 июля первые заболевшие появились в слободе Бычек, 10 августа в слободе Старо – Толучеевой, а 21 августа в Богучаре. Врач И.А. Малышев, который практически два года лечил больных, писал из Богучарского карантина своей жене: «ты не поверишь, как здесь скучно: представь себе обширную широкую степь с одной стороны, с другой небольшой лес. Среди степи стоит станционный дом, и больше ничего. Две комнаты назначены для больных. На дворе большая конюшня, усланная соломой, в ней помещается чернь, следующая из казацких станиц. Жизнь здесь скудная, приготовит что нибудь и нечего и некому, например, мыть белье и некому и нельзя, у нас нет воды, и ее привозят из довольно отдаленного места».[27] Борьба с ней продолжалась вплоть до 1872 года.

В этот период в Богучарском крае продолжали копать пещеры.[28] Среди продолжателей дела Марии известны также: благочестивый старец Иван Алексеевич Тищенко, из слободы Разковой, Богучарского уезда.Он пришел в пещеры еще при жизни Марии и начал копать свои особые пещеры, но с мыслию соединить их с прежде бывшими. Иван Алексеевич скончался и погребен в усыпальнице близ гроба Марии и наравне с нею свято чтится местными жителями.

4 октября 1837 года в хуторе Руенталь Богучарского уезда родился А. П. Багалдин -Таишев, который в последствии учился в Богучарской гимназии, а с 1851 года в последствии учился в Богучарской гимназии, а с 1851 года в строительном училище города Петербурга (которое окончил с отличием и занесен на мраморную доску). В 1867 году судьяв Богучарском уезде. С 1879 года по 1883 год воронежский городской архитектор.[29] Сохранилось много чертежей, выполненных им. Они свидетельствуют о разносторонней деятельности архитектора. В 1882 г. он выполнил чертежи перестройки зданий на усадьбе, ранее принадлежавшей поэту И.С. Никитину. Отзыв Багалдина-Таишева на постройку здания духовного училища в Воронеже свидетельствует о его высоком профессиональном уровне. В 1884 г. А.П. Багалдин-Таишев переехал на Украину в Юзовку, ныне г. Донецк. Следы его жизни теряются после 1893 г. В музее Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени инженерно-строительного института хранятся мемориальные доски[30]. И на одной из них имя архитектора - богучарца Алексея Петровича Багалдина-Таишева.

На первом заседании земской управы, в 1864 году, был определен штат. В управу входили: Председатель с окладом 1500 рублей, четыре постоянных члена управы с окладом 1000 рублей. Вместе с канцелярскими расходами расход составил 7750 рублей. Богучарцы отличились, так как даже в воронежской управе было только два постоянных члена, а расход составлял 5800 рублей. При ревизии дел дореформенного периода в Воронежской губернии, только в Богучарском уезде сохранилась опись всех дел с 1846 года по 1864 год. Это были дела: канцелярии предводителя дворянства, дорожной комиссии, комитета по уравнению жителей в постойной и подводной повинностях, комитета для прекращения болезни холеры, комитета по довольствию войск с 1855 года по 1857, комитета присутствии ополчения. К правилам, разработанным губернским земством богучарцы добавили еще 16 пунктов своих. Больше всех в губернии, для сравнения Павловское земство только пять. За 25 лет работа Земского собрания было заслушано 198 докладов и принято 1981 постановления, для сравнения Воронежское земство заслушало 52 доклада и приняло 906 постановлений. Богучарцы отличались и своим постоянством во власти, «переменилось, всего три председателя». И.В. Лисаневич был старейшим председателем, прослужил семь лет в уездной и 18 лет в Губернской управе. Больше всех в управе, 22 года, проработал А.Н. Двигубский – Покусаев.

Анализ преступности Богучарского уезда за 1855 – 1860 года проведенный … показывает, что в среднем за год поступало 518 уголовных дел, по ним проходило 792 подсудимых. При этом в местах населенных малороссиянами преступлений было меньше, чем там где жили великороссы.

В 1861 году в России была проведена реформа, отменившая крепостное право и положившая началу капитализма. Основной причиной данной реформы были: кризис крепостнической системы, крестьянские волнения, особенно усилившиеся во время Крымской войны. Многие помещики считали, что освобождение крестьян даст положительный результат в развитии сельского хозяйства.

В действительности из – за отсутствия орудий труда, большая часть крестьян пользовавшаяся надельной землёй должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от неё в течение 9 лет. Реформа имела и экологические последствия, стали распахиваться земли около оврагов, многие леса в Богучарском уезде были уничтожены. Церковный дъяк из села Монастырщина Н.А. Попов, вспоминал: «Погублять стали леса с 61 года, когда воля пошла, а в 72 году совсем прикончили, когда владенные грамоты однодворцам выдали. Смотреть было жалость! Сколько дуром пропало, никому не в пользу … Рубили целыми селами, друг против дружки, кто поскорее… В один Дон сколько его попусту попадало… А теперь вот ни лесов, ни воды. В чистую Дон обмелел».[31]

19 октября 1865 году в Богучаре приступило к работе первое Богучарское уездное земское собрание.

Одними из первых в него вошли гласные: действительный статский советник И.В. Лисаневичи, А.П. Багалдин-Таишев, И.И. Протасов, и И. Зазулин, а так же 37 гласных. Председателем собрания был избран И.В. Лисаневич. Интересен тот факт, что как правил в каждом новом году избирался и новый председатель земской управы. Земское собрание гласных решало практические все вопросы Богучарского уезда и города: финансирования, обеспечения хлебом и лекарствами, сбора налогов, образования, строительство мостов и дорог. В частности на одном из первых заседании было признано неудовлетворительное состояния образования и грамотности в уезде. В 1867 году управой было выделено дополнительно на образование 4500 рублей серебром.[32] Плата за обучение была отменена.

С мая по сентябрь обучение было по желанию. Были разработаны меры по предотвращению нищенства. Было выделено для помощи нищим 2000 рублей серебром, «которые должны быть расходуемы с самою строгою разборчивостью». При этом чужих «высылать их, не медля, по месту жительства».[33] Рассмотрен так же вопрос и об установке плашкоутного моста в районе Подколодновки, через Дон. Такой мост уже был в уезде установлен между хутором Белая Горка и дальняя Белая Горка, частным лицом. Необходимость такого моста была вызвана поборами перевозчиков «не только деньгами, но и водкой». У парома был даже открытдом, «для продажи питей - Ямпольскаго», это приводило к беспорядкам, буйству и невозможности переправится.

Если в летнее время добраться до парома было возможным, то в зимнее сообщение шло справа от тракта по лугу и реке Богучаре. В этом же году было принято решение об устройстве телеграфной станции в Богучаре. Вообще судоходство по реке Дон и реке Богучар было особенно активным с начала марта и по первые числа мая, «… во время полой воды, из г. Ростова приходило около 15 пароходов, имевших на буксир до 30 барж».[34] В это время осуществлялось судоходство и по реке Богучарке. На пристани у слободы Подколодновке баржи загружали в год до 500 тысяч пудов хлебом.

Для поддержки судоходства по реке Дон регулярно проводилась его очистка. Так в 1891 году в Губернии была создана бригада для выемки карчей и чистки перекатов реки. Для этого Земством было выделено 2000 рублей.[35] Именно в интересах развития судоходства богучарцам было отказано в строительстве железной дороги.Необходимость чистка реки Богучарки, была вызвана и еще одной проблемой, это две водяные мельницы, которые постепенно превращали реку в болото.

28 сентября 1870 года, на вечернем заседании в числе многих вопросов обсуждалось строительство моста через Помеловый яр, где проходила дорога из Богучара на слободу Красноженовую. В связи с тем, что местность эта «образует по тинистому свойствусвоему, совершенно болотистую почву, устраняет: всякую возможность удобства к проезду по этойдороге, не упоминая уже о весеннем и осеннем времени; не большие дожди делают Буцак не проездным, почему постановили: Поручить ЗемскойУправ настоять надлежащими мерами черезПолицейское Управление, -о вменении в обязанностьвладельцам земель к устройству через Помелов яр, (от автора. В народе его еще называют Крыдяный мост)хотя бы небольшого моста».[36] Такой же мостик и гать, обязали поставить и при въезде из города на Буцак. (Буцаком называлась заболоченная местность в районе Помелова моста).

Демократично проходили выборы Мирового судьи. Сначала было 12 кандидатов, потом осталось шесть.

На третьем этапе двое: капитан Николай Григорьевич Богдановский и коллежский асессор Яков Васильевич Яковлев[37]. На утреннем заседании, 29 сентября 1870 года, к званию участкового Мирового судьи на три года, был представлен коллежский асессор Яков Васильевич Яковлев, отец знаменитого впоследствии историка Я.В. Богучарского (Яковлева). Только в 1888 году на этом почетном посту его сменил штабс – ротмистр В.Г.Левченко. «По произведенной закрытой баллотировки шарами В.Г. Левченко избран, получив 33 избирательных и свой собственный»[38].

В селе Рудни Богучарского уезда в 1845 году родился известный художник-портретист М. Л. Щербатова (1845 – 1924 года), с 1872 года действительный ученик Академии художеств. Портреты, написанные им, хранятся в Государственном Эрмитаже, Русском музее.[39]

Среди наиболее одаренных учеников из крестьян был Г.Г. Ткачев. Родился он в селе Дъяченково в 1847 году. Учился сначала в Богучарском уездном училище, а потом в Воронежской гимназии. В 16 лет он впервые принес своему учителю Г.М. Веселовскому «целую кипу тетрадей, написанную стихами и прозой». Учась в 5 - м классе гимназии во время каникул он обошел многие слободы уезда, результатом этнографических поисков, стали многочисленные работы по истории и этнографии в уезде. Наиболее ценные из его работ, написанные в 1864 году, были: «Этнографические очерки Богучарского края», которые он опубликовал в «Воронежских губернских ведомостях», «Ярмарки в Богучарском уезде», «Исторические указания на местность и народонаселение Богучарского уезда», «Статистическое и этнографическое описание Дъяченковской волости Богучарского уезда» и другие. Г.Г. Ткачев собрал и опубликовал за два года большой материал о сказках, легендах, поверьях богучарцев. «Отличительный оттенок всех произведений Ткачева, - как отмечал Г.Г. Веселовский, - это необычайно сильная симпатия к простому народу и особенная забота уловить мировоззрение этого народа в его обрядах, обычаях, песнях, сказаниях, легендах, поверьях и т.п. проявлениях народного духа». По окончанию Воронежской гимназии в 1866 году Г.Г. Ткачев поступает в медико-хирургическую академию в Петербурге, вместе с товарищем по Воронежской гимназии Павловым Евгений Васильевич в последствиеизвестным хирургом. Учителем Г.Г. Ткачева в академии был: И.М. Сеченов. 6 – го января 1867 Григорий Григорьевич умирает от аневризма.

«Ткачев, как цветок, которому только что надо было распустится, был срезан смертью… с раннею потерею своего земляка Ткачева наша местность потеряла одного из лучших своих юношей, обещавшего занять место в ряду таких лиц, как Кольцов, Никитин, Зиновьев и др. наши литературные деятели.»[40] - писал о нем Г.М. Воскресенский. «Интересна судьба двух сестер Г.Г. Ткачева. Елена вышла замуж за Митрофана Петровича Воскресенского, который служил в Воронежской духовной семинарии, а Варвара была жената на отставном унтер – офицере Александре Степановиче Виноградове. Возможно, в одной из этих семей и остался архив поэта и этнографа.[41]

Одним из первых губернаторов, которомув 1870 году было присвоено звание гражданина города Богучар, был князь В.А. Трубецкой. Владимир Александрович был сыном полковника лейб – гвардии Семеновского полка А.П. Трубецкого, он родился в 1820 году. Звание почетного гражданина города Богучара был удостоен еще один губернаторовВоронежской губернии Коленко Владимир Захарьевич, который получил это звание уже после отъезда из города Воронежа.

Среди имен, которые упоминаются в «Большой Советской энциклопедии» есть имя одного нашего земляка Василия Яковлевича Яковлева. Будущий историк революционного движения родился 20 февраля 1861 года.[42]Учился в Воронеже, Петербурге. За связь с народниками и участие в народовольческих кружках в 1884 году был сослан в Сибирь, а затем на поселение в Якутию. Вернувшись в 1890 году в Воронеж, вел пропаганду народничества, затем переходит к «легальным марксистам». Яковлев В.Я. имел несколько литературных псевдонимов, среди них Базилевский Б., Богучарский.[43] Умер 8 мая 1915 году в Петербурге.[44] Многие его работы не потеряли актуальности и в наше время.

Первым культурным учреждение в городе стал, построенный в 1870 году город Народный Дом.

В Богучарском уезде была своя земская почта отрытая в 1868 году. Корреспонденцияотправлялась из уездного центра города Богучара в волостные правления 2 раза в неделю. Пересылка частной корреспонденции была платной. С 1866 года для ее оплаты были введены земские марки в 5 копеек серебром. Марка 1871 года, была черная на белой шероховатой бумаге, без зубцов, печать делалась ручным штемпелем, а в 1872 году бумага была с горизонтальными полосками.[45] Марки изготовлялись в уездной управе с помощью ручного штампа с оттиском черного цвета «По Богучарск. уезду 5 коп».[46] Только в 1881 году стали приклеиваться особые марки по 3 копейки с лота.

