Наш край с давних времен был покрыт непроходимыми лесами, по берегам и притоков Богучарки и реки Дон стояли непроницаемые камыши. В своем историческом очерке «Старая Донская пустынь и Донецкий казачий городок» Е. Марков в 1893 году пишет: «… по всему Дону, солнце, бывало, до полудня не увидишь. Да и по степи сквозь терновники зеленели, яблони, груши дикие, гущ такой была везде … Тоже и по Богучарке реке».[1]

Богучарский уезд был наибольший по протяженности и составил 198 верст, в ширину 65, то есть крупнейший в губернии.

В начале ХIХ века Богучарский край посетил Ефимий Алексеевич Болховитинов. Осуждая грубую, беспардонную политику чиновников, помещиков, купцов в издавна заселенном украинцами Богучарском уезде, он писал: «Дивлюсь я, что некогда бывший благославленный край Богучарский сделался ныне уездом адских ябед и волнений. Да, правда, они ныне видно, уже ныне нигде нет. А все москали».[2]

В это же время посещал город Богучар, с ревизией Рождество – Богородецкой церкви, архиепископ Воронежский и Задонский, святитель АнтонийII,[3] который останавливался в доме Бунина, которому подарил крестик взамен утерянного.

Богучар стал родиной одного из известнейших служителей церкви, это архиепископ Вицинский Марк.[4] Архиепископ Митрофан (Марк Алексеевич Вицинский),[5] По завещанию оставил в пользу епархиальных учреждений до 15 тысяч рублей.[6]

Всей стране и за рубежом известен один из крупнейших фольклористов ХIХ веке, Александр Николаевич Афанасьев который тоже родился в городе Богучаре 12 июля 1826 года.[7] Вскоре семья переехала в город Бобров. В 1834 году уездный стряпчий города Боброва Воронежской губернии Николаи Афанасьев обратился в духовную консисторию с просьбой выдать ему свидетельство о рождении сына Александра. В метрической книге за 1826 г. была сделана следующая запись: "Города Богучара у титулярного советника Николая Иванова сына Афанасьева от жены Варвары Михайловны родился сын Александр двенадцатого июля...".[8] Ранее во всех источниках указывалась дата 11 июля.

Детские годы Афанасьев впоследствии описывал в своих воспоминаниях, напечатанных в журнале «Русском архиве»[9]. Несомненным и заслуженным авторитетом в семье Афанасьева пользовался отец (мать умерла вскоре после рождения Александра). Воспитанный «на медные деньги», он «уважал образование в других», любил читать, постоянно интересовался журналами того времени. Он любил читать и постоянно выписывал "Библиотеку для чтения", у знакомых брал журналы "Отечественные записки", "Москвитянин", "Пантеон". "Чтение это, — писал А. Н. Афанасьев, — сменило для меня сказки, которые, бывало, с таким наслаждением и трепетом слушал я прежде, зимой по вечерам, в углу темной комнаты, от какой-нибудь дворовой женщины".

Дома была "довольно порядочная" по тому времени библиотека, оставшаяся от деда. "Отец, — вспоминал Александр Николаевич, — решил дать каждому из нас, четырех братьев, полное воспитание и с малыми своими средствами всю жизнь хлопотал об этом..."[10]

По словам Александра Николаевича, отец «справедливо почитался за самого умного человека в уезде, и к нему многие обращались в важных юридических случаях за советами». Когда Александр научился дома читать и писать, он вместе со старшим братом и другими детьми уездных чиновников продолжил учение у двух попов, и того и другого звали Иваном. «И первый, и второй отцы Иваны, — вспоминает Александр Николаевич, — были люди вовсе не злые; но, воспитанные в семинарии, они были знакомы только с суровым духом воспитания и вполне поясняли нам, что корень учения горек».[11]

