Представляем Вашему вниманию интересный материал-исследование поисковика из Вологодчины Ивана Александровича Дьякова. Материал очень нужный и во многом объясняет различные "напонятки" и нестыковки в паспортах воинских захоронений времен ВОВ. Согласно утвержденной Федеральной целевой программы (ФЦП) «Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019 - 2024 годы" работа по уточнению паспортов братских захоронений будет проводиться и на территории Воронежской области. Надеюсь, что и в нашем Богучарском районе. Ведь в паспортах полный кавардак...

"Сразу же после окончания Великой Отечественной войны в СССР начинается работа по учету и содержанию воинских захоронений. 

Выходит Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с «О взятии на учет воинских захоронений, о благоустройстве и сохранении братских могил и захоронений бойцов и командиров Красной Армии, партизан и партизанок Великой Отечественной войны». Согласно Постановлению, необходимо было в срок до 1 июня 1946 года местным советам депутатов, военным отделам комитетов ВКП (б) и военным комиссариатам организовать и провести учет всех воинских захоронений, как братских, так и одиночных на своих территориях по районам и областям.
На местах составляются описания захоронений с приложением фотографий могил и данных похороненных воинов в трех экземплярах. Один экземпляр оставался в местном совете, второй в военном комиссариате, третий передавался в Центральный архив Министерства Обороны.
Первая паспортизация воинских захоронений была проведена на основании Постановления Совета Министров РСФСР №373 от 28 мая 1949 года. Воинские захоронения согласно пункту №13 «Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР» вошли в категорию «Исторические памятники», и, соответственно, паспорта захоронений, составленные областными и районными отделами культурно-просветительной работы, были выполнены на бланке с названием «Паспорт исторического памятника (не здания)».
Совет Министров РСФСР
Постановление
от 28 мая 1949 г. N 373
«Об утверждении Инструкции о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР».
В соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 14 октября 1948 г. №3898 «О мерах улучшения охраны памятников культуры» Совет Министров РСФСР постановляет:
1. Утвердить представленную Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР Инструкцию о порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР, согласно Приложению.
2. Разрешить Комитету по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР провести в 1949 году паспортизацию археологических и исторических памятников.
3. Обязать Комитет по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) провести необходимые мероприятия, обеспечивающие надлежащую постановку учета, регистрации и содержание археологических и исторических памятников;
б) представить к 1 ноября 1949 г. Совету Министров РСФСР государственные списки археологических и исторических памятников.
Председатель Совета Министров РСФСР Б. Черноусов.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР И. Падежнов.
Приложение к Постановлению
Совета Министров РСФСР от 28 мая 1949 г. N 373
Инструкция
О порядке учета, регистрации и содержания археологических и исторических памятников на территории РСФСР.
III. Общие положения
§ 1 Археологические и исторические памятники, находящиеся на территории РСФСР и имеющие научное и историческое значение, являются неприкосновенным всенародным достоянием и состоят под охраной государства.
§ 2 Охрана памятников археологии и истории, а также надзор за их содержанием возлагается на Советы Министров автономных республик, исполнительные комитеты краевых, областных, городских, районных и сельских Советов депутатов трудящихся.
Руководство и контроль за постановкой дела учета, охраны, реставрации и использования археологических и исторических памятников на территории РСФСР осуществляется Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 3 Ведение списков археологических и исторических памятников, подлежащих государственному учету и охране, производится Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и его местными органами.
§ 4 Первичным мероприятием по учету памятников археологии и истории является проверка их на месте и занесение в государственные регистрационные списки, подлежащие утверждению соответствующими органами, согласно § 6 настоящей Инструкции.
Список памятников составляется по форме: № п/п Наименование памятника Краткое описание памятника, дата, сохранность На чьей территории или в чьем пользовании находится памятник Адрес
§ 5 Первичный учет памятников археологии и истории, а также всю практическую работу по охране, надзору за содержанием памятников осуществляют краевые, областные и городские городов республиканского (РСФСР) подчинения отделы культурно-просветительной работы, управления по делам культурно-просветительных учреждений при Советах Министров автономных республик и, под их руководством, районные и городские отделы культурно-просветительной работы.