С сентября 1873 вся корреспонденция пересылалась бесплатно. Аналогичные марки выпускались в Бобровском, Задонском, Землянском и Острогожском уездах.[47]

Среди известных шахматистов России фамилия богучарца - Калинский Н.Е[48]. Николай Евграфович родился 2(14) марта 1862 году в дворянской семье. С 1872 года «старший брат Александр был в Богучаре уездным врачем …. а позже врачем в Александровском училище». Отец шахматиста Евграфий Венедиктович работал уездным казначеем с 1856 года. В 1885 году Калинский Н.Е. закончил юридический факультет Московского университета в 1885 году, с 1892 по 1903 годработал судебным следователем, в Новохоперском уезде. «С 1906 года учитель законоведения в Воронежском реальном училище»[49] где работал по 1917 год. Член прокурорского надзора Воронежского окружного суда с 1904 по 1917 год. Был организатором и председателем комитета Воронежского шахматного союза с 1914 по 1917 год. Умер в 1920 годы. Уже в 90 – е годы он приобрел известность как сильный шахматист в игре по переписке. Служба мешала ему принять участие во Всероссийских турнирах».

Первых своих успехов Калинский Н.Е. достигает в 1899 году, в Москве, участвуя в Первом Всероссийском турнир, который организует М.И. Чигорин - первый чемпион России. В сентябре 1903 года на третьем всероссийском турнире, проходившем в городе Киеве, Николай Евграфович набрал 7,5 очка и занял 14 место из 19 участников.

При этом обыграл «маститого гроссмейстера О. Бронштейна, который боролся с М. Чигориным за первое место и отстал от победителя только на очко, переиграв при этом его в личной встрече».[50] «Киевский турнир был единственным, который удалось закончить. Отсутствие турнирного опыта помешало Клинскому достичь хорошего результата, но он дал несколько превосходных, с большим подъемом проведенных партий».[51] В Итальянской партии разыгранной с О. Броштейном, Н.Е. Клинский обладая «… острым умом, предприимчивым стилем, был большим поклонником Чигорина и настоящим романтиком шахмат …»[52] поставил мат на 36 ходу. После 1919 года, возможно, репрессирован.

Год 1871, в уезде объявлен карантин, вызванный сразу двумя заболеваниями животных: ящуром и чумой.«Чума рогатого скота заходит в Богучарский уезд из Области Войска Донскаго»[53], поэтому было принято решение об устройстве на протяжении 300 верст, трех карантинов. Новым председателем собрания земской управы избирается поручик Павел Александрович Вольф. Из пяти баллотировавших в члены управы прошли двое:коллежский асессор Александр

Николаевич Двигубский - Покусаев и поручик Семен Яковлевич Воскобойников.

В 1872 в уезде и городе разместилась 6 – я кавалерийская бригада, которая состояла из 6- ти эскадронных полков: 11 – й Драгунский Рижский, 11 – й Уланский Чугуевский,11 – й Гусарский Изюмский (размещался в слободе Твердохлебовка), 12 – й Драгунский Стародубский, 12 – й Уланский Белгородский, 12 – Гусарский Ахтырский. Бригадный генерал – майор А.К. Альфант, полковники И.В. Григорьев, В.В. Ланской, К.И. Соболевский, Н.Ф. Чернов, А.Д. Никифоров, А.К. Певе – де – Корваль были размещены в съемных квартирах.[54]

Всего было отведено 22 квартиры. Один помощник эскадронного командира полковник Н.П. Арнольд, и один обер - офицер П.А. Двигубский – Покусаев, были родом из Богучара и жили в своих домах. Всего было выделеноЗемским собрание

Голод и холод, страданье и горе, Стиснувши зубы, терпенье, друзья. С теплом слабеющим верой боритесь: Зимнею стужу сменяет весна! Н. Задонский. Из книги «В потоке жизни». - Воронеж, 1969 год. Глава 1. Земская жизнь.
+1
1.43K
0
Тип статьи:
Авторская

В 1711 году по вступлению Азова в Донецкий Успенский монастырь, что был в 25 верстах от нынешнего Богучара, вместе с притчом и монастырским имуществом прибыл на двух бударах и был там размещен громадный 115-пудовый колокол, вылитый вАзове в первую годовщину взятия Азова. На колоколе выпуклыми славянскими литерами значилось: «… на радость православным христианам, а не посрамление нечастивым магометянам».[1] Позднее, по указанию Петра I, на юг Воронежского края России были переброшены значительные группы переселенцев, основавших вблизи Донецкого еще три русских села – Пасека, Сухой Донец и Архангельское. Лишь в 1716 году новым указом генерал – адмирала Воронежской губернской канцелярии было «велено казакам Острогожского полка»[2]вновь поселиться в новочеркасской слободе Богучаре. В 1716 году все землянские черкасы (дети и внуки первых поселенцев) были переведены в район реки Богучар и Черная Калитва.

«Черкассы» - украинцы, бывшие жители разоренной татарами Украины, заселили берега рек Л. Богучарка в районе нынешних сел Полтавка, Купянка, Дядин, Радченское (Красноженовка). В феврале 1716 года Воронежской губернской канцелярии по предложению графа Апраксина было велено «…на речках Толучеевой и Богучар поселить две сотни Черкасс с Корочи, Ливен, Талецкого и других мест, а в марте 1717 году велено, ему же Тевяшову: Острогожского полку казаков, которые живут в Киевской губернии, и именно: с Ливен, Старого Осколу, а Корочи, а так же Воронежской губернии с городов Тальца, Землянска, Чернавска и сел: Ендовицкое, Гваздиевки, Переливки, перевести и поселить в новоприписанные слободы на Тулучеев, Богучар, Айдар и другие. Из «Памятки», данной 29 апреля 1717 года по приказу Тевяшова «Ендовискому» сотскому Савелию Яковлевичу, «атаману и всему посольству, хранящийся архив в делах Острогожского Уездного Суда, видно, что переселение это веленоокончить в 1717 году, без всякого отлагательства».[3] Для удовлетворения нужд поселившихся казаков Богучарской сотни были отданы земли по реке Богучарке на 60 верст до тех мест, где ныне находится станция Кантемировка. Краевед Г.Г. Ткачев в статье «Исторические указания на местность и народонаселение», опубликованной в 1865 году в «Губернских ведомостях», сообщал, «что они селились большей частью хуторами и преимущественно по двум рекам: Богучару и Тулучеевой… есть места, которые местные жители называют хуторищами, прибавляя, что предки их сперва жили на этих местах». Когда население увеличилось и первоначальные места заселения стали многолюдными, «малороссы по своему характеру, не любящие тесноты, стали уходить из селений в степь».С 1716 года Богучар становится слободой. В 1720 году в крае возводится завод рудных дел под горой при слиянии трех рек – Подгорной, Тулучеевой и Маниной, недалеко от села Калач. Завод размещался на площади десяти десятин. За год на нем производилось до трех тысяч пудов изделий, завод имел шесть домен для варки железа, две кузницы, угольный амбар и несколько дворов.[4] В этот же период на Богучарщине появились винокуренные заводы, кузнецы, развивается столярное, плотницкое и кожевенное дело Административное устройство было в крае сотенное. Строительство первого кирпичного здания в селе Богучар было начато в 1720 году, это была Рождество – Богородицкая церковь[5], возведенная на берегу реки, где простояла до 1853 года, затем переведена на возвышенное место (ныне здание районного краеведческого музея). А.Н. Бунин пишет: «Я родился в октябре месяце 1833 г. Помнится мне наш старый дом в Богучаре Воронежской губернии, на острове, - так называлась местность, на которой теперь осталось два-три дома… В нескольких шагах от дома была Рождество – Богородицкая церковь, построенная еще первыми поселенцами Богучара … церковь эта находилась недалеко от довольно крутого берега реки, постоянно обваливающегося от разлива и угрожающего обрушением церкви…находили тут, особенно после половодья, торчащие из обрыва человеческие черепа и целые скелеты (вероятно, здесь было первоначальное Богучарское кладбище)». В 1723 году по представлению генерал – майора князя Шаховского, во всем Острогожском полку старый военный порядок управления был заменен новым; из лучших казаков учрежден драгунский полк, в том числе и Богучарский.[6] К полку приписываются большие территории, расположенные по рекам Богучару и Левой. Появляются новые слободы Бычек, Писаревка, Залиман, Лысогорка, Заречка, Красногоровка, Константиновка и другие. Первые слободы получали названия, как правило, от местных топонимов, по названиям реки, урочища, горы и так далее. Напротив же, слободы, образовавшиеся из выселков, чаще назывались по фамилии первого поселенца или по месту, откуда он пришел. [7] В этом же году русские геодезисты П. Лупанин и И. Шишков составили карту Воронежского края. К сожалению, не все поселения были внесены на карту, так как главной задачей их было описание лесов в районе Дона и других крупных ее притоков.

По данным переписи казаков Острогожского полка 1748 года в состав Острогожского полка входили многие населенные пункты современной Воронежской области, в том числе Богучар (записан как «Бугучар»[8]) В Острогожский уезд отходила правая сторона реки Дон, практически от р. Тихая Сосна до р. Богучар. Левая сторона Дона к югу от Битюга до Толучеевской отходила к Павловскому уезду. Тогда же геодезисты впервые нанесли на карту Богучар.[9] В XVII веке границы Русского государства отодвигаются далеко к югу. Обязанность в обороне юга полностью переходит к Войску Донскому. Уже в 1765 году из Острогожского «и других слободских полков сформированы гусарские полки… и казаки переименованы были в государственных войсковых обывателей…». Как писал в 1865 году в «Воронежских губернских ведомостях» Григорий Ткачев: «В архивах Богучарского уездного Суда к 1773 году относится очень много указов графа Румянцева из Ясс. В этих указах большей частью дело идет о гусарах…», а значит ужев то время, в Богучаре находился гусарский полк. Лишенные своих привилегий казаки, а так же крепостные крестьяне Острогожской провинции ответили на новый порядок волнениями. Крестьяне требовали записать их в ряды государственных. В некоторых местах от требований переходили к активным формам борьбы: поджогам, восстаниям. В 1773–1775 годах развернулась Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева.[10] Чтобы прикрыть Слободско–Украинскую губернию от проникновения отрядов Пугачева с севера, губернатор Слободской Украины Щербин просит В.П. Мусина–Пушкина направить войска «прямейшим до Хоперской крепости трактов», то есть от Белевской крепости на Змиев, дальше по реке Айдар на слободы Богучар, Бычок и Калач.[11]Крестьянские войска показали господствующему классу необходимость укрепления дворянства на местах. Следствием этого было создание 50 губерний вместо 20 с примерно равным количеством населения. Провинции отменялись. В уездах насчитывалось по 20 – 30 тыс. душ.

После 1773 года Богучарский уезд разбивается на два комиссарства: Меловатского и Калитвянское, которые состояли из следующих атаманств: Меловатского, Петропавловского, Красноселовского, Журавского, Подколодновского, Воробьевского, Новомеловатского, Ширяевского, Дерезовского, Бычковского, Тулучеевского и других, кроме того, в селе Калач и Старой Тулучеевке были станы, а в селе Калач и Старой Меловой – «Земские ратуши».[12] В 1773 году в Богучаре было начато строительство каменной Троицкой церкви. 25 сентября 1779 года Воронежское Наместничество было разделено на 15 уездов, центры были обращены в города. Воронежский губернатор Евдоким Щербинин характеризует уезд так: «Город новоназначенный ведомства Острогожской провинции Калитвянского комиссарства слобода ведомства Острогожской провинции Калитвянского комиссариата слобода Богучар привилегированная. Оная слобода положением своим на большой дороге ведущей в крепость Св. Дмитрия, Ростовского, на реке Богучарке, которая впадает в реку Дон в семи верстах от самого селения, имеет бесперебойную коммуникацию доставляет разные провизии до крепости Св. Дмитрия, чем тамошние жители промышляют. Само селение пространное, простирающееся в длину до трех верст и земляным валом и палисадником, так каменную и деревянную церковь и немалое число помещичьих хороших домов. Ярмарки в той слободе две, и по округе та слобода городом быть весьма сподобна …»[13] Так вторично родился город Богучар. К 1780 году по данным четвертой переписи население города Богучара значительно увеличилось: мещан было 22, войсковых обывателей 3596, подданных малороссиян 30, дворовых людей с дворами десять, всего мужского пола 3658. В ранге 15 городов Воронежской губернии по численности поданного мужского населения город занимал третье место после Воронежа и Острогожска, а среди уездов – лишь традиционное. Увеличение числа крестьян в уезде по сравнению с предыдущей переписью произошло за счет украинских землевладельцев. Их в уезде было 2230 душ. По уезду было 16582 человека мужского пола: в числе их 11795 человек войсковые обыватели, 55 человек помещичьих крестьян и другие сословия.[14] 21 сентября 1781 года был утвержден герб уездного города Богучара. В золотом щите – хорек с червлеными глазами и языком, и герб Воронежской губернии. Щит увенчан серебряной башенной короною о трех зубцах и окружен двумя золотыми колосьями, соединенных Александровской лентою».[15] К 1785 года в Богучаре было 550 дворов и 3179 человек жителей, 6 лавок, две церкви: одна деревянная (построена в 1765 года) и каменная (в 1781 года). В окружности город занимал девять верст 440 саженей[16]. В городе было четыре кузницы. В 1797 году Богучар с уездом отнесен к Слободско–Украинской губернии, а в 1802 году обратно причислен к Воронежской. Город растянут вдоль течения реки версты на две, а в ширину занимает не более 300 сажень. «Сообщение через реку Богучар производится по мосту, который осенью разбирается, во время разлива люди переплывают на баркасах и лодках».[17] 20 апреля 1787 года был утвержден первый план города. На нем указано две церкви, помещичьи дома, деревянная крепость. Свое дальнейшее развитие во второй половине XVIII века получила промышленность уезда. В 1779 года в уезде было 35 винокуренных и 14 конных заводов, 95 частных кузниц, из них четыре в городе, но постепенно основной отраслью экономики Богучарского уезда становится сельское хозяйство.[18] На полях уезда преобладает рожь, сеяли также озимую пшеницу, гречиху. Развивается и животноводство. Этому способствовали большие по площади луга с сочной и мягкой травой, по берегам реки Богучарки. В помещичьих и крестьянских хозяйствах держали овец, коров, коз, но больше всего лошадей. Богучарцы приняли активное участие в Отечественной войне 1812 года. В сражении с турками под Рущуком 22 августа 1811 года маневр Чугуевского уланского полка сыграл решающую роль в достижении победы. Вот как рассказывает об этом эпизоде сам М. И. Кутузов.[19] Противник, «собрав между тем 10 тысяч анадольской лучшей кавалерии, устремился свирепым образом. На левый фланг нашей кавалерии. Сие неожиданное движение привело в смятенье фланговые полки: Белорусский гусарский и Кинбурнский драгунский, но Чугуевский уланский полк, предварив на себя движение неприятельское, оборотился влево, ударил во фланг, сей отважной конницы и, поддержан, будучи кареем 7-го егерского полка, из 2-й линии мною взятым, вместе с оправившейся кавалерией, атаковал неприятеля и истребил отважнейших». Трофеями чугуевцев стали бунчук и 20 турецких знамен. Возглавил полк в атаке А.Х. Бенкендорф, более известный своей деятельностью на посту шефа жандармов в царствование Николая I. Наградой командиру был орден Св. Георгия 4-й степени, пятьдесят улан удостоились Знаков отличия Военного ордена, а унтер-офицер Шаровкин получил Георгиевский крест за № 12545 лично из рук М.И. Кутузова.

