По Черкасскому тракту, что проходил через Воронежскую губерню на Кавказ, в свое время путешествовали А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, декабристы, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой. В апреле 1842 г. слуги бабушки поэта провезли по тракту прах М.Ю. Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу по черкасскому тракту через Богучарскую землю в семейный склеп села Тарханы.

Весной 1829 года А.С. Пушкин двигаясь на Кавказ по Черкасскому тракту, проследо-вал через Воронежский край. Путь его на юге Воронежской губернии в направлении станицы Казанской проходил через станции Нижний Мамон, Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год карта путешествия А.С. Пушкина.
Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случа-лось в сутки проехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи и свободно покатился по зеленой равнине».
Город Елец находился примерно в 437 верстах от границы Войка Донского. В летнее время А.С. Пушкин мог преодолеть это расстояние за четыре дня. Но учитывая, что после зимы дорога была хуже, то за 5 – 6 дней. К началу мая он был уже у станицы Казанской.
По преданию в одной из станций на юге воронежского края он заночевал. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде.
В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случи-лось мне проезжать через Н-скую губернию по тракту. Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади. В следствие чего смотрители со мною не церемонились и часто брал я с бою то, что, во мнении моем, следовало мне по праву. Бу-дучи молод и вспыльчив, я негодовал на низость и малодушие смотрителя, когда сей по-следний отдавал приготовленную мне тройку под коляску чиновного барина. Столь же долго не мог я привыкнуть и к тому, чтоб разборчивый холоп обносил меня блюдом на губернаторском обеде». Действительно А.С. Пушкин согласно чина коллежского секрета-ря мог получить только две лошади. Пять троек, которые были на станции, смотритель мог выдавать только государственным курьерам и фельдъегерям, поэтому дорога была утомительной и долгой.
На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская (хутор еще упоминается как Ковылин, Ковыльня, Ковыленка, Ковыльный – Е.Р.) находилась при ручье и логе Ковыленском недалеко от села Журавка, в прогоне 13 верст было 30 лошадей. На станции с. Бычек прогон составлял 15 верст и было 33 лошади. Третья станция Матюшинская – при логе Матюшинском, что напротив богучарской деревни Белая горка, здесь прогон 23 версты и было 33 лошади. Далее начинался Казанский перелаз через р. Дон.
Интересно, что в хозяйстве станции имелись постоялый двор, часовня, конюшни, се-новалы, каретные сараи, колодцы с водопоем для лошадей, баня, кузница. Здесь же имел-ся штат конюхов и ямщиков.
Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под Н - ской губернией вполне могла быть воронежская, трактом – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю», - пишет далее А.С. Пушкин. Здесь он согласно статьи альманаха «Памятники отечества» и заночевал..
На какой из почтовых станций Ковыленской (Ковыленка, Ковылин) или Матюшин-ской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанский перелаз рано утром.
В селе Нижний Мамон, где в начале XIX века была станция Черкасского тракта, и су-ществует музей крестьянского быта. Библиотекарь и заведующий музеем Кутепов Нико-лай Тихонович посетителям рассказывает местную легенду про пушкинский чайник, из которого как будто бы угощали Александра Пушкина. Это забавная легенда, к которой все относятся с улыбкой, но она существует.
Есть и другая быль, существующая у богучарцев, о том, что сюжетом произведения «Станционный смотритель» стали события, происходившие на станции Ковыленской или Матючинской расположенной на Черкасском тракте.
Главного героя повести звали Самсон Вырин, несомненно, это имя хорошо рифмуется со словом Ковылин, а фамилия гусара Минский со словом Матюшинский. Может в этом имени и фамилии есть своеобразная шифровка Александра Пушкина имени станций.
Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести «Станционный смотри-тель» Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт – Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи.
В 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры в г. Богучаре расположился Финляндский драгунский полк, а гусары «квартировались», а потом и остались жить в селе Бычек. Возможно один из гусаров полка Минский, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю. В «Станционном смотрителе» есть такой эпизод: «С этой мыслию прибыл он в Петербург, остановился в Измайловском полку в доме отставного унтер-офицера, своего старого сослуживца, и начал свои поиски». Многие богучарцы в то время служили в Измайловском полку.
И в заключение приведу еще один отрывок из повести: «Лошади были давно готовы, а мне всё не хотелось расстаться с смотрителем и его дочкой. Наконец я с ними простился; отец пожелал мне доброго пути, а дочь проводила до телеги. В сенях я остановился и просил у ней позволения ее поцеловать: Дуня согласилась… Много могу я насчитать поцелуев. С тех пор, как этим занимаюсь, но ни один не оставил во мне столь долгого, столь приятного воспоминания». Возможно, именно поэтому Александру Пушкину так запомнился этот страстный поцелуй богучарской барышни крестьянки на станции и написал эту повесть.
Но была ли это станция Ковыленская? К концу XIX века станция Ковыленская где в 1829 году был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола пропала, на ее месте образовался хутор. На 1891 год в самом хуторе Ковыльный было 8 дворов, 71 чело-век жителей, а начале 70 – х годов XX века хутор исчез совсем.

+2
339
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!