В своих воспоминаниях он писал: "Пользуясь дедовской библиотекой, я рано, с самых нежных детских лет, начал читать, и как теперь помню, бывало, тайком от отца (мать моя умерла очень рано) уйдешь на мезонин, где помещались шкапы с книгами, и зимою в нетопленой комнате, дрожа от холода, с жадностью читаешь... Как прежде, так и теперь, готов был я долго просиживать за книгою и забывал самый голод, и нередко приходил отец и прогонял меня с мезонина, отнимая книги, читать которые он постоянно запрещал, в чем и прав был: книги были не по возрасту. Но запрещения эти действовали плохо; шкапы не запирались, и страсть неугомонно подталкивала идти в мезонин".[12] Брат будущего ученого Николай Николаевич Афанасьев также писал, что в юном возрасте Александр Николаевич проявлял "чрезвычайную жажду к чтению", что ему он "посвящал все свое время, уделяя для отдыха лишь непродолжительные вечерние часы да какой-нибудь час после обеда". Александр "постоянно имел при себе бумагу и карандаш и аккуратно записывал свои заметки и все такие записи тщательно сберегал". 23 октября 1871 г. он умер от чахотки. Похоронен А. Н. Афанасьев в Москве[13], на Пятницком кладбище.

Сказки постоянно переиздаются как у нас в стране, так и за рубежом.

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин. проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд» на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского полы. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракт.

Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из постовых станций, Ковыленской или Матюшенской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром.[14]По местно легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель", стали событие происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и возможно они из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: "До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст".

В 1836 году в Богучаре строится новая[15] каменная кладбищенская церковь[16], а так же первое учебное заведение церковно-приходское училище. Бунин в своих «Автобиографических записках» вспоминал: «Семи лет, в 1840 году меня отдали в единственную тогда школу в Богучаре старушки – девицы г. Вакиной. (от автора: отец Вакиной был англичанином). На пространстве между восточным концом Дворянской улицы и до следующей параллельной улицы тянулся большой огороженный двор, со старым деревянным домиком на улицу и флигелем во дворе. Владелица домаЕ.В. Вакина с сестрой В.В. помещалась в доме, во флигеле же было училище. … Затем меня отправили в так называемую министерскую школу (первоначальная школа, находившаяся в ведомстве Министерства Государственных имуществ). Заведывающим и учителем этой школы был священник соборной церкви о. Александр Прозоровский. Училище это помещалось на Дворянской улице во флигеле, принадлежавшем к дому Прозоровского, и состояло из двух комнат". [17] Иван Бунин был еще и писателем, в своем труде «Автобиографические записки» опубликованном в книге «Воронежская старина» в 1904 году, он писал, что в училище у отца Александра «помещались крестьянские дети, пригородных слобод Залиманской и Харьковской», вероятно Харьковской слободой называлась Песковатка. Приходское училище за десять лет выпустило 246 учеников.

31 января 1846 года министр народного просвещения России граф С.С. Уваров сообщил: «По смете министерства текущего года ассигнована потребная суммах на учреждение в городе Богучаре уездного училища…». В 1 класс, которого поступило 22 ученика.[18] 9 мая этого же года в присутствии Штатного смотрителя Острогожского уездного училища Николая Ивановича Подольского и предводителя Богучарского дворянства произошло его открытие, первыми учителями стали: Г. Ярмоленко - арифметика и геометрия, Г. Озеров - история и география.

В последствие в 1880 году уездное училище было реорганизовано в «Александровское городское трехклассное училище». (Здание магазина «Детский мир»). Уездное училище с 1848 по 1857 выпустило 338 учеников.[19]

В городе было два высших учебных заведения. Это четырехклассная гимназия и мужское Александровское училище. За обучение каждого родители уплачивали по 15 рублей, за обучение женщин 20 рублей.

В 1843 и 1844 годах, Министерством государственного имущества, были составлены подробные планы селений и города.

На 1854 год в уезде проживало 206583 человека (198377 государственные крестьяне), из них 2501 человек в городе Богучар. Родилось в уезде 10461 детей, умерло 6765 человек. Это была самая низкая смертность по уезду. Уезд был самый многочисленный в губернии. Интересен такой факт, что в этом году умер Ерофей Подынков из села Богославского Воронежского уезда в возрасте 120 лет.

В хозяйствах уезды было: 26550 лошадей, 123200 рогатого скота, 263700 просты и 76400 тонкорунных овец. Процветало хозяйство И.В. Лисаневича, который имел большой конезавод, (где разводилась Битюкская порода, Орловские рысаки, Брабансоны, Арденские, Датские, Норфольские, Першероны, Суффольские), тонкорунных овец, и рогатый скот улучшенной породы (Симментальские, Герефордские, Калмыцкие). И.В. Лисаневич занимался и охотой и обладал и самой большой псарней в Воронежской губернии, более 60 собак.

