ЛЮБОПЫТНЫЕ ЧЕРТЫ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА, ПО ПЕРЕМЕЩЕНИЮ ДОНЕЦКОГО УСПЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ.

Статья напечатанная в журнале Воронежский Епархиальный вестник за 1866 год. Написана священником Ф. Никоновым. (Приведена в более читаемую стилистику, но весь первоначальный текст сохранён полностью. Курсивом выделены пояснения редакторов статьи, так же приведенные в оригинальном тексте).

С 1847 года по сие время в Воронежской Консистории производится дело по перемещению Донецкого Предтечева-Усненскаго монастыря из слободы Донецкой (Монастырщинка тож) на новое место, в монастырской даче, в 8 верстах от оной слободы. Как монастырская церковь во имя Успения Божией матери с приделом во имя Святого Иоанна Предтечи, во все время существования монастыря на старом месте, была и приходскою, т. е. не только жители сказанной слободы удовлетворяли в оной своим духовным потребностям; но и особое белое приходское духовенство состояло и числилось всегда при ней же: то само собою понятно, что переведение монастыря из слободы в другое место не легко и не вдруг могло совершиться уже потому., что права на владение церковью или лучше на принадлежность к церкви, во всяком случае, должны были разделиться между двумя, подлежащими разным ведомствам, обществами,— монастырскою братиею и жителями слободы.

Не довольно было разобрать, что прежде получило начало, — монастырь ли, или слобода вблизи его: кем и на какие средства сооружен был первоначально Успенский храм; предположим, что с этих сторон монастырь имел неоспоримые преимущества пред жителями слободы,—все таки нужно было еще взять в расчет, что жители при монастырской слободы не были же всегда только посторонними молитвенниками в монастырском храме, совершенно безучастными к его нуждам и потребностям,—что и они что нибудь жертвовали на пользу церкви;—нужно было, следовательно, признать и их хоть некоторые права на известную долю в имуществе и утвари церковной;—это первое, что повело подлежащие места и лица ко многим соображениям и столько же многим сношениям.

Второе—то, что церковь монастырско-приходская —каменная; следовательно, и бесспорно принадлежа к монастырю, она, как неудобная к разборке и перенесению, но необходимости долженствовала быть на известных условиях уступлена крестьянам, каковые условия, будучи выгодны для обители, —в то же время долженствовали быть не отяготительные и для крестьян, оставшихся при той церкви;—это потребовало новых соображений и сношений.

Наконец дело усложнила прицерковная земля, составляющая несомненную и притом доходную собственность обители. Земля в большей части своей занята постройками крестьян-прихожан; ее нужно было променять — т. е. оставляя ее во владении крестьян, монастырь с выходом своим из слободы должен был получить таковую же не менее выгодную землю в другом месте (*А этого опять нельзя было достигнуть одною домашнею, полюбовною разверсткою — явились новые поводы к запросам, соображениям и отношениям.).

Вот краткий перечень предметов, по которым соображения и сношения разных начальств потребовали немалого времени... Но пусть бы они потребовали и не малого времени; а как они потребовали 19-ти летней переписки?—вот вопрос.

Как только подумаешь, что при совместном богослужении и монашествующих и приходского духовенства в одном храме, при совершении в оном гораздо большего числа треб для мирян, чем сколько могло их быть у братии, при совместной— ходьбы то и из разных ящиков—продаже восковых свечей и при особой отчетности относительно выручек, сборов и прибылей как по монастырю, так и по приходскому храму (он же и монастырский)—согласия, порядка, соблюдения пользы церковных и лиц служащих—словом безобидности в действиях обеих сторон—и прежде ни каким образом не могло быть много, а при возникшем споре за право на владение церковью и всею доходностью оной—и вовсе долженствовали возникнуть прямые противодействия и непрестанные пререкания там, где им всего менее следовало бы быть;—как представишь, говорим, все это: то не можешь довольно надивиться тому, как это столько неважное само по себе, и в гражданском и экономическом отношении, дело (оно важно только в религиозном церковном отношении), каково перемещение обители из селения на другое .место с безобидностью для обеих сторон—не могло совершиться гораздо скорее.

Невольно думается, что тут что ни будь да не так: либо какая ни будь из заспоривших сторон соблюдала только свои интересы, а интересы стороны противной не хотела уважить. либо одна только из сторон желала и искала отделения от другой, а эта не находила нужным стремиться к тому же, либо какие либо правительственные места и лица действовали не совсем правильно—например: упускали из виду настоятельную необходимость отделить монастырь от селения, или для каких ни будь целей только отписывались. Если уже сознана потребность раздела на месте; если уже допущена но этому делу переписка: то казалось бы и монастырское начальство и жители слободы долженствовали быть готовы на всевозможные, взаимные уступки, равно как и правительственные места и лица должны бы были всячески стараться ускорить развязку дела.—тогда бы и потребовалось конечно 19-ти лет переписки. Что же однако находим мы в этом длинном делопроизводстве?

Находим:

1)—достопамятную историю Донецкого Успенского Предтечева монастыря с 1696 года:

2)—всевозможные старания и монастыря и духовного начальства о соблюдении пользы обители без нарушения пользы поселян -старания проникнутые не только уважением к духовным нуждам последних. но и готовностью на уступки даже при таких требованиях их, коих справедливость не могла подтвердиться никакими документами.

