Статьи

Текстовые материалы

Тип статьи:
Авторская


Все воинские части, которые перед Первой мировой дислоцировались в Воронежской губернии, в 1914 году отправились на фронт. Оставались лишь небольшие подразделения для полков второй очереди. Вскоре из них в Воронеже сформировали 233–й Старобельский и 234–й Богучарский пехотные полки, которые отправились в район Варшавы и вошли в состав Первой бригады 59–й пехотной дивизии. 234–й пехотный Богучарский полк получил знамя образца 1857 года 3–го батальона 26–го пехотного Могилевского полка, который в то время находился в Воронеже. На знамени золотым шитьем был вышит светло–синий крест. А 24 января 1916 года знамя оправили светло–синей каймой. В его верхней части изображалась икона Спаса Нерукотворного.

Георгиевский крест 4 степени за № 795142, старшего унтер офицера 234 - го Богучарского пехотного полка Борового Самсона Григорьевича.

В августе 1914 года Богучарский пехотный полк вошел в состав формируемой 9–й армии Северо–Западного фронта. В сентябре включен в формируемую 10–ю армию все того же Северо–Западного фронта. В начале октября полк прибыл в гарнизон крепости Гродна, а 30 апреля 1915–го его включили в формируемый 36–й армейский корпус Северо–Западного фронта. На 1 января 1916 года он входил в 1–й армейский корпус 2–й армии Западного фронта, в составе которого участвовал в Нарочской операции.

Исторические источники сообщают, что «59–я пехотная дивизия ничем себя не проявила, проведя первый год войны в гарнизоне Новогеоргиевска», участвовала в Виленских боях и Нарочском наступлении. При этом выводы делаются на основе того, что всего два офицера дивизии были награждены Георгиевскими крестами. Это далеко не так.

Достаточно сказать, что Виленская операция 1915 года, в которой участвовал и Богучарский пехотный полк, хотя и являлась оборонительной операцией в районе города Вильно (Вильнюс), но в результате ее была взята крепость Ковно (Каунас). Удержав район города Вильно, русские войска во встречных боях, продолжавшихся до начала сентября, нанесли противнику большой урон. Немцы же так и не смогли прорвать русскую оборону.

18 марта 1916 года 59–я пехотная дивизия приняла активное участие в Нарочском наступлении.

Вот что рассказывает в своей книге «Нарочская операция в марте 1916 г.» Н.Е. Подорожный: «На правом фланге корпуса 233–й и 234–й полки в 12 часов перешли в атаку, в 13 час. 50 мин. преодолели проволочные заграждения противника и заняли часть опушки леса на участке Медзины, Антоны и поперечную просеку № 8. Дальнейшее продвижение было остановлено сильным фланговым огнем противника. Около 17 часов со стороны м. Годутишки, с фронта Ракетишки, Суботишки, было замечено движение пехоты и артиллерийских запряжек противника на восток. В сумерки было обнаружено накапливание германцев по всему фронту участка; в 21 час. противник пытался переходить здесь в контрнаступление, но был отбит. В итоге дня корпус понес потери: а) в 22–й пехотной дивизии – 49 офицеров и 5547 солдат, б) в 59–й пехотной дивизии –1 офицер и 89 солдат».

На фото: Подпрапорщик 234 –го Богучарского пехотного полка Филипп Павлович Пахомов (награжден Георгиевскими медалями 4-й степени, 3-й степени, имеет Георгиевский крест 4-й, 3-й, 2-й и 1-й степеней)

А вот как вспоминает об этом один из участников тех боев младший унтер–офицер 234–го Богучарского полка И.Р.Носов:

«Я был ранен и переведен в Богучарский полк. Оттуда нас погнали под Осовец. Оглобля (с 19.07.1914 по 24.06.1917 генерал – майор Оглоблев Александр СеменовичЕ.Р.) сказал командиру полка:

– Окопы для вас там готовы. Инженерные войска делали. Не разбить германцу.

Разыскали мы эти окопы. Они, оказалось, были сделаны нашими саперными войсками не для русских, а против русских. Хорошие окопы! Накатник здоровый, блиндажи, что тебе надо! Рельсы, бревна, земля толстым слоем на блиндажах. Только бойницы обращены против русских. Тут измена была.

Мы в эти окопы не пошли, отступили саженей на 500 и сделали свои окопы. На четвертые сутки в ночь немцы выбили нас из этих окопов, и мы побежали еще шибче, чем тогда. Прибежали в местечко Радунь часам к одиннадцати утра. Здесь для нас были устроены простые окопы.

Держались под Радунью три дня. Германец сделал канонаду. Ох, и канонада! Никогда он так не бил по нас. Ясный день был, а стал точно вечер темный. Тут и снаряды рвутся, тут и песок летит, и сено, и солома горят, вся деревня горит. И простые снаряды, и зажигательные летят. Крик, вой. Вот тут–то нам жара и была. Осталось нас 13 человек от всего полка. Я в это время был фельдфебелем.

Отступили из Радуни на Бельск. Подходим к Бельску. Встречает нас генерал Оглобля со своей свитой. Мы идем. Впереди командир полка со знаменем, командир батальона, три ротных командира, два фельдфебеля, семь унтер – офицеров. Рядовых в полку – ни одного… Генерал командует своей свите:

– Смирно! Равнение на знамя!

Командир полка командует нам:

– Смирно, господа офицеры!

Генерал спрашивает:

– Какой полк идет?

– Богучарский, ваше превосходительство!

– Знамя цело?

– Цело, ваше превосходительство!

– Командир полка жив?

– Так точно, ваше превосходительство!

– Командиры батальонов целы?

– Трое без вести, один цел.

– Ротные командиры?

– Трое осталось, ваше превосходительство!

– А рядовых?

– Рядовых ни одного, ваше превосходительство!

– Ну, этой сволочи найдется!

Под деревней Боровички я был ранен в глаз, и мне оторвало палец. Попал в госпиталь в Витебске».

К концу 1916 года весь кадровый офицерский состав Богучарского полка погиб. Командирами рот стали прапорщики.

Многие воины 234–й пехотного Богучарского полка отмечены георгиевскими наградами, среди них – капитан Александр Ефимович Гудиш, штабс–капитан Владимир Оскарович Якобсон, подпрапорщик Филипп Павлович Пахомов, младший унтер–офицер Иван Максимович Хвостиков, поручик Тимофей Михайлович Кончаков и другие.

Отдельно хочется сказать о поручике Богучарского полка Тимофее Михайловиче Кончакове. К 1916 году он имел Георгиевские кресты 4–й, 3–й, 2–й степени, не хватало лишь 1–й степени до полного Георгиевского кавалера. Тимофей Михайлович родился в селе Елань–Колено Новохоперского уезда, был грамотным, знал несколько языков, писал стихи. После Первой мировой войны участвовал в Гражданской войне, затем эмигрировал во Францию. В эмиграции жил в Париже, работал шофером. На собственные средства издал сборники стихов: «Шоферские песни» (1935), «Из крестьянской жизни» (1936), «Ей» (1938), «Письма родным, друзьям, знакомым» (1938), «Старина, сказка, небыль» (1945).

Его внучка Вера Андреевна Цыганова вспоминала: «Тимофей очень тосковал по Родине и присылал моей маме открытки примерно до 1926 года, когда еще разрешалось писать письма.

… В одном из четверостиший в 1925 году он написал на фотографии своей дочери:

Итак, Аннет, исполнилось твое желанье,

Со мной ты во Франции была,

Но не понравилось тебе мое скитанье,

Вернулась ты, меня с собою не взяла.

На фото: Поручик Богучарского пехотного полка Кончаков Тимофей Михайлович.

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,– №101 (26317), 18.07.2014 г.

Совсем недавно в Интернете, на одном из форумов, был выставлен на продажу Георгиевский крест 4–й степени за № 795142 старшего унтер–офицера 234–го Богучарского полка Самсона Григорьевича Борового, которым он был награжден «за проявленное мужество в боях с неприятелем» 6 января 1916 года. Оценили крест в 10500 рублей. Сам собой напрашивается вопрос: почем отечественная история? Конечно, это высшей степени кощунство, когда продаются военные награды, ведь за ними – героизм и подвиги, кровь и страдания наших соотечественников. Вот и возникло у меня желание пройти фронтовыми дорогами Богучарского полка и рассказать о его бойцах.
+2
1.97K
0
Тип статьи:
Авторская

В 2012 юбилейном году, когда Россия отмечала 200-летие победы в Отечественной войне 1812 г., А.С. Шуринов подарил мне свою книгу «Служилые Шуриновы» (Родословие), выпущенную в г. Москва в 2010 году. Александр Сергеевич является потомком одного из участников Отечественной войны 1812 года, членом Совета Общества потомков-участников Отечественной войны 1812 года. Используя присланные им воспоминания, а также материалы школьного краеведческого музея «Следы времени» мне удалось восстановить события, происходившие на богучарской земле в период Отечественной войны 1812 года.

Богучарцы приняли активное участие в Отечественной войне 1812 года.

Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича. За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине.

Богучарцу ротмистру Изюмову было объявлено «монаршее благоволение», ему ивсем эскадронным командирам были вручены золотые сабли с надписью «За храбрость».

В нашем районе и сейчас есть село Шуриновка. Сначала это село называлось Новохарино по имени владельца, но потом в 1844 году старший сын Петра Николаевича Шуринова - Александр женится на Хариной Любови Платоновне, дочери титулярного советника Харина Платона Стефановича, помещика Воронежской губернии, и приобретает в качестве приданого за женой 4200 десятин земли в Богучарском уезде.

Пётр Шуринов службу начал в 18 лет в Воронежском гарнизонном батальоне унтер-офицером. Приведём последующие данные его послужного списка из имеющихся в архиве материалов А.С. Шуринова: 14 июня 1802 г. переведён в Екатеринославский гренадерский полк; 30 сентября 1802 г. произведён портупей - прапорщиком; 12 июня 1805 г. - прапорщиком; 23 марта 1806 г. - подпоручиком; 2 ноября 1807 г. - поручиком; 2 марта 1810 г. - штабс-капитаном; 19 апреля 1812 г. - капитаном; 18 сентября 1813 г. - майором; 17 июня 1815 г. - подполковником. В составе Екатеринославского гренадерского полка, входившего в 6-ую пехотную дивизию под командованием генерала Д.С.Дохтурова, участвовал в походах и сражениях Российских армий в Европе с 1805 по 1807 г., в том числе в сражении при Прейсиш - Эйлау и Фридланде, где 2 июня 1807 г. был контужен "в правый бок картечью". За отличие в сражении награждён Орденом Св. Анны 3-ей степени. С 13 июня 1812 г. участвовал в сражениях против вторгшихся в Россию армий Наполеона: 6 августа при селе Лубино; 26 августа в генеральном сражении при селе Бородине; 6 октября при селе Тарутине; 12 октября при Малоярославце; 6 ноября при городе Красном. За отличие в сражении при селе Бородине был пожалован Золотой шпагой с надписью "За храбрость". За отличие в сражении при городе Красном получил "Монаршее Благоволение". С 1 января 1813 г. вновь в составе полка в походах и сражениях по Европе: 9 мая 1813 г. участвовал в генеральном сражении под Бауцином и за отличие произведён в майоры; 17-18 августа участвует в сражении при селении Кульма, где "ранен пулею в голову около левого виска". За отличие награждён Орденом Св.Владимира 4-ой степени с бантом. С 20 декабря 1813 г. участвует в сражениях во Франции. 2 февраля 1814 г. участвует в сражении при городе Монмирае, за отличие в котором был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени. За участие в "действительных сражениях" при взятии Парижа был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени, украшенном алмазами. 18 июня 1814 г. в составе полка переправляется через Рейн и через освобождённую Европу следует в пределы России. 17 июля 1815 г. по Высочайшему Его Императорского Величества положению за полученными тяжёлыми ранениями уволен в отставку подполковником с мундиром и пенсионом полного жалования.

Во всей Воронежской губернии шел сбор пожертвований продовольствием и деньгами для обеспечения Воронежской войсковой милиции. В этом была заслуга и богучарцев, которые не только продовольствием, но и деньгами пожертвовали на защиту Отечества. На 25 марта 1807 года в уездебыло собрано 2210 рублей 83 1/2 копейки. Богучарский предводитель дворянства артиллерии полковник Самуил Николаевич Бедряга (рис.4) пожертвовал – 50 четвертей ржаной муки, 500 пудов сена; коллежский асессор Бедряга – 50 четвертей ржи; титулярный советник Подольский – 25 четвертей ржаной муки, 5 четвертей пшенной крупы; дочери Лофицкие Мария и Александра – 25 четвертей ржи каждая. Всего в уезде было собрано 150 четвертей ржаной муки и 2000 пудов сена. И.В. Лисаневич «за особые заслуги и усердие … на должности губернского начальника милиции» был награжден главнокомандующим графом Орловым – Чесменским в 1807 году орденом святого князя Владимира 3-й степени. В состав Воронежской губернской милиции входило много богучарцев, с уезда в состав полков было призвано 1564 человека. Возраст рекрутов из богучарского уезда был от 22 до 47 лет. Достаточно сказать, что уездному С.Н. Бедряге было 29 лет.

С первых дней Отечественной войны 1812 года богучарцы были на передовой. Практически от каждого населенного пункта были представлены рекруты. Всего было призвано 210 человек. Из Бычка –22, Н.Белой – 45, Ворбьевки – 71, Журавки – 21, Константиновки – 30, Красногоровки –15, Расковки – 16, Толучеевой – 12, Твердохлебовой – 16, Абросимовой –13, Сухого Донца – 7, Терешковой – 9, Полтавки – 6, Липчанки – 4, Монастырщины – 7, Перещепное – 2, Данцевка – 5, Гадючей – 6, Филоново – 4, Дядина – 3, Лофицкой – 6, Дъяченково – 10, Грушовой – 5.

Тысячниками командовали – секунд-майор Т.Л. Пушкарев и штаб-с-капитан И.А. Чехурский, пятисотеные были – штаб-с-капитаны А.П. Лофицкий, П.А. Пушкарев и поручик А.В. Попов, сотенными – титулярный советник И.Г. Степанов, коллежский регистратор А.М. Чекалев, поручик Е.Л. Пушкарев, М.А. Куколевский, И.Б. Роднолицкий, губернский секретарь И.П. Масленнин, поручик П.А. Куколевский, А.Д. Мерганский, коллежский протоколист Петр Голубцов, 14 – класса Г.И. Ровлев, корнеты И.Н. Чеботарев, А.Ф. Пушкарев, П.И. Оболонский, Профирий Плотников, С.Д. Павлинский, коллежский регистратор Елисей Ровнев.

В состав гусарского полка вошли ратники 82-го набора, в возрасте от 23 до 48 лет. Сам фельдмаршал Кутузов благодарил старания ротных и батальонных командиров полка за хорошую подготовку. 3-й и 4-й Егерские Воронежские полки вошли под командование начальника, генерал – майора Русакова. Вместе с ним они участвовали в Бородинском сражении у реки Корочи. Среди них был и С.Н. Бедряга. Один из родственников знаменитой в то время династии воронежских Бедряг. Полковник Н.Г. Бедряга служил в Ахтырском гусарском полку в 1812 году отличился в схватке донских казаков (Платова) и гусар (Васильчакова) споляками. 24 августа под Бородиным получил контузию в грудь от ядра и уже 28 октября вступил в партизанский отряд Дениса Давыдова. Именно ему Денис Давыдов посвятил ряд своих стихов. Его брат Сергей погиб 28 сентября 1812 года в сражении под Вересеей. Бедряга Егор Иванович (1773-1813) полковник Изюмского гусарского полка участвовал в Отечественной войне и прославился как партизан. В 1813 году отличился при взятии Берлина и г. Люнебурга, куда ворвался первым; под Гальберштадтом, совершив 30-часовой пробег, разбил прикрытие транспорта, захватив 1 генерала, 16 офицеров, 1000 нижних чинов и 14 орудий. При знаменитом набеге Чернышева на Кассель Бедряга врубился в каре и пал, сраженный двумя пулями в голову. Погребен Бедряга в Мельзунгене, близ Касселя; могила его, попечением офицеров Изюмского гусарского полка, сохраняется в образцовом порядке.Достаточно сказать, что в храме Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году, имена пятерых участников Отечественной войны 1812 года Бедряг были высечены на мраморных досках, среди них и наш богучарский. Богучарские гусары вошли в состав 1-й армии под командованием Барклай-Де-Толли[ii] и прошли боевой путь от Богучара до Парижа. В 1817 году войска 2-й дивизии 5-го резервного кавалерийского корпуса дислоцировались в центре и на востоке Воронежской губернии. В селе Нижний Мамон стоял эскадрон Тверского драгунского полка, в Павловске – Рижский драгунский полк, в Боброве – Казанский драгунский полк, в городе Богучаре на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».

