И скажет тогда любимый командир:

- Друг! Целясь в фашиста, вспомни Таню.

Пусть пуля твоя полетит без промаху и отомстит за нее.

Идя в атаку, вспомни Таню и не оглядывайся назад...

Петр Лидов.

«Таня» (первый очерк о Зое Космодемьянской).

Глава VI. Удар с «Осетровского плацдарма». Операция «Малый Сатурн»

Операция «Малый Сатурн» - это наступательная операция войск Юго-Западного и левого крыла Воронежского фронта, проведенная 16-30 декабря в ходе развития контрнаступления советских войск под Сталинградом. В результате Среднедонской операции советские войска, прорвав вражеский фронт шириной до 340 км, разгромили 5 итальянских, 5 румынских и 1 немецко-фашистскую дивизию, 3 итальянских бригады, нанесли поражение 4 пехотным и 2 танковым немецко-фашистским дивизиям, захватили около 60 тыс. пленных, свыше 1900 орудий, 176 танков, около 370 самолетов, продвинулись на 150-200 км и вышли в тыл группировки армий «Дон». Противник был вынужден отказаться от дальнейших попыток деблокировать окруженную под Сталинградом группировку.

Наступление советских войск в районе Среднего Дона было вторым этапом окружения и разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом. Одновременно с этим успешное наступление советских войск на Среднем Дону было первым этапом в освобождении правобережной (ее юго-восточных районов) части Воронежской области от немецко-фашистских захватчиков. Были освобождены от противника Богучар, Кантемировка, Новая Калитва и другие населенные пункты[1].

Книга «Крестовый поход на Россию» повествует: «В первой декаде декабря 1942 года итальянская армия занимала позиции между 2-й венгерской и 3-й румынской армиями, разместив свои дивизии в одну линию вдоль Дона. Левый фланг, примыкавший к венгерской армии, составлял альпийский корпус (дивизии «Тридентина», «Юлия», «Кунеэнзе»), который оставался вне зоны декабрьского наступления Красной Армии.

Далее, вниз по течению Дона, стояли две дивизии 2-го армейского корпуса «Коссерия» и «Равенна», между которыми занимал позиции 318-й немецкий пехотный полк. Затем следовал 35-й армейский корпус (его позиции начинались у устья реки Богучар), который составляли 298-я немецкая дивизия и итальянская дивизия «Пасубио». На правом фланге итальянской армии был 29-й корпус, имевший немецкий штаб, но включавший в себя три итальянские дивизии: «Торино», «Челере» и «Сфорцеску», сектор которых кончался у станицы Вешенской.

Утром 16 декабря 1942 года над Доном стоял густой туман. Генерал Н.Ф. Ватутин в 8 часов утра отдал приказ о начале артподготовки. Стрельба велась по площади. Вследствие чего огневые средства противника оказались неподавленные. В каждой из семи стрелковых дивизий на участках прорыва создавалась своя боевая обстановка, свои условия боя и успех прорыва обороны.[2]

В первые два дня 563-ий полк 153-ей гвардейской стрелковой дивизии (командир генерал-полковник А.П. Карнов) форсировал реку Дон и занял село Абросимово. Далее развивая наступление на село Медово, не заходя в село Монастырщина, повернул на юг и занял хутор Сухой Лог, а затем двинулся на Мешково, куда должны были наступать от станиц Казанской и Баски другие полки 153-ей дивизии. Как писал в своих воспоминаниях генерал-майор в отставке Ф.Т. Болотов, бывший помощник начальника оперативного штаба этой дивизии, в ночь на 16 декабря разведчики просочились в тыл противника, перерезали провода связи к штабам и устроили засады, тем самым обеспечили успех.[3] Дивизии также была поставлена задача - обеспечить на этом участке переправу через реку Дон 15-го танкового корпуса. Саперные части на льду реки Дон намывали переправу для этого корпуса. Однако корпус не стал переправляться здесь, а ушел в село Подколодновка.Затем уже по освобожденной территории – в район Новой Марковки в распоряжение Воронежского фронта для последующего обеспечения наступления наших войск в Россошанско-Острогожской операции 19 января.