§ 6 Списки археологических и исторических памятников, имеющих общесоюзное значение, вносятся Советом Министров РСФСР совместно с Президиумом Академии наук СССР на утверждение Совета Министров СССР.
Списки памятников, имеющих республиканское значение, утверждаются Советом Министров РСФСР по представлению Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 7 Местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР составляют на каждый подлежащий охране археологический и исторический памятник паспорт по форме, установленной Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
Паспорт составляется в 2 экземплярах, из них: один хранится в краевом, областном, городском городов республиканского (РСФСР) подчинения отделе культурно-просветительной работы или управлении по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров автономных республик, а другой направляется для хранения в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
II. Учет и охрана археологических памятников
§ 8 Учету и охране подлежат следующие памятники археологии: древние курганы, городища, свайные постройки, остатки древних стоянок и селищ, остатки древних городов,
земляные валы, рвы, следы оросительных каналов и дорог, древние кладбища, могильники, могилы, древние намогильные сооружения, дольмены, менгиры, кромлехи,
каменные бабы и пр., древние рисунки и надписи, высеченные на камнях и скалах,
места находок костей ископаемых животных (мамонтов, носорогов и пр.), а также находимые древние предметы.
§ 9 Археологические разведки и раскопки на территории РСФСР могут производиться лишь специалистами-археологами в соответствии с разрешениями («Открытыми листами»), выдаваемыми Академией наук СССР.
Разрешения («Открытые листы») на разведки и раскопки археологических памятников регистрируются в Комитете по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 10 Учреждения и организации, получившие разрешение на производство разведок и раскопок археологического памятника, обязаны от начала до окончания производства работ принимать надлежащие меры к охране памятника от разрушения и расхищения (установление сторожевых постов и др.), а после окончания работ засыпать раскопанные участки или, в случае необходимости, законсервировать и оградить древние сооружения.
Контроль за проведением этих мероприятий осуществляется местными органами Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР в соответствии с § 5 настоящей Инструкции.
§ 11 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты местных Советов депутатов трудящихся, на территории которых имеются археологические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за тем, чтобы археологические разведки и раскопки производились исключительно лицами, имеющими на то право в соответствии с полученными ими разрешениями («Открытыми листами»);
б) не допускать использования в качестве строительного материала, а также распашки или разрытия в каких-либо хозяйственных целях археологических памятников (например: остатков древних городов, городищ, курганов, могильников и проч.);
в) установить вокруг археологических памятников охранные зоны в зависимости от размера и значения памятников, которые должны оставаться неприкосновенными;
г) решительно пресекать самовольные раскопки и другие действия, влекущие разрушение археологических памятников.
§ 12 Все находки древних монет в кладах должны передаваться Академии наук СССР.
Древние предметы, случайно найденные на территории археологических памятников, подлежат сдаче в местные музеи.
Прием упомянутых кладов и древних предметов производится исполкомами сельских или районных Советов по месту нахождения этих кладов и предметов и оформляется приемосдаточным актом за подписями сдатчика и представителя исполкома.
В приемосдаточном акте указывается перечень и краткая характеристика сданных предметов.
III. Учет и охрана исторических памятников
§ 13 Учету и охране подлежат следующие исторические памятники: сооружения и места, связанные с важнейшими историческими событиями в жизни народов СССР, революционным движением, гражданской и Великой Отечественной войнами, социалистическим строительством; памятники мемориального значения, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся государственных и политических деятелей, народных героев и знаменитых деятелей науки, искусства и техники, их могилы; памятники истории техники, военного дела, хозяйства и быта.
§ 14 Все исторические памятники в отношении их использования разделяются на три группы:
а) памятники, не могущие быть использованными в практических целях (окопы, рвы, валы, обелиски, руины исторических зданий, памятники истории техники и др.);
б) памятники, могущие быть использованными, но исключительно под научные и музейно-показательные учреждения с сохранением их исторического облика, обстановки и внутреннего убранства (мемориальные дома, усадьбы и проч.);
в) памятники, могущие быть использованными в хозяйственных целях без ущерба для их сохранности и без нарушения их исторической ценности (мемориальные здания, комплексы исторических зданий, отдельные помещения и проч.).
