Лупа:

Город Богучар - населённый пункт воинской доблести Воронежской области.

21 ноября 2022 года губернатор Воронежской области А. Гусев сообщил о присвоении почетного статуса городу Богучару, селам Новая Калитва, Урыв-Покровка, Сторожевое и Щучье.

Богучарский поисковый отряд "Память" внёс свою лепту, подготовив "историческую справку", так называемое "документально подтвержденное описание событий, послуживших основанием для внесения предложения и ходатайства о присвоении городу Богучару почетного звания Воронежской области "Населенный пункт воинской доблести".

Краевед из Богучара Романов Евгений Павлович, год назад ушедший из жизни, мечтал о присвоении Богучару такого звания. При жизни ему не удалось осуществить свою мечту. В память о Романове поисковый отряд "Память" подготовил заявку Богучара, именно историческое обоснование.

"Богучар и богучарцы вписали золотыми буквами свое имя и в героическую летопись Великой Отечественной войны. Как и вся наша страна, на защиту рубежей Отечества встали и жители Богучарщины. Более восьми тысяч наших земляков ушли защищать свою Родину, более пяти тысяч не вернулись с фронтов.

В первые месяцы войны в городе был сформированы полк народного ополчения, истребительный батальон, штаб противовоздушной обороны. Командиром полка ополченцев был назначен Е.А. Шатских, комиссаром И.А. Зиновьев, начальником штаба Козлов. Командирами взводов стали: пулеметного -П.Р. Литвинов; стрелковых - Н.Г. Цапин, Н.Я. Котляров, Н.И. Енин, Г.М. Цыркунов. Ополченцами стали около 600 богучарцев. На вооружении полк имел: 4 станковых, 13 ручных пулеметов, 350 винтовок. Имелся конный взвод из 30 сабель. В ополчение наряду с мужчинами вступали и богучарские женщины.

Осенью и зимой 1941 года с приближением фронта, жители района участвовали в строительстве оборонительных сооружений, но никто их них не верил тогда, что война придёт к их родному порогу.

С началом июля 1942 года с тревогой вслушивались богучарцы в звуки канонады. И с каждым днём она становилась всё громче и громче, а ночью всё ярче светилось зарево на западе. По улицам Богучара беспрерывным потоком тянулись к Дону отступающие войска Красной Армии. Вот так, нежданно-негаданно, лязгая гусеницами немецких тяжёлых танков, война докатилась и до донских берегов.

В те трагические дни, когда решалась судьба нашей страны, в газете «Красная Звезда» вышла статья Ильи Эренбурга «Отечество в опасности!». Известный советский прозаик и публицист писал: «…Немцы подошли к Богучару. Они рвутся дальше – к солнечному сплетению страны – к Сталинграду. Они грозят Ростову. Они зарятся на Кубань, на Северный Кавказ… Угроза нависла над всей страной…».

Но Тихий Батюшка Дон, воспетый Михаилом Шолоховым, стал той чертой, через которую непрошенные гости дальше уже пройти не смогли. А такие планы у них имелись.

Так, оказавшейся стратегически важной переправе через Дон у Богучара немецкое командование придавало особое значение. Противник планировал захватить предмостное укрепление и саму переправу, создать плацдарм на левобережье Дона, и тем самым дать возможность для продвижения вперёд своих подвижных соединений на северном берегу реки в направлении на Сталинград. Приказ оперативного отдела Генерального штаба сухопутных войск вермахта о захвате переправы у Богучара был издан в 1 час 30 минут 10 июля 1942 года[1].

На тот момент немецким командованием ещё не было решено, будет ли основная группа подвижных соединений наступать на Сталинград из района станицы Мешковской на правом берегу Дона или через Богучар на левом берегу. Это зависело от складывающейся оперативной обстановки и, главное, от степени сохранности переправы.

Летняя кампания складывалась для германских войск удачно. Прорвав оборону советских войск, передовые танковые и моторизированные дивизии вермахта вкатывались вглубь большой излучины Дона. Серьёзного сопротивления они не встречали. К тому же, противник считал дивизии русских на берегах Дона слабыми, и не представляющими для него серьёзной опасности.

Но попытавшись выйти к Дону в районе небольшого города Богучара, впервые с момента своего наступления в большой излучине Дона, немецкие войска (части 29-й моторизованной дивизии) столкнулись с хорошо подготовленной и укрепленной линией обороны и ожесточённым сопротивлением её защитников.[2]

Несколько суток между Богучаром и Доном «вставала земля на дыбы», бои за «Богучарский тет-де-пон»[3] затихли только к вечеру 14 июля. Но далеко идущие планы гитлеровцев были сорваны, переправиться через Дон у Богучара они так и не смогли.

Остановили опьянённого победами врага бойцы и командиры 3-го батальона 412-го стрелкового полка 1-й стрелковой дивизии 63-й армии. Ранним утром 11 июля они приняли по силе неравный бой с немецкими войсками. Оборону на подступах к переправе у села Галиёвка занимала 8-я рота 3-го батальона, 9-я рота прикрывала переправу у села Журавка. Четверо суток защитники «Богучарского тет-де-пона» героически отражали атаки мотопехоты и танков противника на Грушевое и на Галиёвку. Ценой своей жизни обеспечили отход частей Красной Армии на восточный берег Дона.