В Богучаре и уезде было два кирпичных и один пивоваренный, 10 кожевенных, один винокуренный заводы. На полях в основном высевалась яровая пшеница.

Богучарцы издавна славились своим свободным духом. Начало ХIХ века было отмечено новой волной крестьянского движения. Причиной послужило обезземеливание, разного рода притеснения, жестокое обращение и непомерное обременение барщиной крестьян со стороны помещиков.

23 апреля 1847 года воронежский губернатор докладывал министру внутренних дел: «20-го числа сего апреля в десять часов утра во время божественной литургии произошел в Богучаре пожар, который при порывистом юго-восточном ветре усилился до того, что жители должны были искать спасения за городом, лишившись почти всего имущества».

При этом случае Богучарский земский суд и уездное казначейство с делами и архивами и до 100 частных домов сгорело, но кладовая, где хранилось денежные суммы, остались невредимы, а в окружном управлении государственных имуществ уцелела только незначительная часть дел. Пожар произошел от поджога, ибо накануне уже сделаны были к тому двукратные попыткии один из, помещичьих крестьян на которого падает подозрение, уже взят под стражу. Всего сгорело 115 домов.[20] Вместе с пригородными слободами осталось 670 домов. Пригородных слобод было 5: Залиманская- «получившая свое наименование вероятно от обширного лимана отделяющего ее от города», Лисогорская, Зареченская, Поповская и Купенская. Составляющие вместе с Богучаром «одно почти неразделимое село».[21]

Крестьяне боролись с царским произволом как могли, 29 апреля сгорело еще 34 дома в городе. Всего пожар уничтожил 115 дворов. «Войсковые жители» слобод: Голая, Зайцевка, Константиновка, Марковка, Смаглиевка и Талы, хуторов: Бугаев, Журавки, Скнары Богучарского уезда в 1821 году подали прошение на имя императора Александра I о переселении их в Архангельскую губернию в связи с недостатком земли.[22]С 1833 по 1837 год участились побеги крестьян в крепость Анапу с целью записаться в казенные. Крестьяне убегали в Казанскую область и Землю Войска Донского. 31 декабря 1841 года крестьяне села Воробьевка Богучарского уезда расправились с расположенными у них на постой солдатами за кражу сена. Около 1500 крепостных крестьян слободы Писаревка, которое принадлежало помещику Бедряге,[23] в 1848 году подняли волнения. За отягощение барщиной, жестокое обращение с ними управляющего Лофицкого, 8 июня они до смерти избили его. Прибывший на место происшествия чиновник вызвал 8-й Казачий полк, но крестьяне не дрогнули и «оказали сопротивление». И когда полк отступил «разъяренные толпы мужиков и даже женщин преследовали полк по всем направлениям улицы до самого моста и, наконец, за мост, то есть за селение, нападая спереди и сзади».[24] Крестьяне захватили 26 повозок с различным имуществом, 48 лошадей.

Повстанцы продержались всего до 2 июля. Восстание было подавлено войсками. 1000 человек были подвергнуты телесному наказанию. Четырех «атаманов» прогнали сквозь строй, заковали в кандалы и отправили в Севастопольские арестантские роты на десять лет. Борьба крестьян, побеги в Анапу продолжались.[25]

Крепостные крестьяне действительно притеснялись и помещиками, и управляющими. Вот как писалось об этом Н.И.Второв. «В одном помещичьем селении Богучарского уезда крестьяне …несколько раз приносили жалобы своему помещику, никогда не жившему в имении…. Потеряв наконец терпение, они выгнали управляющего из имения и, продолжая по прежнему отправлять барские работы под надзором избранного ими из своей среды атамана или старосты, известив об этом помещика. Тот, принял это за бунт…». Расплата за неповиновение была свирепой.Чиновник в сопровождении земской полиции и сотни казаков, согнали всех детей и стариков вокруг храма, раздался набат. Крестьяне, бывшие в это время в поле с дубинами и косами, вернулись в село и разогнали пьяных казаков и поколотили чиновника. «За беспорядки крестьяне, конечно страшно поплатились; наряжен был военный суд, по которому главные виновники прогнана сквозь строй и отданы в арестантские роты».[26]