Среди славных защитников Отечества известен В.Я. Яковлев - уроженец г. Богучар. В 1802 г. он служил в Ярославском пехотном полку, в составе которого сражался под Аустерлицем, был в походах в Австрии и Пруссии. После Тильзитского мира воевал с турками, а затем защищал Родину в 1812 г. Участник заграничного похода 1813—1814 гг. За боевые заслуги награжден серебряной медалью на голубой ленте в память 1812 г. Позже получил орден Георгия. А в 1816 г. был произведен в офицеры. Ушел в отставку в чине штабс-капитана. Служил в Богучарском уездном суде.

Вот такая получилась история. Есть правда и продолжение.

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычок, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычок. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель»А.С. Пушкин пишет: «…В мае-месяце случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракту… Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из почтовых станций, Ковыленской или Матюшенской, остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром. По местной легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель" стали события, происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и, возможно, один из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: «До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст».

Ссылки.



1.А.С. Шуринов. ОтЕльца до Парижа. Судьбы героев России и их потомков. К 400-летнему юбилею служения Отечеству рода Шуриновых. - Материал представлен Шуриновым Александром Сергеевичем.

2.Барклай-Де-Толли Михаил Богданович (1757-1818), князь (1815), российский генерал-фельдмаршал (1814). Командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией. В 1810-12 военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле – августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-14 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.

Автор Евгений Романов.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».
+2
2.52K
9
Тип статьи:
Авторская

Богучарец выживший с крейсера "Варяг".

Варравин (Варавин, Веррава Андрей Денисович (Николаевич)Воронежской губ. Богучарского уезд. Калачевской вол. Кровельщик.Православн. матрос 2 ст.(5.6.1903 г.) Призван 10.1902. На корабле с 13.8.1903 г. 30.4.1904 г. переведен. ЗОВО 4 ст. № 97846 Холост. line777@Vfil.ru потомок Андрей Хижняк .
.

Воронежцы погибшие на крейсере «Варяг»

Авраменко Михаил Николаевич Воронежская губ., Павловский уезд, слобода Петровка; матрос 1(2) ст., комендор мелких орудий, пал в бою на грот-марсе у 47-мм орудия №31.

Бакалов Василий Федотович (1880-1960), Воронежская обл. и Подгоренский р-н, с.Колодежное; матрос 2 ст., получил сильную контузию 1904-1905 гг. броненосца «Георгий Победоносец»; ЗОВО 4 ст. №97568 и медаль

Варравин (Варавин, Веррава) Андрей Денисович (Николаевич)Воронежской губ. Богучарского уезд. Калачевской вол. Кровельщик. Православн. матрос 2 ст.(5.6.1903 г.) Призван 10.1902. На корабле с 13.8.1903 г. 30.4.1904 г. переведен. ЗОВО 4 ст. №97846 Холост.

Войницкий (Вейцецкий) Андрей Григорьевич 22.08.1880 Воронежской губ., Староконстантиновский уезд, Врасиловская вол., крестьянин, православн., холост. кочегар 2 ст. 1.1.1903 г. один из 30 последн. призыва 1.1.1903 г. 30.4.1904 г. переведен. ЗОВО 4 ст. №97890, м.г.13 фл эк.

Вруков Тимофей Васильевич 17.04.1881 Воронежской губ. Зимиянского уезда с. Старый Выдуж. Плотник Правос. кочегар 2-й ст.(1.1.1904г.) один из 30 последнего призыва 1.1.1903г. 28.10.1902г. призван на службу.7.2.1903. На корабле с 13.8.1903. переведен 30.4.1904. ЗОВО 4 ст. №97 886. Жена – Авдотья Степановна.

Глущенко (Михаил) Митрофан Андреевич мещанин г. Воронежа. Чернорабочий. Православный. Холост. матрос 2 ст. 5.6.1903ранен легко на баке; один из 30 последнего довоенного призыва 1.1.1903 г. призван 3.11.1902 г перев. 30.4.1904г. ЗОВО 4 ст. №97587.

Грядишкин (Гридишкин) Василий Дмитриевич 04.03.1881 Воронежской губ. Землянского уезда. Фолинс… собственник(?) села Благодатного. Хлебопашец. неграм. Православный кочегар 2 ст.(1.1.1904г.) один из 30 последнего довоенного призыва 1.1.1903г. 3.11.1902г. призван на службу. 7.2.1903г. на корабле. 30.4.1904г. переведен. ЗОВО 4 ст. №97717. Холост. 13 фл.эк.

Котов (Кот) Илья Дмитриевич Воронежской губ, Коротоякского уезда, Новоуколовской волости. хут. Марьевского. Хлебопашец. Православный. Холост. матрос 2 ст.5.6.1903г., призван 16.10.1902г. На корабле с 13.8.1903г. переведен 30.4.1904г. ЗОВО 4 ст. №97822.

Лесниченко (Лесников) Анисим Агатович Воронежской губ Биричевского уезд, Матреноизевской волости, хутора Бережного. Хлебопашец. 13 фл. эк. Православный. матрос 2(1) ст. 5.6.1903г, тяжело ранен на шканцах, оставлен в Чемульпо. призван 19.11.1902г. (пожалован 23.02.1904г.)На «Варяге» с 13.8.1903г. переведен 30.4.1904г. ЗОВО 4 ст. №98114. Прибыл на канонерскую лодку «Манджур», интернированную в Шанхае – после лечения в Японии прибыл на «Манчжуре» (на пароходе РОП и Т «Чихачев» из Шанхая-Александрии 15.4. (24.05) 1904г. по ст. ст. 24.05.1904г. отправлен в распоряжение Штаба Главного командира Черноморского Флота и портов. Год в отпуске по болезни с 15.9.1904 г. Жена Дарья Детилова Детей нет.

Останков(Останкин?) Антон (Кузьма) Николаевич 13 фл. эк. р.11.10.1881г. Воронежской губ. Коротоякской уезд Готовской вол.с. Кашизма хлебопашец. православный. кочегар 2 ст.(1.1.1904 г.); на службе с 17.10.1902г. 30.4.1904г. переведен. ЗОВО 4 ст. №97719. Жена – Анна Ивановна. Сын Андрей. неграм. Дубликат креста выдан в 1907 г.

Педанов (Пиданов) Степан Федорович Воронежской обл. Валуйский уезд Багринская вол. слобода Почролица (Пофалица) сапожник. православный. холост. кочегар 2 ст.(1.1.1904 г.) призван 1.11.1902г. переведен 30.4.1904г. ЗОВО №97721 в 1906 г. выдан дубликат взамен утерянного.

Сапрыгин (Сапрыкин) Федор Андреевич 13 фл.эк. р.01.03. 1881 г. Воронежской губ. Землянского уезд. Ореховской вол. д. Дануши. хлебопаш., правосл. матрос 2 ст. 5.6.1903 г.; призван 17.10.1902 г.перевод 30.4.1904г. ЗОВО № 97588. жена Анна Леоновна. неграм.

Струков Тимофей Васильевич 13 фл. эк. р.17.02.1881г.Воронежской губ. Землянского уезда. Нижневедужский вол. с. Старая Ведуш Плотник. Православн. кочегар 2 ст.(1.1.1903 г.) призван на службу 26.10.1903 г.переведен 30.4.1904 г. ЗОВО № 97 886 неграмотн.

Третьяков Максим Андреевич р.14.03.1881 г. малограмотный матрос 2 ст., ЗОВО 4 ст. 97 808 и медаль ранен легко в обе ноги; в 1907 г. выдан дубликат утерянного креста; УПВС СССР от 24.8.1954 г. медаль «За отвагу». 13 фл. эк.

Фирсов Андрей Андреевич (Воронежской губ. мещанин г.Богучара.-Владивосток.) кочегар 1 ст., скончался от ран на шканцах на берегу 15.2. перезахоронен 17 декабря 1912 г. во Владивосток из Чемульпо

Разыскиваются родственники Фирсова – предположительно в Верхнемамонском районе. ФИРСОВ Андрей Андреевич, кочегар 1 статьи, уроженец Воронежской губ., г.Богучар, умер от ран 15 февраля 1904 г. во французском госпитале, г. Сеул (Корея); скончался от ран на шканцах на берегу 15.2. перезахоронен 17 декабря 1912 г. во Владивосток Шарапов Дмитрий Вологодской губ., Никольский уезд, Боровско-Захаровская волость, деревня Селиваново. Хо-лост. комендор, умер 28 января 1904 г. в бою, находился у пушки Барановского №35; его тело было опознано одновременно с А.Фирсовым; перезахоронен 17 декабря 1912 г. из могилы в Чемульпо на Морское кладбище Владивостока.
+2
2.48K
1
Тип статьи:
Авторская

Эта непридуманная история случилась летом 1942 года, где-то в 20-х числах августа. О ней поведал ветеран 1-й стрелковой дивизии Федор Максимович Беспалов, воспоминания которого хранятся в Богучарском историко-краеведческом музее.

Федор Максимович, будучи командиром отделения саперного взвода 412-го стрелкового полка, «напросился» в разведку на занятый противником правый берег Дона.

В состав разведгрупп включались и саперы – если нужно было бесшумно преодолеть проволочное заграждение перед окопами противника, а также для проделывания проходов в минных полях. В тот день разведгруппу из пяти человек возглавил опытный разведчик – старший сержант Василий Колоярский. Задача группа была предельно простой и ясной – взять «языка»!

Накануне Колоярский целый день провел на переднем крае, в бинокль изучая каждый бугорок, каждый кустик на пути предполагаемого движения разведчиков.

Наступила душная безлунная ночь. Крупные яркие звезды мерцали в вышине. И тишина была такой, что казалось – и войны-то нет.

В час «икс» разведчики бесшумно двинулись к Дону. На условленном месте нашли лодки и двух саперов – перевозчиков. Колоярский тихо приказал: «Лодки на воду!» И вот, лодки, словно тени, заскользили к противоположному берегу.

- Чем-то он встретит нас? Может, пулеметным огнём в упор? - Федора Беспалова одолевали тяжелые мысли. Ведь бывало всякое.

Наконец томительные минуты кончились – лодки одна за другой глухо стукнулись о берег. Не раздумывая, разведчики спрыгнули на влажную почву и нырнули в кустарник. От него до ближайших немецких окопов было около километра пологой и открытой местности. Поэтому немцы вряд ли могли предположить, что здесь пойдут разведчики.

Осторожно, но быстро разведчики преодолели этот километр до проволочного заграждения. И тут вспыхнули вражеские сигнальные ракеты! Стало светло, как днем.

Колоярский тихо выругался. «Трассеры», зловеще свистя, веером рассыпались над головами вжавшихся в землю разведчиков.

Внезапно вся эта какафония стихла, и берег погрузился в темноту. Видимо, противник просто стрелял по площадям. Осторожно разведка подползла к проволочному заграждению, оно оказалось однорядным. И саперы без труда сделали в нем проход.

К окопам, до которых теперь было не более 30-ти метров, ползли по-пластунски. Когда до окопов оставалось метров пять, Колоярский шепнул молодому разведчику Кобе: - Давай!

Коба быстро перемахнул через бруствер и подал сигнал следовать за ним. Окоп оказался неглубоким.

Разведчики решили обсудить план дальнейших действий. Молодой и горячий Коба предложил двигаться к замеченному справа пулеметному расчету и напасть на него. Вдруг разведчики услышали пока не очень понятные им звуки, очень похожие на конский топот. И звуки приближались. Стало ясно – кто-то едет на коне. Трое разведчиков бросились к кустарникам и залегли. Оставшиеся в траншее изготовились к огневой поддержке. Вот уже и силуэт всадника стал отчетливо виден на горизонте.

Еще секунда – и всадник полетел на землю. Он неожиданности он почти не оказал сопротивления, лишь вскрикнул. Винтовка, лежавшая у него на коленях, глухо упала на землю.

Колоярский мгновенно навалился на врага, двое других связали пленному руки и потащили его к траншее. Животное, которое разведчики приняли за коня, оказалось большим мулом с длинными ушами. Животное, навьюченное ящиками, неподвижно стояло на месте.

- Пошёл отсюда! – Колоярский замахнулся на мула, пытаясь его прогнать.

Затем, не задерживаясь в траншее, вместе с «языком» разведчики двинулись к реке. Около заграждения они остановились. Каково-же было их удивление, когда оглянувшись, они увидели – мул шел за ними!

Зная, что скоро начнется очередной «сеанс» освещения, Колоярский приказал быстрее преодолеть опасную зону. Пленника поставили на ноги, и подхватив его под руки, побежали вниз к реке.

Вот уже и спасительная полоса кустарника, в которой бойцов никто не обнаружит, а там – берег, переправа через Дон – и дома!

Но тут началась просто какая-то свистопляска! Весь берег озарился ракетами, застрочили «спавшие» до того пулеметы. Оказалось, что это шедший за разведчиками мул, видимо, задел проволочное заграждение, и наделал такой переполох.

Оставалось что есть силу бежать к лодкам. Проснулись и минометные расчеты противника, разрывы мин стали настигать спешащих к берегу разведчиков. Одна из мин угодила в лодку. К счастью никого даже не ранило.

Наконец обстрел прекратился, и разведчики на уцелевшей лодке за три рейса переправились на свой берег. Мула, из-за которого, чуть было не погибла разведгруппа, нигде не было видно. Белый предрассветный туман закрыл всю пойму реки. Под его покровом разведчики с «языком» благополучно добрались до штаба.

И тут некоторые разведчики потеряли дар речи – грязный и мокрый мул с ящиками догнал их возле штабной землянки. «Языка» сдали начальству, а мула – в хозвзвод! Там он скоро привык нашим солдатам и охотно откликался на кличку «дуче».

А «язык» оказался итальянцем, в чине, равному нашему старшине. Пленный и сообщил, что его часть прибыла на Дон несколько дней назад, а немцы, которых и сменили итальянцы из 8-й армии, отведены на другой участок из-за больших потерь.

P.S. Уроженец Ульяновска Василий Петрович Колоярский погиб 15-го сентября 1942 года, похоронен в селе Подколодновка Богучарского района. Его фамилия – в списках захороненных в городском парке Богучара.

Эта непридуманная история случилась летом 1942 года, где-то в 20-х числах августа. О ней поведал ветеран 1-й стрелковой дивизии Федор Максимович Беспалов, воспоминания которого хранятся в Богучарском историко-краеведческом музее.
+2
1.7K
9
Тип статьи:
Авторская

БОГДАНОВСКИЙ – капитан после окончания Отечественной войны 1812г. в Богучар, его жена Александра Антоновна проживали всельце НИКОЛАЕВКА Богучарского еузда

ВОДАРСКИЕ: богучарские дворяне братья Иван и Дмитрий Григорьевичи в 1812г.
служили в Арзамаском пехотном полку, участвовали в заграничном походе 1814-15г. в сражении на реке Буг и взятии Парижа.

ЛЮДЕНГАУЗЕН – ВОЛЬФ - барон, прибыл в Богучарский уезд после 1812г., женился на местной дворянке….

ГОЛОВИНСКИЙ штабс-капитан имел поместье в деревне НОВОСЁЛОВКА Богучарского уезда в 1864г. его жена Клавдия Сергеевна

ГРЕКОВ Михаил Лазаревич прапорщик с 7 ноября 1789г., сельцо ПЛЕСНОЕ Богучарского еузда 1864 г.

ДВИГУБСКИЙ – ПОКУСАЕВ поручик Николай Фомич из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

ИВАНОВЫ: участники войны 1812 г. штабсъ - капитанъ Никифоръ Филатовъ Ивановъ. поручикъ Васильевичъ Ивановъ подпоручикъ Алексей Герасимовъ Ивановъ имели хутор КРАВЦОВОЙ БАЛКИ Богучарского уезда

Григорий Иванов службы начал 1775 году в Украинском гусарском полку, Участник войны 1806 по 1813 год. Участник заграничного похода. 39 -й Егерский полк. С 1793 по 1795 заседатель Богучарского суда. С 1813 -1816 предводитель богучасокого дворянства.

ЛЕВЧЕНКО Илья Дмитріевичъ - подпоручнкъ участники войны 1812 г.отставной поручик Георий Елисеевич Левченко с 1840г. поручик Георгий Елисеевич Левченко имел поместье в сельце НИКОНОРОВКА Богучарского еузда после 1863г. перешло жене Надежде Алексеевне

ЛИСАНЕВИЧ Василий Иванович богучарский дворянин служил в лейб-гвардии Конном полку, сын его Иван в в лейб-гвардии Гусарском полку, сын Алексей Елисаветградском гусарском полку, сын Сергей начал службу в в лейб-гвардии Семеновском полку слобода САПРИНА Острогожский уезд, 1887г.