11 октября 1942 года 38-я гвардейская стрелковая дивизия (командир А.А. Онуфриев), после ожесточенных боев под Сталинградом, была выведена в Саратовскую область на пополнение и до 22 ноября проводила тактические учения, приближенные к боевым. В ночь на 22 ноября, после укомплектования личным составом и вооружением, дивизии была поставлена задача - передислоцироваться в район села Замостье Петропавловского района Воронежской области. 7 декабря полки дивизии вошли в состав 1-ой Гвардейской армии на участке от села Подколодновка до хутора Новый Лиман.[4]

Выйдя на исходные позиции, командование дивизии подготовило подразделение автоматчиков и в ночь на 11 декабря сделало попытку просочиться к окопам итальянцев. По пологому склону в районе Рыжкиной балки удалось застать противника врасплох. Внезапным ударом итальянцы были выбиты из траншеи. Воспользовавшись успехом, батальон продвинулся вглубь, преследуя отступившего противника. В этот прорыв вошли и другие подразделения и с боем заняли высоту, где находилась вторая линия окопов. Здесь же проходила дорога из села Красногоровка в хутор Оголев. Оставив часть солдат на высоте, батальон решил захватить хутор Оголев, обойдя его с тыла. Маневр удался, итальянцы бросили окопы и бежали. 33 солдата были захвачены в плен. Таким образом, на правом берегу Дона был захвачен плацдарм, на который перебрались другие подразделения дивизии. Вплоть до начала общего наступления плацдарм удерживали, несмотря на попытки итальянцев вернуть хутор. С этого плацдарма 113-ый и 115-ый полки дивизии двинулись вперед, а 110-ый гвардейский полк этой дивизии занимал позицию на другой стороне реки против села Красногоровка.

Село находилось на высоком берегу реки. Взять его было очень сложно. Поэтому с начала наступления 16 декабря бойцы несли потери и не смогли взять населенный пункт. Вместе с тем, батальоны, находившиеся выше по берегу в пойме реки, нашли выход. На пологом участке берега дружной атакой бойцы выбили противника из окопов и, преследуя итальянцев, вышли к селу с фланга. Противник вынужден был уйти из села, но задержался на высотках. 16 и 17 декабря гвардейцы упорно атаковали противника и обратили его в бегство. 18 декабря село было освобождено полностью.

Преследуя противника, дивизия с боями освободила села: Дубрава, Малеванное, Медово, Каразеево и хутор Хлебный. Затем через Верхняки, Журавку вышли на Арбузовку, где вместе с другими дивизиями окружили и уничтожили 18000-ую группировку итальянцев. 17 декабря стрелковые дивизии 6-ой и 1-ой гвардейских армий продолжали развертывать наступление. Войска 1-й гвардейской армии, действуя из района Нижний Мамон, Верхний Мамон, Нижняя Гнилуша, в ходе боёв 16-18 декабря прорвали оборону 3-й пехотной итальянской дивизии и 298-й пехотной дивизии немцев, развертывая наступление в южном и юго-восточном направлениях.

В полосе наступления этой армии в середине дня для ускорения прорыва тактической зоны обороны врага были введены в сражение 18-ый, 17-ый, 24-ый и 25-ый танковые корпуса. Однако это было сделано без предварительной инженерной разведки, и танки сразу же натолкнулись на минные поля, понесли потери и вынуждены были приостановить атаки до проделывания проходов в минных заграждениях.

58-ая гвардейская стрелковая дивизия (командир генерал-майор А.И. Семенов), занимавшая левый берег реки Дон от Нижнего Мамона до Подколодновки, располагалась по крутым склонам в землянках и окопах, в основном напротив земель Тихого Дона, хутора Ольхов и села Грушовое. Наиболее выгодная позиция для сосредоточения войск была пойма реки Дон, где река уходила от хутора Тихий Дон к селу Журавка, образуя луг.

Рано утром, 16 декабря, под прикрытием артиллерийской подготовки, бойцы дивизии форсировали реку. По лугу, почти вплотную, подошли к крутому берегу поймы и бросились в атаку. Но окопы взять не смогли. Подразделения залегли, несли потери, а атаки не прекращали. Где ползком, где броском, используя складки местности, бойцы упорно продвигались вперед и вынудили итальянцев оставить свои позиции. К ночи хутор был полностью освобожден. Утром, 17 декабря, наступление возобновилось. В течение дня, не прекращая атак, бойцы вынуждали итальянцев отступать, а к вечеру подразделения с боем вошли в село Филоново. В течение ночи подошло подкрепление. Бойцы, немного отдохнув, снова двинулись в бой. В выписке из акта о зверствах итальянских фашистов в селе Белый Колодец Богучарского района Воронежской области сообщалось: «После боя 15 декабря группа раненых красноармейцев в количестве 12 человек была захвачена в плен. Их бросили за изгородь из колючей проволоки под открытым небом прямо на снег. Итальянцы сняли с бойцов валенки и оставили совершенно без обуви на сильном морозе, не давали пленным никакой пищи, избивали их, а чтобы еще больше надругаться над ранеными бойцами, изредка бросали им грызть кости».