Ротмистру Изюмову было объявлено «монаршее благоволение». Все эскадронные командиры получили золотые сабли с надписью «За храбрость». За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине. Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии, в 1800 году, был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича.[20]

Во всейВоронежской губернии шел сбор пожертвований продовольствием и деньгами для обеспечения Воронежской войсковой милиции. Богучарский предводитель дворянства артиллерии полковник Самуил Николаевич Бедряга пожертвовал – 50 четвертей ржаной муки, 500 пудов сена; коллежский асессор Бедряга – 50 четвертей ржи; титулярный советник Подольский – 25 четвертей ржаной муки, 5 четвертей пшенной крупы; дочери Лофицкие Мария и Александра – 25 четвертей ржи каждая. Всего в уезде было собрано 150 четвертей ржаной муки и 2000 пудов сена. И.В. Лисаневич «за особые заслуги и усердие … на должности губернского начальника милиции» был награжден главнокомандующим графом Орловым – Чесменским в 1807 году орденом святого князя Владимира 3-й степени.[21] В этом была заслуга и богучарцев, которые не только продовольствием, но и деньгами пожертвовали дна защиту отечества. На 25 марта 1807 года в уездебыло собрано 2210 рублей 83 1/2 копейки.[22] В состав Воронежской губернской милиции входило много богучарцев, с уезда в состав полков было призвано 1564 человека. Возраст рекрутов из богучарского уезда был от 22 до 47 лет. Достаточно сказать, что уездному С.Н. Бедряге было 29 лет.

Тысячниками командовали – секунд-майор Т.Л. Пушкарев и штаб-с-капитан И.А. Чехурский, пятисотеные были – штаб-с-капитаны А.П. Лофицкий, П.А. Пушкарев и поручик А.В. Попов, сотенными – титулярный советник И.Г. Степанов, коллежский регистратор А.М. Чекалев, поручик Е.Л. Пушкарев, М.А. Куколевский. (вместо точек должны быть запятые?) И.Б. Роднолицкий, губернский секретарь И.П. Масленнин, поручик П.А. Куколевский, А.Д. Мерганский, коллежский протоколист Петр Голубцов, 14 – класса Г.И. Ровлев, корнеты И.Н. Чеботарев, А.Ф. Пушкарев, П.И. Оболонский, Профирий Плотников, С.Д. Павлинский, коллежский регистратор Елисей Ровнев. Практически от каждого населенного пункта были представлены рекруты.[23] Всего было призвано 210 человек. С первых дней Отечественной войны 1812 года богучарцы были на передовой. В состав гусарского полка вошли ратники 82-го набора, в возрасте от 23 до 48 лет. Сам фельдмаршал Кутузов благодарил старания ротных и батальонных командиров полка за хорошую подготовку. 3-й и 4-й Егерские Воронежские полки вошли под командование начальника, генерал – майора Русакова. Вместе с ним они участвовали в Бородинском сражении у реки Корочи. Среди них был и С.Н Бедряго. Один из родственников знаменитой в то время династии воронежских Бедряг. Полковник Н.Г. Бедряга служил в Ахтырском гусарском полку в 1812 году отличился в схватке донских казаков (Платова) и гусар (Васильчакова) споляками. 24 августа под Бородиным получил контузию в грудь от ядра и уже 28 октября вступил в партизанский отряд Дениса Давыдова[24]. Именно ему Денис Давыдов посвятил ряд своих стихов. Его брат Сергей погиб 28 сентября 1812 года в сражении под Вересеей. [25] Бедряга Егор Иванович (1773-1813) полковник Изюмского гусарского полка, участвовал в Отечественной войне и прославился как партизан. В 1813 году отличился при взятии Берлина и г. Люнебурга, куда ворвался первым; под Гальберштадтом, совершив 30-часовой пробег, разбил прикрытие транспорта, захватив 1 генерала, 16 офицеров, 1000 нижних чинов и 14 орудий. При знаменитом набеге Чернышева на Кассель Б. врубился в каре и пал, сраженный двумя пулями в голову. Погребен Б. в Мельзунгене, близ Касселя; могила его, попечением офицеров Изюмского гусарского полка, сохраняется в образцовом порядке. Достаточно сказать, что в храме Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году, имена пятерых участников Отечественной войны 1812 года Бедряг были высечены на мраморных досках, среди них и наш богучарский.[26] Богучарские гусары вошли в состав 1-й армии под командованием Барклай-Де-Толли[27] и прошли боевой путь от Богучара до Парижа. В 1817 году войска 2-й дивизии 5-го резервного кавалерийского корпуса дислоцировались в центре и на востоке Воронежской губернии. В селе Нижний Мамон стоял эскадрон Тверского драгунского полка, в Павловске – Рижский драгунский полк, в Боброве – Казанский драгунский полк, в городе Богучаре на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк.[28]

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».[29]

В 1818 году в г. Богучар родился извесный профессор медицины Цыцурин Ф.С. (1814-1895)[30]. Он был лично знаком с Н.В. Гоголем и лечил его. Долгое время бережно хранил подаренный автором экземпляр «Мертвых душ» с дарственной надписью[31].



[1] Токмаков И. Ф. Город Богучар и его уезд Воронежской губернии. – СПб., 1900. – С. 286.

[2] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. – СС. 286, 96.

[3] Веселовский Г.М. и Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии, их история и современное состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. – Воронеж, 1876. – СС. 95-97.

[4] Очерки истории Воронежского края. – Воронеж, 1961. – С. 77.

[5]В 1851 г. из-за частого затопления в половодье горожане решили перенести церковь Рождества Пресвятой Богородицы в другое место. Проект новой церкви был подготовлен в Воронеже, доработан в Санкт-Петербурге архитектором Э.А. Жибером и в августе 1853 г. утвержден к постройке императором Александром П. Через 9 лет, в 1862 году новая церковь Рождества Богородицы с приделом Пророка Ильи была достроена и освящена. После закрытия прихода в 1930-е годы здание использовалось под склад, а с 1981 г. здесь разместился историко-краеведческий музей. Кроме утраченных главы храма и яруса звона колокольни, церковь хорошо сохранилась. Церковь Рождества Богородицы, 1862 год. Первоначально находилась на берегу реки Богучарка. Первое каменное здание.

[6] Описание Воронежского наместничества 1785 г. – Воронеж, 1982. –С. 64.

[7] Воронежские губернские ведомости. – 1865. – № 20. – С. 3.

[8] РГАДА, ф. 350, оп. 2, 1017 ед. хр.

[9] Загоровский В.П. Историческая география черноземного центра России. – Воронеж, 1989. – С. 98.

[10] Пугачев Емельян Иванович [1742, станица Зимовейская-на-Дону – 10 (21) января 1775, Москва], донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773-1775 гг.

[11] История«Пугачевщины». – Т. III. – М., 1973. – СС. 171-172.

[12] Воронежские губернские ведомости. – 1865. – № 20. – С. 3.

[13] ЦГАДА, ф. 16, ед. хр. 648, л. 54.

[14] ЦГАДА, ф. 1303, ед. хр. 1, Краткий табель Воронежской губернии «Герб Богучара утвержден 21 сентября 1781 года: «В верхней части щита - герб Воронежский. В нижней - зверек, называемый хорек, в золотом поле, каковых в окрестностях сего города очень много». Использованы материалы гербовника П.П. фон Винклера.

[15] Газета «Сельская новь». – Богучар. – 9 октября 1979 г.

[16] Михалевич В. Материалы для географии и статистики России. – СПб., 1862. – СС. 286, 96.

[17] Веселовский Г.М., Воскресенский Н.В. Города Воронежской губернии, их история и современное состояние, с кратким очерком всей Воронежской губернии. – Воронеж, 1876. – СС. 95-97.

[18] ЦГАДА. ф.16, ед. хр. 655, л. 54.

[19] Кутузов (Голенищев-Кутузов) Михаил Илларионович [5 (16) сентября 1745, Петербург – 16 (28) апреля 1813, Бунцлау (ныне Болеславец), Польша], светлейший князь Смоленский, русский полководец, генерал-фельдмаршал и дипломат.

[20] Гайворонский А.М. Записки воронежских краеведов. – Воронеж, 1982. – СС. 73-75.

[21] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. - СС. 80-92.

[22] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. – СС. 80-92.

[23]Из Бычка –22, Н.Белой – 45, Ворбьевки – 71, Журавки – 21, Константиновки – 30, Красногоровки –15, Расковки – 16, Толучеевой – 12, Твердохлебовой – 16, Абросимовой –13, Сухого Донца – 7, Терешковой – 9, Полтавки – 6, Липчанки – 4, Монастырщины – 7, Перещепное – 2, Данцевка – 5, Гадючей – 6, Филоново – 4, Дядина – 3, Лофицкой – 6, Дъяченково – 10, Грушовой – 5.

[24] Давыдов Денис Васильевич (1784-1839), партизан Отечественной войны 1812, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1831). Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии.

[25] Воронежское дворянство в Отечественной войне. – Воронеж, 1912. – СС. 80-92.

[26] Участники Отечественной войны и заграничных походов 1813-1815 гг. из дворян и уроженцев Воронежской губернии. – Воронеж, 1912.

[27] Барклай-Де-Толли Михаил Богданович (1757-1818), князь (1815), российский генерал-фельдмаршал (1814). Командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией. В 1810-12 военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле – августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-14 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.

[28] Гайворонский А.М. Записки воронежских краеведов. – Воронеж, 1982. – СС. 73-75.

[29] Литвинов М.В. Были прошедших лет. – Воронеж, 1966. – СС. 57-59.

[30] Цыцурин Федор Степанович родился в г. Богучаре. В 1853 году закончил медицинский факультет Харьковского университета. Получив, диплом лекаря I–го класса в течение трех лет работал врачом в Харьковской губернии. В 1838–1841 гг. в стенах Дерптского (Тартусского) университета работал над докторской диссертацией, посвященной брюшному тифу. После основания Киевского университета (1841), в составе которого был и медицинский факультет, возглавил кафедру внутренних болезней. Стажировался за границей. Много сделал Цыцурин для борьбы с холерными эпидемиями. Профессор Цыцурин Ф.С. пользовался большим авторитетом среди медицинской профессуры, врачей, населения Киева. Среди учеников Цыцурина известные в последующем в отечественной медицине профессоры Л.К. Горецкий и Л.А. Маровский.

[31] Газета "Сельская новь". - 16 ноября 1982 г.

Есть у берега Тихого Дона, У широких прибрежных лугов, В яркой зелени маленький город – Богучар средь цветущих садов. И. Дорошенко. Из стихов «Богучарский колоc». Глава 4. Статус уездного города
+1
2.21K
3
Тип статьи:
Авторская

В 1395 войска Тимура «разорили все города, в том числе и Воронеж, центр городов Червленого Яра». Нашествие Тамерлана продолжалось почти 19 лет.[1]

Летописцы Тимура, персы Шами и Иезди назвали этот город Карасу, что в переводе с тюркского – «горная вода». Возможно, именно с их легкой руки получили название многие речки, через которые переправлялись войска Батухана, Тимура (Тамерлана).[2] Именно с этого периода впервые встречается тюркское название Каразеево. В переводе с тюркского языка «кара» означает черный,более древний тюркский означает -земля, «се» – ручей. А также реки Еманча, Кисляй, Курлак, Тамлык, Тойда, Толучеевка (Тулучеева), Богучар (Баучар).[3]

Профессор Загоровский В.П. еще в 1966 году в своей книге «Как возникли названия городов и сел Воронежской области» утверждает, что слово «богучар» сначала звучало как «баурча», что в переводе с тюркского означает «река, текущая по отлогому склону горы». Прохоров В.А. в книге «Надпись на карте», опираясь на исследования Трубачева О.Н., приводит доказательство, что основная часть «чар» происходит от древнеиранского «двигаться», обоснование первой части «бау» не дает. Ранее в книге «Вся Воронежская земля» он опровергает Загоровского В.П., что река называлась «баурча», так как это слово нигде не зафиксировано в документах и нынешнюю реку Богучарка никак нельзя представить в виде горного потока. Здесь же он дает и такое толкование: слово Богучар вначале звучало как «баучар», что в переводе с иранского «баг» - веревка, «учар» – рынок. Это утверждение тоже не верное, так как первое слово Богучар появилось как «баучар» (упоминается впервые как название реки) и лишь в конце ХVII века в названии реки добавляется буква «г». В последних трудах Загоровского В.П. (1973) пишется, что слово Баучар, вероятно, тюркское, происхождение которого пока не выяснено.