ЛОФИЦКИЙ Григорій Петровичъ: поднолковникъ. после окончания 2-го Кадетского корпуса в 1809г. служил в 4-м Егерском полку батальонным андъютантом в звании поручик,в заграничном походе со 2 января 1813г. участвовал во взятии Варшавы и штурме 1 февраля города Калища. 20 апреля ранен в голову за город Люции, 14 августа ранен в плечо при штурме крепости Кенинштейн,14 августа 1813г. присвоено звание штабс-капитан, в оставку вышел 8 января 1820г. подполковником. награжден орденами: св. Анны и св. Владимира. сельцо ПЛЕСНОЕ Богучарского еузда 1864г.

СТЕПАНОВЫ участники войны 1812 г: поручикъ Василій Степановичъ Степановъ сельцо СТЕПАНОВО Богучарского уезда 1864г.

СТЕПЕНКО: участник войны 1812 г:маіоръ Аммосъ Алекс;евичъ Степенко РОДОМ ИЗ Богучарского уезда 1864г.

ТАРАНОВСКИе: прапорщик Дмитрий и подпоручик Николай Ивановичи
из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

ТАТАРЧУКОВы: поручикъ Федоръ Григорьевичъ участник войны 1812 г., окончил 2-й Кадетский корпус в 1811г., с присвоением прапорщика переведен в состав Воронежского полка, участвовал в сражении под Полоцком и за проявленный в бою героизм был представлен к званию подроручик. Сражался 18-20 октября под Чашниками, 2 ноября под Смолянами, был ранен в левую ногу, за умелое командование в бою представлен к званию поручика. Находился на излечении. В мае 1813г. вернулся в полк и участвовал в боях на территории Польши. С 1 по 18 июля преследовал противника в Прусской Селезии, с 18 по 26 июля – в Саксонии. С 26 августа по 11 сентября воевал у города Байрейт, где в составе полка стал на «зимние квартиры». Из-за последствий ранения ушёл в отставку и проживал в слободе ПИСАРЁВКА Богучарского уезда. его сын коллежский ассесонер Григорий Фёдорович имел поместье сельцо БРАТОЛЮБОВО Богучарского уезда 1864г.

ТИМОШЕВСКИЙ прапорщик из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

УРСУЛ Григорий Иванович, подпорущик из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку, поручик с 21дек1788г.; с ним в этом полку служил его братья Иван и Василий подроручики хутор ИВАНОВКА (Урсуловка) Острогожский уезд, 1884г.

ЯНОВ ИВАН: после окончания Отечественной войны 1812г. приехал в Богучар


Составил Евгений Романов.

Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича. За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине.
+2
3.29K
0
Тип статьи:
Авторская

ЛЮТОВ Иван Степанович (28.8.1923, сл. Криница Богучарского уезда – 1997, Москва), генерал-лейтенант (1972), доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба (1972 – 1985), заместитель начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил Варшавского Договора (1985 – 1991).

Жуковский Сергей Яковлевич. Генерал – полковник. Родился 7 Октября 1918 года на хутор Перещепный Воронежской области. К концу войны выполнил более 500 успешных боевых вылетов, записал на свой боевой счёт 28 воздушных побед - 13 самолётов сбил лично и 15 в составе группы. Был представлен к звания Герой Советского Союза.

Белоконов Константин Кириллович (1913 – 1994), уроженец села Терешково Богучарского района,.генерал – майор запаса, профессор, кандидат военных наук. Лауреат премии им. М. В. Фрунзе.– каваер четырех орденов Красного знамени, Отечественной войны второй степени и двух орденов Красной звезды, омееет медали за «За оборону Кавказа», за «Боевые заслуги» и другие.


+2
2.31K
5
Тип статьи:
Авторская

"Кодекс Российской Федерации об административных

правонарушениях" от 30.12.2001 N 195-ФЗ


Статья 7.15. Проведение археологических полевых работ без разрешения

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 459-ФЗ)

(в ред. Федерального закона от 26.07.2006 N 133-ФЗ)

1. Проведение археологических полевых работ без полученного в установленном порядке разрешения (открытого листа), если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо с нарушением условий, предусмотренных разрешением (открытым листом), -

(в ред. Федеральных законов от 23.07.2013 N 245-ФЗ, от 30.12.2015 N 459-ФЗ)

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на юридических лиц - от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ.

(в ред. Федеральных законов от 22.06.2007 N 116-ФЗ, от 30.12.2015 N 459-ФЗ)

2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, повлекшие по неосторожности повреждение или уничтожение объекта археологического наследия, выявленного объекта археологического наследия, -

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от пятнадцати тысяч до трехсот тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до шестисот тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ; на юридических лиц - от одного миллиона до десяти миллионов рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 459-ФЗ)

(часть 2 в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 96-ФЗ)

3. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, совершенные с использованием специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин, -

влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ, и специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин; на должностных лиц - от четырех тысяч пятисот до пяти тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ, и специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей с конфискацией предметов, добытых в результате археологических полевых работ, а также инструментов и оборудования, использованных для археологических полевых работ, и специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2015 N 459-ФЗ)

(часть 3 введена Федеральным законом от 23.07.2013 N 245-ФЗ)

Примечание. Под специальными техническими средствами поиска в настоящей статье понимаются металлоискатели, радары, магнитные приборы и другие технические средства, позволяющие определить наличие археологических предметов в месте залегания.

(примечание введено Федеральным законом от 23.07.2013 N 245-ФЗ)

Статья 7.15.1. Незаконный оборот археологических предметов

(введена Федеральным законом от 23.07.2013 N 245-ФЗ)

Совершение сделок с археологическими предметами в нарушение требований, установленных законодательством Российской Федерации, -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией археологических предметов; на должностных лиц - от двадцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией археологических предметов; на юридических лиц - от трехсот тысяч до восьмисот тысяч рублей с конфискацией археологических предметов.


"Уголовный кодекс Российской Федерации"

от 13.06.1996 N 63-ФЗ

Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов

(в ред. Федеральных законов от 25.06.1998 N 92-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему) -

(в ред. Федеральных законов от 21.07.2004 N 73-ФЗ, от 28.12.2010 N 398-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

наказываются ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(часть первая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 25.06.1998 N 92-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

КонсультантПлюс: примечание.

Часть четвертая статьи 222 признана частично не соответствующей Конституции РФ Постановлением Конституционного Суда РФ от 17.06.2014 N 18-П.

В соответствии с частью 3 статьи 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

4. Незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, в том числе метательного оружия, -

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 28.12.2010 N 398-ФЗ)

наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье. Не может признаваться добровольной сдачей предметов, указанных в настоящей статье, а также в статьях 222.1, 223 и 223.1 настоящего Кодекса, их изъятие при задержании лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 30.12.2012 N 306-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ, от 29.06.2015 N 192-ФЗ)

Статья 222.1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств

(введена Федеральным законом от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

1. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств -

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до восьми лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

Статья 223. Незаконное изготовление оружия

1. Незаконные изготовление, переделка или ремонт огнестрельного оружия, его основных частей (за исключением огнестрельного оружия ограниченного поражения), а равно незаконное изготовление боеприпасов -

(в ред. Федеральных законов от 28.12.2010 N 398-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от шести месяцев до одного года.

(в ред. Федеральных законов от 25.06.1998 N 92-ФЗ, от 28.12.2010 N 398-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ)

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

(в ред. Федеральных законов от 24.11.2014 N 370-ФЗ, от 29.06.2015 N 192-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет.

(в ред. Федеральных законов от 25.06.1998 N 92-ФЗ, от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

4. Незаконные изготовление, переделка или ремонт огнестрельного оружия ограниченного поражения либо незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, метательного оружия, а равно незаконные изготовление, переделка или снаряжение патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию -

наказываются обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от пятидесяти тысяч до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(часть 4 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 398-ФЗ)

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2012 N 306-ФЗ)

Статья 223.1. Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств

(введена Федеральным законом от 24.11.2014 N 370-ФЗ)

1. Незаконное изготовление взрывчатых веществ, а равно незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств -

наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, -

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет со штрафом в размере от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет со штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет.

Примечание. Лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье.

Статья 243.2. Незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания

(введена Федеральным законом от 23.07.2013 N 245-ФЗ)

1. Поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения (открытого листа), повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя, -

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные в границах территории объекта культурного наследия, включенного в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, или выявленного объекта культурного наследия, -

наказываются штрафом в размере до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет либо лишением свободы на срок до четырех лет.

3. Те же деяния, совершенные:

а) с использованием специальных технических средств поиска и (или) землеройных машин;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет.

Примечания. 1. Для целей настоящей статьи под культурным слоем понимается слой в земле или под водой, содержащий следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет, включающий археологические предметы.

2. Под специальными техническими средствами поиска в настоящей статье понимаются металлоискатели, радары, магнитные приборы и другие технические средства, позволяющие определить наличие археологических предметов в месте залегания.

Закон Воронежской области от 31.12.2003 N 74-ОЗ

"Об административных правонарушениях на территории Воронежской области"

Статья 24.4. Нарушение правил проведения поисковых работ

(введена законом Воронежской области от 27.12.2012 N 190-ОЗ)

1. Утратила силу. - Закон Воронежской области от 03.06.2013 N 63-ОЗ.

2. Проведение поисковой работы при отсутствии плана проведения поисковой работы, утвержденного в установленном законодательством Воронежской области порядке, -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

3. Проведение поисковой работы без разрешения на проведение полевой поисковой работы, выданного в установленном порядке, без согласования сроков и места проведения поисковой экспедиции с уполномоченным исполнительным органом государственной власти Воронежской области, а равно без согласования органов местного самоуправления о проведении поисковой работы на соответствующей территории -

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц - от двух тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

Выдержки из действующих нормативно-правовых документов, предусматривающих ответственность (административную и уголовную) за нарушения в сфере поисковой деятельности (с учетом изменений на 01 января 2016г.)
+2
1.23K
0
Тип статьи:
Авторская

Про таких людей, как Сергей Владимирович Чупраков, недаром говорят: «Человек на своем месте!» От жителей Медовского сельского поселения я слышал о нём много добрых слов. В один из приездов главы Медовского сельского поселения по рабочим делам в Богучар мы с ним и познакомились. Почти мой ровесник по возрасту, Сергей Владимирович оказался простым и приятным в общении человеком, лишенным какой-либо пафосности и высокомерия, свойственного некоторым представителям местной власти.

Сергей Владимирович Чупраков

Выросший и проживший почти всю сознательную жизнь в поселке Дубрава, Сергей Владимирович с неподдельным уважением всегда отзывался о своем знаменитом земляке — Николае Львовиче Новикове, создателе и командире поискового отряда «Память». И Николай Львович всегда хвалил своего главу за ту помощь и поддержку, которую тот всегда старался оказывать богучарским поисковикам. Как и многие работники администрации Медовского сельского поселения.

Как-то глава поселения и поделился с поисковиками своей давней мечтой — чтобы в каждом из сел Медовского поселения стоял памятный знак с фамилиями земляков, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны.

Тогда и закипела совместная работа, поисковики отряда «Память» "пробивали" по архивам фамилии жителей поселения. Сергей Владимирович, не смотря на свою занятость по работе, лично объезжал старожилов своих сел и хуторов, уточнял всё у местных бабушек и дедушек. В результате нашей совместной кропотливой работы и были составлены списки погибших уроженцев и жителей по Медовскому поселению: селам Медово и Каразеево, заброшенным ныне хуторам Хлебному, Сухому Логу, Кленовому.

Сергей Владимирович и сам «пристрастился» к поиску в базе данных «Мемориал», ему лично удалось разыскать сведения об нескольких уроженцах села Медово, которые не числились ранее в списках администрации поселения.

"Сам прикоснулся к истории" - говорил об этом Сергей Владимирович.

9 Мая 2015 года в селе Медово был торжественно открыт памятник уроженцам и жителям села, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Тут и пригодились списки, которые совместно составляли поисковый отряд «Память» и администрация поселения.

Ковалевы, Своеволины, Гончаровы, Жуковские, Зеленские, Кирбабины, Мелаевы, Пономаревы, Рябченко, Тынянские, Толстолуцкие... Всего - 146 человек по селу Медово Богучарского района.

Все расходы по изготовлению и установке памятника взяла на себя администрация Медовского сельского поселения.

Побольше бы нам таких глав поселений!

Без поддержки местной власти поисковому отряду "Память" было бы сложнее проводить свою работу, пусть поисковые отряды по закону и являются общественными объединениями. Об одном из таких неравнодушных руководителей этот материал.
+2
1.16K
0
Тип статьи:
Авторская

О боях за освобождение сёл Монастырщина, Пасека и Сухой Донец Богучарского района известно не очень много. Эти три села итальянцы превратили в опорные пункты своей обороны. Боевые действия на этом участке были очень тяжелыми и упорными,итальянские части здесь не бежали, а сопротивлялись, переходя в яростные контратаки.

Командир 153-й стрелковой дивизии генерал-майор А.П. Карнов

Всю первую половину декабря 1942 года на левом берегу Дона готовился к прорыву итальянской обороны 563-й стрелковый полк 153-й стрелковой дивизии. Поддержать «огнем»наступающих пехотинцев должен был 3-й дивизион 1035-го артполка. Боевая задача 563-му полку была поставлена следующая: прорвать оборону противника на участке Абросимово — Монастырщина, и к исходу 16-го декабря выйти на юго-западную окраину села Сухой Донец. В дальнейшем, прикрываясь одним стрелковым батальоном со стороны села Каразеево, наступать на юг в направлении высота 157,1 — хутор Федоровский Ростовской области.

В 7-45 утра 16-го декабря началась артподготовка, под ее прикрытием 2-й и 3-й стрелковые батальоны полка форсировали реку Дон в районе Абросимово. Смелым и быстрым натиском красноармейцы выбили итальянцев с передней линии их обороны. К 9-30 село Абросимово было полностью освобождено. Бойцы 2-го батальона под командованием старшего лейтенанта Михаила Никифоровича Зимника закрепились на высоте 175,5, что находится севернее села Монастырщина. 3-й батальон старшего лейтенанта Алексея Кузьмича Шепеля достиг балки, обозначенной на картах как Яр Артикульный. Были захвачены первые пленные, а также богатые трофеи. Особенно отличилась при прорыве вражеской обороны 5-я рота 2-го батальона. Наступление продолжалось…

К исходу первого дня боёв батальоны 563-го стрелкового полка вышли на рубеж: правым флангом — высота 157,9, левым — село Пасека (высота 157,9 на карте - «километровке» не обозначена, поэтому мне неизвестно ее точное местоположение — С.Э.).

Артиллеристы 1035-го артполка к 16-00 смогли переправить на правый берег более половины артминометных средств, которые успешно поддерживали наступление стрелковых батальонов.К 18-00 не удалось перейти на правобережье только 8-й и 9-й батареям, по причине слабой грузоподъемности льда на месте плановой переправы. Пришлось сделать «крюк», переправив орудия по мосту в районе «Рыжкиной балки». К утру 17-го декабря «отставшие» батареи уже занимали позиции на западной окраине Монастырщины.

Схема боев за Абросимово и Монастырщину 16 - 18 декабря

Подводя итоги первого дня, и понимая, что боевая задача, поставленная командованием дивизии, не была полностью выполнена — не удалось овладеть 2-м отделением совхоза Богучарский (сейчас это поселок Южный) и Сухим Донцом, - одной из причин такого невыполнения командование 563-го полка считало «нерешительные» действия соседа справа — 38-й гвардейской стрелковой дивизии. Правый фланг 563-го полка был открыт для контратак противника со стороны 1-го отделения совхоза (сейчас – поселок Дубрава).

С раннего утра 17-го декабря противник обрушил яростный пулеметный, минометный и артиллерийский огонь со стороны Сухого Донца, 1-го отделения совхоза Богучарский, 1-й и 2-й Белой Горки на позиции 563-го стрелкового полка. Но подразделения полка продолжали, преодолевая сопротивление итальянцев, медленно двигаться вперед.

В течении дня у Сухого Донца итальянцы предприняли контратаку, поддержанную танками и авиацией. Эту атаку удалось отразить. Как и атаку автоматчиков со стороны села Пасека.

К концу второго дня наступления удалось занять МТФ и развилку дорог, что в паре километров к западу от Сухого Донца, отрезав пути отхода противника в западном направлении. Итальянцы подтягивали к Сухому Донцу подкрепления, надеясь задержать наше наступление.

Командир 153-й стрелковой дивизия генерал-майор Андрей Павлович Карнов, видя, что бои у Сухого Донца принимают затяжной характер, попробовало «отвлечь» внимание, и, главное, резервы противника от Сухого Донца, ударив силами учебного батальона в районе хутора Суров, что восточнее 2-й Белой Горки. Учебный батальон переправился на правый берег Дона и ввязался в бой за этот хутор. Итальянцы подтянули к Сурову резервы, и усиленному взводу учебного батальона пришлось отойти на левый берег Дона.