Начавшаяся в начале XIXвека и особенно усилившаяся 1847 году в Воронежской губернии свирепствовала холера, 19 июля первые заболевшие появились в слободе Бычек, 10 августа в слободе Старо – Толучеевой, а 21 августа в Богучаре. Врач И.А. Малышев, который практически два года лечил больных, писал из Богучарского карантина своей жене: «ты не поверишь, как здесь скучно: представь себе обширную широкую степь с одной стороны, с другой небольшой лес. Среди степи стоит станционный дом, и больше ничего. Две комнаты назначены для больных. На дворе большая конюшня, усланная соломой, в ней помещается чернь, следующая из казацких станиц. Жизнь здесь скудная, приготовит что нибудь и нечего и некому, например, мыть белье и некому и нельзя, у нас нет воды, и ее привозят из довольно отдаленного места».[27] Борьба с ней продолжалась вплоть до 1872 года.

В этот период в Богучарском крае продолжали копать пещеры.[28] Среди продолжателей дела Марии известны также: благочестивый старец Иван Алексеевич Тищенко, из слободы Разковой, Богучарского уезда.Он пришел в пещеры еще при жизни Марии и начал копать свои особые пещеры, но с мыслию соединить их с прежде бывшими. Иван Алексеевич скончался и погребен в усыпальнице близ гроба Марии и наравне с нею свято чтится местными жителями.

4 октября 1837 года в хуторе Руенталь Богучарского уезда родился А. П. Багалдин -Таишев, который в последствии учился в Богучарской гимназии, а с 1851 года в последствии учился в Богучарской гимназии, а с 1851 года в строительном училище города Петербурга (которое окончил с отличием и занесен на мраморную доску). В 1867 году судьяв Богучарском уезде. С 1879 года по 1883 год воронежский городской архитектор.[29] Сохранилось много чертежей, выполненных им. Они свидетельствуют о разносторонней деятельности архитектора. В 1882 г. он выполнил чертежи перестройки зданий на усадьбе, ранее принадлежавшей поэту И.С. Никитину. Отзыв Багалдина-Таишева на постройку здания духовного училища в Воронеже свидетельствует о его высоком профессиональном уровне. В 1884 г. А.П. Багалдин-Таишев переехал на Украину в Юзовку, ныне г. Донецк. Следы его жизни теряются после 1893 г. В музее Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени инженерно-строительного института хранятся мемориальные доски[30]. И на одной из них имя архитектора - богучарца Алексея Петровича Багалдина-Таишева.

На первом заседании земской управы, в 1864 году, был определен штат. В управу входили: Председатель с окладом 1500 рублей, четыре постоянных члена управы с окладом 1000 рублей. Вместе с канцелярскими расходами расход составил 7750 рублей. Богучарцы отличились, так как даже в воронежской управе было только два постоянных члена, а расход составлял 5800 рублей. При ревизии дел дореформенного периода в Воронежской губернии, только в Богучарском уезде сохранилась опись всех дел с 1846 года по 1864 год. Это были дела: канцелярии предводителя дворянства, дорожной комиссии, комитета по уравнению жителей в постойной и подводной повинностях, комитета для прекращения болезни холеры, комитета по довольствию войск с 1855 года по 1857, комитета присутствии ополчения. К правилам, разработанным губернским земством богучарцы добавили еще 16 пунктов своих. Больше всех в губернии, для сравнения Павловское земство только пять. За 25 лет работа Земского собрания было заслушано 198 докладов и принято 1981 постановления, для сравнения Воронежское земство заслушало 52 доклада и приняло 906 постановлений. Богучарцы отличались и своим постоянством во власти, «переменилось, всего три председателя». И.В. Лисаневич был старейшим председателем, прослужил семь лет в уездной и 18 лет в Губернской управе. Больше всех в управе, 22 года, проработал А.Н. Двигубский – Покусаев.

Анализ преступности Богучарского уезда за 1855 – 1860 года проведенный … показывает, что в среднем за год поступало 518 уголовных дел, по ним проходило 792 подсудимых. При этом в местах населенных малороссиянами преступлений было меньше, чем там где жили великороссы.

В 1861 году в России была проведена реформа, отменившая крепостное право и положившая началу капитализма. Основной причиной данной реформы были: кризис крепостнической системы, крестьянские волнения, особенно усилившиеся во время Крымской войны. Многие помещики считали, что освобождение крестьян даст положительный результат в развитии сельского хозяйства.