17 декабря днем итальянцы вывели пленных из-за изгороди и стали жестоко избивать их палками и прикладами винтовок. Фашисты били безоружных раненых красноармейцев прикладами и палками по окровавленному телу, ногам, рукам и лицу. Затем замученных, жестоко избитых красноармейцев повели на расстрел.

Итальянцы, чувствуя приближение к деревне частей Красной Армии, торопились быстрее расправиться с пленными красноармейцами. В 18 часов 17 декабря «красноармейцы были расстреляны в упор из пулемета и винтовок, а тех, кто еще подавал признаки жизни, фашисты добивали прикладами»[5].

Иван Китаев, боец 408 полка, вспоминал: «С большим трудом мы заняли село Филоново, где были сожжены дома, из погребов вылазили мужчины и женщины, от радости плакали и от всей души благодарили нас за освобождение. Через час отдыха мы по глубокому снегу при сильном морозе пошли освобождать Богучар. Наш 408-й полк наступал в боевом порядке. Посмотришь вправо и влево – немцы по глубокому снегу отступают, а наши красноармейцы наступают. Так продолжалось до 11 часов ночи. Вдруг из Богучара полетели орудийные снаряды, немцы остановились. Но стрельбы наших орудий успеха не имели. Лишь к двум часам ночи были привезены восемь «Катюш». Молодой, жизнерадостный лейтенант своим электрофонариком выбрал площадку, расставил их ровно с промежутком между ними 50 метров… Через 30 минут был такой удар, что красноармеец Асташин и пара наших лошадей - все сели на животы … наш полк утром вошел в город, где было много убитых немцев. В городе было много разбитых домов и магазинов»[6].

«Сопротивление противника было сломлено 17 декабря. В этот день дивизия «Равенна» стала стремительно откатываться назад, открывая фланги и тылы соседней с ней 298-ой немецкой дивизии. Стрелковые части 1-ой гвардейской армии двигались вперед, окружая и обходя отступавшие итальянские и немецкие части. Серьезное сопротивление они встретили со стороны 298-ой немецкой дивизии в городе Богучаре. Однако в ночь на 19 декабря и эта дивизия начала отход. В итоге трехдневных боев оборона противника была прорвана на всем Богучарском направлении. Стрелковые части за первые три дня наступления продвинулись вперед до 35 км»[7].

Активное участие 2-го корпуса итальянской армии в операциях на советско-германском фронте кончилось.

Утром, 18 декабря, и в течение дня, с короткими стычками бойцы продвигались вперед. И к вечеру вплотную подошли к селу Перещепное. Ни плотный огонь, ни потеря солдат не могли остановить наступающих. Передвигаясь от дома к дому, бойцы вынудили огнем, штыком и прикладом итальянцев бежать из села в сторону Богучара.

С рассветом, по целине, по оврагам, по дороге, широким фронтом бойцы устремились к городу. Еще издали были видны над городом клубы дыма. Сопротивление итальянцев усилилось. Когда стала видна церковь, с колокольни стал стрелять пулемет. 19 декабря, часа в два дня, наступающие уже проникли в город. И по улицам, от дома к дому продвигались к центру. Григорий Иванович Макаренко вместе с расчетом станкового пулемета «Максим» развернулся возле здания школы-интерната. В этот период на улице Дзержинского показались немецкие бронемашины и пехота. Через небольшое время к гимназии подошел расчет другого станкового пулемета. В два пулемета бойцы открыли огонь вдоль улицы, немцы не выдержали и рассеялись в сторону Лысогорки. По всему городу слышались очереди из пулеметов и выстрелы из винтовок.

Пока шел бой, группа бойцов пробралась к зданию пожарной части и привязала на громоотвод каланчи красный флаг. К вечеру бой в городе стих и только со стороны Полтавки, Поповки и Вервековки слышались выстрелы. Ночью в город подтянулись другие подразделения. Утром, 20 декабря, подразделения дивизии двинулись на село Дьяченково. Из села велся сильный пулеметный огонь. Наступающие несли большие потери. Атака за атакой – и противник не выдержал, бежал. Путь дивизии лежал далее через Желобок, Медово и Меловую на Миллерово.[8]