§ 15 Окопы, рвы, валы и другие земляные сооружения исторического значения охраняются по типу памятников археологии. Работы по ремонту и реставрации этих памятников осуществляют специалисты военно-инженерного дела.
Исторические памятники (обелиски, надгробья, братские могилы и прочие), воздвигнутые в местах общественного пользования, охраняются органами благоустройства местных Советов депутатов трудящихся.
Громоздкие машины или предметы оборудования, транспорта и пр., имеющие историческое значение, охраняются предприятиями, на территории которых они находятся.
§ 16 Пользование историческими памятниками-зданиями в научных и хозяйственных целях допускается на условиях, устанавливаемых Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР и оформляется особыми «Охранно-арендными договорами» или «Охранными обязательствами».
§ 17 Исторические памятники-здания, не находящиеся на балансе предприятий, учреждений и организаций, передаются в их пользование по «Охранно-арендным договорам» краевыми, областными исполкомами, Советами Министров автономных республик и горисполкомами городов республиканского (РСФСР) подчинения через местные органы (отделы и управления) Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР.
§ 18 Предприятия, учреждения и организации, использующие внесенные в государственные регистрационные списки исторические памятники-здания, находящиеся на их балансе, выдают местным органам Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР «Охранные обязательства», предусматривающие проведение ремонта и реставрацию зданий за счет этих предприятий, учреждений и организаций, а также содержание памятников в надлежащем санитарном, техническом и противопожарном состоянии.
§ 19 В соответствии с п. 9 Положения об охране памятников культуры, утвержденного Советом Министров СССР от 14 октября 1948 г. N 3898, изменение, переделка, перемещение и снос исторических памятников, застройка территории памятников запрещаются без особого каждый раз разрешения:
а) Совета Министров СССР — в отношении памятников общесоюзного значения;
б) Совета Министров РСФСР — в отношении памятников республиканского значения.
§ 20 Исторические памятники, искаженные или поврежденные в процессе их хозяйственного использования, подлежат восстановлению в их первоначальном виде (реставрации) за счет учреждений и организаций, использующих эти памятники, по проектам, утвержденным Комитетом по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР или его местными органами.
§ 21 Советы Министров автономных республик и исполнительные комитеты Советов депутатов трудящихся, на территории которых находятся исторические памятники, обязаны через местные органы Комитета по делам культурно-просветительных учреждений при Совете Министров РСФСР:
а) осуществлять надзор за содержанием в сохранности и охраной исторических памятников, находящихся в пользовании предприятий, учреждений и организаций,
в соответствии с заключенными с ними «Охранно-арендными договорами» и «Охранными обязательствами»;
б) принимать надлежащие меры по охране и содержанию (ремонт и реставрация) исторических памятников, взятых на учет, но не состоящих в пользовании предприятий, учреждений и организаций по «Охранно-арендным договорам» или по «Охранным обязательствам»;
в) установить вокруг исторических памятников соответствующие охранные зоны.
Управляющий Делами Совета Министров РСФСР
И. Падежнов».

На практике работа по учету воинских захоронений и уходу за ними на местах не везде велась добросовестно и правильно. Это явилось поводом для появления 28 сентября 1954 года Директивы заместителя Министра Обороны Союза ССР Маршала Советского Союза Василевского А.М. №02/740. В Директиве отмечается, что «проверкой состояния могил советских воинов и партизан, павших в период Великой Отечественной войны, проведенной в ряде областей, установлены факты нетерпимого, а в отдельных случаях преступного отношения к памяти советских воинов. Постановление СНК СССР от 18.02.1946 №405-165с о благоустройстве могил воинов Красной Армии и партизан и о надзоре за их состоянием выполняется неудовлетворительно. Многие могилы погибших солдат, сержантов и офицеров находятся в запущенном состоянии, не имеют памятников, не огорожены. До сих пор имеются братские и индивидуальные могилы, не взятые на учет, местные власти не знают, кто похоронен в этих могилах. Контроль за благоустройством могил советских воинов не организован».