Несостоятельно и утверждение отдельных краеведов, связывающих название города Богучар с деятельностью Петра Великого, приписывая ему, название города, так как река Богучар упоминается с 1659 года, хотя Петр Великий действительно проплывал здесь в этот период. Все же происхождение его тюркское и пришло к нам через века, почти не изменившись. Мурзаев Э.М. в очерке по топонимике (1974 г) объясняет, что специфика как ирано-язычного, так и тюркско-язычного слова такова, что оно может быть как двусложным, так и трехсложным, то есть «Ба – уч – ар», а не двусложным, как предполагалось до этого.[4] В этом слове «ба – большой», «уч – река» или «вода», «ар» является типичным тюркским суффиксом, который употребляется в случае единого наименования двух речек, стекающих с противоположных сторон одного хребта и соединяющихся. Получается, что «Баучар» переводится с тюркского, как большая река, состоящая из двух притоков, которые стекают с противоположных сторон одного хребта, что и есть в действительности.

Документально подтверждено, что уже с 1400 года «приблизительно в тех местах, где стояла Донская станица (село Монастырщина), летопись уже указывает русские «караулы, т.е. сторожи»».[5] Русские князья, в Диком Поле[6], еще во времена печенегов и половцев ставили свои сторожи и станицы, упоминания об этом относится еще к 1360 году. После разгрома Золотой Орды, широкая полоса земли вдоль берегов Дона оказалась почти безлюдной. Эту опустошенную татарами землю в народе стали называть Диким полем.

Природные условия Дикого поля, ровный, спокойный рельеф местности, обилие рек, климат продолжительным летом и короткой зимой способствовали поселению здесь людей.

Природа Дикого Поля была крайне благоприятна для жизни, огромное количество дичи и особенно рыбы позволяло здесь жить, даже не занимаясь сельским хозяйством. Вскоре эта огромная территория «ничейной» земли была занята донскими казаками. К 1444 году относится запись в русских летописях о казаках южных районов Рязанского княжества, хотя существуют и другие источники, где рождение казачества относят к началу ХIII века.

Дмитрий Донской дважды посылал вниз Дона русских разведчиков-сторожей. Станичники должны были ездить с 1 апреля по 15 ноября «доколе снеги большие не укинут» и осматривать впереди сторож все урочища. Историк Марков Е.А. в статье «Старая Донская пусть и Донецкий казацкий городок» пишет: «Не может быть сомнения в том, что и старая Донская станица, каково бы ни было ее первоначальное происхождение, в свое время, так или иначе, входила в состав сторожевой службы».[7]

«Казак» - слово тюркского происхождения, чаще всего звучит как «казак» или «козак». Так называли свободных, независимых людей порвавших со своей социальной средой. Словом «казак» и «казах» называли себя киргизы. Профессор В. Ключевский писал, что «даже татары вступали в состав русского служилого люда».

Так татарин Кирейка «на крымских людей воевать с казаками хаживал» и впоследствии поступил на царскую службу.

Несомненно, это самое старое поселение на богучарской земле, да и на среднем Дону, поселение казаков. Осенью 1414 года татары Золотой Орды снова пришли на территорию «Дикого поля».[8] Русских поселений практически не осталось, и долгое время «Поле» находилось в запустении. Уже в 1487 году Иван III выселил Касимовских и Мещерских казаков «на Дон к живущим там многим казакам...». «Первый город их был там, где Донской монастырь, в 25 верстах от Богучара».[9] К концу ХVI века русский народ сбросил ненавистное монголо-татарское иго и стал расширять свои границы в южном направлении. Водный путь по Дону становится более безопасным для торговли. Царю Ивану Васильевичу в 1549 году Ногайский князь Юсуфе жаловался: «Что на Дону стоят русские разбойники и ногайских купцов, прибывших на границу к Росси для торгов, грабят ... Холопы твои не кто Сарыазмаль сновен, на Дону в трех и четырех местах грады поделили».[10] Среди них был и первый городок донских казаков «Донецкая станица» (Верховой донецкий городок).

В период конца ХV начала ХVII веков, а именно с 1496 года, Южное Придонье снова становится вотчиной московских князей, «сюда устремляется люд, формируя донское казачество». 19 августа 1496 года Рязанские князья на территории «Поля» имели свои «отъезжие места». В ходе междоусобной войны татарских ханов Большая орда была разгромлена Крымским ханом Менгли-Гиреем и прекратила свое существование, наш край с 1502 года стал ничейным.[11]

Поселения казаков, бортников, рыболовов упоминаются в 1521, 1549 – 1551, 1567 годах. В 1571 году на огромной территории южнорусского «Поля» организуется сторожевая служба. Маршруты русских сторож и станиц проходят через Среднее Придонье вплоть до урочища Вешки. Так в 1571 году был установлен русский сторожевой пост «на Дону у Вешек». В грамотах, переданных казаками в 1570 году с русским послом Новосельцовым Н.П. и в 1571 атаманом Никитой Манишим, правительство Ивана IV обещает жалование казакам и призывает их «служить» царю.

Именно донские казаки, которые поселились по берегу Дона, во многом обезопасили Воронежские и Московские земли, так как держали в страхе не только азовских, ногайских татар, но и самого турецкого султана, который писал: «Русского царя Ивана рука над правоверными высока. Уже и мне от него обида великая. Поле все и реки у меня поотымал, да и Дон у меня отнял». В 1552 году царь Иван IV Грозный отблагодарил казаков за взятие Казани, отдал им реку Дон в вечное владение. «Историк А.П. Пронштейн считает, что во второй половине ХVI века выявились основные районы расселения казачества: одна группа вольных людей оседала на Верхнем Дону».[12] Уже с начала 1569 года в устьях реки Баучар и Тулучеевой и близ Донецкого городка появились русские сторожевые станицы.[13] В книге Аббасова А.М. «Историко-краеведческий сборник» дается подтверждение тому, «Георгий Конисский считал, что донские казаки там жили с 1569 года»[14].

16 февраля 1571 года правительство издало указ «О сторожевой и станичной службе». Весной 1571 года в степи Приазовья была выслана военная экспедиция во главе с князем Михаилом Тюфякиным, которая определила границы Российского государства и Крымского ханства. Крымские татары не признали этих границ и в мае 1571 года хан Давлет-Гирей, нарушив их, сжег Москву.

Станичники по два человека объезжали свои урочища верст по десять в день. Высмотрев движение татар, тот - час давали знать об этом. А сами, пропустив татар, определяли «его численность по глубине следов». Существовала целая система оповещения, один наблюдатель залезал на вершину одинокого дерева, другой кормил лошадей. Заметив пыль над степью, сторож садился на готового коня и скакал к другому сторожу и так далее. Таким образом, весть о неприятеле быстро доходила до Москвы. 1571 год является первым годом, когда упоминаются - деревянные сторожи. По народному поверью крышу вышки покрывали жиром и в случае опасности, т.е. появления ногайских татар, поджигали, наблюдатель на соседнем посту, увидев горящую крышу, поджигал свою, предупреждая о нашествии. В 1575 году сторожи были обнаружены ногайскими татарами и сожжены. В 1576 году в указе князя Милославского говорится, что на Дону, к устью Тулучеевой станицы не посылать, так как многие «громлены, а иные и взяты». Но городки и станицы росли. Если в 1549 году на Дону имелось всего четыре городка (один из которых Донецкий), к 1594 году: их было более пятидесяти. Донское казачество постепенно становится полузависимым от Русского государства. В этот период начинается активное строительство города Воронежа ... «в 1586 году уже выставлены первые сторожи, для охраны границ на юге государства», среди четырех дальних сторож был Баучарский юрт, к сожалению, в 1590 году город-крепость Воронеж был разорен разбойничьим отрядом черкасских казаков, которые сожгли его дотла. Только к 1594 году город восстановлен заново.[15]

Письменное упоминание о Богучарском юрте (зимовище) содержится в документе XVI века «Росписи польским дорогам», относится к 1594 году, на реке располагается Богучарский Юрт[16] (зимовище) - место поселения донских казаков.[17] На Баучаре появляется первое поселение донских казаков. «Зимой они жили в юртах (зимовника), а рано по весне уходили на поиски военной добычи. А в городках оставались бортники или же рыболовы».[18] Единственные, кто контролировал наш Богучарский край, были донские казаки, так как ногайские татары, черкасские казаки, даже отряды атамана Ивана Заруцкого[19] в 1613 году постоянно совершали набеги в южные рубежи Русского государства.

Чтобы разграничить владения донских казаков, в 1614 году Баучарский юрт (упоминаемый как ухожей) закрепляется за стрельцом Иваном Савельевичем Шамаевым «на откуп в тое вотчины платить девять Рублев».[20] Занимаясь промыслом Шамаев И.С., как пишется в книге «Города воронежской области» Прохорова В.А.: «Скорее всего, он возглавлял группу людей в 15-20 человек». В том же году Тулучеевский юрт был сдан Юрию Перегудову, крестьянину Воронежского Успенского монастыря. Воронежский стрелец Шамаев И.С. занимался торговлей и имел лавку в Воронеже.[21] Несомненно, казаки Донецкого городка зимовали в Богучарском юрту. Вот как описывает наш Донецкий городок писатель Петров (Бирюк) Д.И.: «трехизбяной городок был обнесен крепкой, надежной двойной надолбой (вкопанные в землю столбики, образующие защитную ограду)». Между частоколом насыпалась и туго прибивалась земля.

«По валу ходил с ружьем караульный казак ... ходил караульный по террасам (здесь старинное название крепостной стены) напевал песенку:

«На усть Дона тихо – ого

На краю моря синего – го

Построилась башенка,

Башенка высокая,

На этой, на башенке,

На самой, на маковке,

Стоял часовой казак

Он стоял, умаялся».[22]

Отдельно от городка устраивались базы для скота, «вероятно, из стратегических соображений: меньшую окружность удобнее было защищать, да и неприятель, поживившись «конским и животными стадами», не так был упорен в штурме укрепленных жилищ».[23]

В исторической литературе к 1614 году относится упоминание о четырех казачьих городках в Верховье Дона: Мигулинский, Решетовский, Медведецкий и Вешки.

В 1620 году на верхнем Дону, царским указом выделяются земли для Борщевского монастыря с затонами для рыбной ловли по речку Тихая сосна, а в Боучаровском юрту с 1645 года откупные царские вотчины. Таким образом, казачий городок Мигулин уже в 17 веке определялся как последний чисто Войсковой. Казаки заселили и Богучар. Поэтому и считали его своим и активно отстаивали его перед Булавинским восстанием. Вообще с 1587г. на Дону ниже Богатого затона (Лиски) уже не располагались царских станиц с Головами из окраинных русских городов, да и в 1708 г. на Черной Калитве еще существует казачья станица. По Донцу и его притокам до Булавинского восстания располагалось 36 городков: по Донцу- 16 и по притокам – по Кундрючьей - 2, по Быстрой - 1, по Белой Калитве – 4, Деркулу – 1, Айдару - 4, Тору - 1, Бахмуту - 1, Красной - 2, Боровой - 2, Жеребцу - 1. После восстания в Харьковскую и Екатеринославскую отошли 22 городка. В Воронежскую отошли городки по Дону - 3 и по Хопру – 3.[24]

В 1627 году была составлена Книга Большого Чертежа как описание не дошедшей до нас карты России – «Большого чертежа», в которой впервые появляется и описывается река Боучар. «А с крымской стороны, ниже Момонца верст 30, пала в Дон река Боучар».[25] «Розрядная выпись» сообщала, что «в 139 г.[26], сентября в 20 д. писал ко государю.... с Веневы князь Григорий Шеховской, что по государеву указу велено быти с Иваном Карамышевым для посольскаго провожанья Веневским казаком, и сентября в 12 д. прибежали на Веневу тех веневских казаков одинадцать человек, Мишка Жуков с товарищи, а воротились де они для того, что августа в 16 д., как будут послы против Боучар, и у них де потонуло судно с их запасом; и он тех казаков посадил на Всневе в тюрьму до государева указа». События развивались следующим образом. Для посольского «проважания» по Дону, было направлено из Воронежа двадцать человек веневских казаков. Отплыли они 31 июля и в течение десяти дней плаванья, струги трижды разбивало о «карши».

Как видно из «выписи» на дне реки Дон было много коряг. К сожалению один из стругов оказался «худой». Меж реками Белой и Боучар, Иван Карамышев один из стругов «полегчил» и десять казаков пересадил на государевы струги. В одной из струг проломило дно он был выволочен из воды и разломлен. Мокрые запасы были розданы ратным людям, сухой запас дали одиннадцати казакам, которые шли берегом, сопровождая послов до Боучарской вотчины. Переночевав в городке, казаки пешим ходом отправились в Воронеж. Шли в основном степью и прибыли в Воронеж через три с половиной недели к князю Семену Львову, а потом к себе на Веневу. Веневский воевода не поверил рассказу казаков и посадил их в тюрьму. Спасла казаков государева грамота к князю Григорью Шеховскому, в которой «велено из тех казаков, которые были в донской посылке, выняв из тюрьмы, одного лучшаго для подлиннаго роспросу прислати к Москве». В Москву был послан Ивашка Карякин, который сказал: «по государеву указу, послано их с Веневы для посольскаго провожанья в донскую посылку двадцать человек и на Воронаже де им, веневским казаком, двадцати человек дан струг худой». В государева грамоте, присланной 15 октября 1630 года на Веневу, князю Григорью Федоровичу Шеховскому было написано: «и как к тебе ся наша грамота придет, и ты бы веневских казаков, Мишку Жукова с товарищи, велел из тюрьмы выпустить и велел их дати на поруку, что им жити на Веневе в казакех по прежнему и никуда не сбежать, а как их куда спросят, и поручиком их поставить».[27] Так благополучно закончилась для казаков эта история, их даже повысили в звании. А послы поплыли дальше. С целью проведения новой пограничной линии в 1637 году правительство издает распоряжение, было спланировано поставить города, в том числе и на Кальмиусской сакме. Последствие этому строительство городов Верхососенск, Усредь, а в 1645 году Ольшанска, в 1648 Коротояка, а также Урыва, Костенска, Усмани, Орлова.