44-ая гвардейская дивизия (командир генерал-майор Куприянов Д.А.) в ночь на 15 ноября 1942 года, после упорных боев, была выведена на пополнение. Погрузившись в железнодорожный эшелон на станции Погорелово Городище, была перевезена в г. Кирсанов Тамбовской области, а к началу ноября была готова выполнять боевые задачи. 21 ноября, погрузившись в эшелон, дивизия двинулась к фронту, а 24 ноября прибыла на станцию Урюпинск. После выгрузки, в пешем строю, дивизия, через г. Калач и Нижний Мамон прибыла к фронту и разместилась на «Осетровском плацдарме». 3 декабря дивизия была зачислена в 1-ую гвардейскую армию Юго-Западного фронта. Штаб дивизии расположился в селе Осетровка на берегу реки Дон.[9]

16 декабря, после полуторачасовой артиллерийской подготовки, дивизия пошла в наступление из села Филоново к городу Богучар. Преодолевая сопротивление противника, 16 и 17 декабря, 133-й и 128-й полки освобождают село Гадючье и выходят на окраину села Филоново. В это время части 58-й дивизии подошли близко к селу Филоново, наступая от хутора Тихий Дон, но задержались, так как встретили упорное сопротивление итальянцев. Гвардейцы 133-го полка продолжали наступление и в два часа дня, 18 декабря, захватили село Вервековку, которая расположена на речке Богучарке в километре от села Лысогорка, примыкавшей к городу Богучар. Подоспевшие из села Филоново 130-й и 128-й полки, прикрывая фланг 58-й дивизии, стали продвигаться по селу Лысогорка к городу Богучару. Другие подразделения продолжали наступление на юг. 18 декабря были освобождены села: Поповка, Лофицкое, Купянка, Полтавка. Вскоре наши войска 44 – ой Гвардейской дивизии подошли к окраине сел Дядин и Радченское.

Немецкое командование, пытаясь остановить наступление наших войск, при поддержке танков, пробивались к городу Богучару, и атаковали части 44-ой дивизии. После ожесточенного боя противник был разбит. Используя успех 18-го танкового корпуса, прорвавшегося в этом направлении, дивизия преследовала отступающего противника и двигалась на Алексеево-Лозовку и Миллерово. 22 декабря вместе с другими дивизиями участвовала в окружении и уничтожении 18000-ой группировки противника в районе Арбузовка – Журавка.Итальянский офицер Д. Толли участник событий 1942 года в книге «С итальянской армией в России» писал: «16 декабря советские войска опрокинули фронт итальянской армии, 17 декабря развалился весь фронт, а 18 декабря к югу от Богучара сомкнулось кольцо сил, действовавших с запада и востока. … Артиллерия и машины были брошены. Многие офицеры срывали с себя знаки различия, солдаты бросали пулеметы, винтовки, снаряжение».

41-ая гвардейская стрелковая дивизия (командир полковник Иванов Н.П.) наступала с «Осетровского плацдарма» во взаимодействии с частями 44-ой дивизии в это же время. При поддержке 25-го танкового корпуса прошла с боями через села Твердохлебово, Расковка, Барсуки, Шуриновка, Лебединка и через хутор Широкий вышла к станции Чертково. Ее подразделения также участвовали в окружении и уничтожении группировки итальянцевв селе Арбузовка.

С 16 сентября по 14 ноября 1942 года 350-ая гвардейская стрелковая дивизия (командир генерал-майор А.П. Гриценко) находилась на доукомплектовании в Тамбовской области. Здесь она пополнилась личным составом, получила недостающее вооружение и боевую технику. 14 ноября 1942 года эшелон с частями дивизии был переброшен на Воронежский фронт и занял оборону на левом берегу реки Дон, в районе Верхнего Мамона. За пять месяцев оккупации, на крутом берегу Дона, от каменного карьера до села Дерезовка, противник создал сильно укрепленную оборону. В отдельных местах склоны были политы водой и обледенели.[10]

Перед дивизией была поставлена задача - захватить плацдарм на правом берегу. В ночь на 12 декабря разведчики и саперы проверили толщину льда, а затем утром 12 декабря один из батальонов этой дивизии преодолел по льду реку Дон и по меловым кручам пытался захватить окопы на высотках. Однако дальнейшему продвижению мешал пулемет, который стрелял из дзота. Как рассказывал участник этого боя И.М. Сыровой, проживающий в Расковке, они с В.Н. Прокатовым[11] вместе забрались на гору и пытались из автоматов и гранатами уничтожить огневую точку. Но все безрезультатно. В.Н. Прокатов приблизился совсем близко к дзоту, но так как гранаты кончились, он пожертвовал собой и бросился на пулемет, закрыв своим телом амбразуру дзота. Бойцы бросились вперед, выбили итальянцев из окопов и захватили небольшой плацдарм. Советское правительство высоко оценило мужество и героизм Василия Николаевича Прокатова, присвоив ему звание Героя Советского Союза. На месте подвига у крутого берега реки Дон установлен бюст героя.