Схема боев за Пасеку и Сухой Донец 18 - 20 декабря

Село Монастырщина было почти полностью освобождено, за исключение района сельской церкви, где засели итальянские пулеметчики. К тому времени у артиллеристов 1035 артполка подошел к концу запас снарядов, и выбить противника из прочных каменных стен церковной ограды было очень сложно. Тогда по инициативе командира 3-го дивизиона 1035-го артполка старшего лейтенанта Бобака, начальника штаба дивизиона лейтенанта Лысакова были использованы трофейные итальянские орудия, выкаченные на прямую наводку. Управлять трофейными пушками пришлось учиться на поле боя. За 18-е декабря только 3-й дивизион выпустил по противнику свыше 1500 его же снарядов.

18-го декабря итальянской дивизии «Торино» в ходе контратаки удалось потеснить части 563-го полка к южной окраине Монастырщины. Но к исходу дня положение было восстановлено. Батальоны 563-го полка закрепились в 4-х километрах севернее 2-го отделения совхоза, и на южной окраине села Пасека.

В течение 19-го декабря 563-й полк вел упорные бои за овладение селом Сухой Донец. Сломив сопротивление итальянской дивизии «Торино», полк ночью 20-го декабря выбил противника из села и начал наступление на хутор Кулинкин. Последний был занят без боя. Итальянцы, бросая технику и вооружение, начали поспешно отходить на юг, фактически уже будучи в окружении. Пути их отхода на запад и юго-запад были перерезаны танкистами 18-го корпуса, вышедшими к Мешковской к вечеру 19-го числа.

А части 153-й стрелковой дивизии преследовали, уничтожали и брали в плен отступающих итальянцев и немцев. Впереди были тяжелые сражения за Чертково и Восточную Украину.

При создании этого материалы использованы следующие архивные документы: " Действия артиллерии 153 сд (ныне - 57 гв сд) при прорыве обороны противника в р-не Абросимово - Монастырщина в декабре 1942 г." и "Описание боевых действий 153 сд в период с 16.12.1942 по 20.12.1942"

О боях за освобождение сёл Монастырщина, Пасека и Сухой Донец Богучарского района известно не очень много. Боевые действия на этом участке были очень тяжелыми и упорными, итальянские части здесь не бежали, а сопротивлялись, переходя в яростные контратаки.
+2
3.31K
1
Тип статьи:
Авторская

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин. проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд» на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского полы. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракт.

Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из постовых станций, Ковыленской или Матюшенской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром.[1]По местно легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель", стали событие происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и возможно они из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: "До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст".



[1] Газета Сельская Новь, от 5 ноября 1987 года, Богучар .

+2
3.63K
2
Тип статьи:
Авторская

Современное польское руководство стремится забыть вклад Советского Союза в спасение их страны от нацизма
Федора Никитовича Ковалева, партизанский псевдоним – Теодор Альбрехт, называли в Польской Народной Республике героем советского и польского народов. Он один из самых известных советских участников антифашистского Сопротивления на польской земле. Ковалев станет заместителем командующего Гвардией Людовой (с 1 января 1944 года – Армией Людовой) – вооруженными формированиями Польской рабочей партии во 2-м партизанском округе Люблинского воеводства. При этом он продолжал командовать легендарным отрядом имени Адама Мицкевича. За боевые заслуги Федора Никитовича наградили боевыми орденами Польши – Крестом Грюнвальда 2-й и 3-й степени, Крестом Храбрых, а также другими наградами.

Главнокомандующий Армии Людовой генерал Михал Жимерский (в белом плаще в центре). Фото 1944 года

МЕСТЬ ЗА ДРУГА

«Красивый и темноволосый, с энергичным крутым подбородком и внимательными карими глазами», – так описывает Федора Ковалева в своей книге «Последняя зима» дважды Герой Советского Союза, командир партизанского соединения генерал Алексей Федоров.

На фото Ковалев Ф.Н.

Почему у Ковалева, русского по национальности, был немецкий псевдоним? Он отвечал на этот вопрос так: «Да чтобы фашисты знали, что и советские немцы мстят нацистам. Альбрехт – это фамилия моего погибшего друга». А у бойцов его отряда был и другой ответ: «Фашисты будут завывать от злости». Вместо якобы убитого Федора появился новый командир отряда Теодор Альбрехт.

Эта весть быстро облетела окрестности и дошла до оккупантов. Пьяные полицаи, которые расклеивали немецкие листовки про Альбрехта, с ненавистью и, вероятно, от страха кричали местным жителям: «Этот немец изменил фатерланду и фюреру и командует в нашем районе всеми бандитами». Что было в листовках? «Тот, кто его возьмет в плен или доставит в Люблин мертвым, получит большую награду». Но когда советские бойцы из отряда имени Адама Мицкевича вошли в состав партизанского соединения Алексея Федорова, наш герой станет сражаться с врагом уже под своей настоящей фамилией.

Псевдоним мог спасти от расправы родственников партизан на оккупированных немцами территориях. В партизанских отрядах могли быть засланные немецкие информаторы. Поэтому одного из командиров, Николая Слугачева, называли – «Тадек Русский» и т.д. Из 40 тыс. советских участников антифашистского Сопротивления в европейских странах около 18 тыс. были партизанами и подпольщиками в Польше. К началу 1944 года в этой стране сражались более 100 отрядов с участием советских бойцов.

ПРЕДАННАЯ ПАМЯТЬ

Власти современной Польши уже официально и повсеместно стали предавать забвению память о многих советских бойцах польского Сопротивления. Исчезло упоминание и о Федоре Ковалеве. Было приказано не вспоминать и об очень известном факте самопожертвования.

Весной 1944 года в оккупированной Варшаве находилась группа подрывников Армии Людовой. В ее составе был также и партизан из «отряда Федора» Иван Осипович Буллах. Группа вступила в бой с эсэсовцами. Немцы не могли справиться с партизанами и погнали впереди себя мирных жителей. В живых из всей группы остался лишь харьковчанин Иван Буллах. Не мог наш герой стрелять и бросать гранаты в варшавян, чтобы скрыться в канализационном люке и спасти свою жизнь. Иван Буллах застрелился, чтобы не попасть в руки врагов. Интересно бы узнать о подобном самопожертвовании в войсках наших союзников в этой войне, например у американцев?

Еще один, но довольно показательный пример. Отважного командира отряда имени Котовского, крымского татарина двухметрового роста, Умера Адаманова называли Мишка-Татар, Мишка Грозный. Поляки часто запугивали полицаев. «Вот придет грозный Мишка-Татар, он вам всем покажет». Адаманов погибнет в неравном бою, но не допустит истребления эсэсовцами жителей одного поселка. В этом поселке, а также в Варшаве установили памятники герою. Почему такая забота именно об этом советском партизане, когда в Польше все больше стирается память о советских воинах-освободителях? Умер Акмолла Адаманов проживал до войны в Ялте. Его близкие, как и все крымско-татарское население, было депортировано из Крыма. На родине героя нет памятного знака в его честь. В 2011 году в Польше отметили 95-летнюю годовщину со дня рождения Мишки-Татара. Почему польские СМИ очень заметно информировали об этом событии? Дело в том, что восстановлением памяти о герое начал заниматься Меджлис крымско-татарского народа, представителей которого радушно принимали на высоком уровне в Польше. Там выступали политики и из окружения Мустафы Джемилева – ныне бывшего председателя Меджлиса, известного своей антисоветской и антироссийской деятельностью. Проводились молебны мусульманского духовенства на могиле Мишки-Татара. Надеюсь, что в российском Крыму память о советском партизане и патриоте Умере Адаманове будет достойно представлена!

БИОГРАФИЯ ГЕРОЯ

Федор Ковалев оставил неопубликованные рукописные воспоминания. Владимир Голодчук, зять нашего героя (проживает в подмосковной Коломне), прислал мне текст этих воспоминаний. А личный архив Федора Никитовича находится в Мариуполе. Там проживает его внучка. Недавно Владимир Владимирович сообщил мне, что в связи с известными событиями он пока не получил из Мариуполя фотографии Федора Ковалева военного периода.

С большим интересом я прочитал воспоминания Ковалева. Он родился 1 января 1919 года в селе Ново-Никольское Богучарского района Воронежской области. Там он жил до 1933 года. Потом переехал в город Миллерово Ростовской области. Окончил 10 классов. Мечтал поступить в институт на физмат. Но получилось так, что попал в Воронежское военное училище связи, которое окончил 10 июня 1941 года. В партию вступил в военном училище. Приехал в воинскую часть на постоянное место службы, и началась война. На Западном фронте командовал ротой связи 254-го отдельного батальона связи 20-го стрелкового корпуса 13-й армии. При выходе из окружения был ранен и попал в плен. В плену Ковалев находился 10 дней. Эти дни были мучительным адом. Как он бежал из плена?

Памятник бойцам Армии Людовой. Фото Томаша Чарутоновича
При отправке в немецкий тыл он выпрыгнул ночью из вагона поезда. Ковалев пишет: «Никакой параши в вагоне не было. Можно представить, что там творилось. Пленные не могли сидеть, они переполнили вагон и стояли все время. Целый день не кормили и не поили. А когда бросили несколько буханок хлеба-суррогата, началась давка, душили друг друга. Все буханки растоптали. На остановке вытащили 12 трупов. Еще одни сутки прошли, и вновь вынесли трупы. Вагон заметно опустел. Федор и несколько других пленных составили план побега. Они увидели, что окно закрыто тонкой решеткой из колючей проволоки. В вагоне у одного пленного была свернутая на поясе плащ-палатка. А другой имел складной нож. «Мы разрезали палатку на части и связали их. Получилась длинная и крепкая веревка. Один ее конец привязали за крюк под окном в вагоне. Сумели снять на окне с помощью куска материи решетку с колючей проволокой. Второй конец веревки бросили ночью в окно. Потом, помогая друг другу, перелезали через окно и по кускам плащ-палатки спускались. Потом прыгали. На наше счастье скорость поезда на этом участке не была большой. Прыгали и те (а были и такие), кто в вагоне ранее проклинал коммунистов, своих командиров, считал, что немцы победят. За побег даже одного пленного немцы расстреливали всех оставшихся в вагоне. Тамбура с часовыми в этом вагоне не было. Охрана была в тамбурах через два вагона впереди и позади».

Уже тогда Федор Никитович думал о создании отряда мстителей. Нескольким соратникам передал пароль для связи. Но при падении на землю Федор еще больше повредил свою раненую ногу. Он не мог быстро идти. Пролежал на земле, потом с трудом пошел. Ранним утром встретил поляка на телеге, который по лесной дороге довез его до болота. Указал место для безопасного перехода, дал ломоть хлеба, кусок говядины и напоил водой. Перейдя болото, Федор увидел неприметный польский хутор. Никого из вагона он так и не встретил. Его укрывали польские крестьяне. Они спросили его: «Сколько вам лет?» Федор ответил, что 22 года. Услышал в ответ: «Не ври». Ему дали зеркало, он посмотрел на себя и ужаснулся, на него смотрел изнуренный, лет сорока человек…

Ему повезло, старая хозяйка дома с 1914 года жила в России как польская беженка. У нее остались добрые воспоминания о русских. Когда Федору давали пищу, то требовали не есть много, он мог заболеть от этого. Первые дни он очень долго спал – и пошел на поправку.

Как только начал ходить без посторонней помощи, то приступил к созданию партизанской группы из бывших советских военнопленных. У Федора, как доверительно называли отряд Ковалева местные крестьяне, царила железная дисциплина. В нем воевали русские, украинцы, поляки, немцы, грузины, евреи. И для всех был один закон: спасать товарища, даже рискуя жизнью.

Есть и не менее любопытные факты.

Отряд Федора Ковалева вначале носил имя польского национального героя XIX века генерала Юзефа Бема. Генерал сражался с русскими войсками за свободу Польши и Венгрии. Затем он уже как мусульманин в звании турецкого фельдмаршала станет верным слугой султана. И такие национальные герои имеются в Польше. Портрет генерала был даже на денежной купюре Польской Народной Республики. Потом отряд Ковалева-Альбрехта станет носить имя польского поэта и патриота Адама Мицкевича. В «отряде Федора» воевали поляки разных политических взглядов. Их объединяло горячее желание победить ненавистных тевтонов – нацистов. В своем командире они видели искреннего защитника их многострадальной родины. Может, поэтому в сведениях о столкновениях советских партизан с отрядами польской Армии Крайова (АК) об отряде Ковалева нет данных. А ведь формирования АК вели иногда локальные боевые действия против наших партизан, несмотря на запрет польского правительства в Лондоне, решившего отказаться от борьбы с СССР до окончательного разгрома нацистской Германии.

Бойцами отряда Ковалева-Альбрехта были и немецкие антифашисты.

МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ

В одном из архивных документов, озаглавленном «Организационная структура и штатное расписание отрядов Гвардии Людовой/Армии Людовой в Люблинском воеводстве», есть отряды не только с названиями в честь польских национальных героев, в том числе воевавших с Россией. Там есть также отряды имени Феликса Дзержинского, Григория Котовского, Николая Щорса, Василия Чапаева и др. При этом в отряде, где советских бойцов было больше, чем польских, командиром мог быть поляк. И наоборот, там, где были в основном польские партизаны, мог быть и советский командир. Так в отряде имени Дзержинского командовал поручик Станислав Сикорский, а его заместителем был Федор Пащенко, лейтенант РККА.

В живописном Полесском национальном парке на юге Люблинского воеводства для многочисленных туристов построили смотровые площадки. Проложили туристические тропы. Там же потомки спасенных советскими партизанами и Красной армией поляков демонтировали памятную плиту с упоминанием командира отряда имени Юзефа Бема – Федора Ковалева. На этом месте находился лагерь его отряда. Такая вот своеобразная память.

В первом своем бою партизанская группа Федора уничтожила полицейский пост, здания почты, управы и захватила оружие. Весной 1942 года отряд Ковалева вошел, как ранее указывалось, в состав формирований Гвардии Людовой. Заместителем Ковалева станет польский патриот Ян Холод. Он героически погибнет в бою. Отличились в боях и также пали смертью храбрых командиры партизанских групп отряда. Это Яков Николаев, он же легендарный «Чуваш», армянин Михаил Петросян и другие верные сыны нашей родины.

Показателен еще один пример мужества советских и польских партизан этого отряда в районе Парчевских лесов в декабре 1942 года. Читаем рапорт командования Гвардии Людовой: «Партизаны (400 бойцов) отличились в двухдневном бою с 6 тысячами солдат вермахта и полиции, которых поддерживали танки и авиация. Партизаны вырвались из окружения, нанеся большие потери оккупантам». Есть и другие примеры. Партизаны из засады уничтожили колону жандармов, а затем и группу пришлых бандеровцев. Партизаны «отряда Федора» совершают налет на спиртовой завод, снабжавший чуть ли не все немецкие части в Белоруссии, сжигают его и выливают 3 тыс. литров спирта, который был нужен отнюдь не только «для сугреву», как можно подумать.

Несмотря на трудности в обеспечении взрывчаткой, особенно в начальный период борьбы, партизаны отряда пускали под откос вражеские эшелоны. «Рельсовая война» продолжалась до самого отступления немцев из Польши. Читаем информацию Советского информбюро от 6 июня 1943 года, утреннее сообщение: «Близ Люблина (Польша) партизанский отряд имени Адама Мицкевича вел ожесточенные бои с немецкой карательной экспедицией и нанес противнику большие потери. Ранее партизаны пустили под откос два немецких эшелона. При крушении одного эшелона было убито 20 немецких офицеров и большое количество солдат». О заслугах Ковалева-Альбрехта красноречиво свидетельствует рапорт командующего Вторым Люблинским партизанским округом, направленный главному командованию Гвардии Людовой: «В настоящее время отряд имени Адама Мицкевича под командованием Феди – Теодора Альбрехта является важнейшим из всех партизанских групп».

В свою очередь, в сборнике, изданном Министерством обороны Польши к 30-летию освобождения страны от фашистских захватчиков, находим: «В районе Люблина было несколько групп советских солдат и офицеров, бежавших из фашистского плена. Одной руководил осетин Давид, другой – чуваш Николаев. Позднее они присоединились к отряду советского офицера Ф. Ковалева, который был замечательным организатором. За короткий срок ему удалось сплотить отдельные группы в боеспособную единицу… Польские патриоты восхищались им…»

В сентябре 1943 года командование Гвардии Людовой установило связь с советскими партизанами из соединения Алексея Федорова, которое прибыло из Черниговской и Волынской областей. В апреле 1944 года партизаны отряда Ковалева-Альбрехта из числа советских граждан и сам Ковалев переходят в состав этого соединения. А затем всех тех, кто был танкистом, летчиком, словом, не пехотинцем, направляют в действующую армию. Ковалев будет служить в контрразведке «Смерш» 13-й армии. В той самой армии, в которой он начинал службу в звании лейтенанта связи. Последнее его воинское звание подполковник. В первые мирные годы он служил на Западной Украине, где шла борьба с отрядами украинских националистов. По неизвестным даже его близким причинам он был понижен в звании до старшего лейтенанта, а затем уволен из армии. В 1964 году его восстановят в прежнем звании. Через год, в 46 лет, он станет инвалидом 2-й группы – последствия ранения, плена и партизанской деятельности. До самой своей кончины в 1996 году он проживал в поселке Новомлиновка Розовского района Запорожской области. Несколько раз приезжал в социалистическую Польшу, где его торжественно встречали как героя.