Первая попытка строительства крепостей на юге, главная задача которых заключалась в своевременной доставке сведений о татарских набегах, относится к 1644 году. Возможно, один из таких острогов был поставлен и на Боучаре. Документов подтверждающих это, пока не найдено, но косвенные упоминания есть.

В 1647 году воронежский воевода Бутурлин А. В. писал: «На Баучаре ... воровские черкассы реку Дон отняли... А им де всей Украине тот город годен и, прежде всего, государь, в тех местах заставные людидля воровских черкас и татар стаивали». Это первое упоминание о городе на Боучаре. Воевода предлагал поставить там город-крепость, об этом убеждал Алексея Михайловича и воевода Кропоткин В.П. в 1649 году.[28]

В этот период на Дону стало неспокойно, своих послов в Донскую станицу и верховые Донские городки, в том числе и Богучар, послал Степан Разин. В 1670 году «крестопреступники» воровские «казаки» Донских верховых городков произвели грабежи в окрестностях города Рыбнова (т.е. Острогожска). Острогожский атаман Тимофеев, докладывая о приходе воинских людей, прямо упоминает «Донецкий городок». Им был послан до казачьего Донецкого городка Степан Рыбалка с товарищами 50 человек, которому дончане сказали, что в июле «воинские люди Камышинцы и Азовцы и раскольники между городов Решетова и Вешок», переправились через реку «послали вверх Дона и у них де казаков конские и животные стада отымали». В сентябре 1670 года на Богучаре городке встретились Севастьянов И.В. и пушкарь из Орлова – городка. Отсюда они вместе двинулись Доном рекою к Воронежу, разнося весть о походе Фрола Разина[29] к Коротояку и Воронежу. Финал похода Ф. Разина – известен. Он был разбит у стен Коротояка.

Зимой 1670-1671 года воронежский воевода Бухвастов послал в Богучар казачий городок Мелентия Голобокова в разведку с товарищами. Сохранилось донесение М. Голобокова о результате разведки, вместе с шестью спутниками он на лыжах дошел до Богучара – городка. Вот как описывает его В.П. Загоровский в статье газеты «Сельская Новь» от 19 января 1980 года. Богучар городок был небольшим деревянным острожком, за стенами которого могли укрыться от татар промышленники. М. Голобоков встретил в городке двух донских казаков, промышлявших там пушного зверя. Обычно казаки так и жили по 2-5 человек без «баб».

С 1672 по 1676 год в Богучаре городке жили и ловил рыбу на бударах жители города Воронежа: Гаврил Струков с ним было 24 человека и племянник воронежского дворянина В. Таратыкова, полковые казаки во главе с Н. Люковым и крестьяне из села Чертовицкое. В этот период на Дону числилось 52 казацких городка.[30] В 70-80-ых годах ХVII века татары, калмыки и крымские татары еще совершали единоличные прорывы во вновь осваиваемые земли. Как видно из документов: «... лета 7184 (1676)... 12 человек калмыков напали на пять ольшанцев (марта 5 – го), занимавшихся звериным промыслом за рекою Богучаром у большого кургана, отняли у них добычу и разметали орудия ловли (трубы)».[31] (Сн. автора трубами называли струги)

В 1682 году казаки атамана Форонова подходили к верхнедонским городкам, среди них упоминается и Донецкий (он же Чернушкин и Новый Мигулин.). Донецкий назывался так по Сухому Донцу и образовался в основном казаками мигулинского атамана Никифора Чернушкина. И по сей день в селе есть улица называемая в народе Мигулинская. Историк П.П. Сахаров писал, что Донецкий был основан в период между 1672 по 1676 год. Как утверждает В.Н. Королев: «… жители Донецкого заявили в 1703 году «ревизору» – стольнику Максиму Кологривому, что городок «построен тому ныне 27 год», то есть в 1677 году».[32] Донские казачьи городки были в этот период независимой областью и считались дружественными Русского государства. Донской атаман Фрол Минаев в отписке Крымскому хану Мурат - Гирею в 1682 году писал, что если он собирается идти войною, то «... наши городки не корыстны, оплетены плетнями, а обвешены тернами... стад у нас конных и животных мало: даром в дальний путь забиваешься».[33] К концу ХVII века на Дону сложилась воинская казачья община, положение которой и древний обычай: «С Дона выдачи нет!» – былиофициальнопризнаныМосковскимгосударством.[34]

К 1685 году Богучарским юртом завладел Дивногорский Успенский монастырь. В «Историко-статистическом описании» упоминается, что когда в 1695 году Петр I первый раз ездил в Азов, в районе Донской станицы к нему вышел святой старец из бывшей там Пронинской пустыни и благословил его на поход (есть предположение, что Успенская Донская пустынь возникла на месте древней пустынки или скита еще до 1696 года). Практически во всех донских городках были часовни. Обители за чертой Русского Государства возникали в глухих местах, как правило, здесь жили «богомольцы-отшельники, подвижники безмолвного и трудового житья», которые уходили от мирской жизни вместе с бортниками, рыболовами и звероловами.[35] Следующую общую сводку данных о казачьих городках дают документы, относящиеся к Азовским походам Петра I.

В походном журнале царя за 1695 года о Донецком пишется: «Первой казачей городок сидит ... на ... острову Дона-реки».[36] Было ли уже поседение казаков многочисленным или нет судить трудно, так как место, где стоял казачий городок, было в стороне и Петр I туда не заплывал. Согласно исследованиям Рыбаловой М.А., «Первые городки строились в низинах, в камышовых зарослях, на островах, то есть в местах неудобных для жилья, но дающих возможность легко укрыться, уйти через ерик или реку на лодках».[37] По наблюдениям адмирала К. Крюйса 1690-х гг., донские городки в большинстве своем были построены на речных островах.[38] «Городки, все без исключения, – как писал В.Д. Сухоруков, – стояли при больших реках: Доне, Донце и Медведице, по удобности в тех местах промыслов, от коих казаки имели тогда пропитание, и для лучшего защищения от неприятельских набегов».[39]

Мая 1696 года Петр I проплыл из Воронежа в сторону Азова. Следом за ним, на следующий день, проследовал адмирал Лефорт[40]. Дневники «Певчих дьяков», датированные 1696 годов и обнаруженные воронежским краеведом Е. Болховитиновым, сообщают о роде деятельности в вотчине Боучарски Яр: «... пятый день во вторник поутру проплыли реку Богучар, течет с правой нагорной стороны. Тут рыбные ловли Дивногорского монастыря, а отдают оброк города Рыбново, мужикам».[41] Монахи их монастыря посылами в богучарский юрт «трудников» за использования юрта в казну платили 23 рубля 10 денег в год.[42] На «7 день мая» 1696 года мимо устья реки Богучар по Дону проплыло восемь галер под командованием ПетраI, которые двигались к крепости Азову. Путеводный журнал описывает путь отряда так: «... да речку Богучар, с правой стороны, впала в Дон. День был красный с погодою, и был дождь и гром, а ночь была тиха, во дни и ввечеру шли парусом и греблею».[43]

В архивных документах говорится: «Мая в 6-й день в среду … поутру приплыли в первый казачий городок Донецкой, а сидит он на острову Дона реки, и был тут до обеда, а после обеда приплыли во 2-й городок Казанка». При походе на Азов Петр I[44] находясь на «Принципуме», написал 15 статей, которые были объявлены 8 мая 1696 году, как «Указ о галерах».

Утром галеры прибыли к донецкому юрту, в котором размещалась станица донских казаков. По документам, содержащимся в книгах «Воронежская старина» за 1903 и 1904 год, Петр I останавливался в Донецкой казачьей станице. «Преданье говорит, что при отправке ... Петра Великого встретил некоторый пустынник на месте тут бывшей Пронинской пустыни и предсказал победу». В память этого события, оправданного самим делом, Петр I при вторичной отдаче Азова перенес Предтечевскую обитель Азовскую в Донецкую. Действительно, в документах имеется упоминание о том, что «...местность на берегу реки Дон, где несколько верст выше монастыря, где по преданию стоял старый монастырь, и где до сих пор находят много костей и разные старинные предметы». К этому месту приурочивается предание и того старца, который встречал Петра.[45] Именно благодаря Азовскому походу в Богучарский край появился Ново – Донецкий Предтечев монастырь[46]. Первым постояльцем и строителем был старец Иоанн. Первый в обители храм в честь Успения Пресвятой Богородицы был освящен 1 июня 1699 года. В журнале вице-адмирала Крюиса дается описание донским городкам: «… большая часть из них имеет деревянные валы, а некоторые и каменные замки и самые старинные круглые башни… большею же частью построены они на островах и двойными полисадами обнесены и везде исправными солдатами снабдены».[47] Бывший экипажмейстерм Амстердамского адмиралтейства голландец Крюис: «снал ситуацию Дона до Азовского моря, начиная с Воронежа, сделал подробное описание, определял географическую высоту; каждые полчаса производил измерения глубины реки и все вычислял посредством компаса и часов».[48] В походе вместе с Петром I участвовал Витус Беринг.[49]

В период с 1695 по 1700 год казаки Донского городка стали селиться по реке Богучар. Архимандрит Дивногорского монастыря Амвросий, встревоженный поселением казаков, в своем письме Петру 1, докладывал: «В прошлом государь, 1701-м году, незнаемо по какому твоего великого государя указу, в той оброчной вотчине Богучарском юрту, на речке Богучар, по крымскую сторону реки Дону, поселились незнаемо какие люди, человек с двести, а сказываютца донскими казаками».[50] Петр I, 28 апреля 1702 года, приказал воеводе города Острогожска о новом поселении в Богучарском юрту «сыскать накрепко».[51]

Но вольные казаки отказались отдать беглых людей, тогда губернатор граф Ф.М. Апраксин и начальник Адмиралтейского приказа. 1703 году по указу царя были посланы стольники Кологривов и Пушкин в «верховые казацкие городки ... у атаманов и у казаков взять сказки, сколь давно те городки починились и откуда те казаки пришли ... и нет ли у них в тех городках каких пришлых ... которые приписаны к корабельному делу». Интересно, что в трудах историка Маркова Е.А. упоминается, что «Донской городок» мог быть родиной Кондратия Булавина и дается ссылка об этом на Воронежские Епархиальные Ведомости 1866 года. Свидетельством тому, что еще до 1704 года казачийгородок существовал, служит опубликованная в 1864 году С.П. Елагиным в Санкт–Петербурге «История русского флота», где упоминается 1703 год как год существования поселения. «Согласно «переписным книгам» стольников Кологривова и Пушкина и «сыскам» атаманов и казаков верховых поселений, в 1703 году в Донецком городке проживало 88 человек».[52]

Россия в это время вела напряженную и упорную Северную войну за выход в Балтийское море. В Воронеже активно строился новый флот и поэтому со «сводом» казачьего городка повременили, но уже 1 августа 1704 года Ф.М. Апраксин[53] в тревоге сообщил царю: «…послал я в Богучар, казачий городок, и велел их сослать, чтобы они тут же жили, что поселились подле самих лесов выше Донецкого… и ныне мой посланный писал, что учинились, сильны, переписать себя не дали и сказали, что де мы найдем без письма войскового из Черкасского... их поселилось с 500 человек». 7 августа снова письмо царю: «... послан от меня майор с ним 50 человек солдат для свода казачья городка Богучар и они учинились ослушны и писали в Черкасский. Ныне прислан из Черкасска казак Ефим Петров и с ним писал отписку к тому майору с великим невежеством, и с той отпиской послали список к Федору Алексеевичу (Головину)... Прошу государь милости. Повели, мне прислать указ, что с ними делать».[54] В Письмах и бумагах императора Петра Великого имеется текст письма Апраксина: «Новопостроенный городок казачий, что на Богучаре, сводить ли? А построенный выше Донецкова в тридцати верстах при лесах». Тут же стоит резолюция Петра: «Сводить».[55] Петр I, узнав об отписке, повелел: «О Богучаре при возврате своем из Азова учинитак, взяв солдат, пошли, и, перехватив, пересажай на каторги». [56] (Каторги – галеры. сноска автора).

Распоряжение о казачьем городке на Богучаре происходит в 1704 году, как видно из писем Петра Великого к Апраксину. В 1704 году в письме царю, Апраксин Ф.М. жаловался, что «из городов, которые приписаны к корабельному делу, выбежало более 3000 человек».[57] К 1705 году Богучарский казачий городок населяло уже более 500 человек. В 1705 году городка не стало. Тем самым Петр I отменил выборность атаманов и неписаный закон: «С Дона выдачи нет!»[58] Была и еще одна угроза так как: «Царское жалованье Войску Донскому не всегда удавалось благополучно провезти мимо Донецкого городка. Царю о том доносили: «… И после де того недели с полторы как пришел под Донецкой плавною рекою Доном на бударах с правиантом полковник Илья Билс с солдацким полком, которой шол с тем правиантом … отошед от Донецкого версты з две в урочище за бурунами, ево, полковника, з бударами у берегу остоновили и, пришед на будары, взяв ево, полковника, и офицеров перевязали и посадили в воду, а государеву денежную казну восмь тысечь шестьсот рублев и порох, и свинец, и знамена, и ружье, и ево, полковничьи, и афицерские пожитки пограбя, все меж себя роздуванили»[59].

