0
391
RSS
ИСКРА ВЕЧНОГО ОГНЯ

ФОТО_1: Наступление 18-го танкового корпуса в декабре 1942 г. (фрагмент карты).
«…Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали…»

М.Ю. Лермонтов «БОРОДИНО».

Отступали действительно долго – в 1812 и 1941-1942 гг. Таковы уж особенности Отечественных войн – маховик чужеземной машины сразу не остановить. Больше года сжималась «народная пружина» во время Великой Отечественной войны. А затем, закалившись в огне Сталинграда, взорвалась с силой катапульты, сметая все на своем пути: в конце 1942 г. на южном участке советско-германского фронта началось долгожданное контрнаступление. Завершилось оно, как известно, окружением и полным разгромом сталинградской группировки немцев и их сателлитов – итальянцев, румын и прочих любителей «русской старины».
Случай, о котором я хочу рассказать, относится именно к этому периоду. Произошел он во второй половине декабря 1942 г., на территории Воронежской области, у бывшего казачьего хутора Хлебный, где наступал 18-й танковый корпус.

ФОТО_2: 1942. Контрнаступление под Сталинградом. Танки на марше.

К сожалению, этого хутора, состоявшего из 30 домов, уже нет – ныне это урочище с одноименным названием. Находится оно в 50 километрах южнее райцентра Богучар, юго-западнее села Каразеево.
Исследование обстоятельств невероятного по нравственной силе подвига самопожертвования во имя Родины я начал изучать много лет назад – еще во время моих многочисленных в прошлом командировок в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, что в г. Подольске Московской области.
Разгадать «ребус», заложенный в тексте одного из наградных листов, содержание которого я привожу ниже, мне долгое время не удавалось. Причина – множество «белых пятен», внесенных самой жизнью и многочисленными фронтовыми обстоятельствами. Тем ценнее найденный ответ. Но обо всем по порядку…

ФОТО_3: Разведывательный бронеавтомобиль БА-64 ведет пулеметный огонь.

Представление к ордену Красного Знамени на водителя бронемашины роты управления 18-го танкового корпуса дает минимальные сведения об этом человеке – красноармеец Петр Алексеевич ЗОРИН, 1914 г.р., мариец по национальности, был призван в РККА Звениговским РВК Марийской АССР в 1941 г.
В графе наградного листа «Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг», отмечено его содержание:
«…Факт, что водитель бронемашины роты управления корпуса красноармеец тов. Зорин был послан мною во время боя у дер. Хлебное в разведку, с целью разведать голову колонны противника, для того, чтобы в предстоящей атаке окружить противника и уничтожить его. Командиром машины был назначен старший лейтенант из 415-го гвардейского стрелкового полка, фамилию которого не помню (наградной лист был составлен через месяц после происходивших событий – авт.). Возвращаясь после выполнения задания, они врезались в колонну противника, открыли по ней пулеметный огонь, убили не менее 50 итальянцев. Восемью снарядами противника бронемашина была подожжена. Тов. Зорин и ст. лейтенант вместе с бронемашиной сгорели на моих глазах, ведя стрельбу из горящей бронемашины. Погибли они героической смертью. Ходатайствую о награждении тов. Зорина посмертно орденом Красного Знамени».
Наградной лист заполнил 25 января 1943 г. помощник командира корпуса по технической части инженер-полковник ЗАВАЛИШИН.
Его ходатайство было поддержано резолюцией командира корпуса генерал-майора танковых войск Б.С. Бахарова. В итоге – приказом командующего Юго-Западным фронтом генерала армии Н.Ф. Ватутина № 0186 от 25.02.1943 г. красноармеец П.А. Зорин был награжден орденом Красного Знамени. Посмертно.