О тяжёлых боях под Богучаром страна узнавала из ежедневных сводок Совинформбюро. Вот выдержка из утреннего сообщения за 13 июля 1942 года: «В течение ночи на 13 июля наши войска вели бои с противником на подступах к Воронежу и в районе Богучар. На других участках фронта существенных изменений не произошло… В районе Богучара наши войска вели тяжёлые оборонительные бои с наступающими частями противника. На одном из участков наши части уничтожили крупный отряд гитлеровцев, прорвавшийся в глубину нашей обороны. На другом участке уничтожено 5 танков и 350 солдат и офицеров противника…»[4].

Но силы действительно были неравны. И к исходу 14 июля оставшиеся в живых защитники «Богучарского тет-де-пона» под давлением превосходящих сил противника отошли на восточный берег Дона[5]. Из состава 3-го батальона осталось в строю всего около сотни штыков[6].

Но не только бойцам 412-го стрелкового полка выпало встретиться лицом к лицу с наступающим врагом в тех июльских боях под Богучаром. Отходившие на восток воинские части чекистского ведомства (НКВД СССР) – 98-й пограничный полк и 228-й полк конвойных войск – приняли бой с немцами у села Галиёвка. Зелёные и васильковые фуражки вместе бойцами и командирами 1-й стрелковой дивизии мужественно и стойко обороняли подходы к переправе через Дон. Её защитники дали возможность беспрепятственно перебраться на левый берег и отступающим войскам и большому потоку беженцев из числа мирного населения. Воины-конвойники помогли переправить на восточный берег до пятисот единиц автотранспорта и несколько гуртов скота. Сами же на восточный берег ушли одними из последних. А 9 июля 1942 года воины-пограничники и воины конвойного полка вели бой с выброшенным гитлеровцами у Галиёвки десантом, который имел задачей ударом с тыла захватить переправу через Дон. И в той схватке особенно отличился 1-й стрелковый батальон 98-го пограничного полка[7].

Те несколько дней тяжёлых оборонительных боёв под Богучаром в июле 1942 года, являясь только небольшим эпизодом начинавшейся Сталинградской битвы – самого масштабного и кровопролитного сражения в человеческой истории, несомненно, сыграли свою роль в её успешном завершении. Стойкость и мужество защитников «Богучарского тет-де-пона» не позволили осуществиться планам немецкого командования вести наступление на Сталинград по левому берегу Дона.

К середине июля 1942 года почти весь Богучарский район оказался под властью оккупантов (кроме трёх левобережных сёл – Журавки, Подколодновки и Старотолучеево). Началась одна из самых мрачных страниц в истории района. Пять месяцев (с июля по декабрь 1942 года) линия фронта проходила по реке Дон. Небольшой плацдарм на правобережье Дона, позднее названный Осетровским, советским войскам удалось удержать.

Дивизиям 63-й армии, занявшим позиции на левом берегу реки, была поставлена задача вести так называемую активную оборону, то есть не только не допускать переправы противника через реку, но и всеми возможными способами беспокоить врага, не давать ему спокойной жизни ни днём, ни ночью. На донских берегах завязались бои, которые военными историками принято называть боями местного значения. С разной степенью ожесточения они продолжались вплоть до начала наступательной операции «Малый Сатурн».

Особенно кровопролитные бои «местного значения» проходили в горловине Осетровской излучины: так, хутор Тихий Дон (Свинюха, Солонцы) Богучарского района за пять месяцев по нескольку раз переходил из рук в руки[8]. Советскими войсками активно проводилась разведка боем в районе придонских сёл Монастырщина, Абросимово и Грушевое, хуторов Ольховый и Оголев. И такая активная оборона советских войск на Среднем Дону сковывала возможности противника по переброске войск в район Сталинграда в период решающих боёв за город.

Но не только бойцы и командиры частей Красной Армии не давали спокойной жизни непрошенным гостям. На временно оккупированной территории Богучарского и Радченского районов[9] действовали партизаны. В Богучарском – отряд под командованием Белицкого С.П., 3-го секретаря райкома ВКП (б), комиссар отряда - Дубровский А.Г.[10], председатель райисполкома. В Радченском – отряд под командованием секретаря райкома партии Гениевского М.И., комиссаром в отряде был 1-й секретарь райкома Цыбин А.С.

Малые лесные массивы во временно оккупированных районах, оказавшихся к тому же в прифронтовой полосе, насыщенной войсками противника, не давали возможности активных действий. Но и в этих сложнейших условиях партизанские группы, совершали в тылу врага диверсии на дорогах, уничтожали мосты, жгли хлеб, вели разведку в интересах 1-й стрелковой дивизии, распространяли среди населения советские листовки, вселяли в людей веру в победу.