В течение 16 и 17 декабря пехота дивизии переправилась на правый берег и, развивая наступление, через окраину Дерезовки, хутор Белый, Писаревку вышла на окраину Кантемировки и Журавки.

195-ая гвардейская стрелковая дивизия (командир полковник Каруна А.П.) освободила Дерезовку и, преодолевая сопротивление итальянцев, при поддержке 17-го танкового корпуса разгромила опорный пункт в селе Дубовиково. Затем через Ивановку, Данцевку, Титаревку вышла к станции Гартмашевка, где перерезала железную дорогу, окружив большую группу противника, захватила станцию.

267-ая гвардейская стрелковая дивизия (командир полковник Герасимов В.А.) захватила Новую Калитву и, успешно продвигаясь, 20 декабря подошла к станции Кантемировка, которая 19 декабря была захвачена 17-ым танковым корпусом.

Для ускорения прорыва тактической обороны 8-ой итальянской армии, в бой были введены 17-ый, 18-ый, 24-ый и 25-ый танковые корпуса 5-ой танковой армии, которые были передислоцированы с Брянского фронта. 17-ый танковый корпус разместился в районе Верхней Гнилуши. 25-ый перешел на «Осетровский плацдарм», 18-ый – в район Нижнего Мамона, а 24-ый расположился недалеко от «Осетровского плацдарма» на левом берегу.

После трехмесячных боев под Воронежем 17-ый танковый корпус (командир генерал-майор П.П. Полубояров) 6 октября 1942 года был выведен для пополнения личным составом и перевооружения в районе станции Татищево Саратовской области, где находился до 15 декабря. В результате полуторамесячной боевой учебы корпус был хорошо подготовлен и способен решать сложные боевые задачи. 18 ноября был получен приказ на перегруппировку корпуса к линии фронта.

С 19 ноября в течение пяти суток корпус перевозился железной дорогой до станции Таловая Воронежской области, а оттуда своим ходом двинулся до села Верхняя Гнилуша. Для обеспечения своевременного выдвижения корпуса к рубежу армейские инженерные части построили на реке Дон два понтонных моста грузоподъемностью 60 тонн каждый. 16 декабря в ночь по этим мостам перешли на «Осетровский плацдарм» 67-ая и 174-ая танковые бригады. С командиром 267-й стрелковой дивизии полковником В.А. Герасимовым был согласован порядок пропуска танковых колонн и дальнейшие взаимодействия при выполнении задачи захвата станции Кантемировка.[12]

Утром 16 декабря началось наступление 15-го стрелкового корпуса. В течение трех часов боя части 6-й и 1-й армии прорвали оборону противника и углубились на полтора – два километра. Вслед за стрелковыми частями двинулись и танковые корпуса. Но без предварительной инженерной разведки танки наткнулись на минные поля, понесли потери и были вынуждены остановиться.

17 декабря стрелковые войска продолжали развивать наступление. Армейские саперы обнаружили минные поля, проделали проходы и танки пошли вперед. Минуя освобожденную Дерезовку, 67-ая и 174-ая танковые бригады корпуса вместе с солдатами 195-ой гвардейской стрелковой дивизии встретили упорное сопротивление итальянцев в районе села Дубовиково. Однако атакой с флангов и фронта солдаты при активной поддержке танкистов ворвались в село и уничтожили три танка, шесть противотанковых орудий и до 150 солдат и офицеров противника. К исходу 18 декабря корпус завершил прорыв тактической зоны обороны противника и двумя колоннами двинулся вперед на станцию Кантемировка. 67-ая танковая и 31-ая мотострелковая бригады продвигались через село Талы, а 174-ая и 67-ая танковые бригады – через Писаревку.

После ожесточенных стычек с противником танкисты 19 декабря ворвались в станцию Кантемировка и захватили ее. В связи с тем, что пехота отстала, командование корпуса было вынуждено организовать круговую оборону и отбивать атаки противника вплоть до подхода 267-ой и 350-ой стрелковых дивизий. Сдав станцию 267-ой стрелковой дивизии, корпус ушел через Украину к городу Миллерово, где была окружена большая группа немцев и итальянцев.