Предписывалось военным комиссарам и начальникам военных гарнизонов на территории своих областей исправить данную ситуацию.
Что положение дел порой было совсем безобразным, подтверждает письмо инвалида Отечественной войны 2 группы Пластинина Александра Сергеевича Секретарю Вологодского районного комитета КПСС, датированное 26 июня 1956 года (орфография сохранена). Ветеран три года призывал власти обратить внимание на воинское захоронение у дер. Дитятьево, где похоронены умершие в ЭГ №2309 в пос. Молочное Вологодского района 187 воинов Красной Армии, в том числе Герой Советского Союза Уткин Илья Никифорович.
«Тов. Секретарь. Не смотря на неоднократно мною подымался вопрос по следующему поводу. У нас внедалеке — «Белое», от пос. Молочное 1,5км напротив ваших дач. Там схоронены 280 бойцов и офицеров, павших от ран при защите СССР в период 41—44 годов. К стыду общественности, все это забыли, и на том сровненном месте ездят машины, и ходит скот. Необходимо теперь же почтить павших за Родину, поставить обелиск и огородить это место».
Кроме этого еще большей проблемой являлось отсутствие информации о том, кто похоронен в данных могилах и, соответственно, имена воинов оставались не увековеченными на плитах и памятниках воинских захоронений. Вот как описана эта ситуация в Директиве Оргмобуправления Штаба Ленинградского военного округа №4/832 от 17 марта 1965 года:
«В период Великой Отечественной войны 1941—1945 годов, а также в последующие годы в силу некоторых обстоятельств своевременно не были оформлены памятники и надписи на братских и одиночных могилах советских воинов и партизан, павших в боях с немецко-фашистскими захватчиками. В послевоенный период местные советские органы с помощью общественных организаций провели большую работу по приведению в порядок воинских кладбищ, одиночных и братских могил, но много могил по-прежнему остались безымянными. Основной причиной является то, что городские и районные военные комиссариаты в ряде случаев не имеют списков воинов, захороненных в братских и одиночных могилах, расположенных на территории района, города».
Решить эту проблему была призвана Директива Генерального штаба №322.
«Директива Генерального штаба ВС СССР N 322/10310 от 4 марта 1965 года.
В целях завершения работы по увековечению имен воинов, павших в боях за Родину, и оформлению могил прошу дать указания военным комиссариатам провести следующую работу:
1. Районным и городским военным комиссарам по извещениям, полученным из воинских частей, лечебных и других учреждений, составить карточки на военнослужащих и партизан Отечественной войны, погибших в боях и умерших от ран. Заполненные карточки выслать к 30.06.65 г. в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты.
2. Республиканским, краевым и областным военным комиссарам полученные карточки разослать к 30.07.65 г. соответственно местам захоронения в республиканские, краевые и областные военные комиссариаты для последующей рассылки в районные и городские военные комиссариаты.
Карточки на военнослужащих, погибших, умерших от ран и захороненных на территории зарубежных стран, высылать на рядовой и сержантский состав в Управление укомплектования и службы войск ГШ, на офицерский состав в ГУК МО СССР.
3. Районным и городским военным комиссарам по карточкам уточнить имена погибших, останки которых были перезахоронены в братские могилы, и сообщить их местным органам власти для занесения на памятники.
Надписи на памятниках воспроизводить согласно ст. 149 и 150 «Наставления по персональному учету безвозвратных потерь личного состава Советской Армии в военное время». (Приказ ВМ СССР N 0135-51 г.).