В действительности из – за отсутствия орудий труда, большая часть крестьян пользовавшаяся надельной землёй должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от неё в течение 9 лет. Реформа имела и экологические последствия, стали распахиваться земли около оврагов, многие леса в Богучарском уезде были уничтожены. Церковный дъяк из села Монастырщина Н.А. Попов, вспоминал: «Погублять стали леса с 61 года, когда воля пошла, а в 72 году совсем прикончили, когда владенные грамоты однодворцам выдали. Смотреть было жалость! Сколько дуром пропало, никому не в пользу … Рубили целыми селами, друг против дружки, кто поскорее… В один Дон сколько его попусту попадало… А теперь вот ни лесов, ни воды. В чистую Дон обмелел».[31]

19 октября 1865 году в Богучаре приступило к работе первое Богучарское уездное земское собрание.

Одними из первых в него вошли гласные: действительный статский советник И.В. Лисаневичи, А.П. Багалдин-Таишев, И.И. Протасов, и И. Зазулин, а так же 37 гласных. Председателем собрания был избран И.В. Лисаневич. Интересен тот факт, что как правил в каждом новом году избирался и новый председатель земской управы. Земское собрание гласных решало практические все вопросы Богучарского уезда и города: финансирования, обеспечения хлебом и лекарствами, сбора налогов, образования, строительство мостов и дорог. В частности на одном из первых заседании было признано неудовлетворительное состояния образования и грамотности в уезде. В 1867 году управой было выделено дополнительно на образование 4500 рублей серебром.[32] Плата за обучение была отменена.

С мая по сентябрь обучение было по желанию. Были разработаны меры по предотвращению нищенства. Было выделено для помощи нищим 2000 рублей серебром, «которые должны быть расходуемы с самою строгою разборчивостью». При этом чужих «высылать их, не медля, по месту жительства».[33] Рассмотрен так же вопрос и об установке плашкоутного моста в районе Подколодновки, через Дон. Такой мост уже был в уезде установлен между хутором Белая Горка и дальняя Белая Горка, частным лицом. Необходимость такого моста была вызвана поборами перевозчиков «не только деньгами, но и водкой». У парома был даже открытдом, «для продажи питей - Ямпольскаго», это приводило к беспорядкам, буйству и невозможности переправится.

Если в летнее время добраться до парома было возможным, то в зимнее сообщение шло справа от тракта по лугу и реке Богучаре. В этом же году было принято решение об устройстве телеграфной станции в Богучаре. Вообще судоходство по реке Дон и реке Богучар было особенно активным с начала марта и по первые числа мая, «… во время полой воды, из г. Ростова приходило около 15 пароходов, имевших на буксир до 30 барж».[34] В это время осуществлялось судоходство и по реке Богучарке. На пристани у слободы Подколодновке баржи загружали в год до 500 тысяч пудов хлебом.

Для поддержки судоходства по реке Дон регулярно проводилась его очистка. Так в 1891 году в Губернии была создана бригада для выемки карчей и чистки перекатов реки. Для этого Земством было выделено 2000 рублей.[35] Именно в интересах развития судоходства богучарцам было отказано в строительстве железной дороги.Необходимость чистка реки Богучарки, была вызвана и еще одной проблемой, это две водяные мельницы, которые постепенно превращали реку в болото.

28 сентября 1870 года, на вечернем заседании в числе многих вопросов обсуждалось строительство моста через Помеловый яр, где проходила дорога из Богучара на слободу Красноженовую. В связи с тем, что местность эта «образует по тинистому свойствусвоему, совершенно болотистую почву, устраняет: всякую возможность удобства к проезду по этойдороге, не упоминая уже о весеннем и осеннем времени; не большие дожди делают Буцак не проездным, почему постановили: Поручить ЗемскойУправ настоять надлежащими мерами черезПолицейское Управление, -о вменении в обязанностьвладельцам земель к устройству через Помелов яр, (от автора. В народе его еще называют Крыдяный мост)хотя бы небольшого моста».[36] Такой же мостик и гать, обязали поставить и при въезде из города на Буцак. (Буцаком называлась заболоченная местность в районе Помелова моста).

Демократично проходили выборы Мирового судьи. Сначала было 12 кандидатов, потом осталось шесть.