Современное польское руководство стремится забыть вклад Советского Союза в спасение их страны от нацизма Федора Никитовича Ковалева, партизанский псевдоним – Теодор Альбрехт, называли в Польской Народной Республике героем советского и польского народов. Он один из самых известных советских участников антифашистского Сопротивления на польской земле. Ковалев станет заместителем командующего Гвардией Людовой (с 1 января 1944 года – Армией Людовой) – вооруженными формированиями Польской рабочей партии во 2-м партизанском округе Люблинского воеводства. При этом он продолжал командовать легендарным отрядом имени Адама Мицкевича. За боевые заслуги Федора Никитовича наградили боевыми орденами Польши – Крестом Грюнвальда 2-й и 3-й степени, Крестом Храбрых, а также другими наградами. Он родился 1 января 1919 года в селе Ново-Никольское Богучарского района Воронежской области. Там он жил до 1933 года.
+2
2.06K
0
Тип статьи:
Авторская

По Черкасскому тракту, что проходил через Воронежскую губерню на Кавказ, в свое время путешествовали А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, декабристы, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой. В апреле 1842 г. слуги бабушки поэта провезли по тракту прах М.Ю. Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу по черкасскому тракту через Богучарскую землю в семейный склеп села Тарханы.

Весной 1829 года А.С. Пушкин двигаясь на Кавказ по Черкасскому тракту, проследо-вал через Воронежский край. Путь его на юге Воронежской губернии в направлении станицы Казанской проходил через станции Нижний Мамон, Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год карта путешествия А.С. Пушкина.
Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случа-лось в сутки проехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи и свободно покатился по зеленой равнине».
Город Елец находился примерно в 437 верстах от границы Войка Донского. В летнее время А.С. Пушкин мог преодолеть это расстояние за четыре дня. Но учитывая, что после зимы дорога была хуже, то за 5 – 6 дней. К началу мая он был уже у станицы Казанской.
По преданию в одной из станций на юге воронежского края он заночевал. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде.
В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случи-лось мне проезжать через Н-скую губернию по тракту. Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади. В следствие чего смотрители со мною не церемонились и часто брал я с бою то, что, во мнении моем, следовало мне по праву. Бу-дучи молод и вспыльчив, я негодовал на низость и малодушие смотрителя, когда сей по-следний отдавал приготовленную мне тройку под коляску чиновного барина. Столь же долго не мог я привыкнуть и к тому, чтоб разборчивый холоп обносил меня блюдом на губернаторском обеде». Действительно А.С. Пушкин согласно чина коллежского секрета-ря мог получить только две лошади. Пять троек, которые были на станции, смотритель мог выдавать только государственным курьерам и фельдъегерям, поэтому дорога была утомительной и долгой.
На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская (хутор еще упоминается как Ковылин, Ковыльня, Ковыленка, Ковыльный – Е.Р.) находилась при ручье и логе Ковыленском недалеко от села Журавка, в прогоне 13 верст было 30 лошадей. На станции с. Бычек прогон составлял 15 верст и было 33 лошади. Третья станция Матюшинская – при логе Матюшинском, что напротив богучарской деревни Белая горка, здесь прогон 23 версты и было 33 лошади. Далее начинался Казанский перелаз через р. Дон.
Интересно, что в хозяйстве станции имелись постоялый двор, часовня, конюшни, се-новалы, каретные сараи, колодцы с водопоем для лошадей, баня, кузница. Здесь же имел-ся штат конюхов и ямщиков.
Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под Н - ской губернией вполне могла быть воронежская, трактом – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю», - пишет далее А.С. Пушкин. Здесь он согласно статьи альманаха «Памятники отечества» и заночевал..
На какой из почтовых станций Ковыленской (Ковыленка, Ковылин) или Матюшин-ской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанский перелаз рано утром.
В селе Нижний Мамон, где в начале XIX века была станция Черкасского тракта, и су-ществует музей крестьянского быта. Библиотекарь и заведующий музеем Кутепов Нико-лай Тихонович посетителям рассказывает местную легенду про пушкинский чайник, из которого как будто бы угощали Александра Пушкина. Это забавная легенда, к которой все относятся с улыбкой, но она существует.
Есть и другая быль, существующая у богучарцев, о том, что сюжетом произведения «Станционный смотритель» стали события, происходившие на станции Ковыленской или Матючинской расположенной на Черкасском тракте.
Главного героя повести звали Самсон Вырин, несомненно, это имя хорошо рифмуется со словом Ковылин, а фамилия гусара Минский со словом Матюшинский. Может в этом имени и фамилии есть своеобразная шифровка Александра Пушкина имени станций.
Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести «Станционный смотри-тель» Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт – Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи.
В 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры в г. Богучаре расположился Финляндский драгунский полк, а гусары «квартировались», а потом и остались жить в селе Бычек. Возможно один из гусаров полка Минский, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю. В «Станционном смотрителе» есть такой эпизод: «С этой мыслию прибыл он в Петербург, остановился в Измайловском полку в доме отставного унтер-офицера, своего старого сослуживца, и начал свои поиски». Многие богучарцы в то время служили в Измайловском полку.
И в заключение приведу еще один отрывок из повести: «Лошади были давно готовы, а мне всё не хотелось расстаться с смотрителем и его дочкой. Наконец я с ними простился; отец пожелал мне доброго пути, а дочь проводила до телеги. В сенях я остановился и просил у ней позволения ее поцеловать: Дуня согласилась… Много могу я насчитать поцелуев. С тех пор, как этим занимаюсь, но ни один не оставил во мне столь долгого, столь приятного воспоминания». Возможно, именно поэтому Александру Пушкину так запомнился этот страстный поцелуй богучарской барышни крестьянки на станции и написал эту повесть.
Но была ли это станция Ковыленская? К концу XIX века станция Ковыленская где в 1829 году был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола пропала, на ее месте образовался хутор. На 1891 год в самом хуторе Ковыльный было 8 дворов, 71 чело-век жителей, а начале 70 – х годов XX века хутор исчез совсем.

По Черкасскому тракту, что проходил через Воронежскую губерню на Кавказ, в свое время путешествовали А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, декабристы, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой. В апреле 1842 г. слуги бабушки поэта провезли по тракту прах М.Ю. Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу по черкасскому тракту через Богучарскую землю в семейный склеп села Тарханы.
+2
1.35K
0
Тип статьи:
Авторская

«Когда началась война, мне как раз исполнилось 15 лет. К этому времени я закончил семилетку. Война приближалась к границам нашей Воронежской области. И меня вместе с ровесниками послали эвакуировать колхозный скот за Дон. Осенью 1941 года отогнали мы наше стадо к Рыжкиной балке, на лугу остановились — решили подержать стадо пока здесь — уж больно хорошее было пастбище. Если немцы подойдут — быстро успеем перегнать на ту сторону. Тут нам сообщили, что немцев вроде как остановили, и мы вместе со стадом вернулись назад.

На фото Шевченко Е.Д.

В марте 1942 года ребят моего возраста послали в МТС на десятидневные курсы трактористов. МТС находилась тогда в селе Дьяченково. До 7 июля мы ремонтировали комбайны, готовились к предстоящей уборке. Но 7 июля начались налеты и бомбежка Богучарской переправы. На работу мы вышли, но не работали, с тревогой вслушивались в звуки приближающегося боя.

Вдруг неподалеку, на терешковском лугу, приземлился наш самолет, откуда он взялся, никто так и не понял. Мы подошли. Оказалось, что самолет имел небольшую неисправность, и пилот вынужден был приземлиться. Летчик пошел в село, чтобы позвонить по телефону. Через какое-то время пришла автомашина, самолет подремонтировали. Он был готов к полету. Летчик крикнул нам: «Ну, кто со мной?» Один из нас запрыгнул в самолет и улетел вместе с летчиком. Этот парень был с 1924 года, и его все равно бы призвали, но он решил сам — добровольно. Он улетел, а мы - домой.

Переправу разбомбили, Богучар горел. Надо было как-то попасть домой. По дороге на Сухой Донец - непрерывный поток автомашин к переправе. Немецкие самолеты стали бомбить и дорогу и переправу. Попали под бомбежку и мы с ребятами, долго прятались, и только среди ночи пришли домой.

Отца Данила Савельевича дома я не застал, он работал в сельсовете в селе Монастырщина. Как только отец вернулся домой, начался обстрел — так мы поняли, что в селе появились немцы. Пришлось спрятаться в погреб на целый день, ночевать пошли в свой дом. Но рано утром ( часа в 4 утра) под окном нашего дома немецкий солдат застрочил из автомата. С криком «Ком! Ком!» нас выгнали из дома на улицу. Потом толпой нас погнали в яр, в этих ярах мы просидели до вечера. А вечером два конвоира (один — немец, другой — финн) погнали нас по направлению к селу Медово. Ночевать пришлось в поле, и на другой день пришли мы в Медово. Жили в тамошней школе.

Шли сильные дожди, была страшная грязь. И эту грязь нас заставляли счищать с дороги чем придется. Прошел слух, что немцы захватили Калач, и женщины подняли вой.

Через неделю мы собрались уходить из Медово, никто нам не препятствовал. Пошли назад в Абросимово. Один из моих друзей (его звали Михаилом) влез в немецкую машину, набрал сигарет, и прихватил с собой трубу (в селе стоял немецкий оркестр). Идем домой, курим сигареты. Немец — офицер увидел из окна наш «оркестр», выскочил, что-то закричал на своем языке, трубу, конечно, отобрал и ушел. Мы поспешили поскорее уйти от греха подальше.

Вот и родное Абросимово! В селе уже был назначенный немцами комендант. Пришлось ему доложить о нашем возвращении. Всех, кто вернулся, загнали в самую большую хату (она находилась неподалеку от нашего дома), и поставили часового.

Среди нас была женщина, эвакуированная из Ленинграда, знавшая немецкий язык. Она тихонько поговорила с немецким часовым, и он разрешил нам накопать картошки, собрать немного лука и приготовить себе пищу. Ночью налетел наш самолет, две бомбы разорвались рядом с нашим домом.

Я спал на печке, от взрывов с неё скатился. Гляжу в окно — часового нет, видимо, спрятался от бомбежки. Я быстро из хаты — и ходу к себе домой. Я знал, что в нашем доме есть мука и пшено (колхоз выдал нашей семье по мешку). Насыпал полмешка муки, полмешка пшена, связал их, кинул через плечо, и быстро назад в соседний дом.

Недолго мы оставались в Абросимово - вскоре немцы выселили нас в хутор Малеванный. Там мы жили в амбарах. Урожай на полях был хороший, и люди пошли к коменданту с просьбой, чтобы разрешили косить хлеб. Он разрешил. Ночью наловили приблудних лошадей, взяли косарки, сделали у поля шалаши и начали уборку. Женщины вязали снопы, а итальянцы в это время строили неподалеку блиндажи, и проезжая в телеге мимо поля, собирали эти снопы, и накрывали ими свои блиндажи, присыпая сверху землей. Мы поэтому бросили работать. Стали собирать хлеб каждый для себя: ножницами срезали колоски, обмолачивали, кто как мог, потом пекли хлеб.

Однажды, помню еще в Малеванном были немцы, а у них — фургоны, на которых возили снаряды. В эти фургоны запрягали лошадей, упряжь нас и привлекла. Ремни кожаные, ярко-красные — мы и давай их резать себе на брюки. Лошади стояли возле хатенки. Я режу ремень, и вижу — немец бреется у окна, и нас увидел. Мы убегать, но моего товарища Ивана немцы поймали. Три дня он просидел в курятнике, но ничего, его не били.

Другой случай — были с ребятами на кордоне, делали рогатки. Желудей много было на дубах, мы залезли на дубы и давай стреляться из рогаток. Тут, как раз, под деревом проходили два немецких офицера. Ну, и попало одному немцу желудем прямо в глаз. Он закричал. Мы быстро с дерева, да бежать. Я оборвался и повис на рубашке, зацепился за сучок. Сучок потом обломился, я и убежал.

Вскоре нас выселили в село Батовка, где пришлось жить в свинарниках. Пошел сыпной тиф, много тогда умерло людей. Но сюда на отдых пришла какая-то итальянская часть, нас выгнали из села. Так мы попали в село Плесновка. Там и прожили до 17 декабря. А на рассвете 18 декабря в село пришли наши солдаты...»

Егор Данилович Шевченко родился в мае 1926 года в селе Абросимово Богучарского уезда в большой крестьянской семье. Его воспоминания о событиях далекого 1942 года записали школьники Дубравской школы. Воспоминания Егора Даниловича и других жителей поселка Дубрава хранятся в школьном музее.
+2
932
0
Тип статьи:
Авторская

Список убитых в сражениях и умерших от ран в 1877 году уроженцев Богучарского уезда.

  1. Вдовиченко Семен, утер – офицер 156 –го пехотного Елисаветполского полка. Богучарского уезда.
  2. Белоглядов Иван рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка. Богучарского уезда.
  3. Ткачев Иван, рядовой 152 –го Владикавказского полка. Богучарского уезда.
  4. Скулов Семен Зиновьевич рядовой 15 –го гренадерского Тифлисского полка с. Краснополье Богучарского уезда.
  5. Козленко Андрей Степанович рядовой 152 –го пехотного Владикавказского полка. Дер. Алексеевка. Богучарского уезда
  6. Зайцев Петр Осипович рядовой с. Зайцевка, Богучарского уезда. 151 –го пехотного Пятигорского полка
  7. Дегтярев Даниил Павлович рядовой сл. Меловатской. Богучарского уезда. 151 –го пехотного Пятигорского полка
  8. Винокуров Еремей Ефимович рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка сл. Ново - Меловатской Богучарского уезда
  9. Линов Григорий Иванович рядовой 152 –го пехотного Владикавказского полка. Сл. Ширяевой Богучарского уезда
  10. Шапошников Родион Федорович рядовой 152 –го пехотного Владикавказского полка. Березняговской волости Богучарского уезда
  11. Гайворонский Кузьма Федорович,с. Лиманки,(или Залиман) Богучарского уезда. 151 –го пехотного Пятигорского полка.
  12. Перевощенко Евстратий Федорович рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка села Криуша Богучарского уезда
  13. Омельченко Михаил Афанасьевич рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка сд. Старая - Меловая Богучарского уезда
  14. Гончаров Яков Назарович, Богучарского уезда. Твердохлебовской волости слоб Загребайловка. 151 –го пехотного Пятигорского полка
  15. Гончаров Трофим Григорьевичрядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка с. ДедовкаБогучарского уезда.
  16. Лягущенко Яков Васильевич рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка с. ДедовкаБогучарского уезда.
  17. Попов Николай Егоровичрядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка с. Новая Криуша. Богучарского уезда.
  18. Щербаков Дмитрий Федорович рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка села Михайловка Богучарского уезда.
  19. Назаренко Митрофан Гаврилович рядовой 151 –го пехотного Пятигорского полка с. Воробьевки. Богучарского уезда.
  20. Колоткин Емельян рядовой 14 –го грузинского полка Богучарского уезда.
  21. Суровикин Иван рядовой 152 –го пехотного Владикавказского полка. Богучарского уезда
  22. Косенков Анисим Трофимович утер – офицер 156 –го пехотного Елисаветполского полка .Богучарского уезда с. Грушовое.
  23. Котляров Петр Иосифович рядовой 11 –го драгунского Рижского полка сл. Калач. Богучарского уезда Взят в плен.
  24. Бакатый Прокофий Тихонович рядовой 1 – го Кавказского стрелкового батальона сл. Константиновской Богучарского уезда
  25. Король Константин Григорьевич рядовой 75 –го пехотного Севастопольского полка сл. Константиновской Богучарского уезда.
  26. Лапухин Иван Ефремович рядовой Владимиского полка, из госудаственных крестьян Твердохлебовской волости с. Дерезовка Богучарского уезда.
  27. Кучмасов Евдоким Алексеевич рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка.Богучарского уезда Твердохлебовской волости с. Данцевой.
  28. Кучмасов Михаил Фомич унтер - офицер 156 –го пехотного Елисаветполского полка. Псл. Петровавловка.
  29. Кузнецов Исай Петрович рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка.Богучарского уездаДьяченковской волости с. Красноженовой.
  30. Чекирин Яков.рядовой156 –го пехотного Елисаветполского полка.Дьяченковской волости сл Терешковой.
  31. Урывский Лукьян Степанович рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка. Бычковской волости сл. Подголодновской
  32. Чехов Леонид Денисович рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка.сл. Новая Криуша.
  33. Сульженко Александр рядовой 156 –го пехотного Елисаветполского полка. Богучарского уезда с. Талы.