Пояснение по составлению карточек:
1. Карточки составляются на офицерский, старшинский, сержантский и рядовой состав СА и ВМФ, войск МВД и ГБ, партизан ВОВ 1941—45 гг., воспитанников в/частей, рабочих и служащих, состоявших в на работе в частях действующей армии — погибших в боях, умерших от ран и заболеваний, полученных на фронте, а так же на погибших, тела которых оставлены на поле боя, сгоревших в танках, и самолетах, утонувших при форсировании водных преград, погибших от прямого попадания снаряда (бомбы), если в извещении указан населенный пункт боевых действий части.
2. Основанием к заполнению карточки служит извещение, полученное из воинской части, лечебного учреждения, штаба партизанского отряда и центральных органов, занимающихся учетом персональных потерь.
3. Карточки не составляются на погибших и умерших воинов, в извещениях которых не указано место похорон, на пропавших без вести, если в извещениях не указан район боевых действий части.
4. Заполнение карточки производится в одном экземпляре, с полным указанием данных на погибшего. Заполненные карточки подписываются военкомом и скрепляются гербовой печатью.
5. Наименование населенного пункта, района, области указывать, как в извещении.
При рассылке карточек придерживаться нового территориального деления СССР.
6. В карточке указывать полные Ф.И. О. одного из прямых родственников и его последний адрес.
Если родственники умерли или выбыли в другой район, указать об этом.
7. Полученные карточки от республиканских, краевых, областных военных комиссариатов в рай(гор) военкомате хранить на правах секретных документов и в удобном расположении (алфавиту, местам захоронения и т.д.) для текущей справочной работы. При составлении списков карточки можно уничтожить установленным порядком.
Согласно Директиве, карточки составлялись на основе Извещений о гибели (похоронок), поступивших в военные комиссариаты по месту жительства погибших, и рассылались для составления списков и занесения на памятники по местам гибели, указанным в Извещениях.
Как мы видим, в эти карточки не попали: воины, извещения о гибели которых пришли напрямую в семьи, минуя военные комиссариаты; воины, в извещениях которых не указано место похорон; воины, пропавшие без вести, если в извещении которых не указан район боевых действий воинской части».

«Добавили неразберихи в составление списков начавшиеся в 50—60 годы и продолжившиеся в последующие годы перезахоронения советских солдат из одиночных и братских могил на специально отведенные воинские кладбища.
В результате, не установив имена похороненных воинов в первичном месте захоронения, их, как безымянных, перенесли в другое место, еще более запутав и осложнив ситуацию с идентификацией. При этом на местности с первичных мест захоронений надмогильные сооружения и мемориальные знаки убирались. Это также осложняет попытки в дальнейшем восстановить ход событий по привязкам, указанным в боевых документах.
По результатам перезахоронения должен был составляться Акт о перезахоронении.
Вот пример такого документа. Но есть вопросы: как можно за четыре часа, указанные в Акте, эксгумировать 157 человек и потом уложить их всех в четыре гроба?
При проведении паспортизации и учета воинских захоронений производилось их фотографирование. Предписывалось сделать снимки общего вида спереди, общего вида сбоку, снимки надмогильных сооружений, снимки обелисков, памятников и скульптур. В делах вологодских военных комиссариатов есть документы, говорящие о том, что такое фотографирование проводилось по крайней мере в 1947, 1961 и 1971 годах, и один экземпляр фотоснимков отправлялся в областной военный комиссариат. Эти фотографии ценны тем, что позволяют понять, как выглядели воинские захоронения ранее до ремонтов, реконструкций и переносов, уточнить количество могил и даже по попавшим в кадр надписям на могильных табличках установить имена.
В 1990 году предпринимается еще одна попытка навести порядок в организации учета воинских захоронений, в работе по их содержанию и благоустройству. 27 июня выходит Директива Министра обороны СССР №Д-35 «О проведении паспортизации воинских захоронений и улучшении контроля за их состоянием». К ней два приложения. Это — «Указания о порядке проведения паспортизации воинских захоронений» и форма «Учетной карточки воинского захоронения». В Примечании 1 Приложения 1 записано: «Лица, проводящие паспортизацию, обязаны принять все меры для установления личности погребенных в захоронениях». Предписывалось провести паспортизацию силами местных органов власти и представителей воинских частей, чаще всего это военные комиссариаты. Сами паспорта — учетные карточки уже этой единой формы были составлены лишь к концу 1992 года. Паспорта, которым присваивался порядковый номер с кодом региона, должны были храниться по одному экземпляру в Военно-мемориальном центре Вооруженных Сил РФ и областном или республиканском военном комиссариате.