Вот как писал об этих событиях Д.Н. Петров (Бирюк) в книге «Кондрат Булавин»: «Особое негодование казаков возбудил майор Шанкеев, присланный на речку Богучарку для розыска бежавших на Дон рабочих людей… Шанкеев разорил до основания городок Богучар и выслал из него казаков с семьями внутрь России, не выяснив даже, природные они казаки или новопришлые».[60] Но это еще не конец казаков «Пускай, – говорили они, – пламя набегов сожжет городки наши – через неделю ... городок готов; скорее враг устанет сжигать наши жилища, нежели мы возобновлять их».[61] Городок был восстановлен. Это подтверждают и исследования В.И. Лебедева.[62]Нет сомнения, что найдутся документы, которые подтвердят, что было распоряжение атамана из Черкасска, поселить казаков Донской казачьей станицы в Богучар, а возможно историки и археологи докажут, что половецкие или русские города стояли на месте нынешнего Богучара. Кандидат исторических наук Е.И. Габелко писал: «Если на одном и том же месте возникал город и пропадал, то основание его все равно считается с первых заселений».

Впервые дату 1704 год упомянул в своих трудах историк И.Ф. Токмаков[63], а затем дату 1704 год аргументировано доказал в 1974 году историк Е.И. Габелко. Традиционно с 1974 года богучарцы празднуют юбилеи, основываясь на дате 1704 год. Именно в этом году часть казаков и беглых ушла в войска Кондратия Булавина. На Дону снова вспыхнуло восстание.

Интересно, что в 1706 году казак Ефим Петров, был послан Петру I, в Москву, именно тот старшина Ефим Петров, который был прислан из Черкасска.

При встрече с Петром Великим за верную службу Ефим Петров был жалован 25 целковыми и соболиною шубою. Старшина привез тогда челобитную царю, на что тот ответил: «Нет Ефимка, что ... хочешь, проси, только не это! Указа своего отменить не могу».[64] Было это после подавления Астраханского восстания, в котором участвовали донские казаки. Интересно, что Ефим Петров был сыном московского купца, в 1670 году перебрался в Черкасск, где успешно промышлял торговлей, выдвигается старшиной. Его сын Данила был в 1738 году назначен атаманом войска Донского и в 1735 получил войсковой чин генерал – майора. Первым из донских казаков был удостоен гражданского чина тайного статского советника.[65] В 1707 году посланный Петром сыскной отряд, для розыска Кондратия Булавина[66], во главе с князем Юрием Владимировичем Долгоруким а, в Донецком и других казацких городках нигде не встретил сопротивления. 8 октября, остановившись в Шульгинском городке на ночлег, был застигнут врасплох и убит по приказу Булавина.

Существует предание, что с тех пор, если случалась с кем внезапная смерть, в народе говорили: «Кондрашка хватил». Впоследствии именно Василий Владимирович Долгоруков[67], брат убитого князя Юрия, руководил подавлением восстания Кондратия Булавина и Никиты Голого. Вместе с тем в 1708 году полковнику Тевяшову в Острогожский полк докладывали: «... сего апреля 20 – го числа приезжали в Донецкой трех – избенках 2 человека казака от вора Булавина и говорили донским казакам, что шли в Пристанской, для того, что к Пристанскому пришли Русские войска, и они Донецкие казаки, отказали, итить не хотят». Здесь же упоминается о богу

Корабли Петра когда – то Дон качал в волнах своих И секли, секли солдата, Убегавших крепостных Н. Николюкин. Из стихотворения «Богучарские рассветы». Из книги «Планида». – Воронеж, 1990 г. Глава 3. Казачий городок Богучар
+1
1.14K
0
Тип статьи:
Авторская

Существует предание, что Святой Апостол Андрей Первозванный, благовестивший об Учении Христа, бывал и на Дону в пределах нынешней Воронежской области в районе Южного Придонья. Первые десятилетие XIIв. территория современной Воронежской областивходила в Рязанское княжество. При этом определились границы Половецкой земли. В летописи о них говорится: «… вся Половецкая земли, что же их межи Волгой и Днепром».[1] Походы Владимира Мономаха на половцев вначале XIIв. позволили стабилизировать положение и прекратить набеги и захват пограничных земель. В результате походов: 1109 г., 1111 г., 1116 г. угнанные за Дон и Волгуполовцы долго не могли оправиться. Расселение половцев в донских степях можно проследить и сейчас. Практически все половецкие курганы, особенно в районе Филоновского, Дъяченковского, Суходонецкого и других сельских советов, имели каменные статуи (бабы), которые и по сей день лежат, как правило, в близлежащей лесопосадке. (фото слева Бармица - кольчужная часть шлема, закрывающая шею половецкого воина, найдена в районе х.Желобок в 2012 году). В книге «Памятная книжка для Воронежской губернии на 1856 год» упоминается следующий факт. «1111 году ходили князья Святополк Киевский, Владимир II Мономах Черниговский, Давид Дорогобужский и многие другие на Половцев[2] к Дону, где, пощадив город их Шарукань (Осенев), сожгли другой город Суглов, и в двух битвах: при потоке Дегее, 24 марта, и при речке Салнице, 27 марта, разбили Половцев».[3] В ходе этого сражения на Салнице сначала казалось, что русские проигрывают бой из-за бесчисленных орд врага. Но благодаря военному таланту Владимира Мономаха (Великий князь Владимир Всеволодович Мономах. Портрет изЦарского титулярника. 1672 год), бой завершился блистательной победой. Во время второго похода в 1111 году русские князья поставили целью занять половецкие «городки» на Северском Донце. (Один из таких городков служил ставкой хана Шарукана, другой - хана Сугры).

В Шарукане жило много христиан, и Владимир Мономах занял его без боя, выслав впереди войска священников с крестами. Городок Суглов оказал сопротивление, за что был сожжен русскими. Когда войско повернуло в обратный путь, половецкая орда напала на него. Двухдневное сражение завершилось поражением половцев. В записках Императорского Географического общества в статье «О географических сведениях древней России» Беляев И.Д. высказывает мнение, что в этот поход князья ходили не к низовьям Дона, а к самой его середине течения, «в нынешнюю Воронежскую губернию, а, следовательно, упоминание в летописи Половецкие города Шарукань и Суглов нужно искать в Острогожском и Богучарском уездах, и тут же где-нибудь должно искать реку Салницу или поток Дегей, где были разбиты половцы». Историк Беляев И.Д. предполагает место сражения на «нынешней Сале очень мудрено, ибо Саль, впадает в Доне с левой стороны, а в летописи же не сказано, чтобы Русские переходили в этом походе через Дон».[4] Действительно, на территории Богучарского района еще осталось много следов далеких событий: выпаханные глиняные черепки, наконечники стрел и копий, мечи, остатки кольчуг. В селе Радченском даже было вскрыто захоронение русского воина. В своей статье написанной в середине XIX столетия, Беляев И.Д. предполагает в речке Салнице нынешний Богучар.[5] Некоторые исследователи предлагали искать Сальницу среди притоков Дона р. Черная Калитва или Мжа. Название реки в различных летописях звучит по-разному, то Славлий, то Сална, то Солница.

По мнению ученых историков, Богучарский край в XII веке был густо населен, что подтверждают и изыскания XIX века богучарского краеведа Ткачева Г.Г.: «В народе тоже долго ходили предания о донском походе и ... предания, собственно, о герое похода Мономахе, как он пил Дон золотым шеломом, как загнал окаянных Агарян, за железные воротя».[6] Как подтверждает легенда, это есть район Рыжкиной балки. Возможно, именно здесь Мономах убил на охоте последнего богучарского льва. Место это живописно, оно имеет в окружности около трех верст. На нем много кустарника. На одном конце возвышенности хорды находится два кургана из цельного камня, один из которых называетсяВальковым, а другой – неглубокий Скрынников байрак (яр). Хан Батый(внук Чингисхана) в 1243 году вернулся в степи Южного Придонья, и наш край оказался на границе вновь основанного государства Золотая Орда. В 1243 г. русские княжества утратили свой суверенитет. Они признали политическую и экономическую зависимость от созданного ханом Батыем нового государства – Золотой Орды. Междуречье между Доном и Волгой досталось в наследство сыну Батыя Сартаку. ( На гравюре "Поход Батыя на Дон", Франция, 1830-е") Исследователи полагают, что славяне были уничтожены в ходе монгольского завоевания или покинули прежние места обитания, так как не могли оставаться на землях, занятых половцами и монголами. В 1378 войска хана Мамая, проходя через наш край, остановились у реки Воронеж, с собой хан вел войско численностью около 150 тысяч, здесь он пробыл долго и фактически уничтожил все славянские поселения. В Воскресной летописи есть упоминание о том, что Воронежский край был полностью покрыт лесом. В 1284 году бежал «в Рязань, в леса Воронежские» Святослав, князь Липецкий, спасаясь от мщения татар. Этими лесами и пользовалась Русь, устраивая защитный пояс засек, через который «пехотою никто не прохаживал, серый зверь не прорыскивал, птица чершый ворон не пролетывал». В исследованиях Ткачева Г.Г. 1865 года говорится, что ранее в богучарском крае жили мамаи и что жители указывали даже место «против села Монастырщина, называемого Селищем», потом мамаи исчезли и на их место поселились «корсаки, киргизы, татары, хапуны и калмыки».[13] (Согласно В. И. Далю, термин «селище» имел в прошлом два основных значения: наши предки называли так или «уничтоженное, снесенное селение, остатки жилого места», или — «весьма большое село, слобода, где более одной церкви») В те времена даже существовал анекдот, как житель одного из хуторов увидел красные растения будяки и принял их за татарские шапки, переполошив тем самым жителей хутора. «От татар, кроме курганов, еще остались два колодца, один в яру около слободы Колесниковки, не обделанный и называется Криницей, другой верстах в пяти от села Красногоровки, на дне круглой ямы». Существует предание, что «колодец остался от татар, красногоровцы весной освящали в этом колодце воду».[14] У села Рудни Богучарского уезда в ХIХ веке оставались останки плотины, называемой «Корсаковская гать», по легенде здесь был литейный завод.

Надо отметить, что еще до татарского нашествия «…на Дону были и многочисленные русские города».[15] По летописи Нестора еще в начале русской истории на Дону уже стояли города Урюпинск, Дубок, Корнике... А Урюпинская станица, которая, без сомнения, унаследовала имя этого древнего города, находилась глубоко в Донской степи, значительно ниже Донской. Записки Игнатия Смольянина, сопровождавшего в 1389 г. из Москвы в Константинополь митрополита Пимена(Митрополит Пимен плывет в Царьград. 1389 г) , дают подробное описание нашего края. (Перевод на современный язык академика М.Н. Тихомирова).

Во-первых, описывает животный мир «... множество зверей: козы, лоси, волки, лисицы, выдры, медведи, бобры, птицы, орлы, гуси, лебеди, журавли и прочие».

Во-вторых, дается описание местности «... уныло была всюду пустыня, не было видно там ничего: ни града, ни села: если и были в древности грады красивые и выдававшиеся по красоте селения, теперь только пусто все и не населено».

В-третьих, дается описание и населения: «В понедельник, плавая, минули горы каменные красные, во вторник прошли мимо Терклий града, не град Терклий только городище. Затем перевоз и там впервые увидели татар, очень много, как листы и как песок. В среду же прошли мимо Великой Луки и царева Сарыхозины улуса... Татарских стад видели там такое множество, что уму не вместить: овцы, козы, волы, верблюды, кони».[16] Историк Беляев И.Д. тоже подтверждает, что в Богучарском крае стояли пустые половецкие города. Историк и краевед Беляев даже указывает их предположительные названия: Балин и Чехлоев. Есть и другие мнения. Письменные источники и исследования воронежских археологов свидетельствуют также о нахождении в нашем крае многих «градов», под «градами» они понимают славянские укрепленные поселения. Как считает профессор Гончаров Н.Ф. «Единственным археологическим памятником, в котором не прерывалась хозяйственная деятельность, начиная с домонгольского периода вплоть до XVв., является Шиловское поселение. Это доказывают найденные там при раскопках золотоордынские монеты последней четверти XIVв.».

[1]Борисов Н.С. Злато слово. Век XII. - М., 1986. - С. 383.

[2]Половцы (кипчаки, куманы), русское название тюркоязычного кочевого народа монголоидного происхождения, пришедшего в 11 веке из Заволжья в причерноморские степи. Основным занятием половцев было кочевое скотоводство. К 12 веку у них начинают выделяться ремесленные специальности: кузнеца, меховщика, сапожника, седельника, лучника, портного. Половцы жили в юртах, зимой устраивали стоянки на берегах рек. Они верили в добрых и злых духов, умершим ставили памятники – каменные статуи.

[3]Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1856. Отд. III.В. – 1856. – СС. 32–80.

[4]Памятная книжка для жителей Воронежской губернии на 1856. Отд. III.В. – 1856. – СС. 32-80.

[5]Подшивка газеты «Сельская новь». – Богучар. – 1969-1993 гг.

[6]Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение / Газета «Губернские ведомости». – Воронеж. – № 20. – 1865.

[7]Никоновская летопись. Полное собрание русских летописей, изданное по высочайшему поверению Археологический комиссией. – Т. 9. – СПб., 1862.

[8]Воронежский край с древнейших времен до конца XVII века / Документы и материалы по истории края. – С. 20-21.

[9]Л. Гумилев. Древняя Русь и Великая степь. – М., 2005. – С. 467.

[10]Воронежский край с древнейших времен до конца XVII века / Документы и материалы по истории края. – СС. 21-22.