Список убитых в сражениях и умерших от ран в 1878 году уроженцев Богучарского уезда.

Котов Ефим Кондратьевич рядовой Леб – гвардии Преображенского полка. сл. Калач.

Всего в России в Русско-турецкой войне 18771878 годов

  • убитыми в боях — 15 567 человек (из них: в дунайской армии ― 11 905 человек; в кавказской армии ― 3662 человека);
  • умершими от ран — 6824 человек;
  • раненными — 57 652 человек.


Русско-турецкая война 1877—1878 годов (тур. 93 Harbi) — война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах.
+2
3.02K
1
Тип статьи:
Авторская

В хорошей компании даже длинная дорога переносится по-другому. Именно в такой компании выехал в действующую армию 8-го декабря 1942 года корреспондент газеты «Правда» Александр Васильевич Устинов.

Из недавно освобожденного от итальянцев города Серафимовича — бывшей казачьей станицы Усть-Медведицкой — путь Александра Васильевича и его коллег - военных корреспондентов - лежал в село Нижний Мамон Воронежской области. В районе малой излучины Дона вскоре должны были начаться важные события, для освещения хода которых и направлялись наши герои.

На фото А.В. Устинов

Сидящий на переднем пассажирском месте легковушки Алексей Сурков — душа компании — так и сыпал остротами. Пытались не отстать от Суркова и другие пассажиры — военные корреспонденты Николай Атаров, Александр Устинов, Пётр Лидов и Аркадий Шайхет.

В три часа дня 11-го декабря, немного уставшие, они въехали в Нижний Мамон. Село Александру Устинову поначалу не показалось: «...какое-то нескладное: мало зелени, бедные хаты. Совершенно нет уборных, отсутствуют заборы..» - так писал он в своем дневнике. Но теплота души хозяев хатёнки, в которую определили на постой прибывших корреспондентов, заставила тех забыть некоторые бытовые неудобства. Квартиранты постепенно обустроились, а за бесконечными разговорами и игрой в домино время проходило незаметно. Вскоре подъехали колллеги: Михаил Сиволобов, сотрудник газеты «Правда», и Марк Вистинецкий из «Красной звезды».

Но нужно было работать, готовить материал для редакции, и Александр Устинов для «дела» познакомился с командованием 126-го полка 41-й гвардейской стрелковой дивизии. Полк перед наступлением расположился в Нижнем Мамоне. Комполка гвардии майор Павел Внук разрешил сделать несколько снимков в 1-м стрелковом батальоне. Кадры эти, сделанные 13-го декабря, по воспоминаниям Александра Устинова, оказались вполне «приличными». Корреспондент побывал на позициях минометчиков и связистов батальона.

На фото расчет минометчиков из 1-го стр. батальона 126-го гв сп. (район с.Нижний Мамон 13 декабря 1942г.)

К вечеру 13-го Александр Васильевич остался один, коллеги его, и попутчики, поразъехались по заданиям своих редакций. Устинов же занялся священнодействием — процессом проявки фотографий.

Знакомые командиры намекнули — ждать осталось недолго. И вот, поздно ночью с 15-го на 16-е декабря, Александр Устинов вместе с Вистинецким выехали в соседнее село Верхний Мамон.

В своем дневнике Александр Васильевич очень подробно описал события первых дней общего наступления. Привожу некоторые выдержки из его дневника, опубликованные в журнале "Родина" за 2011 год:

«…Это селение (В.Мамон — С.Э.) расположено на берегу Дона. Переправа, к ней тянутся четыре дороги. Уже ночь. Звездное небо, земля покрыта легким туманом. С горы хорошо видно, как по всем магистралям мерцают фары автомашин. Остались считанные часы. Везут боеприпасы, людей, питание и многое другое, что необходимо в наступательном бою. К переправе через крутой овраг пробираются танки КВ, Т-34 и другие, окрашенные в темную краску. Каждый из них имеет свое наименование: «На Запад», «За Родину», «Багратион», «Чапаев» и др. На танках — автоматчики в белых костюмах. Их много — целый корпус...»

В штабе полка, куда зашли военкоры, связисты при тусклом свете коптилок принимали донесения. Встретивший гостей командир полка подполковник Григорьев сообщил: - Дан приказ выступить через 15 минут.

Надо было успеть в штаб 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Добрались!

На фото командир 41-й гв сд генерал-майор Н.П. Иванов


Начальник артиллерии корпуса генерал-майор Лебедев рассказал гостям много интересного. В пустой хате (местные жители были временно эвакуированы) при свете ламп, сделанных из 37-мм гильз, военные корреспонденты стали свидетелями последних часов подготовки всеобщего наступления.

«… Артподготовка начинается в 8.00. Недавняя разведка боем уточнила огневые точки противника. Пушки на месте, но нет бензина — это задерживает подвоз боеприпасов. Входит командир артполка и докладывает:

- Товарищ генерал, 3-й дивизион стоит. Нет бензина.

- Достаньте волов. Пушки должны быть на месте вовремя, - приказывает Лебедев.

Скоро два часа ночи. Непрерывно звонит полевой телефон, генерал отдает последние приказания… Сверка часов. Двигаемся в путь, хочется спать...» .

Ровно в 8-00 грянул первый выстрел — и началось… За ходом первого дня наступления с Осетровского плацдарма Устинов и Вистинецкий следили с командного пункта командира 41-й гв сд генерал-майора Николая Петровича Иванова — где-то там южнее высоты 191,0, в дыму разрывов, пытались прорваться к хутору Красно-Ореховое батальоны недавнего знакомца Александра Устинова - командира 126-го полка гвардии майора Павла Внука.

На фото Аркадий Шайхет

Напряжение на КП дивизии нарастало: итальянцы ожесточенно сопротивлялись. Недалеко от КП сосредоточился танковый корпус - для атаки. Связи нет - провода порвали танковые гусеницы. Воздух оставался за авиацией противника, которая непрерывно бомбила наступающих.

"Из наблюдательного окошка видно, как двинулась целая армада наших танков прорывать передний край противника. Фрицы усиленно бомбят. Загорелся один, второй, несколько подорвалось на минах. Ухает дальнобойная артиллерия... Появилось солнце, мороз крепчает. Наступление продолжается не совсем четко, боевой план вряд ли будет выполнен — плохо поработала инженерная разведка. Много наших танков вышло из строя. Во второй половине дня появились первые партии пленных...».

В блиндаже у комдива Иванова стало тесно, и военные корреспонденты ушли к медикам. Раненые и обмороженные бойцы поступают ежеминутно. Кровь, боль, стоны - но наши медики работают чётко.

Дорогами наступления. Декабрь 1942 года.

Переночевав на командном пункте 4-го гвардейского стрелкового корпуса, с утра военкоры принялись за работу. В только что освобожденном от итальянцев хуторе Красно Ореховое (хутор был полностью разрушен в ходе боев) Устинов встретил Аркадия Шайхета. Они увидели «настоящее поле битвы»: разрушенные итальянские блиндажи, разбитые и брошенные артиллерийские орудия, трупы погибших при прорыве обороны… По дороге мимо хутора двигались бесконечные колонны наступающих войск. Корреспонденты непрерывно щелкали затворами своих фотоаппаратов.

Бойцы рассказали корреспондентам из Москвы, как из стрелкового оружия подбили «Хенкель-111», который врезался в землю и взорвался на собственных бомбах.

К вечеру на попутных Устинов добрался до совхоза «Богучарка» (сейчас — поселок Вишнёвый). В совхозе в оставшихся целыми домах разместился штаб 41-й гвардейской стрелковой дивизии. Здесь Александр Васильевич чудом остался жив — спасла его, можно сказать, случайность и журналистское любопытство. В совхозе итальянцы оборудовали под каждым домом бомбоубежища, из любопытства спустившись в одно из них, Александр услышал наверху громкие взрывы. Поднявшись на поверхность, узнал, что произошло: оказывается, отступая, итальянцы заминировали уцелевшие дома. Многие работники штаба дивизии при взрыве мин получили ранения или были контужены. К тому же вскоре начался обстрел села из дальнобойных орудий. Пришлось пешком идти в Твердохлебовку.

Богучар 20.12.1942 г.


Утром 18-го декабря Александр Устинов снимал в Твердохлебовке. А вот передать отснятый материал оказалось очень сложно. Никак не получалось «поймать» попутку в направлении села Гадючье. К вечеру на подводе удалось-таки «доковылять» до совхоза, и утром 19-го, опять же на попутках, до села Гадючье. В Гадючьем Александр Васильевич сделал удачные снимки: брошенные итальянские орудия и танкетки на фоне полуразрушенной церкви, итальянское кладбище. Главное, в Москву ушло 53 негатива.

«20 декабря на военторговской (столовая) машине приехал в Богучар. Живописный городок, расположенный в лощине, изуродован. В горсаду кладбище. Недалеко от крестов приготовлены новые могилы. Разрушен памятник богучарским партизанам. Пара танкеток. Жители на волах везут свое имущество. Время три часа дня...».

На фото траурная процессия у здания педагогического училища

В центре города военкор Устинов заснял здания педагогического училища и бывшей земской управы, дома и брошенную технику на улице Володарского, городской парк и … огромную колонну военнопленных.

Вслед за штабом 4-го гвардейского стрелкового корпуса в район Миллерово нужно было ехать и Александру Васильевичу. В ночь на 24-е декабря вместе с офицерами-связистами он выехал в штаб корпуса, заночевать пришлось у танкистов в селе Шуриновка. Через село Титаревка, мимо Гартмашевки (там еще сражались окруженные немецкие части) путь нашего героя лежал в Ростовкую область — к городу Миллерово.

Было бы несправедливо не рассказать о коллегах Александра Устинова, вместе с ним освещавших ход наступления на Среднем Дону.

Автор очерка «Таня», из которого страна узнала о подвиге Зои Космодемьянской, Петр Лидов, также доверял сокровенные мысли своему дневнику, что было, конечно же, запрещено. В декабре 1942 года Петр Лидов записал в свой дневник такие строчки:

На фото Пётр Лидов

«15 декабря 1942 г. Были у полковника — командира стрелковой дивизии. Скоро наступление. Алексей Сурков сказал, что нам следует побывать в районе главного удара. Нам удалось выехать в грузовике. Поздно вечером мы высадились в совершенно пустой, темной и холодной деревне Бычок. С трудом нашли избу с целыми стеклами. Сурков добыл дров, разломав забор, а я топил. Вскоре в комнате стало жарко. Мы улеглись.

16 декабря. Проснулись на рассвете. Наблюдали артподготовку. Прошли с Сурковым около 12 километров пешком. Началась бомбежка. В этот же день побывали в редакции армейской газеты «За нашу победу».

17 декабря. Мой день рождения. Начал писать корреспонденцию «Новое наступление на Дону». Вечером выехал в Калач. Остановка в Никольском. В нашу машину грузили раненных при бомбежке.

18 декабря. Приехал в Калач, дописал корреспонденцию и поздно вечером передал в Москву для «Правды»…

О литературном секретаре «Красной Звезды» Марке Аркадьевиче Вистинецком вспоминал тогдашний ответственный редактор газеты Давид Иосифович Ортенберг (Вадимов):

«На фронт вылетел Марк Вистинецкий, и для следующего номера уже получен его очерк «На поле боя». Имя Вистинецкого не часто появлялось на страницах газеты, хотя писал он много. По должности он числился у нас литературным секретарем, писал в основном передовые статьи, и его из-за этого величали «передовиком». Отличались его передовые публицистическим накалом, а главное, писал он их очень быстро и обогнать его мало кто мог. А что это означало для газеты в ту пору, не трудно понять. Часто важнейшие события нагрянут поздно ночью, а откликаться на них надо сразу же. Бывало, писать передовую надо было за час-полтора до выхода номера. В этих случаях за перо брался Вистинецкий.

На фото Марк Вистинецкий и Давид Ортенберг. Над передовицей газеты "Красная Звезда"

Не раз он просил меня и даже требовал, чтобы его послали хотя бы на денек-два на фронт. Не может, объяснял он, писать передовые, не понюхав пороху. Вот и третьего дня зашел он ко мне и с обидой, настойчиво сказал:

До каких пор вы будете меня держать в... тени?

В общем, выехал он на Юго-Западный фронт и передал очерк о том, что видел на полях сражений в среднем течении Дона. А через пару дней пришла его новая корреспонденция «Как были разгромлены четыре вражеских дивизии». Это — разбор операции, в которой с большой эрудицией раскрывалось оперативное искусство наших военачальников в руководстве большим сражением.

Любопытна концовка корреспонденции:

«К рассвету все было закончено. Перестрелка стихла. На юго-восток потянулись колонны наших частей, разгромивших врага. На север поплелись многочисленные колонны пленных. Четыре неприятельских дивизии прекратили свое существование... Когда мы прибыли сюда вскоре после боя, высоко в небе кружился немецкий самолет. Он долго петлял над полем, не открывая огня и не сбрасывая бомб. Очевидно, этот самолет был прислан, чтобы разведать, что же здесь произошло, куда девались четыре гитлеровских дивизии. Наши бойцы, посмеиваясь, говорили: «Смотри, смотри, обрадуешь Гитлера»...»

Село Гадючье, 19.12.1942г.

В том самом очерке «На поле боя», напечатанном в номере «Красной Звезды» за 23-е декабря 1942 года, автор рассказал о тяжелых боях и беспримерном героизме солдат и офицеров 1-й стрелковой дивизии. Как освобождали хутор Свинюхи (Тихий Дон), превращенный итальянцами в опорный пункт обороны, как на плечах отступающего противника ворвались на окраину города Богучара, как штурмовали село Дьяченково — Марк Аркадьевич рассказал (конечно, соблюдая требования цензуры военного времени) в своем материале. Вот, отрывок из его первого очерка о наступлении в районе Среднего Дона:

«… высоту в районе Свинюхи противник превратил в настоящую крепость. Отвесные скаты преграждали путь с фронта, а с флангов они прикрывались проволочными заграждениями, минными полями, плотным огнем. Гитлеровцы рассчитывали, по меньшей мере, на длительную осаду Свинюхи, но командир Солдатенков (командир 415-го стрелкового полка 1-й стрелковой дивизии Федор Федорович Солдатенков — С.Э.) опрокинул этот расчет. Разведав неприятеля боем, он обошел Свинюхи, а потом, продвинувшись вглубь, повернул часть своих сил и ударил с тыла по опорному пункту. В коротком, но жарком бою, враг был разгромлен….

Ночью подразделения N-ой дивизии стремительным ударом овладели городом Богучар. На подступах к селу Дьяченково, в семи километрах от Богучара, фашисты снова решили дать бой. Он ввели в дело резерв пехоты и немало огневых средств. Но наши бойцы скрытыми подходами просочились в село. Вечером здесь бушевал огонь, а утром штаб дивизии проезжал через село, направляясь на новый командный пункт, больше чем в 20 километрах впереди. Улицы были запружены неприятельскими автомашинами с различным имуществом, завалены трупами фашистов и оружием...».

На фото писатель Н.С. Атаров

Писатель Николай Сергеевич Атаров во время войны был военным корреспондентом. В 1943 году он пишет одно из своих самых знаменитых произведений о войне — короткий, но очень пронзительный рассказ «Изба». Повествование о простой деревенской женщине, в избу к которой перед декабрьским наступлением на Дону просились на ночлег и солдаты и командиры, автор написал после своей командировки в район Среднего Дона. Может, хозяйка такой крестьянской избы в одной из левобережных донских деревень (Подколодновки, Журавки или Нижнего Мамона), пустившая переночевать и автора, и стала прообразом героини этого рассказа.

По разному сложились судьбы наших героев, запечатлевших в фотографиях и печатных строках героическую страницу в истории Богучарского края. Кого-то ждала всесоюзная слава, участие и победа в различных фотоконкурсах, кого-то обычная рутинная редакционная жизнь.

А автор знаменитой "Тани" Петр Лидов не дожил до Победы. Во время командировки в освобожденный от фашистов украинский город Полтаву, майор Петр Александрович Лидов погиб во время налета немецкой авиации. Вместе с двумя своими коллегами.

Плита с фамилиями погибших военных корреспондентов

Выдержка из наградного листа: «...Выполняя специальное задание редакции газеты «Правда», тов.Лидов выехал на аэродром, где базировались английские самолеты. Во время налета на этот аэродром вражеской авиации тов.Лидов погиб смертью храбрых при исполнении своих служебных обязанностей.