В Богучаре 7 ноября 1942 года братья Ермоленко, написав от руки 12 листовок, расклеили их по городу. В листовке сообщалось: «Дорогие товарищи! Поздравляем вас с днем Октябрьской Социалистической революции. Вся страна отмечает этот день своими достижениями. Давайте и мы помогать освобождению района. А чем? Прячьте хлеб, масло и остальные продукты питания. Прячьте теплые вещи. Немцы говорят, что эти вещи для военнопленных. Не верьте немцам. Режьте телефонные провода, поджигайте немецкие склады и дома с немцами. Товарищи! Во избежание жертв среди мирного населения ройте себе бомбоубежища. Оказывайте всяческую поддержку партизанам и красным разведчикам…».[11] Впоследствии подпольщики были расстреляны.

В боях с оккупантами, выполняя задания советского военного командования, смертью храбрых погибали партизаны Богучарского и Радченского отрядов. В состав партизанских групп, действовавших на оккупированной территории, входили и совсем ещё юные ребята. Незадолго до освобождения от оккупации были схвачены и зверски замучены немцами партизаны-подпольщики Ким Чечнев, Никифор Кривобородов, Михаил Курдюков. В Богучарской тюрьме были расстреляны оккупантами подпольщики Спиридон Иванович Шабельский (родной дядя молодогвардейца Ивана Туркенича), Нина Резникова с четырёхлетним сыном Валерой[12], руководитель антифашистской подпольной группы «Туркестанского легиона» Бахыт Байжанов.[13]

 

Из комсомольцев Богучарского района был сформирован партизанский отряд «Народный мститель». В составе отряда были девушки из Богучара: Клавдия Веремеева, Таисия Попова, Евгения Автономова, Дарья Калашникова. После обучения на партизанских курсах в городе Калаче Воронежской области девушек забросили в тыл врага, где они вели разведывательную и диверсионную деятельность.

Юноши и девушки города Богучара, сёл и хуторов района летом и осенью 1942 года по зову сердца добровольно вливались в ряды 1-й стрелковой дивизии, занимавшей оборону на левобережье Дона. Среди них были: Галина Бондарева, сестры Полина и Екатерина Кравцовы, Раиса Петренко, Матрена Нередко, Анна Веприкова, Любовь Воронина, Клавдия Голубкова, Мария Зеленина, Анна Гончарова, Евдокия Жилякова, Мария Лаптурова, Александра Бондарева, Михаил Шепеткин, Иван Бабарин, Максим Куделин, Степан Бахалов, Андрей Христиченко и многие другие. «Донским добровольцам» выпало освобождать родную землю от врага в составе дивизии, в декабре 1942 года многие из них погибли при прорыве обороны противника у хутора Тихий Дон, в бою за Богучар, в жестких сражениях под городами Миллерово и Лозовая зимой 1943 года[14].

Не смотря на важность боёв местного значения на Среднем Дону, исход всей войны во многом решался в те месяцы под Сталинградом, куда германское военное командование направляло свои самые боеспособные дивизии. А позиции на флангах Сталинградского сражения занимали войска союзников Германии – Венгрии, Италии и Румынии. 19 ноября началось контрнаступление советских войск под Сталинградом (операция «Уран»), итогом которого стало окружение немецко-румынской группировки численностью более 300 тысяч человек.

12 декабря противник попытался деблокировать Сталинградский «котёл» ударом извне, начав наступление из района Котельниково (операция «Зимняя гроза»). Но успешно проведенная наступательная операция советских войск в декабре 1942 года (операция «Малый Сатурн») похоронила последние надежды гитлеровцев на деблокаду своих окруженных войск. Наступательная операция на Среднем Дону фактически предрешила бесславную судьбу армии фельдмаршала Паулюса. А капитуляцию её штаба принял в здании сталинградского универмага уроженец села Липчанка Богучарского района - капитан Афанасий Фёдорович Васильев – командир группы парламентёров 97-й стрелковой бригады[15].

Остановимся подробнее о том, как в декабре 1942 года проходило наступление советских войск на Среднем Дону. Для проведения такой масштабной операции были привлечены 6-я армия Воронежского фронта и часть сил Юго-Западного фронта – 1-я и 3-я гвардейские армии, 5-я танковая армия, 2-я и 17-я воздушные армии. Всего были задействованы силы 39 дивизий общей численностью более 689000 человек, свыше 5000 орудий и минометов, более 1000 танков и 400 самолетов. Войска противника составляли одну итальянскую и одну румынскую армии общей численностью 459000 человек, более 6000 орудий и минометов, около 600 танков и столько же самолетов. Несколько немецких дивизий были приданы для усиления войск союзников. Так, позиции в районе Богучара занимала германская 298-я пехотная дивизия, она с тыла «подпирала» итальянские пехотные дивизии «Равенна» и «Коссерия», которые должны были удержать фронт на участке село Новая Калитва – хутор Тихий Дон.