[11]Кальмиусская сакма (татарский – шлях, наезженная дорога), путь из Крымского ханства в Россию. Начинаясь на юге в верховьях реки Молочные Воды, бассейн Азовского моря (ныне река Молочная), Кальмиусская сакма шла через реку Кальмнус, далее через Северский Донец по водоразделу рек Оскола и Дона, вблизи Валуек, Старого Оскола, у реки Большая Сосна сливалась с Муравским шляхом.

[12]Аббасов А.М. Воронеж. Историко-краеведческий сборник. - В. 1993. - СС. 9, 36, 58.

[13]Ткачев Г.Г. Исторические указания на местность и народонаселение / Губернские ведомости. – № 20. – Воронеж. – 1865.

[14]Там же.

[15]Синюк А.Т. Археологические памятники на Европейской территории СССР. – Борисоглебск,1985. – СС. 72-92.

[16]Загоровский В.П. Воронежский край с древнейших времен до конца ХVII века. – Воронеж, 1976. – СС. 27, 28, 33.


Богучарские рассветы В нашей памяти живут, И монгол, в меха одетый, И голодный русский люд. Н.Е. Николюкин. Из стихотворения «Богучарские рассветы». Из книги «Планида». – Воронеж, 1990 г. Глава 2. Богучарский край в эпоху феодализма
+1
937
0
Тип статьи:
Авторская

Корни истории нашего края, как и всей страны, уходят в далекое прошлое. История одного края отличается от истории другого кра. Область разделена на несколько регионов, которые имеют свои особенности. Наш Богучарский район принадлежит к региону Южного Придонья. Сюда же входят районы: Кантемировский, Подгоренский, Петропавловский, Лискинский и Острогожский. Во второй половине ХIХ века на территории Воронежской области было зарегистрировано: 1491 курган, 88 майданов и 31 городище[1]. В наше время эти цифры значительно возросли. В основном это курганы и курганные группы. Курганы имеют округлую форму или продолговатую насыпь. Как правило, это одно или несколько захоронений. Наш край ничем особенным не привлекал ученых. Лишь редкие находки местных раскопок подтвердили, что поселения людей на Богучарщине были еще в эпоху мезолита (VII – V тыс. до н.э.) и неолита (V – III тыс. до н.э.). Это поселение «Терешковский вал», обнаруженный в 1985 году, относящийся к V тыс. до н. э., «расположен в 2,8 км к северу-северо западу от села и с 0,8 км к западу от устья р. Богучарка на вытянуто-серповидной дюне в правобережной пойме р. Дон. На поверхности собраны фрагменты керамики, кремневые и кварцевые изделия»[2]. В селе Галиевка в 1982 году был найден топор из камня эпохи энеолита и в 1960 году, в районе озера Песчаное обломок каменного шлифовального топора. К этой же эпохе относится клад, найденный в 1969 году, он состоял из семи нуклеусов[3] которые «обнаружены при вспашке огорода одной из усадьб ул. Квашевка.»[4] села Филоново, В 1979 году, жителем села Поповка Гетмановым В.И., найден каменный топор-молот эпохи энеолита – бронзы (IV - II тыс. до н. э.) клиновидной формы. В этом же селе, на садово-огородном участке Песечниковой М.Т., обнаруженно поселение размером 85 м х 70 м. В 500 м. от Дона на берегу старицы Дона (озеро Кибирь) было обнаружено поселение площадью 500 м х 200 м, датируемое II–м тыс. до н. э. Здесь были обнаружены кремневые и кварцитовые орудия труда.

Через наш край проходили торговые пути греческих, римских и многих других купцов. В частности, плавая по реке Дон, купцы торговали с Сарматией. Птолемей, знал, что на одном участке Ра (Волга) близко подходит к Дону.

На много богаче и многообразные находки бронзового века.[5] Поселения эпохи, когда люди открывали металлургию бронзы, отличались улучшением орудия труда, и наш край был густо заселен. Успехи скотоводства этого периода способствовали росту народонаселения. Поселения были обнаружены в селах: Абросимово (115 м х 60 м), Данцевка (100 м х 50 м), Красногоровка (30 м х 45 м), Казачье (90 м х 80 м), Лофицкое (130 м х 65 м), Луговое – поселение Затон (100 м х 50 м). Обнаружить эти поселения удалось в результате разведки археологической экспедиции во главе с ассистентом кафедры археологии ВГПИ А.А. Бойковым, а также в результате находок фрагментов керамики на поверхности почвы, которая постоянно распахивается местными жителями.

Наиболее интересны находки в нижеследующих курганах.

В 1970 году была обнаружена курганная группа, названная Краснодарский курган, который относится к концу III тыс. до н. э. и состоит из трех насыпей высотой от 0,5 м до 1,5 м, диаметром от 30 м до 44 м.

Вот как рассказывает о находке профессор Воронежского педагогического института А.Т. Синюк: «Скелет имеет красный цвет. В этот период истории человечество хоронило людей в обычные ямы (один - два метра глубиной), прикрывало умершего берестой, посыпали тело красноватым порошком охры, что символично означало предавать человека огню. А затем насыпали холм земли.

Слева от останков человека еще один скелет. Это лошадь, необходимый атрибут погребения. Значит, можно доказать, что здесь жили кочевые племена, что они разводили лошадей».[6]

Интересна курганная группа в селе Расковка, состоящая из шести насыпей высотой от 0,75 м до 6,5 м, диаметром от 28 м до 62 м. В 1985 году А.А. Бойков провел раскопки одного из курганов, в результате чего обнаружено три погребения с глиняными сосудами (хранятся в Богучарском музее). Захоронение совершилось в прямоугольной яме и в подземных катакомбах (катакомбовая культура).

В результате экспедиции ВГПИ было обнаружено семь погребений с глиняными сосудами, бронзовыми украшениями, каменными орудиями труда, железными наконечниками стрелы.[7] Среди них Лофицкий курган, относящийся к эпохе бронзы (первая половина II тысячелетия до нашей эры). Высота кургана – 1,5 м, диаметр – 40 м. Захоронению сопутствовал богатый инвентарь.

Жителями села и работниками Воронежского областного краеведческого музея в 1975 году найден Терешковский клад. Клад эпохи поздней бронзы. В нем содержались изделия мастеров литейного очага металлообработки периода бронзы: два топора – кельта, три серпа – косаря, нож – "бритва". Ряд изделий остались у жителей села. Несколько бронзовых изделий было обнаружено на берегу реки Дон в двух километрах по течению от села Терешково.[8]

В 1975 году строителями был разрушен Радченский курган, он содержал одно погребение в прямоугольной яме, обложенной деревянным срубом, сопровождавшееся гончарными сосудами, бронзовым ножом, изделием из кости. Остатки этих захоронений были собраны и сохранены жителем села Радченское Г.Н. Реуковым.

Половцы обычно устанавливали на курганах каменные бабы. Некоторые из них сохранились до наших времен и хранятся в краеведческом музее города Воронежа.

Есть и другие находки курганов у сел Дьяченково, Расковка, Терешково, Монастырщина, но все они неизведанны, работа по их исследованию еще впереди.

В 2001 г. отряд археологической экспедиции ВГПУ (В.Д. Березуцкий) и школьники Богучарского района, входящих в объединение «Возвращение к истокам» исследовали курган у села Монастырщина. Он был сооружен в эпоху позднего бронзового века представителями племен срубной культуры. Одно из захоронений осуществлено в обширном срубе из дубовых бревен диаметром до 0,4 м, а стенки могильной ямы были обложены диким камнем. Погребенных сопровождали лепные глиняные сосуды, на одном из которых изображен змей и сражающееся с ним божественное существо с трезубцем. В этом же кургане обнаружено уникальное погребение мужчины и женщины предскифского периода с медным ножом, аналогии которому имеются далеко на востоке – на территории современного Казахстана. Эта находка поможет археологам в раскрытии тайн происхождения погребений предскифского периода, приписываемых историческим киммерийцам[9].

Со VIII века до н. э. – II века н. э. на территории нашего края жили скифы[10]. Занимались они охотой, скотоводством и земледелием. Геродот, сделавший наиболее подробное описание Скафии, перечислял, что к югу и к востоку от Днепра до реки Танаис (Дон) жили царские скифы. Под Скифией Геродот понимал огромное пространство, «которое определял как квадрат, каждая сторона которого равнялась 20 дням пути (примерно 700 км х700 км); южная сторона квадрата опиралась на Черное море»[11]. Тем самым богучарский край находился полностью под скифами. В основном здесь жили «скифы – пахари - скотоводы-охотники».

Подтверждение этому многочисленные неисследованные археологические памятники у сел Терешково, Тведохлебовка, Вервековка, Филоново, Дъяченково, а также находка у села Старо-Толучеево в 1898 году.[12]

Здесь был обнаружен бронзовый псалий (уздечный набор, прикреплявшийся к концу удил для закрепления их во рту верхового коня, скифского типа и медный наконечник стрелы). В районе села Подколодновкав 1965 году собраны шесть экземпляров бронзовых стрел скифского типа «на песчаных выдувах в окрестностях села».[13] Известно, что скифские цари чеканили медные монеты, но вероятно вместо монет скотоводы и охотники использовали наконечники стрел.

Даже «в восточнославянских языках осталось много слов скифского произношения: «топор» (при славянском «секира»), «собака» (при славянском «пес») и т.п.» [14] Мало кому известно, что в 311 г до н. э. наместник Александра Македонского[15] во Фракии Зопирион предпринял поход в Скифию, но потерпел поражение.

Летом 512 года до н.э. персидский царь Дараявуш (Дарий I) предпринял поход на Скифию[16] – степи Северного Причерноморья. Один из отрядов персы отправили на восток к Дону. Форсировав множество крупных маленьких рек, они пересекли земли скифов – кочевников. Затем Дарий с войсками переправился через Северский Донец и прошел всю землю сарматов (междуречье Северского Донца и среднего Дона и вступил на территорию большого кочевого племени будунов, живших в бассейне среднего Дона. «Вся земля их покрыта густым лесом». Дарий обнаружил «город, окруженный деревянной стеной. Будуны бежали, город опустел,персы предали его огню». По схеме похода Дария I (по А.Е. Разину) путь его проходил через Дон в районе села Монастырщина и села Сухой Донец.[17] В 514 г. до н. э. Дарий совершил повторный поход против скифов, который оказался безрезультатным, так как скифы все время уклонялись от решающего сражения.

В VII веке до н. э. страна Скифия простиралась от Дуная до Дона. Греческий поэт Аристей, воспользовавшись древним торговым путем, проследовал через Скифию на северо-восток через Среднее Придонье, лесные области Поволжья. Территория скифов по Геродоту на юге достигал Крыма, а на востоке р. Танаис (Дон), «текущей с севера «из большого озера» и впадающей «в еще большее озеро»», Меотида (Азовское море). Геродоту был известен приток Дона – Сиргие (Северский Донец).

Основную силу скифского войска составляла конница. Главным оружием были: лук со стрелами, копья и дротики. Лук делали из дерева и сухожилий, наконечники стрел в основном из бронзы. У знатных людей были акинаки – короткие обоюдоострые мечи. В 1959 году у села Монастырщина найден меч скифского времени из железа, длиною до 30 см. В этой же эпохе принадлежат находки двух глиняных кувшинов и кружки (VIII –IХ веков), обнаруженные в 1983 году рабочими рыбхоза Н.И. Крикуновым и В.М. Занудиным у села Лофицкое.

За Доном жили сароматы (сарматы), которые занимались степь, начиная с устья Дона к северу.

В 1988-1991 гг. А.А. Бойков исследовал пять курганов в могильнике «Высокая Гора» у села Дьяченково. В курганах обнаружены погребения эпохи бронзового века (катакомбная, абашевская, срубная культуры), скифского времени (V-IV вв. до н.э.), сарматской культуры первых веков н.э. Уникальными для археологии и истории Воронежского края и Юго-востока Руси явились находки двух погребений представителей золотоордынской знати (XIII-XIV вв.). В одном кургане была погребена знатная женщина в роскошной одежде, прошитой золотыми нитями. Ее сопровождали бронзовый котел, золотые украшения, металлическое зеркало и другие предметы. Погребение мужчины было совершено под другим курганом. При нем находились бронзовый котел, кольчуга, копье, колчан со стрелами, серебряные чаши-пиалы, пояс, украшенный серебряными с позолотой бляшками. Оба захоронения были совершены в обширных ямах со сложными деревянными конструкциями в деревянных гробах. Обряд погребения находит аналогии в далеких землях Алтая и Тувы, откуда, по всей вероятности, и пришли эти люди вместе с монголами. Материалы «Высокой Горы» получили частичное освещение в научной печати.[18] Захоронение принадлежало племенам скотоводов – земледельцев Восточной Европы середины II тыс. до н.э. Одно из захоронений в районе села Дъяченково принадлежало скифам. В захоронении было обнаружено 30 бронзовых наконечников стрел, некоторые из них были посеребрены. Скифские племена затем вытесняются сарматами, сарматов – аланы. Сарматы вели себя агрессивно, нападали на торговые суда по Дону, разрушали города, нападали на южных славян. У сарматов долго сохранялись пережитки матриархата. Академик Б.А. Рыбаков писал, что матриархат сарматской знати, «оставил свой след в славянском фольклоре… в волшебных сказках сохранились повествования о Змеихе, о змеиных женихах сестрах, о Бабе Яге, жившей не в лесной избушке на курьих ножках, а в подземелье близ моря, в зной приморской стане враждебного «Девичьего царства», где отрубленные «русские головушки торчат на тычинушках»».[19] Сарматские женщины по Геродоту «…остаются в девушках пока не убьют троих врагов». Существуют древние сказания о происхождении сарматов от мифических амазонок, которые вступали в браки со скифскими юношами. Сарматские нападения привели к тому, что скифско-славянские поселения ушли в лесную зону. В VIII – IХ веков в нашем крае начинают селиться славянские племена, следы которых можно проследить в эпоху раннего средневековья.