За образцовое выполнение заданий редакции в условиях сложной боевой обстановки, за проявленное при этом мужество и бесстрашие тов.Лидов достоен посмертного награждения орденом Отечественной войны 1 степени».

"Песня военных корреспондентов", слова Контстантина Симонова, музыка Матвея Блантера.

"От Москвы до Бpеста нет такого места

Где бы не скитались мы в пыли,

С Лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом,

Сквозь огонь и стужу мы пpошли.


Без глотка, товаpищ, песню не заваpишь,

Так давай по маленькой хлебнем,

Выпьем за писавших, выпьем за снимавших,

Выпьем за шагавших под огнем.


Выпить есть нам повод за военный пpовод,

За У-два за Эмку, за успех,

Как пешком шагали, как плечом толкали,

Как мы поспевали pаньше всех.


От ветpов и стужи петь мы стали хуже,

Но мы скажем тем, кто упpекнет,

С наше покочуйте, с наше поночуйте,

С наше повоюйте хоть бы год.


Там, где мы бывали, нам танков не давали,

Но мы не теpялись никогда,

На пикапе дpаном и с одним наганом

Пеpвыми въезжали в гоpода.


Выпьем за победу, за свою газету,

А не доживем, мой доpогой,

Кто-нибудь услышит, кто-нибудь напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой.


От Москвы до Бpеста нет такого места

Где бы не скитались мы в пыли,

С Лейкой и блокнотом, а то и с пулеметом,

Сквозь огонь и стужу мы пpошли.


Выпьем за победу, за свою газету,

А не доживем, мой доpогой,

Кто-нибудь услышит, кто-нибудь напишет,

Кто-нибудь помянет нас с тобой"

В хорошей компании даже длинная дорога переносится по-другому. Именно в такой компании выехал в действующую армию 8-го декабря 1942 года корреспондент газеты «Правда» Александр Васильевич Устинов. Из недавно освобожденного от итальянцев города Серафимовича — бывшей казачьей станицы Усть-Медведицкой — путь Александра Васильевича и его коллег - военных корреспондентов - лежал в село Нижний Мамон Воронежской области. В районе малой излучины Дона вскоре должны были начаться важные события, для освещения хода которых и направлялись наши герои...
+2
1.94K
2
Тип статьи:
Авторская

В один из дней марта 2016 года в школьном музее поселка Дубрава было, как говорится, яблоку негде упасть. В гости к радушному хозяину — командиру поискового отряда «Память» Николаю Львовичу Новикову — приехала делегация одного из учреждений города Богучара.

На три часа гости забыли о своих делах, заботах и проблемах — они с удивлением и восхищением рассматривали экспонаты, собранные за многие годы поисковой работы, и увлеченно слушали ставшего экскурсоводом Николая Львовича.

И когда гости Дубравы уже собирались в обратный путь, к Новикову подошла женщина:

- Меня зовут Вера Николаевна. Слышала, что Вы можете мне помочь! Многие годы моя семья пытается узнать место, где погиб и был похоронен Кривоногов Иван Степанович. Мой дедушка. Родился он приблизительно в 1910 году недалеко от Дубравы — в Савкино. Был такой хутор…

Вера Николаевна рассказала Николаю Львовичу, что по семейным «преданиям» её дедушка ушел на фронт летом 1941 года, и погиб в последние дни войны в окрестностях Берлина. Извещения о гибели в семейном архиве, увы, не сохранилось.Как и фотографии воина.

Так началась история одного поиска…

В июне 1941 года уходили на фронт мужчины из сёл и хуторов Радченского района. Получив повестки, обняв на прощанье родных, шли колоннами в сторону райцентров - Богучара и села Радченское. Моя прабабушка Александра Даниловна рассказывала, как провожала своего мужа, колхозного бригадира из села Мёдово, на войну. Может быть, в одной команде с моим прадедом уходил навсегда из села и Иван Степанович Кривоногов. В Мёдово оставалась семья Ивана Степановича. На следующий день мёдовские мальчишки нашли место, уже довольно далеко от села, где их уходившие на войну отцы и старшие братья останавливались передохнуть и пообедать. Прабабушке передали лежавшие на видном месте ложку и тарелку, которые она положила в котомку мужу — почему-то прадед решил их оставить — видимо знал, что найдут. Мой прадед Максим Свиридович погиб в феврале 1942 года под Старой Руссой.

А его земляк Иван Кривоногов дошел до границ Германии. Летом 1944-го года был награжден медалью «За боевые заслуги». Из наградного листа и удалось узнать боевой путь Ивана Кривоногова. Воевал он в составе 328-й стрелковой дивизии. С июля 1941 по август 1942-го — на Южном фронте, с октября 1942 по январь 1943 — на Закавказском фронте, с мая по август 1943г. — на Северо-Кавказском. Затем были 1-й Украинский и 1-й Белорусский.

С ноября 1942 года — воюет в составе 404-й отдельной роты химической защиты 328-й стрелковой дивизии. В боях за польский Медзижец Иван Степанович отличился, участвуя в разведке.

"На Берлин!"

Выдержка из наградного листа на красноармейца-химика Ивана Кривоногова, который: «...в любых условиях всегда выполнял все боевые задания командования, за что неоднократно ему объявлялась благодарность. Особенно отличался при выполнении боевых заданий, будучи совместно с общевойсковой разведкой. В боях за город Медзижец красноармеец Кривоногов в числе первых ворвался на станцию…, помогая пехотным подразделения в овладении городом. Ведя огонь по отступающему противнику, подавая пример другим, красноармеец Кривоногов действовал с оружием в руках бесстрашно и отважно. В результате чего, поставленные задачи командованием и химслужбой дивизии, разведгруппа с честью выполнила. На станции были захвачены и доставлены в подразделение ценные образцы химзащиты. Красноармеец Кривоногов предан Родине, достоен правительственной награды – медаль «За боевые заслуги».

Приказом по 328-й дивизии от 19 августа 1944 года наш земляк был награжден медалью «За боевые заслуги», как указано в приказе, «за образцовое выполнение задач командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество».

Фольварк на польской карте 1947 года издания

Пройдя с боями всю Польшу, к середине апреля 1945 года части 328-й стрелковой дивизии (которой было присвоено почетное звание Варшавской) занимали позиции на восточном берегу реки Одер. Дивизия готовилась к последнему и решительному броску на Берлин.

Вот здесь, где-то на восточном берегу Одера и погиб Иван Кривоногов. Из донесения о безвозвратных потерях 328-й стрелковой дивизии стало известно, что 14 апреля 1945 года красноармеец Кривоногов погиб и был захоронен «с левой стороны дороги, идущей из Кенисберга на Витнец против фольварка Гохэн».

Где находились эти Кенисберг и Витнец, и тем более фольварк Гохэн, известно не было! Версия о российском Калининграде (бывшем Кенигсберге) в качестве места захоронения была отметена сразу. Нужно было искать другой Кенигсберг – видимо, в Германии их было несколько.

И действительно, искомые города были вскоре установлены! Уже после разгрома Германии часть её территории, что была к востоку от рек Одер и Нейсе, отошла к Польской Республике, и немецкие города получили польские названия. Так, городок Кенигсберг стал именоваться по-польски Хойна, а Витнитц – Витница.

Удалось найти карту-«километровку» военных лет, была на ней нанесена и дорога, соединяющая эти два городка. Но никого фольварка с названием Гохэн – на этой карте указано не было!

Фольва́рк (польск. folwark от диалектизма нем. Vorwerk) — мыза, усадьба, обособленное поселение, принадлежащее одному владельцу, помещичье хозяйство – так определяет значение этого слова всезнающая Википедия.

Но на другой карте – уже польской 1947 года издания – к северу от города Витница был указан фольварк Гехеге (Gehege). Вероятно, этот тот самый фольварк Гохэн из донесении 328-й дивизии! Другого населенного пункта с похожим названием в том районе просто нет!

Паспорт воинского захоронения в г.Хойна (Польша)

Источник https://www.obd-memorial.ru

Спасибо польскому поисковику пану Войцеху Бещински из Гданьска, который сообщил, что на месте фольварка Гехеге сейчас находится населенный пункт Витничка (Witniczka). К сожалению, учтенного захоронения в том месте не существует, как не удалось пану Войцеху разыскать и точных сведений о проведении в послевоенные годы перезахоронений из района Витнички.

Ближайшее братское захоронение расположено как раз в городке Хойна (бывшем Кенигсберге), но фамилии Кривоногова в списках известных отсутствует. А неизвестных – более 3000 воинов!

Собранные "всем миром" сведения командир богучарских поисковиков Николай Львович Новиков передал внучке воина. Вера Николаевна и сообщила:

- Дочке Ивана Степановича (моей матери) уже 82 года. Она благодарит судьбу, что дожила, и узнала о том, как воевал и где погиб бою её родной отец!

К командиру богучарского поискового отряда "Память" Николаю Львовичу Новикову обращаются жители района с просьбой разыскать любые сведения о судьбе своих родственников, не вернувшихся с Великой Отечественной войны. Об одном таком поиске, который проводили буквально "всем миром", этот материал...
+2
1.36K
0
Тип статьи:
Авторская

27 апреля 2016 года выщла из печати новая книга Евгения Романова о Богучаре. В магазине Витязь еще есть.
+2
1.13K
5
Тип статьи:
Авторская

Сивоволов Тихон Ермолаевич. Сейчас уже мало кто помнит этого человека, но в годы войны его знал пожалуй, каждый житель Загребайловки. Справедливо будет вернуть это имя, фактически героя в истории Лугового.

Обосновавшись на захваченных территориях, оккупанты нашли себе пособников и среди местных жителей. Появились старосты, бригадиры, полицаи. После освобождения многие из них оказались на скамье подсудимых и подверглись суровой каре за предательство. Но были среди них и такие, которые старались облегчить тяжёлое положение своих земляков.

Старостой в селе Загребайловка во время Великой Отечественной войны был отчим Янченко Анастасии Степановны – Сивоволов Тихон Ермолаевич. Во время оккупации в нашем селе были немцы, итальянцы и австрийцы.

Вот что рассказала о нём в своих воспоминаниях наша землячка Римма Игнатьевна Щербинина: « Как-то австриец приказал, чтобы мы нашли ему медный таз. Он в нём варил варенье и давал всем попробовать. Когда варенье, поставленное на окно, остыло, то присело, а по краям осталась каёмочка. Австриец утром, увидев это, подумал, что мы, дети, ночью его поели. Маму нашу - под ружьё, заперли в сарае и сказали –расстрелять. Мы, все дети, как услышали,подняли плач, соседи тоже перепугались. Мы с сестрой кричали в голос. Маму в сарае держали до вечера, сказали -утром расстреляют. Итальянцы предупредили старших детей, чтобы нас, маленьких, куда-нибудь отвели. Нас забрали к себе соседи.

Потом дед, наш сосед, сказал, что нужно обратиться к старосте. А старостой был Сивоволов Тихон Ермолаевич( все в селе его звали дед Тишко). Этот старичок, он ещё был кумом родителей, крестил старших детей, хороший и безобидный человек. Он никому зла не сделал, но всё равно отсидел потом десять лет в тюрьме. Так вот он и спас маму, объяснив австрийцу, как было дело с его вареньем.

Еще по воспоминаниям старожилов он спасал солдат, выходивших из окружения. Днем они прятались в скирдах соломы, а Тихон Ермолаевич приходил во дворы и, делая вид что отдает приказания о работе на итальянцев, говорил женщинам, кто что должен приготовить и к какой скирде отнести, чтобы накормить наших солдат. А потом, ночью, на лодке по речке отвозил солдат к Дону. По Богучарке тогда можно было проплыть на лодке до самого устья. Как он это делал неизвестно. Возможно знал какие то пароли для немецких патрулей. А может и напрямую был связан с Красной Армией.

По другим воспоминаниям дед Тишко спас нашего летчика. Немцы над летчиком издевались и бросили его.Загребайлова баба Оксана и баба Таня «Кулешиха» рассказали об этом летчике полицаю. Дед Тишко им сказал, чтобы они ночью привезли летчика к речке в вербы, и он на лодке по Дону отвез его к своим. Летчик остался жив и приезжал после войны в наше село. (Расследование этой истории и привело к Сивоволову Т.Е.)

Все жители Загребайловки знали что он скорее помогает нашим,чем оккупантам, и никто его не выдал. Но после освобождения в декабре 1942 года, его как пособника фашистам арестовали. Видимо он давал советскому следствию какие то показания, потому то его не расстреляли, а осудили на 10 лет.

Отсидев, дед Тишко вернулся в родное село, и никто никогда не упрекнул его в пособничестве оккупантам. Хоть и был пожилой, подрабатывал в колхозе, а так как был одинокий, то стал жить с Дядиновой Марией Аксентьевной. Жили они в домике справа от СТФ, там где дорога спускается к "переходке" на "хуторыще".

Дед был заядлым рыбаком до последних своих дней.По воспоминаниям, у него во дворе стояло большое каменное корыто, наполненное водой и постоянно полное рыбы. Умер Тихон Ермолаевич 14 октября 1975 года в возрасте 85 лет. Таким образом он был 1890 года рождения и на момент оккупации, ему было 52 года. Удивительно что Мария Аксентьевна пережила своего муже всего на полдня и умерла тем же вечером 14 октября.

Этот человек не получил признания от государства, зато получил это признание от своих земляков. Нужно быть очень смелым человеком что бы притвориться помощником оккупантов, в то же время помогать своим землякам и постоянно ждать что тебя раскроют и расстреляют враги. А потом возможно несправедливо осудят свои. Этот человек по своему герой. И это имя, Сивоволов Тихон Ермолаевич должно быть известно в нашем селе. Считаю что необходимо как то увековечить память об этом человеке.

Очень хорошо что остались фотографии Тихона Ермолаевича, к тому же показывающие как жили люди в 50-60 годы 20 века.

Пилипенко Р.А.

2016

Сивоволов Тихон Ермолаевич, сейчас уже мало кто помнит этого человека, но в годы войны его знал пожалуй, каждый житель Загребайловки. Справедливо будет вернуть это имя, фактически героя в истории Лугового.

+2
1.64K
1
Тип статьи:
Авторская

Наступило 16 декабря. Потеплело. Утро было туманное, с низкими стелющимися тучами. Когда отгрохотала артиллерийская подготовка, стрелковые роты двинулись вперед. И тут произошло то, чего совсем не предусмотрели – при подъёме на кручу роты перепутались, и командиры подразделений потеряли своих бойцов.

Перед нашей ротой был очень крутой откос. На него не взберешься, а на правом фланге, против четвертой роты выходила широкая балка с осыпями в кручах. Вот туда и устремились бойцы всех рот. Одни из них сумели вскарабкаться сразу, другие срывались и несколько раз скатывались с откоса и снова лезли на кручу. Я тоже сперва сорвался, но потом быстро удалось взобраться наверх. Однако в массе поднимавшихся людей я потерял своих подопечных бойцов.

Когда выскочил на край кручи, то здесь, на открытом поле нас уже встретили пулеметным огнем ожившие пулеметные точки. То там, то здесь взвизгивало в воздухе, падали и скатывались вниз те, в кого попадало…

Вскоре все роты уже вытянулись, рассредоточились по полю в цепи и двинулись вперед. Только теперь не разберешь, где чьи бойцы, кто из какой роты. Я оказался в цепи, в ее середине, среди незнакомых бойцов. Потому и вынужден следующий рисунок так: «Пехота 115-го пошла».

Пехота 115-го пошла

Перед нами склон холма, очень пологий – видим как повышается заснеженное поле в глубине. Справа край поля резко выделен балкой с кустами. Из этой балки мы все вылезли сюда. Впереди поле сливается с нависшим свинцовым небом. Не видно ни края поля, ни кустов, ни траншей – ничего! И из этого ничего навстречу летят, взвизгивая, пули. А вот-вот, появилось и знакомое: протяжные и короткие сверлящие звуки, обрывающиеся разрывом с треском. Это начался минометный огонь.

Но огонь сопротивляющегося противника несильный и какой-то нервозный. Нет в нем уверенной методической расчетливости. В воздухе слышатся редкие взвизгивания. После протяжного подвывания кое-где на участках темных фигурок бойцов вздымаются небольшие кусты разрывов. Несомненно, это мины небольшого калибра. Но, как и ни редок огонь, а на поле уже темнеют распластанные фигурки павших.

Справа от меня появился энергичный боец с ручным пулеметом на руках, дальше и впереди идет кто-то уверенным и быстрым шагом, несколько дальше – еще бойцы. Это бывалые воины. А вот сзади них видны темные фигуры понуро и обреченно бредущих людей. Это новички. Они растеряны и будто не понимают, что это кругом происходит. Вообще, так и любой человек входит в свой первый бой. Как скоро он преодолеет растерянность? Возьмет себя в руки? – зависит от него самого. Такие растерянные, чаще всего являются жертвами боя. Чем раньше соберется человек, тем лучше, тем скорее он станет настоящим воином, тем меньше вероятность бессмысленной смерти. Вот сзади них и бегает с пистолетом в руке какой-то командир. «Чья пуля слаще?» - говорил он в блиндаже.