Ранним утром 16 декабря началась Среднедонская наступательная операция Юго-Западного и Воронежского фронтов (операция «Малый Сатурн»). В ходе наступления были полностью освобождены от оккупантов Верхнемамонский и Богучарский районы, частично Кантемировский и Россошанский районы Воронежской области в их нынешних границах. В ночь на 19 декабря 1942 года районный центр город Богучар освободили подразделения 1-й стрелковой и 44-й гвардейской стрелковых дивизий 1-й гвардейской армии. В тот же день было освобождено и село Радченское – центр одноимённого района Воронежской области. Потому день 19 декабря отмечается богучарцами как дата освобождения города и района от оккупации.

Мало кому известно о событиях, предшествовавших началу операции «Малый Сатурн», но сыгравших важную роль в её успешном проведении. Так, 11 – 12 декабря 1942 года на участках 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта и 6-й армии Воронежского фронта была проведена силовая разведка боем. Несколько стрелковых батальонов перешли реку Дон и захватили ряд плацдармов на её правом берегу. Завязались бои с боевым охранением и с подошедшими к местам прорыва резервами противника. Но разведка проходила с разной степенью успеха. Так, на участке 38-й гвардейской стрелковой дивизии в ходе разведки боем удалось освободить первый населенный пункт на правобережье Дона – хутор Оголев Радченского района. Удачно проходила разведка на участках 195-й и 127-й стрелковых дивизии 6-й армии Воронежского фронта. А усиленный батальон 412-го полка 1-й стрелковой дивизии, получивший приказ наступать на хутор Тихий Дон Богучарского района, вынужден был залечь и окопаться в 300-х метрах от хутора. Противник кинжальным огнём не давал бойцам и командирам поднять головы.

Бои за плацдармы, за господствующие высоты правого берега продолжались ещё несколько дней, окончательно затихнув к 14 декабря 1942 года. Так как продолжения со стороны советских войск не последовало, то командование противника посчитало силовую разведку за начало наступления, но только с локальной целью улучшить свои позиции. Потому главный удар, нанесенный советскими войсками утром 16 декабря с «Осетровского плацдарма», оказался для противника неожиданным.

После артиллерийской подготовки бойцы и командиры 41-й и 44-й гвардейских стрелковых дивизий (сменившие на плацдарме части 1-й стрелковой дивизии) пошли в наступление по пояс в снегу. Противник за несколько месяцев относительно спокойной жизни создал в горловине Осетровской излучины труднопроходимую оборону. Многослойные минные поля на опасных участках, замаскированные огневые точки, глубокие траншеи, колья с колючей проволокой в несколько рядов, систему опорных пунктов на господствующих высотах – нужно было преодолеть силами только «матушки пехоты» при поддержке авиации и артиллерии. Танковые корпуса планировалось вводить только в прорыв.

К исходу первого дня наступления прорвать оборону противника в горловине Осетровской излучины советской пехоте не удалось. Советское командование приказало ввести в бой танковые корпуса, не дожидаясь прорыва обороны противника стрелковыми частями. В тот день танкисты потеряли много боевых машин на минных полях, кроме того, большие потери наступающим танковым бригадам наносили налёты вражеской авиации. Потому прорвать оборону врага и выбить противника из опорных пунктов его обороны (сёл Свобода и Филоново Богучарского района) удалось только 17 декабря.

Противник ввел в бои резерв – немецкую 27-ю танковую дивизию и попытался контратаковать. Ожесточенные бои велись за хутор Голый и село Дубовиково Богучарского района, где погиб видный советский военачальник командир 267-й стрелковой дивизии 6-й армии Воронежского фронта полковник А.К. Кудряшов.

Первые дни наступательной операции "Малый Сатурн", форсирование Дона, штурм первой линии обороны противника отмечены беспримерным героизмом советских солдат и командиров. Подвиги самопожертвования совершили сержант 1180-го стрелкового полка 350-й стрелковой дивизии Герой Советского Союза Василий Николаевич Прокатов (в ходе силовой разведки у села Дерезовка Верхнемамонского района), сержант 126-го гвардейского стрелкового полка 41-й гвардейской стрелковой дивизии Сергей Кузьмич Кирсанов[16] (у высоты 217.2 на границе Богучарского и Верхнемамонского районов), лейтенант мотострелкового пулеметного батальона 175-й танковой бригады 25-го танкового корпуса Яков Васильевич Кузнецов[17] (у высоты 197.0 к северу от села Свобода Богучарского района). Своей грудью они закрыли амбразуры вражеских огневых точек, предвосхитив подвиг Александра Матросова, ценой своей жизни обеспечили продвижение вперёд частей Красной Армии.

С прорывом в горловине Осетровской излучины первой линии обороны противника завязались ожесточённые бои на второй линии обороны – на рубеже реки Богучарка. Немецкие и итальянские части пытались удержать город Богучар, населенные пункты Вервековка, Поповка, Расковка, Данцевка.

К городу Богучару со стороны хутора Перещепный подходили части 1-й стрелковой дивизии, перешедшие через Дон в районе хутора Тихий Дон. 18 декабря ими была предпринята попытка ворваться в город на плечах отходящего противника. Но атака советской пехоты была отбита, так как противник сильно укрепился на северной окраине города. Но с запада и юго-запада районный центр охватывали подразделения 44-й гвардейской дивизии. Богучарская группировка противника фактически оказалась в окружении.