18-ый танковый корпус (командир генерал-майор Бахаров Б.С.) после прорыва обороны противника с «Осетровского плацдарма», поддерживая наступление 44-ой стрелковой дивизии, прошел через Гадючье и Вервековку. Разгромив врага в районе Вервековки, форсировал р. Богучарку. Далее корпус двинулся на Поповку и Дядин, где помог дивизии отразить контрудар немцев, пытавшихся пробиться к Богучару, и степью пошел через Медово, Каразеево, которые уже были освобождены батальонами 38-й гвардейской стрелковой дивизии. Население радостно встречало колону танков. Водитель одного из танков через люк выбросил треугольник письма родителям, проживавшим в этом селе, где родился и жил до войны сам. В письме он сообщил коротко, что жив и поехал бить немцев. Это был Иван Яковлевич Толокнов. Из села Каразеево путь танкистов лежал к станице Мешковская.

19 декабря корпус занял ст. Мешковскую, вырвавшись на 35-40 км вперед от наступающих стрелковых соединений 1-й гвардейской армии. В результате этих смелых действий корпус, выйдя в район Мешковской, отрезал пути отхода с Дона главных сил 8-й итальянской армии. С подходом 21 декабря стрелковых дивизий 18-й танковый корпус продолжал развивать наступление и на следующий день овладел Ильичевкой, Верхне-Чирским, а затем повернул юго-западнее и стал продвигаться в район Миллерово добивать окруженную группировку немцев и итальянцев.

25-ый танковый корпус (командир генерал-майор Павлов П.П.) 17 декабря вышел из-под Нижнего Мамона на «Осетровский плацдарм» и вместе с частями 41-й гвардейской стрелковой дивизии двинулся через Твердохлебовку, Расковку, Барсуки, Шуриновку, Лебединку, хутор Широкий на Кашары и Морозовск, через тылы противника.

Особая задача была поставлена 24-му танковому корпусу (командир генерал-лейтенант В.М. Баданов)[13], которому предстояло пройти с боями от «Осетровского плацдарма» через тылы все группировки немецких войск, задействованных в большой излучине Дона, захватить станцию Тацинскую, где находился аэродром, снабжавший окруженную в Сталинграде группировку немецких войск оружием, боеприпасами и продовольствием.

Части 24-го танкового корпуса начали форсировать Дон в 11 часов 30 минут 17 декабря. Выйдя по мостам на «Осетровский плацдарм», корпус двинулся на юг вслед за ушедшими вперед 18-м и 25-м танковыми корпусами. Подойдя к с. Вервековка, танкисты остановились в раздумье, где лучше переправиться через речку Богучарку. Как рассказывали очевидцы того времени, после ухода вперед 18-го танкового корпуса, 18 декабря утром к селу подошла со стороны хутора Гадючье колонна танков. Из переднего танка вылез молодой танкист, видимо, командир колонны, сел на броню, развернул карту и, обращаясь к жителям, сказал: «Ну-ка, где тут проехать на Тацинскую?». Ему объяснили, что до Тацинской еще 300 км и что речку можно переехать только в селе Данцевка, где она мельче. И танкисты двинулись через село Твердохлебово, где сосредотачивались другие танковые бригады. Утром 19 декабря вновь заводились танковые двигатели, и население провожало танкистов в путь

Переправившись через речку, танкисты двинулись через с. Шуриновка, с. Лебединка, хутор Широкий на Алексеево - Лозовку и далее на юг на Тацинскую. На пути следования танкисты оказывали поддержку наступающим войскам, успешно захватили станцию, уничтожили на аэродроме около 300 самолетов, но потом оказались в окружении. Собравшись с силами, танкисты прорвали кольцо, и вышли из окружения.

В своей книге «Воспоминание и размышления» Г.К. Жуков писал: «Войдя в прорыв северо-западнее Богучара 17 декабря в 18 часов 30 минут, 24-й танковый корпус прошел с боями около 300 километров, уничтожив по пути к станции Тацинская 6700 вражеских солдат и офицеров и захватив громадное количество военного имущества». Бой за город Богучар был жарким. В письме с фронта Ивана Толочко, фронтового друга ефрейтора Ефима Якубовича, погибшего в бою в декабре 1942 года, описывалось: «Здравствуйте, дорогие родные ... Письмо вам от фронтового друга вашего сына и брата Толочко Ивана Павловича. Хочу описать некоторые подробности гибели моего друга, выразить соболезнование и утешить вас... Ваш сын погиб смертью храбрых в боях за нашу родную землю в конце 1942 года. В том тяжелом бою за г. Богучар мы были вместе у одного миномета. Мы шли вперед, гитлеровцы яростно сопротивлялись. Вражеская пуля угодила в грудь товарищу. Я тащил его с полкилометра на плечах до яра, куда не залетали вражеские пули... Перевязал его, Ефим все молчал, сказал лишь раз: „Оставь меня, погибнешь ведь..." Чувствуя близкую смерть, он попросил меня написать родным... И на руках у меня скончался».[14]