ФОТО_4: Фрагмент наградного листа красноармейца П.А. Зорина.
В этой истории инженер-полковник Николай Федорович Завалишин, 1900 г.р., служивший в корпусе с момента его формирования летом 1942 г., заслуживает самых добрых слов. Ведь не забыл – оставил для Истории свидетельство солдатского подвига, как только у него появилась такая возможность. Проявим и мы должное уважение к памяти об этом человеке – приведем в данном повествовании выдержку из представления к награде самого Н.Ф. Завалишина. Из него сразу становится понятным, как и почему инженер-полковник оказался в гуще событий в районе хутора Хлебный. В наградном листе, в частности, говорится (сохранена орфография оригинала – авт.): «…Тов. ЗАВАЛИШИН со дня организации корпуса более шести месяцев работает помощником командира корпуса по технической части. Много вложил сил и умения в дело технического обеспечения корпуса. В бытность его на Воронежском фронте всегда выделялся среди других корпусов в лучшем и быстрейшем ремонте и восстановлении материальной части боевых машин. Выдержанный, примерный, дисциплинированный командир. В боях против фашистов в районе среднего течения р. ДОН в труднейших условиях организовал доставку и ремонт танков в действующие бригады корпуса. 21 – 22 декабря 1942 года лично участвовал и организовал разгром фашистских войск в районе ХЛЕБНОЕ, в результате которого было взято более 10.100 (десять тысяч сто – авт.) пленных и вся материальная часть двух дивизий противника. Достоин получения ордена «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА».

ФОТО_5: Фрагмент наградного листа инженер-полковника Н.Ф. Завалишина.

Завершая рассказ о свидетеле подвига, нам остается лишь добавить, что летом 1944 г. этот талантливый и многоопытный военный инженер был назначен командиром в/ч 33198 – передвижного танкоремонтного завода, созданного по решению Комитета Обороны СССР, и до Победы обеспечил ввод в строй более 1000 танков и САУ, требовавших капитального ремонта.
А теперь вернемся к нашему повествованию и зададимся вопросом, который уже очевиден для читателя: кто был тот герой-офицер, старший бронемашины, который несколько минут, вплоть до самой своей гибели, вел уничтожающий огонь по противнику (разведывательный бронеавтомобиль БА-64 был вооружен 7,62-мм пулеметом ДТ-29 с штатным боекомплектом 20 дисковых магазинах по 63 патрона в каждом – авт.)?
Казалось бы, ответ «проще пареной репы» — возьми и посмотри в архиве донесение о безвозвратных потерях! Но его там не оказалось – не все так гладко было с донесениями, особенно в конце 1942 г., в период зимнего наступления. Для его написания, а также для заполнения и высылки похоронных извещений родственникам требовалось время и хотя бы минимальные бытовые условия – чтобы у писаря не сводило судорогой пальцы от холода и не замерзали чернила. А где их было найти эти условия в безбрежной донской степи с ее лютыми морозами зимой 1942-1943 гг.? А когда «чернила оттаяли», штабные работники были заняты текущим делами, что было более актуально, чем делам минувших дней, к которым вернулись лишь после войны. Да и то, если сохранились документы.
К счастью, военно-бюрократическая машина хоть и пробуксовывала иногда, но некоторые «запасные колеса», т.е. альтернативные источники информации у нее все же сохранились. Так, по семье Петра Зорина в ЦАМО РФ хранится послевоенное письмо-запрос в Москву от его жены Зориной Марии Александровны, проживавшей в деревне Кожла-Сола Звениговского района Марийской АССР, в котором ей ответили, что муж «пропал без вести». Причина такого ответа все та же – отсутствие донесения о безвозвратных потерях из воинской части – т.е. из управления 18-го ТК.

ФОТО_6: Запрос в Москву о судьбе красноармейца П.А. Зорина.

Нет в списках безвозвратных потерь и сгоревшего старшего лейтенанта – героя-пулеметчика.
Тем не менее, если в мире и существует высшая справедливость, то она на стороне наших Героев – мне удалось выяснить, что через полгода после гибели офицер оказался учтенным по линии политуправления Юго-Западного фронта, в числе 748 офицеров-политработников, павших на этом фронте в период Сталинградской битвы. Необходимо отдать должное этой армейской структуре – она зорко следила за своевременным комплектованием своих кадров. А для этого необходимо было вести строгий учет.

ФОТО_7: Донесение Политуправления Юго-Западного фронта.

В донесении политуправления Юго-Западного фронта в Центрально-статистическое бюро учета потерь личного состава РККА от 20 июня 1943 г. имя Героя-офицера внесено под № 480.