Немцы попытались её деблокировать, нанеся удар со стороны хутора Дядин в направлении Богучара. Части 44-й гвардейской стрелковой дивизии выдержали удар противника, контрударом отбросили его от города. Бои за Богучар носили исключительно упорный характер. В ночь на 19 декабря совместным ударом 1-й стрелковой и 44-й гвардейской стрелковых дивизий Богучар был освобожден[18]. На пожарной каланче в центре города было водружено красное знамя. Деморализованный противник стал отходить из Богучара в юго-восточном направлении – на село Дьяченково.

Важные события происходили в полосе обороны 2-го армейского корпуса противника. Введённые в прорыв с «Осетровского плацдарма» четыре советских танковых корпуса «как нож сквозь масло» прошли по тылам 8-й итальянской армии. 19 декабря частями 17-го танкового корпуса была освобождена Кантемировка и перерезана железнодорожная ветка Лиски – Миллерово.

Форсировав реку Богучарку, танкисты 24-го танкового корпуса к исходу 18 декабря подошли к селу Шуриновка, намного обогнав стрелковые части 1-й гвардейской армии. Итальянский гарнизон Шуриновки не ожидал появления русских танков, потому бой 4-й гвардейской танковой бригады корпуса за это небольшое село был скоротечным. Таким образом, танкисты перерезали пути возможного отхода на запад противника из района Радченское. Так на богучарской земле начинался знаменитый «Тацинский рейд» 24-го танкового корпуса под командованием Василия Михайловича Баданова, генерал-майора танковых войск[19]. В своей книге «Воспоминание и размышления»  Г.К. Жуков писал: «Войдя в прорыв северо-западнее Богучара 17 декабря в 18 часов 30 минут, 24-й танковый корпус прошел с боями около 300 километров, уничтожив по пути к станции Тацинская 6700 вражеских солдат и офицеров и захватив громадное количество военного имущества».[20]

Танкисты 18-го танкового корпуса вышли в район села Криница, имея задачу двигаться в район хутора Хлебный. К вечеру 19 декабря части 18-го танкового корпуса, почти не встречая сопротивления противника, достигли района станицы Мешковской. Тем самым перерезав пути отхода на запад немецким и итальянским дивизиям, которые ещё держали оборону на правом берегу Дона. Но сплошного фронта окружения создано не было, так как стрелковые части отставали. 

В стороне от главного удара, к югу от села Красногоровка (где наступали части 38-й гвардейской стрелковой дивизии), к полудню 19 декабря еще продолжали держать оборону части итальянской дивизии «Пасубио» при поддержке чернорубашечников и отошедших из Богучара частей немецкой 298-й дивизии. Противник загодя создал в том районе вторую линию обороны, прикрывавшую автодорогу из Богучара на Монастырщину. Но к утру 19 декабря части противника, занявшие оборону на этом рубеже, уже находились в окружении. Путь на запад им был отрезан, и к вечеру многотысячные колонны противника начали свое бесславное отступление из района Красногоровка – Абросимово в направлении села Медово и далее на юг. Где соединились с остатками итальянских дивизии «Торино» и «Челере», отходивших на запад с занимаемых позиций на правом берегу Дона. Вся эта огромная масса войск пыталась вырваться из окружения. На пути колонн противника встали воины 18-го танкового корпуса и подошедшая пехота 1-й стрелковой дивизии. 20 - 21 декабря район хутора Хлебный стал местом ожесточённых сражений. С отчаяньем обречённых противник шёл на прорыв, нередко дело доходило до рукопашных схваток.

Немало героических подвигов было совершено советскими воинами в тех кровопролитных боях. Так, отражая попытку колонны противника вырваться из окружения, 21 декабря 1942 года в бою у хутора Хлебный бронеавтомобиль 18-го танкового корпуса был подожжён. Экипаж горящего броневика на полном ходу врезался в колонну противника, ведя пулемётный огонь по врагу. Ценой своей жизни советские воины остановили врага[21]. Героический экипаж бронемашины: красноармеец 18-го танкового корпуса Пётр Алексеевич Зорин и лейтенант 1-й стрелковой дивизии Константин Дмитриевич Одинцов.

Итальянский офицер Д. Толли, участник событий декабря 1942 года, в книге «С итальянской армией в России» писал: «16 декабря советские войска опрокинули фронт итальянской армии, 17 декабря развалился весь фронт, а 18   декабря к югу от Богучара сомкнулось кольцо сил, действовавших с запада и востока. … Артиллерия и машины были брошены. Многие офицеры срывали с себя знаки различия, солдаты бросали пулеметы, винтовки, снаряжение».[22]

Именно в районе Богучара в декабре 1942 года были разгромлены основные силы 8-й итальянской армии (за исключением альпийского корпуса). Огромные потери в ходе боёв на Среднем и Верхнем Дону вынудили фашистскую Италию вскоре закончить войну на «русском фронте». Бесславный «крестовый поход» на Восток стоил итальянскому диктатору Бенито Муссолини власти, а впоследствии, и жизни. В результате Среднедонской операции советские войска, прорвав вражеский фронт шириной до 340 км, разгромили 5 итальянских, 5 румынских и 1 немецкую дивизию, 3 итальянских бригады, нанесли тяжелые потери 4 пехотным и 2 танковым немецким дивизиям, продвинулись на 150-200 км и вышли в тыл немецкой группы армий «Дон». Успешное наступление советских войск в районе Среднего Дона стало вторым этапом окружения и разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, и явилось началом освобождения правобережной части Воронежской области от немецко-фашистских захватчиков.