3)—полное равнодушие светского начальства к ускорению развязки по делу столь важному для поселян в нравственном отношении, а вместе с тем недобросовестные требования и извороты как самих прихожан Донецкой слободы, так и ближайших начальников из материальных интересов.

На месте, откуда переводится Донецкий монастырь —на правой стороне р. Дона, но 15 верст выше станицы Казанской, лежала до последнего бунта казаков при Петре Великом, известного под именем бунта Булавинского - Донская казацкая станица. Была ли она родиною Булавина, или только больше других станиц поддерживала его замыслы —неизвестно; судя однако ж по горькой судьбе, какая постигла эту станицу, думать надо первое: по поводу этого бунта она навлекла на себя столь великий гнев Петра, что, по его покорению, была предана огню со всеми животами, как тогда писалось. Жители высланы в другие сельбища и на месте Донецкой станицы остался пустой юрт. Но еще во время существования этой станицы среди ее или вблизи (невидно из документов)—образовалась приписная пустынь Успенская. Когда именно, по какому случаю, с чьего разрешения,- или утверждения, получила она начало— сведений не сохранилось. Есть однако ж положительный факт, что с самого начала своего она зависела от патриархов Всероссийских, ибо когда управлявший пустынью старец Иоанн в 1695 году бил челом епископу воронежскому, святителю Митрофану о даровании ему грамоты на освящение вновь сооруженной в пустыни Успенской церкви; то Святитель Митрофан относился по сему предмету к Патриарху Адриану, и Патриарх от 1-го июня повелел (*Храмозданную. однако ж грамоту и антиминс выдал и освящением церкви распорядился, как сообщают из Донецкого. монастыря в статье "Известие о сей обители..."не святит. Митрофан, а тамбовский преосвящ . Игнатий.) сделать отписку на челобитье Иоанна, разрешая сказанное освящение. Предполагая же, что церковь во имя Успения, об освящении которой просил старец Иоанн, была в пустыни первая, а вместе принимая во внимание, что крестьяне, отобранные Петром Великим у некоего Ступина, хотя значатся но повелению сего государя дарованными Предтечеву Азовскому монастырю: но из Рязанской губернии переведены и поселены именно близ пустыни на месте выжженной станицы еще в 1700 году, когда еще Азовский монастырь существовал в крепости Азовской,—можно заключать, что и начало пустыни положено не ранее последнего десятилетия 17-го века—несколькими только годами, ранее монастыря Азовского. Что же это за монастырь Азовский, о котором мы только что упомянули? Это и есть собственно родоначальник нынешнего Донецкого Успенского Предтечева, историю коего мы излагаем. Из истории Петра Великого несомненно известно, что сей Государь летом 1696 года, при содействии вновь сооруженного в Воронеже Флота овладел Турецкою крепостью Азовом. Русские войска, вступив в него, занялись очисткою следов разрушения, произведенного русскими пушками, поправкою старых и возведением новых валов и крепостных построек. В это время, при копании одного рва, обретены были казаками в земле две иконы,—икона знамения Божией Матери, писанная, или вернее, начертанная на внутренней стороне большой (пяти вершков в длину), раковины и икона святого Пророка Предтечи и Крестителя Христова Иоанна, древлеписанная на дереве,—и другие священные остатки древле бывшего на сем месте христианства. Овладение приморскою крепостью, которую Петр Великий считал ключом России к южным морям, и

эти столь неожиданные находки так обрадовали Великого завоевателя, что в том же 1696 году он положил в Азове основание не только приморскому городу, но и областному управлению, почему весь южнорусский край от нынешнего города Ефремова до Азовского моря с севера на юг, и от гг. Данкова, Шацка и Царицына до Белгорода и почти до нынешнего Харькова с востока на запад — вошел в состав Азовской губернии. Поставив так высоко новоприобретенный Азов в политическом отношении, Петр не замедлил основать в нем и церковные учреждения, приличные областному городу: одна из вновь воздвигнутых церквей тогда же наименована была собором, наделена полным штатом духовенства с достаточным ружным содержанием:—сей то соборной церкви дарована была государем помянутая обретенная икона Знамения: в честь же и по имени другой обретенной иконы св. Иоанна Предтечи в том же 1696 году основан в Азове монастырь, под именем Азовского Предтечева: поставлен в непосредственную зависимость от московского патриарха, подчинен настоятельству архимандрита и богато снабжен землями и вотчинами. Теперь припомним кратко описанные нами местности и исторические на них события, положившие начало Донецкому монастырю в местности, откуда он ныне переводится:

а) над р. Доном вблизи Казанской станицы стоит Успенская пустынь с новою Успенской церковью, управляемая старцем Иоанном;

б) близ нее, или вкруг ее лежит пустой юрт, пепелище бывшей Донской станицы:

в) в новоприобретенной крепости, или вернее в городе Азове в 400 верстах расстояния от помянутой пустыни Успенской существует новоучрежденный монастырь Предтечев... Казалось бы, какое соотношение между этими очень отдаленными друг от друга учреждениями? Но события привели их в самое тесное соотношение.

Св. Ф. Никонов. (Продолжение будет).

0
79
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!