14 января 1993 года вступает в силу Закон РФ от №4292—1 «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», согласно которого обязанности по учету, паспортизации и содержанию воинских захоронений теперь законодательно были возложены на местные органы власти и управления. Кому, как не им знать, что находится на их территории и в каком состоянии.
На самом же деле работа снова эта была проведена не полностью. Часть воинских захоронений не была паспортизирована, списки захороненных воинов не уточнены и не дополнены. В результате при замене к очередному юбилею плит с именами, ошибки в написании фамилий и инициалов так и перекочевали в том же виде со старых памятников. С годами ситуация мало изменилась, и паспортизация так и не была завершена.
В подтверждение этого — выписка из решения Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 22 января 2010 года №2К (704) «О результатах контрольного мероприятия «Тематическая проверка эффективности расходования средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов на проведение военно-мемориальной работы в Российской Федерации».
«3. Организация государственного учета, паспортизации, содержания и благоустройства воинских захоронений, находящихся на территории Российской Федерации и на территориях других государств.
Ресурсопотребность и ресурсообеспеченность проводимых мероприятий.
3.1. Организация и ведение государственного учета, содержание и благоустройство воинских захоронений в соответствии с Законом Российской Федерации от 14 января 1993 года №4292—1 на территории Российской Федерации возложены на местные органы власти и управления, а на территориях других государств — на представительства Российской Федерации. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.
Полномочия по организации централизованного учета и паспортизации воинских захоронений, в том числе и захоронений, расположенных на территориях других государств, возложены на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти (Минобороны России).
Проверка показала, что в организации учета воинских захоронений, их содержании и благоустройстве должный порядок не наведен, в том числе из-за серьезных упущений в руководстве и координации этой работой со стороны уполномоченного федерального органа исполнительной власти.
Проверкой СКВО установлено, что учетные данные о количестве воинских захоронений в субъектах Российской Федерации по месту дислокации войск военного округа, особенно по Ставропольскому краю и Республике Дагестан, в военных комиссариатах, органах местного самоуправления, военно-мемориальной службе существенно различались, и расхождения составляли от 2823 до 4686 захоронений.
3.2. Должным образом не были налажены централизованный учет и паспортизация воинских захоронений Минобороны России как уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, порядок которых определен приказом Министра обороны Российской Федерации от 10 апреля 1993 года №185 «О мерах по исполнению Закона Российской Федерации «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» в армии и на флоте» и директивой Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации от 28 марта 2001 года № ДГШ-7 «О мерах по обеспечению органами военного управления мероприятий поисковых работ, проводимых в рамках Вахт памяти».
В соответствии с вышеназванным приказом командующие войсками военных округов и флотами обязаны были принять меры по завершению к 1 января 1994 года паспортизации воинских захоронений (начата на основании директивы Министра обороны №35 в 1990 году) и передаче учетных карточек, составленных по ранее установленной форме, в Историко-архивный и Военно-мемориальный центр Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации.
Однако проверка показала, что принятые меры были недостаточно эффективными, так как централизованный учет и паспортизация воинских захоронений не завершена не только в установленный срок, но и по состоянию на 1 января 2010 года.
3.3. В целом по имеющейся в Управлении Минобороны России информации количество воинских захоронений и захороненных в них защитников Отечества характеризуется следующими показателями:
(Таблицу см. в источнике).
Анализ приведенных данных свидетельствуют о том, что более 16,7 тыс. воинских захоронений (35,4% от всех состоящих на учете) не паспортизированы, в том числе на территории России — 5,6 тыс. захоронений, а за рубежом — 11,1 тыс. захоронений.
Количество числящихся по учету паспортизированных воинских захоронений — 30527, в них захоронено 7051541 человек, в том числе неизвестных — 4549666 человек.