В боях с немецко-фашистскими захватчиками с июля по декабрь 1942 года на территории Богучарского района погибли, умерли от ран и пропали без вести более трех тысяч советских воинов.

С января 1943 года в ставшем тыловым Богучарском районе дислоцировались санитарные и лечебные учреждения 1-й гвардейской армии. Госпитали и другие санучреждения находились в городе Богучаре, сёлах Дьяченково, Твердохлебовка, Радченское, Шуриновка, Лебединка, Криница[23]. Военные медики спасли тысячи жизней раненых советских воинов. Большую помощь в этом им оказали богучарские женщины, ставшие санитарками и прачками, добровольно сдававшие для раненых свою кровь.

В январе – феврале 1943 года жители сёл и хуторов Богучарского района помогли советским военным железнодорожникам в эксплуатации трофейной узкоколейной железной дороги, которую оккупанты тянули к городу Богучару от станции Шелестовка ЮВЖД. Женщины, старики и подростки в сильный мороз выходили на расчистку железнодорожных путей от снежных заносов. Благодаря чему, советскому военному командованию удалось организовать по узкоколейке бесперебойное снабжение наступавших на запад частей Красной Армии с тыловых армейских складов, находившихся на левобережье Дона[24].

Беспримерный героизм и самопожертвование проявили богучарские подростки 15-17 лет, добровольно выходившие на разминирование полей и дорог, ценой своей жизни обеспечили проведение посевных кампаний в 1943 - 1944 годах. Следует отметить, что в Воронежской области и в, частности, Богучарском и Радченском районах, работа по разминированию началась ровно за год до выхода Постановления Государственного комитета обороны (ГКО) СССР № 5216 от 19 февраля 1944 года «О привлечении организаций Осоавиахима к работам по разминированию и сбору трофейного и отечественного имущества в районах, освобождённых от немецкой оккупации». 23 февраля 1943 г. бюро Воронежского обкома ВКП(б) поручило начальнику отделения местной противовоздушной обороны (МПВО) Управления НКВД организовать курсы по подготовке минёров и пиротехников из местного населения для города Воронежа и районов области. После окончания таких кратковременных курсов подростки выходили разминирование. Обезвреживая взрывоопасные боеприпасы, в большом количестве оставшиеся на местах боёв, погибли юные богучарские сапёры Женя Седов, Жора Зайцев, Миша Звозников, Алёша Мисанов, Вася Безуглов. Десятки ребят, среди которых Иван Волошин, Иван Татаренков, Григорий Мануйлов, Василий Полтавский, Василий Гениевский, получили тяжёлые ранения и контузии. По инструкции ребята должны были обезвреживать по 7-10 мин в смену, а делали и по 100 разминирований: ведь поля ждали плуга, а жители – безопасносной жизни. И только в 1947 году руководитель богучарских разминёров В.Я. Козинченко передал представителю Орловского военного округа акт о завершении разминирования Богучарского района.[25]

Богучарцы - жители города, колхозники, рабочие и служащие совхозов района – вносили денежные средства на строительство танковой колонны «Воронежский колхозник», сдавали тёплые вещи для бойцов и командиров Красной Армии, участвовали в строительстве оборонительных сооружений. Богучарцы, как и вся наша страна, жили в едином порыве: «Всё для фронта! Всё для Победы!» Нужно было в исключительно тяжелых условиях обеспечить весеннюю посевную кампанию, обеспечивать сражающуюся армию продовольствием. А сделать это было непросто. Ведь за период оккупации народному хозяйству района был нанесен огромный ущерб. Так согласно акту комиссии, утвержденному 18 сентября 1943 года Богучарским райисполкомом, общий размер убытков и ущерба за период оккупации составил 101 192 644 рубля[26]. Проводить посевную пришлось «на быках», так как был уничтожен машинно-тракторный парк МТС. В ходе боёв практически полностью были разрушены многие населенные пункты района, особенно пострадали придонские сёла и хутора Галиёвка, Ольховый, Дубовиково, Тихий Дон, Терешково, Пасека. Сильно пострадал и город Богучар. В руинах лежали городские школы, больница, электростанция, чугунолитейный завод, большинство кирпичных зданий исторического центра города. В Богучаре более или менее целыми остались лишь 7–8 % зданий[27], что говорит об ожесточенном характере боёв за город.

