Лупа:

«Колхозники и трудящиеся Радченского района стонут под игом фашистских оккупантов и не дождутся дня их освобождения»: докладная записка партизан-коммунистов Воронежскому обкому ВКП(б)

 

16 октября 1942 г.

Секретно

Воронежскому обкому ВКП(б)

Докладная записка

30 августа 1942 г[ода] мы, группа партизан-коммунистов – Попов А.Г. (редактор Радченской районной газеты), Лазарев П.Г. (механик Липчанской МТС) и Глухов (пред[седатель] колхоза «Заветы Ленина») получили задание Радченского РК ВКП(б) перейти линию вражеской обороны, и, с разведывательной целью, проникнуть в глубь своего р[айо]на.

В ночь на 31 августа командование 408 пех[отного] полка переправила нас на правый берег Дона. Маскируясь и переползая, мы в первую же ночь миновали линию вражеской обороны и стеною, бурьянами, по оврагам и балкам, минуя дороги, стали пробираться вглубь р[айо]на.

Первое, что поразило нас – это гнетущая тишина на некогда радостной и цветущей земле. Нигде ни звука, ни голосов. Поля мертвы. Колхозники из придонских сел – [хутора] Оголева, Монастырщина, Пасека, 1-е и 2-е Белые Горки изгнаны немецкими оккупантами вглубь р[айо]на. Часть из них поселилась у родных и знакомых, часть по лесам и оврагам, в наскоро вырытых землянках.

Первый свой день в тылу врага мы провели в посевах проса монастырщинских колхозов, недалеко от вражеской батареи, за наблюдением передвижения сил противника и работой батареи. Второй день – в лесу около хут[ора] Новый быт. О расположении сил врага, огневых средств и складов, по прибытии из разведки, донесли командование полка. Сведения наши оказались для командования весьма ценными.

Дойдя до леса Мышкино, через знакомую Глухова, живущую на кордоне, Дусю (фамилию, которая не упомним) вызвали в лес для Глухова, Денисова, плесновского старосту (кандидат в чл[ены] ВКП(б), работавший ранее агентом в уполнаркомзаге[I]). Последний явился с лесником Фроловым, принес нам продукты и табаку, и проинформировал о положении дел в р[айо]не. Денисов просил нас в случае освобождения р[айо]на защитить его, так как он, по его словам, работает по принуждению, готовит к побегу группу военнопленных красноармейцев. Наше же личное мнение о Денисове сложилось такое, что он не совсем надежный человек, пришел к нам лишь потому, что Глухов – его родственник. Денисову немцы разрешили выписать свою семью, находящуюся, кажется, в Таганроге[II], где он работал до приезда в Радченск[ое].

Во время нашего пребывания в р[айо]не хлеб на полях в основном был убран и заскирдован силами военнопленных кр[асноармей]цев и поголовной мобилизацией населения. Обмолоченный хлеб немцы вывозят, забирают так же они хлеб у колхозников. Скот колхозов, оставшийся не эвакуированный, угнан. Забран так же скот у колхозников. Тракторы Липчанской МТС разбросаны по полям и оврагам (в [cелах] Криница, Медово и т[ак] д[алее]). Большинство из них поломано.

Немцы беззастенчиво грабят р[айо]н и население. Был издан приказ о немедленной сдаче населением теплых вещей – за не сдачу которых расстрел и порка. Во время прохождения фашистских войск, солдаты забирали все хорошие вещи у населения и тут же отправляли их в посылках в Германию.

В хут[оре] Перекрестове немцы забрали у колхозника Жилякова 5 цент[неров] меду, у Чернышевой Раисы 5 цент[нера] пшеницы. Сидя в лесу около хут[ора], мы видели сами, как итальянский комендант села Н[ово]-Никольское бил палкой колхозницу Павлову лишь за то, что она ему насыпала мелкой картошки.

В р[айо]не царит террор. По приказу немецкой комендатуры в 7 час[ов] вечера всем жителям запрещается выходить на улицу и открывать кому бы то не было дверь. За нарушение – расстрел. В селе Каразеево убит, не успевший выехать аптекарь Марк Львович Ильин, на кордоне Мышкино изнасилована П-ва Ек[атерина]. Это только часть немногочисленных фактов, известных нам.

Из всех немногочисленных встреч с местным населением самое хорошие впечатление у нас осталось о жительнице кордона леса Мышкино Дусе, фамилия которой, к сожалению, осталась не известной. Презирая опасность, она 3 суток носила нам в лес пищу, приносила информацию, по интересующим нас вопросам.

Возмутительный случай предательства нас произошел в хут[оре] Лиман старостой Г. Г. работал бригадиром тракторного отряда Липчанской МТС, и мы решили зайти к нему, как к надежному человеку. Часа в 2 ночи, числа 10-12 сентября мы постучали к нему в квартиру, не зная, что он староста. Но Г. не открыл нам, а узнав, по голосу механика Лазарева, утром заявил в комендатуру, после чего по р[айо]ну была устроена фашистами облава. Об этом сказал нам, оставшийся там коммунист Мамченко, к которому мы заходили по пути из р[айо]на. Обыск был и у Мамченко.

Колхозники и трудящиеся Радченского р[айо]на стонут под игом фашистских оккупантов и не дождутся дня их освобождения.

В ночь на 18 сент[ября] мы снова перешли линии вражеской обороны, не замеченные никем, и после двухсуточного пребывания на правом берегу Дона в ожидании переплавы с нашего берега, я, Попов, переплыл Дон и перевез на челноке Лазарева. Глухов остался в тылу врага, по его словам, заготовлял продукты, хотя ему такого задания не было.

 

Попов

Лазарев

16.11.1942 г.

 

ГАОПИ  ВО. Ф. 3478. Оп. 1. Д. 13. Л. 122-123 об. Подлинник. Рукопись.

 

[I] Уполномоченный комитет  заготовок Совета Народных Комиссаров по району

[II] Слово исправлено. Первоначально было: «Николаеве, Красн.».

Документ (отчет) о деятельности группы партизан на оккупированной территории Радченского района Воронежской области осенью 1942 года.

Для прокрутки изображений можно использовать стрелки клавиаутры: и
0
1.42K
RSS
13:30

Группа партизан переправилась через Дон в районе села Монастырщина. На участке обороны 408-го стрелкового полка 1-й стрелковой дивизии. Через несколько суток партизаны достигли окрестностей хутора Перекрестов, что находился к югу от села Лебединка. Скрывались они в «Мышкином лесу». Это довольно далеко от Дона, и партизаны считали, что там, вдалеке от дорог и крупных сел, им будет проще оставаться незамеченными. Тем более в группу входил и председатель колхоза «Заветы Ленина» Глухов, хорошо знавший те края. В колхоз «Заветы Ленина» входили села и хутора нынешнего Первомайского сельского поселения Богучарского района. Но как раз в это время (сентябрь — октябрь 1942г.) оккупанты начали строительство узкоколейной железной дороги именно в тех местах. Хотя в донесении партизан нет ни слова об этом.