ФОТО_8: Фрагмент донесения.

Им оказался заместитель командира взвода пешей разведки по политчасти 415 гв. СП 58 гв. СД (так в документе – авт.) старший лейтенант ОДИНЦЕВ КОНСТАНТИН ДМИТРИЕВИЧ. Погиб 21 декабря 1942 г. Местом захоронения отмечен х. Хлебный…
Таким образом, все сходится – полковник Н.Ф. Завалишин, руководивший операцией, назначил командиром бронемашины не дилетанта, а офицера-разведчика, социально-демографические данные которого установить совсем не трудно (стоит лишь посмотреть в ЦАМО РФ его учетно-послужную карточку, или личное дело – авт.).

ФОТО_9: Разведывательный бронеавтомобиль БА-64 на марше.

Что заставило двух братьев по оружию – русского ОДИНЦЕВА и марийца ЗОРИНА, почти не знавших друг друга, пойти вместе на мученическую героическую смерть? Значит, была дружба народов! И чувство единой Родины было! Поэтому Родина-мать и выжила, что на ее защиту встали лучшие сыны – такие, как Герои моего рассказа…

Леонид Александрович ИГНАТЕНКО
краевед, г. Никополь, Украина.
ignatenko1949@mail.ru

ФОТО_1: Наступление 18-го танкового корпуса в декабре 1942 г. (фрагмент карты).
ФОТО_2: 1942. Контрнаступление под Сталинградом. Танки на марше.
ФОТО_3: Разведывательный бронеавтомобиль БА-64 ведет пулеметный огонь.
ФОТО_4: Фрагмент наградного листа красноармейца П.А.Зорина.
ФОТО_5: Фрагмент наградного листа инженер-полковника Н.Ф. Завалишина.
ФОТО_6: Запрос в Москву о судьбе красноармейца П.А. Зорина.
ФОТО_7: Донесение Политуправления Юго-Западного фронта.
ФОТО_8: Фрагмент донесения.
ФОТО_9: Разведывательный бронеавтомобиль БА-64 на марше

автор Игнатенко Леонид Александрович сайт www.mogilanechaeva.ucoz.com
22:47
Стрелковые дивизии, освобождавшие Богучарский район в декабре 1942г., весной 1943г. попали в тяжелое положение в Восточной Украине. Многие штабные документы, в т.ч. и донесения о потерях, были уничтожены самими штабистами. Чтобы не попали в руки противника. Возможно, это одна из причин отсутствия документов о гибели как Зорина, так и Одинцева.
Нашелся интересный документ о бое частей 18-го танкового корпуса в районе хутора Хлебный вечером 20-го декабря 1942 года

pamyatnaroda.mil.ru/dou/?docID=114069281



11:19
В воспоминаниях итальянца Э.Корти есть похожий эпизод, только Корти в своей книге пишет, что одинокий советский танк наскочил на колонну итальянцев, выходившую из окружения. Бой был в районе села Поповка Ростовской области. Недалеко от Хлебного.
"… Уже давно перевалило за полдень. Я заметил, что некоторые части снова покидают деревню.
Встреченные мною по дороге старшие офицеры-чернорубашечники сообщили, что прорыв теперь уже неминуем.
Решив, что получил достаточно информации, я направился в избу, где меня ждали товарищи и майор Беллини. В 200 метрах от нее я заметил русский танк. Раньше его там не было.
Оказалось, что он появился в деревне несколькими часами ранее и очень быстро был подбит немцами. Его экипаж состоял из одного совсем молодого мальчика, почти ребенка. Выбравшись из танка, он попытался вести огонь, но был расстрелян превосходящими силами противника.
Позже капрал Джузеппини рассказал, что этот танк возник совершенно внезапно. За ним в некотором отдалении следовало еще два или три. Его неожиданное появление на медовской дороге, по которой двигались колонны немецких и итальянских солдат, привело к настоящей панике. Тем более, что он пер напролом, круша все на своем пути и поливая уцелевших людей огнем из автоматов. Джузеппини клялся, что видел не менее пяти сотен погибших..."
Кто был этот неизвестный герой-танкист?