Первые шаги по восстановлению хозяйства района после немецкой оккупации описаны в докладной записке Богучарского райисполкома Воронежскому облисполко­му от 12.02.1943 года. В ней говорится о том, что Богучарский райис­полком приступил к работе в день освобождения Богучара - 19.12.1942 года. К 27.12.1942 года были восстановлены правления колхозов и администра­ции совхозов. За первые 10 дней после освобожде­ния района начали работать машинные и трактор­ные мастерские (кузница на 2 горна и токарный станок), кожевенный завод, вальцовая мельница, маслозавод, гончарный цех промкомбината, столовая, один магазин.

С первого января 1943 года начали открывать­ся и работать в приспособленных частных домах или частично отремонтированных школьных зданиях 28 школ, в том числе 2 средних школы и 5 начальных. В школах обучалось 1816 учащихся. Работало 102 учителя, к 10 февраля число уча­щихся увеличилось до 2136 человек (до оккупа­ции в школах было свыше 4500 школьников). К 10 февраля 1943 г. в районе начала работать артель швейников, валяльный цех, мастерская по ремонту обуви и изготовлению гребешков, зарабо­тала артель инвалидов. Начала работать электро­станция, которая освещала 35 домов и две улицы. Приступили к работе районная больница на 40 коек, 5 фельдшерских пунктов, открылись детская консультация и городские ясли на 25 человек. В районе стало работать 2 врача. Лечение больных проводилось трофейными медикаментами. В районе заработала телефонная станция на 17 телефонных номеров. Установлена была пер­вая связь с селами, заработал городской радио­узел на 50 радиоточек.

На восстановление Богучара работало почти все население. Только за март 1943 г. на приведе­ние в порядок улиц и восстановление частично разрушенных зданий в порядке общественной работы было затрачено около 5 тыс. человеко-дней. Силами общественности были отремон­тированы и начали работать городской детсад на 30 человек, несколько цехов промкомбината и бытовых учреждений.

После того, как специальные трофейные ко­манды собрали и вывезли трофейное имущество — танки, орудия, минометы, автоматы, снаряды, патроны и другие трофеи, жители Богучарского района на полях, в бурьянах, в оврагах, в балках, окопах и блиндажах под снегом собрали и сдали Советской Армии 57 мелкокалиберных орудий, 58 минометов, 79 пулеметов, 1750 винтовок и ав­томатов, 14 500 ручных гранат, 23 тыс. снарядов и мин, 365 тыс. патронов и много другого трофей­ного имущества.[28]

Из собранного богучарцами металлолома было построено шесть танков. За счет средств жителей района изготовлен боевой самолет «Богучарец».[29]

26 сентября 1943 г. на сессии районного Со­вета депутатов трудящихся обсуждался вопрос о выполнении Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации» от 21 августа 1943 года. Сессия райсовета отметила, что благодаря огромной помощи Ком­мунистической партии и Советского правитель­ства за 8 месяцев после освобождения района от немецкой оккупации трудящиеся восстановили и построили 130 жилых домов и 120 домов находи­лись в стадии строительства и восстановления. В первые же дни после освобождения Богу­чара жителям района было выдано 8500 центнеров продо­вольственного зерна.   

На восстановление города Богучара Советское правительство выделило 800 тысяч рублей. К концу Великой Отечественной войны было восстановлено 6 коммунальных домов, половина здания район­ной больницы, баня, отремонтированы и восста­новлены часть ведомственных зданий и цехов.

Несмотря на исключительные трудности, богучарцы в тылу и на фронтах совершали трудовые и ратные подвиги. Богучарская земля дала стране восемь Героев Советского Союза. Среди них: Иван Потапович Аплётов из села Сухой Донец, Дмитрий Иванович Бондарев из села Старотолучеево, Терентий Иванович Брагонин из села Сухой Донец, Яков Савельевич Виноградов из хутора Оголев, Андрей Матвеевич Ковалёв из хутора Новоникольск, Яков Михайлович Котов из села Терешково, Иван Фёдорович Масловский из села Данцевка, Никанор Трофимович Рубцов из села Подколодновка. Тысячи богучарцев были награждены боевыми орденами и медалями.

В связи с предстоящим празднованием 80-летия  разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (Указ Президента РФ от 15 июля 2022 года № 457), и учитывая мужество, стойкость и массовый героизм, проявленный защитниками города Богучара в борьбе за свободу и независимость Отечества, а также важное значение боёв под Богучаром с июля по декабрь 1942 года в победном итоге Сталинградской битвы, положившей начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны, мы считаем, что город Богучар достоин присвоения почётного звания Воронежской области «Населённый пункт воинской доблести».

 

 


[1] Трофейные документы оперативного отдела группы армий «А»: журнал боевых действий командования группы армий «А», том 1, часть 1 за 22.04. – 31.07.1942 г. ЦАМО РФ, Фонд 500, Опись 12462, Дело 196, Лист 44.

[2] Приложение к приказу VIII армейского корпуса вермахта № 42 от 18.07.1942 (T-315 R-1291 F-604/605).