Вместе с наступающими войсками шли и военные корреспонденты, среди ни были: Алексей Сурков[15], корреспондента газеты «Красная звезда», автор знакомой всем россиянам песни «В землянке» и Петр Лидов корреспондент газеты «Правда», автор очерка «Таня» о Зои Космодемьянской. В своем дневнике П. Лидов писал «25 декабря. Солнечный день. Мороз до 30 градусов. Вместе с Алексеем Сурковым уехал в Богучар. Корреспонденцию о боях за Миллерово на девяти страницах передал с трудом из-за загрузки телеграфа. Москва приняла ее только в полночь...». А.Сурков в газете «Красная звезда» от 27 декабря 1942 года писал: «Как жалок вид этих надменных претендентов на господство над всем миром! Куда девалась их самоуверенная наглость, задранный кверху нос? Они плетутся, будто нашкодившие шелудивые псы, зябко ежась, вбирая голову в плечи. Они жалки, но не сострадание, а только гадливое презрение вызывают в нас эти выродки, совершающие под конвоем последний марш на восток. Вглядитесь в лицо вон той колхозницы, что застыла в оцепенении над догорающими головнями своей хаты. Обжигающая ненависть бьет из ее глаз. Наверно, такая же вот мученица распорола вилами живот фашистскому офицеру в Перещепное: Так и сейчас он валяется на улице с вилами в животе, вытаращив оловянные глаза».

«Авиационное обеспечение операции «Малый Сатурн» было поручено 17-ой и 2-ой ВА. Им противостоял VIII-ой, лучший авиакорпус Люфтваффе ВВС 8 – итальянской армии. 2-ая ВА поддерживала прорыв и наступление 6-ой армии Воронежского фронта на Кантемировку».[16]С 21декабря 1942 по 15 января 1943 года у села Купянка в 3 км от Богучара на аэродроме, где ранее базировались самолеты авиакорпуса итальянцев, разместился 814 истребительный авиационный полк, который участвовал в операции «Малый Сатурн». В декабре 1943 года прямо над полевым аэродромом в селе Купянка, где разместились все 3 полка дивизии, старший лейтенант Е.П. Савельев[17] на глазах у всех сбил «мессер».

Герой Советского Союза Евгений Петрович Савельев вспоминал: «На этом аэродроме (аэродром у села Купянка) мы впервые переживали радость первых побед и горечь утрат наших боевых товарищей (Дмитрий Готальский) в жестоких боях с лютым врагом».

Во второй половине дня 28 декабря 1942 г. тринадцать Як-1 814-го истребительного авиационного полка (ИАП) (207-й истребительный авиационный дивизион (ИАД), 17-я ВА) вылетели на прикрытие района Миллерово.

В районе станицы Мальчевская Миллеровского района они вели воздушный бой с большой группой немецких истребителей и бомбардировщиков. Младший лейтенант Николай Путько совместно со старшим сержантом Иваном Гузом сбили один бомбардировщик Ju-88, а старший сержант Алексей Пенязь - истребитель Bf-109. В районе станицы Мальчевская в затянувшейся схватке командира звена лейтенанта Дмитрия Готальского атаковали три Bf-109. Летчик не растерялся, смело принял бой и буквально в считанные минуты один за другим уничтожил два истребителя противника. При атаке третьего «Мессершмитта» на него сверху набросилась подошедшая пара немецких Bf-109, которая подбила его. Истекая кровью, Дмитрий сумел посадить самолет в поле, но немцы добили его уже на земле. Фронт отступил от Богучара, войска продвигались к Сталинграду.

Совинформбюро от 19 декабря 1942 года сообщало: «… нашими войсками было занято более 200 населенных пунктов, в том числе города Новая Калитва, Кантемировка, Богучар … В ходе наступления наши войска разгромили девять немецких дивизий и одну пехотную бригаду противника. Прорыв осуществлен силами Юго-Западного фронта, которым командовал Ватутин Н.В. и Воронежского фронта, которым командовал генерал-лейтенант Голиков Ф.И.».[18]

В ходе операции «Малый Сатурн» были разгромлены 8-ая итальянская армия, остатки 3-ей румынской армии и две гитлеровские пехотные дивизии. Наши войска продвинулись на 100-150 километров.