Всмотритесь в кадр, извлеченный из памяти! Сейчас бойцы уйдут, и останется голое поле с несколькими телами погибших. В рисунке в мелких силуэтиках пытался показать, как идут в атаку опытные воины, и как идут-бредут, как во сне, растерявшиеся. Глаз сохранил эту картину. Идут-то под огнем, страшно взвизгивают пули. А твоя? Ты ведь ее не услышишь! Помкомвзвода говорил: «Смерть быстрая – р-раз, и готов!»

Помню наставления помкомвзвода: «Не отставать! Не скучиваться! Соблюдай дистанцию – чем больше, тем лучше!» И вот мы сейчас вырвемся вперед, отбежим от пулеметчика. Помкомвзвод, опытнейший воин, десантник-парашютист, поучал: «Иди пригнувшись, левым плечом вперед. Лопату - за пояс, прикрывает сердце. Меняй направления, делай перебежки! Не чесаться! Гляди в оба!»

За мной чувствую что-то начало взвиваться… Ах! Это же обмотка развязалась. Остановился, быстро-быстро намотал, потуже, и затянул в узел трикотажную тесемку. Что делать! Я впервые одел обмотки. Теперь быстрее догоняем цепь…

Вдруг в поле зрения попали пулеметчики. Они за скобу станины тянут свой пулемет, в руках у них и коробки с лентами. Колеса пулемета не крутятся, тормозят, будто нарочно упираются и загребают снег. Видим, с каким напряжением, с какой злостью, бормоча ругательства, двое бойцов тащат пулемет по снегу. Эх! Его бы на полозья!

Идут пулемётчики

А перед пулеметчиками мелькнул упавший боец. Его сразу ударило. Убит? Или ранен? Это пожилой узбек. Догадываемся по смуглому лицу и вислым усам.Разглядывать нам нет времени. Перебежкой чуть наискось выходим впереди цепи…

Тут, кажется, в воздухе реже визжат пули… Ужасно боюсь этого звука, боюсь больше, чем разрыва мины.

Интересно! Основная масса бойцов на правом фланге, а слева от меня продвигается человек десять, не больше – кто идет, кто трусит рысцой… И за ними пустота, туманная серая дымка, как впереди…

Откуда-то сзади поднимается слабое «-а-а-а-а…а!» Что это? Сейчас бросок на траншеи? Ни черта не понимаю… Не вижу впереди ничего, но слева от меня уверенно шагавший боец взял винтовку на руки и побежал… Он этим подсказывает, что надо делать и нам.

«Ура-а-а-а-а…!» - стало накатываться громче и разборчивей. Все побежали. Кто-то падает, не встаёт… Кто-то спотыкается…

«А-а-а-а-а!» - несется уже рядом, и захлестывает нас…

У окопов уже все завертелось. Из земли вырастали какие-то темные фигуры с поднятыми руками и большими раскрытыми ртами… другие метались по снегу, бежали по полю от нас. Взвизгивали пули, рвались гранаты… Что-то ударило меня по каске, с силой ударило, и я упал… Вскочил, падал, прыгал, снова падал, тыркал штыком…

Единственное, в чем могу дать ясный отчет – это я будто летел и внутри у меня все бешено орало: «А-а-а-а-а-а-а…!» Это «А-а!» распирало всего и вырывалось наружу.

А ведь так могло и шлепнуть, а?

Могло! Но не шлепнуло, значит, нам повезло, значит - судьба!

Даже в тот же день, к вечеру, когда успокоился, я пытался припомнить, что же происходило? Так и не смог, не смог сам себе рассказать – впечатления мелькания чего-то, как в окне быстро идущего поезда, как в быстрой карусели. Так и дошло это до сегодня через сорокалетие.

Рисунок «Ура-а-а! Атака первой линии!» - это попытка передать лишь то, что еще осознавалось, когда с криком «Ура!» бросились к окопам. Это лишь само начало боя в траншеях. У окопа вы видите каску и пулемет противника. Ничего такого я не помню, но «положил» их просто для того, чтобы обозначить рубеж врага.

И еще осталось общее впечатление, что итальянцы не оказали нам настоящего серьёзного сопротивления – они быстро, в панике побежали…

Атака первой линии

Свистящий металлический скрежет вонзился в землю. Меня бросило, я покатился куда-то вниз, цепляясь штыком. Раздался сильный грохот...

Косой удар в спину, я грохнулся на землю перед раскрывшейся дверью в блиндаж. Еще не могу прийти в себя после чего-то страшного в своей круговерти.

Осознавая уже происходящее, вскочил, длинными ударами, штыком, стал бить в темноту блиндажа, влетел в него…

Потом проясняется. Сижу на железной кровати, на простыне, одеяло отброшено. Свет из двери и небольшого окошка под потолком обрисовывает внутренность небольшой землянки, аккуратно обшитой белыми досками. У изголовья столик, в углу слева от него стоят разноцветные бутылки, одна опрокинута, и из нее медленно вытекает на деревянный пол какая-то коричневая жидкость. Попахивает спиртом и еще чем-то.

Тут руки различили теплоту постели. Выходит, мы немного не успели. Удрал офицер! Это, конечно, офицерский блиндаж. Штыком откинул подушку, и… смотрите! На белой простыне лежит, поблескивая воронением, небольшой пистолет. Берём! Вот он! В ладонь величиной, красивых очертаний, с костяными накладками на рукоятке. Они украшены гравированным узором, такая же золоченая гравировка на затворной коробке, а на предохранителе искрится рубиновый глазок. Потащил магазин – о, великолепно! Он полный! Вот это трофей! Хорош, хорош пистолет! Упрятываем его за пазуху под шинель.

Давайте теперь проверим, что тут есть из съестного… Но, но помним, помним – не увлекаться!... О! Отлично! Из под стола извлек несколько плоских банок – шпроты. Запихиваем в вещмешок. Туда и по карманам галеты - белые, похожие на печенье… Представляете, после ржаных сухарей – как тут устоять и не снять «пробу»? Конечно, тут же съел пару. В столе взял великолепную авторучку, сероватую, переливающуюся как перламутр, какую-то записную книжку в кожаном, хромовом переплете (сейчас я ее держу в руках, привожу тисненные золотом надписи: 1937, BANK der OSTPREUßISCHEN LANDSCHAFT). Разглядывать некогда: запихиваем в карманы. А вот и открытки, интересные – на них римские воины перетаскивают лодки. Отлично! Тоже в карман. Люблю исторические картинки. Смотрите, а вот поблескивает золотом волчица. Это же символ Рима! Отшвыриваем какой-то мусор и забираем безделушку.

А теперь скорее, скорее догонять наших!

Выскочил из блиндажа и … кругом ни души! Но мне же казалось, что здесь, у блиндажей, и еще какие-то бойцы были?

Трусцой побежал по дороге. Она поднялась наверх и исчезла в зарослях неубранного подсолнечника. Тут мы никого не увидим, и не найдем, но, если что, то и сами можем незаметно удрать. Куда же все делись?

Поскорее забрался в подсолнечник, присел, подтянул обмотки, огляделся. Впереди дорога теряется в жухлых темно-коричневых зарослях подсолнечника, сзади – заснеженные холмы, слева – глубокая балка с дорогой и блиндажами. Кругом – ни души!

Где мы? Где наши? Где противник? Хотя бы стрельба была, грохотали бы взрывы. Нет! Тихо-тихо! Лишь от ветра хрустят, покачиваются съежившиеся головки подсолнухов. Тихо!

Как быть? Представляете положение бойца?

Если было бы солнце, то можно было бы как-то сориентироваться, где север, где юг. А так? Серое беспросветное небо, холмы скрываются в дымке. И даже не ясно, как я оказался тут у блиндажей, и … один!

Что делать? Но не сидеть же вот так! Почему-то долго не размышлял. Поднялся, доверился ногам, и еще непонятно какому чувству – они и повели меня по дороге, туда, в глубину поля. Сорвал на ходу несколько крупных сухих головок, и вылущил зерна в карман. Семечки сохранили еще свой вкус и запах…

Продолжение публикации воспоминаний и рисунков Льва Ивановича Жданова
+2
1.32K
0
Тип статьи:
Авторская

На новом рисунке вы видите идущих по дороге трех бойцов. Это из зарослей вышли на дорогу двое: высокий пожилой бронебойщик с ружьем на плече, и круглолицый парень, пехотинец. На рисунке даю их портреты так, как подсказывает память. Присмотритесь к ним. Им недолго осталось жить – полчаса, даже меньше.

Бойцы тоже не знают, куда идти, и по дороге их ведет тоже чувство, что и меня. Теперь нам, втроем, уже веселее, мы чувствуем себя увереннее, смелее. Один я не шел, а прокрадывался в чаще подсолнухов около дороги, внимательно просматривал ее - и сзади, и спереди, вслушиваясь во всевозможные шорохи.

На рисунке вы видите и нашу настоящую боевую экипировку той, сорокалетней давности: ватные брюки, ватные куртки, сверху одетые шинели. Спереди полы мы поднимали и завертывали их под ремень – так легче идти. На ногах у нас, как различаете, ботинки и трикотажные обмотки черного, зеленого и темно-синего цвета. По тому, как обертывают ботинок и голень обмотки, можно догадаться, с кем имеешь дело: с опытным обстрелянным бойцом, каких тогда мы называли солдатами (сорок лет тому назад широко это понятие не применялось) или новичком, который еще не нюхал пороха. Очень, очень эта обувь была характерна, не говорю о практичности в сравнении с сапогами.

Именно вот так, в ботинки и обмотки, была обута огромная, многомиллионная масса рядовых и сержантов в войну. К сожалению, это не совсем соответствует тому, как теперь довольно часто изображают нас в кино, и в живописи, и в скульптуре, графике, и в романах, повестях. Да, да, к сожалению, мы не ходили в излюбленных искусством наших легендарных «солдатских сапогах» - тыловым службам они были удобнее.

Это небольшое отступление необходимо сделать с тем, чтобы, пока мы живы – последние свидетели и участники войны. Чтобы подсказать, подправить, чтобы засвидетельствовать то, что именно было, в чем правда, истина, и что очень часто не учитывается в показе прошедшей войны.

… В подсолнухах справа от дороги мне показалось, будто что-то затемнело. Мои спутники не обратили внимания.

- Братва, я сейчас! – бросил я, и с винтовкой на руках кинулся в чащу.

В зарослях лежал раненый итальянец, молодой парень, мой ровесник. Он испугался, затыкал пальцем в грудь и бессильно забормотал:

- Итальяно! Итальяно!

В стороне валялась шапка.

- Кто там? – выкрикнул бронебойщик.

- Раненый!

- Шлепни!

А мне жалко парня, не могу я убить просто так, уже беспомощного, раненого врага. Я поднял шапку, нахлобучил на голову раненого и сказал ему, слегка подталкивая в плечо:

- Медицина! Медицина! – думая, что он это поймет, и показал, что надо ползти к дороге.

- Там, там дорога! Медицина!

В глазах итальянца появилась теплота, будто признательность.

Но он же враг! Что я должен делать? Я не убил его, выживет – пусть живет, может быть, подберут наши на дороге, в плену вылечат.

В глаза бросилась небольшая черная книжечка, лежавшая рядом на снегу. Забрал ее…

Вот сейчас в руках у меня эта книжечка в коленкоровом переплете – молитвенник итальянского солдата, изданный в Бергамо в 1939 году. На первой странице автограф самого солдата. Перерисовываю его: Laseio a ti guesto ricordo tuo Zio.

А на левой стороне, на обложке – мой автограф: 16 декабря 1942 года – за р.Дон под Богучаром.

Посмотрим дальше, перевернем страницу. На левой стороне изображена мадонна с младенцем, на правом – титульный лист книжечки. Вот его текст:

DON TAMANZA, Capellano Milit. Del Presidio di Bergamo

Manualetto di Preghiere del Soldato – V EDIZIONE – Technografica EditriceTavecchi – Bergamo.

Я ничего не понимаю в напечатанном и в автографе солдата, и лишь по последующему содержанию догадался, что это молитвенник.

Когда беру его в руки, всегда вспоминаю первый день наступления на Среднем Дону – 16 декабря 1942 года, поля подсолнечника, раненного итальянского парня-солдата, и двоих моих спутников, бойцов из 115-го полка, погибших там, у дороги. И еще одно. Когда смотрю репродукции с картин, ранних картин Караваджо, например, «Гадалка», то почему-то появляется ощущение, что герой их – круглолицый, курчавый парень – очень похож на того итальянского солдата, что остался там, в далеком 42-м, в подсолнухах у Дона.

"Гадалка" кисти Караваджо

…Идут последние, заключительные кадры ленты памяти, показывающие последующие полчаса, не больше!

… - Смотрите, смотрите! Вот они! – у меня изумленно воскликнулось.

- Это же итальянцы! Итальянцы!

Как только мы поднялись на холм, перед нами открылось такое же скучное и унылое пространство небольшой лощины. Но она с холма на холм пересечена дрожащей, рваной полосой из бегущих фигурок людей.

Скорее всмотримся, разглядим, разглядим получше!

Мы, трое, откровенно говоря, даже опешили, растерялись. Сами представляете, что значит вот так сразу встретить колонну врага. Мы даже не упали, не залегли…

Серое дымчатое пространство холмов рассекает продольная большая балка. От нее в лощину врезался овражек с кустарником. Справа сверху с холма в лощину, и снова вверх на вершину левого холма рваной полосой торопливо двигалась колонна людей.

Ясно, что это драпают итальянцы, что это они и бросили своего раненого. Но это уже хвост колонны. Отставшие бегут, размахивают руками, что-то кричат. Вдруг справа вынырнула автомашина, какой-то фургон. Она вся облеплена людьми: сидят на крыше, на моторе, стоят на подножках. Бегущие пытаются прицепиться к ней.

На рисунке вы видите этот момент.

Бронебойщик коротко бросил:

- Ставь винтовки накрест!

Машина не остановилась, но с нее упало несколько человек, вскочили, побежали. Слышны подвывания мотора. Мы не спускаем с машины глаз.

Эх! Промазал! Но тут же раздался второй выстрел, вздрогнули в руках винтовки, нас снова обдало порохом. Машина дернулась и резко остановилась, словно уперлась во что-то, и с нее посыпались фигурки людей. Что-то крича, они побежали.

Не раздумывая, нас какая-то неведомая сила бросила – мы схватили винтовки на руку и с криком «Ура-а-а! Бей!" помчались вниз по склону к дороге. Мы на ходу останавливались, стреляли, целясь в темную растрепанную массу людей, поднимающихся на склон.

Все прокрутилось очень быстро. Прошли какие-то две-три минуты, и колонна перевалила за вершину, а за ней бежали одиночные солдаты. Чтобы было легче, они сбрасывали шинели, какие-то тряпки, спотыкались, падали, снова вскакивали и бежали. На дороге темными пятнами оставались брошенные вещи.

На рисунке показано, как трое бойцов атаковали хвост колонны отступавших итальянцев. Но противник не был уж так растерян, как казалось по бегущим. Оттуда, из-за холма, начали раздаваться выстрелы, и в воздухе появилось противное взвизгивание.

Пригнувшись, мы бросились к машине, чтобы прикрыться ею и замаскироваться – для противника мы были также черными фигурами на фоне снега, четкими и ясными. Я залег у колеса и сделал несколько выстрелов, думая, что меня поддержат и мои спутники – бой, есть бой. Еще рано торжествовать! Но они решили иначе – в этом их оплошность – они забрались в фургон и занялись разборкой трофеев. Из фургона полетели тряпки, шинели, какие-то коробки, раскрытые чемоданы. К заднему колесу упал фотоаппарат гармошкой…

Эх! Это же моя мечта! Хотел было подхватить, но раздумал – пускай валяется, на что он мне здесь…

Бросившись на противника, стреляя на ходу, мы не сомневались, что за нами где-то тут на холмах идут цепи нашей пехоты, идут пулеметчики. Наши выстрелы и ответный огонь врага в тугой тишине местности будут услышаны, и это поторопит бойцов. Они сейчас, вот сейчас, должны появиться здесь, на холмах. Это же, наверное, и противник представляет.

Пользуясь затишьем, настороженно на корточках обошел машину спереди и залег у заднего колеса, наблюдая за дорогой, за холмами. Чувствую, что сейчас вот, сейчас может ударить по машине, по этому выделяющемуся на снегу фургону. Ведь прошьет и ребят!

Продолжение публикации воспоминаний и рисунков Льва Ивановича Жданова
+2
1.26K
0