На третьем этапе двое: капитан Николай Григорьевич Богдановский и коллежский асессор Яков Васильевич Яковлев[37]. На утреннем заседании, 29 сентября 1870 года, к званию участкового Мирового судьи на три года, был представлен коллежский асессор Яков Васильевич Яковлев, отец знаменитого впоследствии историка Я.В. Богучарского (Яковлева). Только в 1888 году на этом почетном посту его сменил штабс – ротмистр В.Г.Левченко. «По произведенной закрытой баллотировки шарами В.Г. Левченко избран, получив 33 избирательных и свой собственный»[38].

В селе Рудни Богучарского уезда в 1845 году родился известный художник-портретист М. Л. Щербатова (1845 – 1924 года), с 1872 года действительный ученик Академии художеств. Портреты, написанные им, хранятся в Государственном Эрмитаже, Русском музее.[39]

Среди наиболее одаренных учеников из крестьян был Г.Г. Ткачев. Родился он в селе Дъяченково в 1847 году. Учился сначала в Богучарском уездном училище, а потом в Воронежской гимназии. В 16 лет он впервые принес своему учителю Г.М. Веселовскому «целую кипу тетрадей, написанную стихами и прозой». Учась в 5 - м классе гимназии во время каникул он обошел многие слободы уезда, результатом этнографических поисков, стали многочисленные работы по истории и этнографии в уезде. Наиболее ценные из его работ, написанные в 1864 году, были: «Этнографические очерки Богучарского края», которые он опубликовал в «Воронежских губернских ведомостях», «Ярмарки в Богучарском уезде», «Исторические указания на местность и народонаселение Богучарского уезда», «Статистическое и этнографическое описание Дъяченковской волости Богучарского уезда» и другие. Г.Г. Ткачев собрал и опубликовал за два года большой материал о сказках, легендах, поверьях богучарцев. «Отличительный оттенок всех произведений Ткачева, - как отмечал Г.Г. Веселовский, - это необычайно сильная симпатия к простому народу и особенная забота уловить мировоззрение этого народа в его обрядах, обычаях, песнях, сказаниях, легендах, поверьях и т.п. проявлениях народного духа». По окончанию Воронежской гимназии в 1866 году Г.Г. Ткачев поступает в медико-хирургическую академию в Петербурге, вместе с товарищем по Воронежской гимназии Павловым Евгений Васильевич в последствиеизвестным хирургом. Учителем Г.Г. Ткачева в академии был: И.М. Сеченов. 6 – го января 1867 Григорий Григорьевич умирает от аневризма.

«Ткачев, как цветок, которому только что надо было распустится, был срезан смертью… с раннею потерею своего земляка Ткачева наша местность потеряла одного из лучших своих юношей, обещавшего занять место в ряду таких лиц, как Кольцов, Никитин, Зиновьев и др. наши литературные деятели.»[40] - писал о нем Г.М. Воскресенский. «Интересна судьба двух сестер Г.Г. Ткачева. Елена вышла замуж за Митрофана Петровича Воскресенского, который служил в Воронежской духовной семинарии, а Варвара была жената на отставном унтер – офицере Александре Степановиче Виноградове. Возможно, в одной из этих семей и остался архив поэта и этнографа.[41]

Одним из первых губернаторов, которомув 1870 году было присвоено звание гражданина города Богучар, был князь В.А. Трубецкой. Владимир Александрович был сыном полковника лейб – гвардии Семеновского полка А.П. Трубецкого, он родился в 1820 году. Звание почетного гражданина города Богучара был удостоен еще один губернаторовВоронежской губернии Коленко Владимир Захарьевич, который получил это звание уже после отъезда из города Воронежа.

Среди имен, которые упоминаются в «Большой Советской энциклопедии» есть имя одного нашего земляка Василия Яковлевича Яковлева. Будущий историк революционного движения родился 20 февраля 1861 года.[42]Учился в Воронеже, Петербурге. За связь с народниками и участие в народовольческих кружках в 1884 году был сослан в Сибирь, а затем на поселение в Якутию. Вернувшись в 1890 году в Воронеж, вел пропаганду народничества, затем переходит к «легальным марксистам». Яковлев В.Я. имел несколько литературных псевдонимов, среди них Базилевский Б., Богучарский.[43] Умер 8 мая 1915 году в Петербурге.[44] Многие его работы не потеряли актуальности и в наше время.

Первым культурным учреждение в городе стал, построенный в 1870 году город Народный Дом.