В 1996 г. отряд археологической экспедиции ВГПУ под руководством В.Д. Березуцкого исследовал два кургана в урочище «Крутая Балка» на высоком правом берегу Дона у бывшего хутора Оголев. Курганы содержали погребения сарматов I - II вв. Погребенных сопровождали лепная и гончарная посуда, украшения. Тогда же была проведена разведка по р. Дон от села Красногоровка до села Абросимово. Археологами были обнаружены два городища («Рыжкин кордон» и «Крутая Балка») и несколько курганов.[20] Во второй половине VII века на территории нашего края существовало государство Хазарский каганат.[21] «Хазария простирается с востока, от Каспия… на запад на 275 км до р. Бузан (Дон), а на север и юг на 385 км». В одном из хазарских документов письме кагана Иосифа (середина Х века) упоминается, что страна Хазария именно «много дождей, богата рыбными реками и источниками, «плодородна и тучна», поля и виноградные, фруктовые сады и парки орошаются из рек». Во второй половине 830-х гг. с помощью Византии развернулось строительство хазарскихкрепостей. «Кроме Саркела на нижнем Дону, было построено 10 крепостей в верховьях р. Северский Донец и по реке Тихая Сосна (притоку Дона)».[22] По местной легенде, связанной с шапкой и кладом драгоценных камней, одна из таких крепостей стояла в районе Рыжкиной балки. В 1989 году в районе села Дьяченково было вскрыто захоронение половецкого хана. Он был одет в богатую одежду, рядом лежал шлем, хорошо сохранился пояс, богато украшенный пластинами из золота и серебра, – орнамент был выполнен в виде цапли и цветков лотоса. У умершего была золотая серьга, в руке он держал железный нож, рядом лежал берестяной колчан со стрелами.

Первые достоверные сведения о народе «русь» относятся к 1-й половине IX века, «норманнским по происхождению, связанным не с севером, а с югом Восточной Европы». С Урала идут печенеги, с запада витячи и славяне. Первые достоверные сведенияПоселения эпохи раннего средневековья (IХ – Х вв.) были найдены в 1985 году у села Данцевка. Здесь сохранились фрагменты керамики и обломок пряслица (грузик из обожженной глины, насаживания). В 960-е гг. Хазарский каганат был сокрушен князем Святославом и натиском Огузов[23] (гузов) из заволжских степей. В Х веке могуществу хазар приходит конец.

В IХ веке на славянских землях образовалось Древнерусское государство с центром в Киеве.[24] Славяне, заселявшие территорию Воронежского края, относились к северянам[25] и вятичам - восточнославянским племенам, упоминаемым в летописи. Основным занятием славян было земледелие. Они занимались скотоводством, охотой, рыболовством, бортничеством.[26]

Донские славяне граничили со степью, занятой племенами, мирную жизнь постоянно нарушали набеги кочевников. По последним данным по берегам Дона расселялись вятичи. Поселениябыли представлены городищами и расположенными рядом селищами. Некоторые поселения были основаны на месте прежних скифских городищ. Одно из таких поселений «Селище» по народному поверью находилось, напротив с. Монастырщина. Поселения славянских племен впоследствии почти полностью были разрушены набегами кочевников-печенегов, а затем половцев.[27]

С 2000 г. начинаются планомерные исследования курганного могильника у села Вервековка, осуществляемые археологической экспедицией ВГПУ (В.Д. Березуцкий). За три года было изучено шесть курганов, содержавших погребения, главным образом, среднедонской катакомбной культуры, а также срубной, предскифского времени. В одном из курганов было обнаружено захоронение половца XII в. в деревянной колоде с конем. Погребенного сопровождали колчан со стрелами, лук, глиняный горшок, костяные и железные изделия.[28] Действительно, на территории Богучарского района еще осталось много свидетельств тех далеких событий: выпаханные глиняные черепки, наконечники стрел и копий, остатки кольчуг.

Находки эпохи средневековья, относящиеся в XIII - ХV веках очень редки: у села Лофицкое обнаружен курган высотой 1,6 м и диаметром 40 м, у села Журавка найдено поселение размером 90 м на 60 м. Недалеко от города Богучара обнаружено поселение Островное размером 90 м на 90 м.



[1] Синюк А.Т., Погорелов В.И., Старцев Т.С. Памятники истории и культуры Воронежской области. Памятники археологии. Южное Придонье. – Воронеж, 1988.

[2] Синюк А.Т., Погорелов В.И., Старцев Т.С. Памятники археологии Южного Придонья. Аннотированный указатель. – Воронеж, 1989. – С.52.

[3] Газета «Сельская новь». – Богучар, 31 мая 1969 г.

[4] Синюк А.Т., Погорелов В.И., Старцев Т.С. Памятники археологии Южного Придонья. Аннотированный указатель. – Воронеж, 1989. – С.67.

[5] Исторический период, сменивший энеолит и характеризующийся распространением металлургии бронзы, бронзовых орудий и оружия в кон. 4 – нач. 1-го тыс. до н. э.

[6] Газета «Сельская новь». – Богучар, 23 сентября 1971 г.

[7] Газета «Сельская новь». – Богучар, 12 октября 1982 г.

[8] Журнал «Советская археология». АН СССР. – М., 1981. – № 3. – С. 281.

[9] Березуцкий В.Д. Отчет об археологических исследованиях за 2001 г. – Архив ИА РАН.

[10] Скифы - название древнего населения Северного Причерноморья в 7 веке до н. э. — 3 веке н. э., состоявшего из родственных племен североиранской языковой группы индоевропейской семьи. Скифы были родственны савроматам (сарматам), массагетам и сакам.

[11] Б.А. Рыбаков. Рождение Руси Книга предоставлена: Роман Савченко; OCR: Станислав "2nd flloor" Кретов http://sign.h11.ru/ С. 11.

[12] Синюк А.Т. Археологические памятники на Европейской территории СССР. – Борисоглебск, 1985.- С. 79-92.

[13] Синюк А.Т., Погорелов В.И., Старцев Т.С. Памятники археологии Южного Придонья. Аннотированный указатель. Воронеж. - 1989. - С. 57.

[14] Рыбаков Б.А. Рождение Руси Книга предоставлена: Роман Савченко; OCR: Станислав "2nd flloor" Кретов http://sign.h11.ru/ С. 12.

[15] Александр Македонский (Александр III Великий) (356, Пелла, Македония — 13 июня 323 до н. э., Вавилон), царь Македонии с 336 года, полководец, создатель крупнейшего государства древнего мира, сын Филиппа II Македонского.

[16] http://scythia.narod.ru/history.htm.

[17] Разин Е.А. История военного искусства. «Полигон. АСТ», - 1999.

[18] Кравец В.В., Березуцкий В.Д., Бойков А.А. Погребения золотоордынской знати из курганного могильника «Высокая Гора» на юге Воронежской области // Донская археология. – №№ 3, 4. – Ростов-на Дону. - 2001.

[19] Б.А.Рыбаков. Рождение Руси Книга предоставлена: Роман Савченко; OCR: Станислав "2nd flloor" Кретов http://sign.h11.ru/ С. 11

[20] Березуцкий В.Д. Отчет об археологических исследованиях за 1996 г. – Архив ИА РАН.

[21] Хазарский Каганат (Хазария), древнее государство в середине 7 – конце 10 века во главе с каганом, занимавшее в начале 8 века территорию Северного Кавказа, Приазовья, большую часть Крыма, степные и лесостепные районы между Доном и Днепром.

[22] Большая Российская энциклопедия (далее БРЭ). – М., 2004. - С. 266.

[23] Огузы (гузы) – общее название двух крупных объединений тюркских племен.

[24]http://www.uic.ssu.samara.ru/~arch/

[25] Восточнославянский племенной союз, в 8-11 веках заселявший в бассейн рек Десны, Сейма, Дона и Сулы. Восточная и южная границы земель северян, лежавшие по окраине степей, занятых кочевниками, не были постоянными, временами они достигали верховьев Северского Донца. В 8 - начале 9 веков северяне платили дань хазарам. В конце 9 века вместе с полянами они вошли в состав Киевской Руси. В 907 году северяне участвовали в походе Олега на Византию.

[26] Бортевое пчеловодство. Первоначально добывание меда диких пчел из естественных дупел, затем разведение пчел в выдолбленных дуплах.

[27] Описание Воронежской губернии на 1856 год. - отд. III. - СС.32 – 33.

[28] Березуцкий В.Д. Отчет об археологических исследованиях за 2000 г.

Бережно к глубинам проникали кисти археологов, легли, чтобы поступали бугорками серые – из праха – позвонки. В. Гордейчев. Из книги «Весна – общественница». М., 1987 г. Глава 1. Археология. Скифы, хазары, половцы
+1
1.02K
0
Тип статьи:
Авторская

Добавилось седых волос у Николая Львовича... Не каждый день тебя обвиняют в нарушении законодательства! Оказывается, он не спас от уничтожения бесценную реликвию, а "грабительским способом" ее добыл! Наши законы - что дышло! Прошел бы он мимо этой лодки, оставил бы ее на разрушение вандалам - обвинили бы и в этом!

"Поисковика из Богучара обвиняют в грабительских методах




Известного богучарского поисковика Николая Новикова обвиняют в нарушении закона об охране исторического наследия. Найденную в середине августа у села Сухой Донец древнюю лодку-долблёнку у краеведа забрали в музей. О редкой находке богучарцев воронежские археологи узнали из эфира «Вести-Воронеж» – сюжет о ней мы показали 13 августа. Сейчас судно находится в музее «Костёнки» и возвращать её никто не собирается.

Расписка да пара фотографий – всё, что осталось у Николая Новикова от самого ценного экспоната его музея. Лодка-долблёнка, предположительно, петровских времён, должна была стать изюминкой коллекции старинных предметов из 6,5 тысяч экземпляров. Артефакт богучарские поисковики буквально спасли от рук вандалов.

Николай Новиков, краевед, директор Дубравского музея: «Обследовали её, выяснилось, что по лодке прыгали, раскопали её дальше, прыгали – она полопалась, правый борт, отрубленный, мы его так и не нашли. И было решено, что, если мы её ещё оставим на сутки, то лодку уничтожат просто».

Древнее судно действительно могли уничтожить. По старинному поверью, в таких лодках-долблёнках казаки перевозили золото. Поэтому местные вандалы и пытались топорами вырубить лодку из берега. Поисковикам уже искалеченный раритет пришлось откапывать вручную.

Геннадий Шкурин, краевед: «Все городки казачьи, они на островах, в таких недоступных местах. И эти лодки – это самый распространённый вид. Помимо лошади у казака была и лодка. И я думаю, тут не только такие находки, там лодки, тут находили и якоря».

Найденную лодку Николай Новиков восстанавливал на свою пенсию. Два месяца ежедневно пропитывал её раствором клея, а потом вместе с мастером трудился над созданием для артефакта металлического саркофага. Потому что на воздухе старинные доски начали рассыхаться и трескаться. В это время его обвинили в незаконных археологических раскопках и нарушении закона об охране исторического наследия.

Виктор Ковалевский, директор археологического музея-заповедника «Костёнки»: «В данном случае, насколько мне известно, то ли с благих намерений, будем надеяться, исключительно из благих намерений, Николай Львович, человек потрясающий по своему патриотизму, по своей душе человек, ну, как бы спас, с одной стороны, эту лодку. С другой стороны, несомненно, куда бы эта лодка ушла – большой вопрос. То, что она была добыта грабительским способом, у меня лично не вызывает никаких сомнений, если исходить из сюжета. Мы судим по тому, что видим по телевизору, по картинке».

По закону, при обнаружении любого артефакта, необходимо уведомить археологов и получить разрешение на проведение работ, так называемый, открытый лист. Но, по словам Николая Новикова, ждать экспертов из Воронежа и оформлять документы у него действительно не было времени, так как от найденного раритета не осталось бы и следа.

Николай Новиков, краевед, директор Дубравского музея: «Какой может быть открытый лист, если за сутки лодку разбили? И сразу заинтересовались. Никто не поинтересовался в течение двух месяцев о состоянии, в каком находится лодка, что с ней, где она хранится?».

По словам Виктора Ковалевского, лодка из Сухого Донца может оказаться редкостной находкой, возможно, даже эпохи неолита. Но её историческую ценность ещё надо доказать. Экспертиза, которая покажет истинный возраст артефакта, скорее всего, будет проводиться в Дании. Если древнее судно окажется по-настоящему уникальным, то, по закону, нашедший его человек может претендовать на четверть стоимости раритета. А Николай Новиков больше всего жалеет, что так и не успел законсервировать ценный экспонат".

Источник Вести Воронеж

Как говорил персонаж известного фильма: "Деточкин, конечно, виноват, но он не виноват!" Я скажу так, и, уверен, многие поддержат меня: Новиков ни в чем не виноват! И большое спасибо Николаю Львовичу, что благодаря ему удалось сохранить бесценный артефакт. И очень жаль, что богучарские детишки не смогут больше увидеть эту находку в стенах Дубравского музея.

Добавилось седых волос у Николая Львовича... Не каждый день тебя обвиняют в нарушении законодательства! Оказывается, он не спас от уничтожения бесценную реликвию, а "грабительским способом" ее добыл! Наши законы - что дышло! Прошел бы он мимо этой лодки, оставил бы ее на разрушение вандалам - обвинили бы и в этом!
0
1.94K
2
← Предыдущая Следующая → 1 ... 3 4 5 6
Показаны 101-118 из 118