[3] «Тет-де-пон» - предмостное укрепление, предмостная оборонительная позиция, создаваемая с целью прикрытия (обороны) мостовой переправы. С французского «Tête de pont» переводится как «голова моста». Согласно документам 63-й армии, «Богучарский тет-де-пон» находился на правом берегу Дона на участке сёл Галиёвка – Грушевое Богучарского района.

[4] Сообщения Советского Информбюро. Т. 3 (июль-декабрь 1942 года). — М.: Совинформбюро, 1944. — 434 с.

[5] Донесение штаба 63-й армии № 003 от 15.07.1942 года. ЦАМО РФ, Фонд 312, Опись 4245, Дело 28, Лист 18.

[6] Журнал боевых действий 63-й армии за июль 1942г. ЦАМО РФ, Фонд 312, Опись 4245, Дело 54, Лист 29.

[7] Стариков Николай. Войска НКВД на фронте и в тылу. М.: Алгоритм, 2014. С.287.

[8] Документ «Бой за Осетровский плацдарм 1-й стрелковой дивизии 63 армии».  ЦА МО РФ, Фонд 312, Опись 4245, Дело 54, Листы 1-50.

[9] Радченский район — административно-территориальная единица в составе Воронежской области (1935—1954) и Каменской области (1954-1956). 2 ноября 1956 года Радченский район был упразднён, его территория вошла в состав Богучарского района

[10] Дубровский Алексей Григорьевич (21.02.1908 – 7.12.1979) – председатель райисполкома, комиссар партизанского отряда. Родился 21 февраля 1908 г. в г. Богучаре, здесь же закончил реальное училище, в 1925 году стал студентом Богучарского педучилища им. Н.К. Крупской. В 30-е годы работал завучем в педучилище, заведующим районным отделом по образованию. В начале 40-х гг. назначен председателем Богучарского райисполкома. После освобождения от оккупации снова вернулся на должность председателя райисполкома.

[11] ПАВО ф. 3. оп. 1. д. 4281 коробка. 610. л. 5979 (об)

[12] ПАВО ф. 1. оп. 1. д. 554. л. 124-130.

[13] История Казахстана: белые пятна: Сб. ст. / Сост.Ж.Б. Абылхожин. - Алма-Ата: Казахстан, 1991.

[14] Гончарова Н.П. Донские добровольцы. - Воронеж. обл. тип.- Изд-во им. Е. А. Болховитинова, 2007, стр.1-94

[15] Очерк «Как наш земляк фельдмаршала пленил». Солорев Э.А. Богучарский рубеж. Проза и публицистика. - Воронеж: АО «Воронежская областная типография», 2021. – с. 162 - 176.

[16] ЦА МО РФ, фонд 1138, опись 1, дело 1, лист 35. Очерк «Шагнувший в бессмертие». Солорев Э.А. Богучарский рубеж. Проза и публицистика. - Воронеж: АО «Воронежская областная типография», 2021. – с. 88 - 97.

[17] ЦА МО РФ, фонд 33, опись 682526, единица хранения 96.

[18] ЦА МО, фонд 1146, опись 1, дело 2, лист 14 (Документ 44-й гвардейской стрелковой дивизии «Прорыв обороны врага на Дону - окружение и уничтожение 8итальянской армии»)

[19] Э. В. Порфирьев. Рейд к Тацинской //Военно-исторический журнал 1987 год, № 11

[20] Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. – Москва, 1985, - С. 318.

[21] ЦАМО РФ, Фонд 33, Опись 682525, Единица хранения 151

[22] Воспоминания итальянского офицера Д. Толли, участника событий зимы 1942-43 гг. в книге «С итальянской армией в России».

[23] Сборник архивных документов по медицинскому обеспечению войск Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг. Вып. 1. Лечебно-эвакуационные планы фронтов, армий и других объединений в оборонительных операциях Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. – Л., 1959.

[24] Узкоколейка. Солорев Э.А. Богучарский рубеж. Проза и публицистика. - Воронеж: АО «Воронежская областная типография», 2021. – с. 260 - 298.

[25] Смерти смотрели в глаза. – Сельская новь. - 98, 2009г., С.2.

[26] Богучарский край от А до Я: краткая краеведческая энциклопедия – Воронеж: Кварта, 2006, стр.58.

[27] ГАОПИ ВО. Фонд 3, Опись 1, Дело, 4566, Листы 54–56, 64.

[28] Богучарский край от А до Я: краткая краеведческая энциклопедия. – Воронеж, 2006. – С.59-60.

[29] Романов Е. Богучар в сорок втором. – Сельская новь. - №114, 1995г., С.2.

 

21 ноября 2022 года губернатор Воронежской области А. Гусев сообщил о присвоении почетного статуса городу Богучару, селам Новая Калитва, Урыв-Покровка, Сторожевое и Щучье.

Для прокрутки изображений можно использовать стрелки клавиаутры: и
0
343
RSS
21:01

После того, как будет документально оформлено присвоение почетного звания городу Богучару, на его территории будет установлена стела с изображением герба и текстом Указа губернатора Воронежской области от присвоении почетного звания.

18:36

Изображение

Указ губернатора Воронежской области от 05.12.2022 № 205-у.