По данным паспортизации наибольшее количество неизвестных захоронено на территориях Республики Адыгея (57,5%), Кабардино-Балкарской Республики (53,7%), Карачаево-Черкесской Республики (54,0%), Ставропольского края (81,9%), Хабаровского края (69,2%), Московской области (69,8%), Псковской области (73,7%), Смоленской области (50,1%), Читинской области (75,3%), Еврейской автономной области (78,2%), Украины (65,1%); Белоруссии (82,9%), Казахстана (71,3%), Узбекистана (51,1%), Молдавии (100,0%), Австрии (86,4%), Венгрии (70,7%), Германии (76,9%), Люксембурга (97,2%), Норвегии (79,2%), Польши (84,4%), Румынии (89,1%), Словакии (87,5%), Франции (82,6%), Швеции (98,4%), Монголии (93,4 процента).
Кроме того, отсутствовала информация о количестве захоронений и захороненных на территориях ряда областей Украины (Днепропетровской, Донецкой, Житомирской, Кировоградской, Луганской, Львовской, Полтавской), Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.
Анализ имеющихся в Управлении Минобороны России сведений показал, что отдельные их показатели не соответствовали данным, полученным Минобороны России от субъектов и представительств Российской Федерации.
Так, по данным учетных карточек, поступивших в Минобороны России из субъектов Российской Федерации, количество воинских захоронений и погребенных в них защитников Отечества составило соответственно 19044 объекта и 3,1 млн. человек, в то время как по учету местных органов власти числятся 24650 объектов, в которых захоронено 3,9 млн. человек.
Наиболее существенные расхождения в количестве захоронений и захороненных (от 2 до 53 раз) имеются: (в разах)
Название субъектов Российской Федерации Расхождения в количестве захоронений Расхождения в количестве захороненных
Республика Калмыкия 2,7 2,2
Республика Мордовия 3,6 0
Республика Тува 8,7 8,7
Удмуртская Республика 7,5 1,1
Республика Саха (Якутия) 4,5 0,97
Красноярский край 7,6 2,7
Астраханская область 3,0 9,4
Ивановская область 2,1 1,2
Кемеровская область 2,2 2,0
Костромская область 1,1 3,5
Курганская область 2,3 3,4
Мурманская область 1,2 3,5
Пермский край 4,8 1,2
Томская область 4,0 53,0
Значительные расхождения в учетных данных местных органов управления и представительств Российской Федерации и данных проведенной Минобороны России паспортизации имелись по странам ближнего и дальнего зарубежья.
По сведениям Минобороны России, российские воинские захоронения имеются на территории 49 государств ближнего и дальнего зарубежья. Всего известно 22631 место захоронения, из них паспортизированы 11483 объекта, что составляет 50,7 процента.
Наибольшее количество непаспортизированных объектов находится в Германии (из 3500 воинских захоронений паспортизированы только 950), в странах Балтии (из 801 мемориального объекта учетные карточки имеются только на 13 захоронений), а также на территории Украины (паспортизированы только 975 воинских захоронений из имеющихся 7673).
Наличие значительных расхождений в учете захоронений и захороненных лиц подтверждает отсутствие должной скоординированности действий органов и организаций, задействованных в осуществлении учета и паспортизации воинских захоронений.
В Минобороны России не организован контроль и не определены правовые меры реагирования по фактам вандализма и осквернения могил советских воинов, имевшим место на территориях иностранных государств (Румыния, Эстония, Украина, Венгрия и др.)».
Таким образом, на начало 2010 года не было паспортизировано 16754 советских воинских захоронений, в том числе на территории Российской Федерации — 5606.
В действительности цифра эта намного больше. В данные, предоставленные органами местного самоуправления, не вошли могилы и кладбища, находящиеся в отдалении от населенных пунктов, как правило, заброшенные, никак необозначенные на местности, отыскать сейчас которые на практике очень сложно. В качестве примера: разбросанные по лесам, по берегам ручьев и рек госпитальные и медсанбатовские кладбища близ деревень Смердыня, Кондуя, Зенино Тосненского района Ленинградской области.