Знаменитый поэт, публицист А. Сурков в газете «Красная звезда» от 27 декабря 1942 года писал: «Богучарцы терпеливо ждали и надеялись. И вот их надежды сбылись. Погрому приближающейся канонады, по суматохе спешной эвакуации они догадались, что неволе приходит конец. К вечеру 18 декабря совсем рядом засвистели снаряды. С окраины от Перещепного по пятам убегающих немцев ворвались в город красноармейцы. Утром Богучар проснулся снова советским городом».

Многие местные юноши и девушки 17-18 лет добровольно стали бойцами 1-ой стрелковой дивизии. Назовем имена и фамилии лишь некоторых девушек и юношей: Галина Бондарева, сестры Полина и Екатерина Кравцовы, Раиса Петренко, Матрена Нередко, Анна Веприкова, Любовь Воронина, Клавдия Голубкова, Мария Зеленанина, Анна Гончарова, Евдокия Жилякова, Мария Лаптурова, Александра Бондарева, Михаил Шепеткин, Иван Бабарин, Максим Куделин, Степан Бахалов, Андрей Христиченко и многие другие. В селе Старотолучеево добровольцами стали 14 комсомольцев и комсомолок.

Богучар ожил и начал восстанавливаться, 23 декабря 1942 года, «комиссар партизанского отряда Алексей Дубровский уже приступил к исполнению своих прямых обязанностей председателя районного совета депутатов трудящихся. К нему приходят за поручениями, ему докладывают о пойманных предателях, о найденных складах, о всяких делах. От него ждут совета и помощи. Дубровский внимательно выслушивает каждого, дает советы, поручения, время от времени что – то заносит в записную книжку. Пункт за пунктом вырастает программа будущей первоочередной работы совета. Учесть инвентарь и имущество, оставшееся в колхозах после ухода оккупантов. Разработать план продовольственной, жилищной и всякой другой помощи пострадавшим от немецкого нашествия... С развалин взорванной немцами городской электростанции возвращаются техники. Они сообщают, что хотя здание рухнуло, но двигатель и ценнейшие части арматуры попорчены не сильно, и после небольшого ремонта станция может дать ток. Алексей Григорьевич весело потирает руки- Значит, скоро Богучар будет со светом. Ладно, потерпим.Сейчас и без электричества на душе светло».[19]

В последствии один и немецких полковников Л. Штейдле вспоминал: «Я бросаю в огонь письма, а вот на дне чемодана я нащупываю две книги, среди них «Майн кампф» Гитлера и маленькую икону, которую я купил за два рубля в Богучаре. Я уже хотел бросить «Майн кампф» в огонь, но что это мне даст? Пусть русские посмотрят, чего только нет в чемодане немецкого полковника».[20]



[1] Великая Отечественная война 1941-1945. Военно-исторические очерки. – М.: Наука, 1998. - Книга вторая. Перелом. – 502 с.; Сталинградская битва. Хроника, факты, люди.: В 2 кн. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. – Кн. 2. – 573 с.; Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия / Гл. ред. М.М. Козлов. Редколлегия: Ю.Я. Барабаш, П.А. Жилин (зам. гл. ред.), В.И. Канатов (отв. секретарь) и др. – М.: Сов. энциклопедия, 1985. – 832 с.

[2] С верой в победу. – М., 1985.

[3] Первогвардейцы вспоминают. – Чернигов, 1991.

[4] С верой в победу. – М., 1985. – С. 30.

[5] Воронежское сражение: страницы истории. – Воронеж, 2003.

[6] Воспоминание Ивана Китаева. Из письма Красным следопытам Купянской восьмилетней школы от 24 апреля 1973 года. Хранится в комнате боевой славы школы.

[7]http://fictionbook.ru/author/sbornik/krestoviyyi_pohod_na_rossiyu/read_online. html?page=7

[8] От Дона до Праги. – М., 1977. – С. 12.

[9] Десять лет в бою. – Киров, 1995. – С. 165.

[10] Массовый героизм. – Воронеж, 1996.

[11] Прокатов Василий Николаевич (1923-14.12.1942) – Герой Советского Союза. Родился в 1923 году в деревне Кузовлево Харовского района Вологодской области в семье крестьянина. Окончил 9 классов. Работал в колхозе. В Советской Армии с июля 1941 г. С этого времени на фронте. При осуществлении операции «Малый Сатурн» на Среднем Дону, командир отделения 1180-го стрелкового полка (350-я стрелковая дивизия. 6-я Армия Воронежский фронт) комсомолец сержант Прокатов во главе группы бойцов 14 декабря 1942 г. переправился через р. Дон в районе с. Дерезовка (в то время Россошанского района). Звание Героя Советского Союза присвоено 31 марта 1943 г. посмертно. Награжден орденом Ленина, Красной Звезды. Похо

0
531
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!