В Богучарском уезде была своя земская почта отрытая в 1868 году. Корреспонденцияотправлялась из уездного центра города Богучара в волостные правления 2 раза в неделю. Пересылка частной корреспонденции была платной. С 1866 года для ее оплаты были введены земские марки в 5 копеек серебром. Марка 1871 года, была черная на белой шероховатой бумаге, без зубцов, печать делалась ручным штемпелем, а в 1872 году бумага была с горизонтальными полосками.[45] Марки изготовлялись в уездной управе с помощью ручного штампа с оттиском черного цвета «По Богучарск. уезду 5 коп».[46] Только в 1881 году стали приклеиваться особые марки по 3 копейки с лота.

С сентября 1873 вся корреспонденция пересылалась бесплатно. Аналогичные марки выпускались в Бобровском, Задонском, Землянском и Острогожском уездах.[47]

Среди известных шахматистов России фамилия богучарца - Калинский Н.Е[48]. Николай Евграфович родился 2(14) марта 1862 году в дворянской семье. С 1872 года «старший брат Александр был в Богучаре уездным врачем …. а позже врачем в Александровском училище». Отец шахматиста Евграфий Венедиктович работал уездным казначеем с 1856 года. В 1885 году Калинский Н.Е. закончил юридический факультет Московского университета в 1885 году, с 1892 по 1903 годработал судебным следователем, в Новохоперском уезде. «С 1906 года учитель законоведения в Воронежском реальном училище»[49] где работал по 1917 год. Член прокурорского надзора Воронежского окружного суда с 1904 по 1917 год. Был организатором и председателем комитета Воронежского шахматного союза с 1914 по 1917 год. Умер в 1920 годы. Уже в 90 – е годы он приобрел известность как сильный шахматист в игре по переписке. Служба мешала ему принять участие во Всероссийских турнирах».

Первых своих успехов Калинский Н.Е. достигает в 1899 году, в Москве, участвуя в Первом Всероссийском турнир, который организует М.И. Чигорин - первый чемпион России. В сентябре 1903 года на третьем всероссийском турнире, проходившем в городе Киеве, Николай Евграфович набрал 7,5 очка и занял 14 место из 19 участников.

При этом обыграл «маститого гроссмейстера О. Бронштейна, который боролся с М. Чигориным за первое место и отстал от победителя только на очко, переиграв при этом его в личной встрече».[50] «Киевский турнир был единственным, который удалось закончить. Отсутствие турнирного опыта помешало Клинскому достичь хорошего результата, но он дал несколько превосходных, с большим подъемом проведенных партий».[51] В Итальянской партии разыгранной с О. Броштейном, Н.Е. Клинский обладая «… острым умом, предприимчивым стилем, был большим поклонником Чигорина и настоящим романтиком шахмат …»[52] поставил мат на 36 ходу. После 1919 года, возможно, репрессирован.

Год 1871, в уезде объявлен карантин, вызванный сразу двумя заболеваниями животных: ящуром и чумой.«Чума рогатого скота заходит в Богучарский уезд из Области Войска Донскаго»[53], поэтому было принято решение об устройстве на протяжении 300 верст, трех карантинов. Новым председателем собрания земской управы избирается поручик Павел Александрович Вольф. Из пяти баллотировавших в члены управы прошли двое:коллежский асессор Александр

Николаевич Двигубский - Покусаев и поручик Семен Яковлевич Воскобойников.

В 1872 в уезде и городе разместилась 6 – я кавалерийская бригада, которая состояла из 6- ти эскадронных полков: 11 – й Драгунский Рижский, 11 – й Уланский Чугуевский,11 – й Гусарский Изюмский (размещался в слободе Твердохлебовка), 12 – й Драгунский Стародубский, 12 – й Уланский Белгородский, 12 – Гусарский Ахтырский. Бригадный генерал – майор А.К. Альфант, полковники И.В. Григорьев, В.В. Ланской, К.И. Соболевский, Н.Ф. Чернов, А.Д. Никифоров, А.К. Певе – де – Корваль были размещены в съемных квартирах.[54]

Всего было отведено 22 квартиры. Один помощник эскадронного командира полковник Н.П. Арнольд, и один обер - офицер П.А. Двигубский – Покусаев, были родом из Богучара и жили в своих домах. Всего было выделеноЗемским собрание

+1
476
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!