Учитывая, что предпринятые ранее меры по государственному учету воинских захоронений оказались недостаточно эффективными, к 70-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне в стране проводится еще одна паспортизация.
Перечень поручений Президента РФ по итогам 34-го заседания Российского организационного комитета «Победа», состоявшегося 12 июля 2013 года. Подписано: 02 августа 2013 года.
Поручение № Пр-1831, п.3б.
Высшим исполнительным органам государственной власти субъектов Российской Федерации обеспечить проведение паспортизации (в том числе обновление ранее оформленных паспортов) воинских захоронений.
Организация: Органы исполнительной власти субъектов РФ.
Ответственные: Руководители органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Срок исполнения: 1 января 2015 года.
Так появляются Учетные карточки воинских захоронений 2014 года, по форме точно такие же, как и 1992 года. И любой желающий может убедиться, насколько добросовестно и полно была проведена эта работа.
А тот, кто непосредственно занимается этой проблемой у себя в регионах, понимает, что работа по постановке на учет и паспортизации воинских захоронений еще очень далека от завершения.
Иван Дьяков».

0
116
RSS
22:10

Близится 75-летний юбилей Великой Победы. Вся страна готовится достойно встретить и отметить этот праздник. Правительством РФ утверждена Федеральная целевая программа (ФЦП) «Увековечение памяти погибших при защите Отечества на 2019 — 2024 годы». Предусмотрено выделение федеральных средств на условиях софинансирования из областного бюджета и бюджетов муниципальных районов на ремонт уже существующих (учтённых) захоронений, а также на создание (постановку на учет) новых захоронений погибших защитников Отечества.

Одним из важным направлением предстоящей деятельности местных органов власти будет уточнение списков братских захоронений, то есть уменьшение количества воинов, числящихся в списках в числе неизвестных. И нанесение новых фамилий на плиты братских захоронений. Но только нанести фамилии воинов на плиты — мало, нужно дать сведения об изменении списков на сайт Минобороны РФ (ОБД Мемориал). К примеру, в селе Шуриновка три года назад торжественно открыли памятные плиты с фамилиями воинов, умерших от ран в госпитале в январе 1943 года. Но, к большому сожалению, по настоящее время списки (паспорт) захоронения в Шуриновке не обновлен на сайте Минобороны РФ.

Каким образом местные администрации будут решать вопрос поиска и уточнения списков – неизвестно, ведь специалистов такого профиля (которые могут уточнить и дополнить списки братских захоронений) в местных администрациях просто нет как таковых!

Уверен, что какая-то (пока невидимая) работа идёт и на местах (субъектах РФ, муниципальных районах) – идёт поиск тех, кто может проделать такую работу – местных краеведов, специалистов по архивному поиску в электронных базах данных Министерства обороны РФ, представителей поисковых отрядов.

И тут, можно сказать, такой подарок судьбы для администрации Богучарского района! Некоторое время назад краевед из Верхнего Мамона Дмитрий Фёдорович Шеншин официально обратился в Администрацию с просьбой ознакомиться с написанной им книгой и выделить на издание этой книги денежные средства из бюджета Богучарского района. Дмитрий Фёдорович взял на себя важную миссию – дополнить Книгу Памяти Богучарского района (1941 – 1945г.г.). Ведь со времени издания предыдущей четверть века, появились новые, неизвестные ранее сведения о судьбах наших земляков, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны. Автором проделан, без преувеличения сказать, колоссальный труд!

Кроме того, Шеншин собрал сведения о воинах, погибших и умерших от ран на территории Богучарского района в годы ВОВ! То есть, фактически верхнемамонский краевед сделал ту работу, которая предусмотрена для местной нашей власти Федеральной целевой программой к юбилею Великой Победы – УТОЧНИЛ списки братских захоронений. Надеемся, что наши местные власти поблагодарят исследователя-краеведа из соседнего района, а Книга будет издана.

Будем смотреть за развитием ситуации...