История Богучара

Тип статьи:
Авторская

.

Когда после окончания семилетки в Семье Глебовых зашла речь о профессии, как вспоминал Петр: «я сказал, что хотелось бы поближе к природе что-нибудь: я же привык с мая по октябрь босиком ходить, охотник сызмальства. Решил почему-то, что «мелиорация» как-то с утками связана, значит – охотиться буду». Так начиналась трудовая биография народного артиста СССР Петра Петровича Глебова.

После окончания Брасовского мелиоративно-дорожного техникума в августе 1935 года 20 –ти летний техник по водоснабжению Петр Глебов был распределен в провинциальный город Богучар. В богучарском мелиоративном товариществе при районном землеустроительном отделе, еще работали те, кто с Андреем Платоновым начинал мелиорацию в пойме рек Богучаре и Дон. В то время, в мелиоративном товариществе имени Андрея Платонова, слободы Лысогорка (сейчас входит в г. Богучар – Е.Р.), бурно кипела работа по осушению болот.

Петр Глебов вспоминал: «Работал техником на болотах, составлял карту для будущего осушения реки Богучарки».

Житель села Полтавка Дмитриенко В.А. рассказывал мне, что во время разлива пароходы из Таганрога подходили городу Богучар, а в районе села Полтавка даже тонули кони, но когда вода уходила в районе Буцака (между с. Песковатка и с. Купянка –Е.Р.) и у с. Полтавка появлялись болота с многочисленными тучами гнуса.

На основе карт гидротехника Петра Глебова в 1936 году впоследствии были прорыты три канала, которые сокращали извилистое течение реки и позволили осушить болота в районе сел Дядин, Полтавка, Купянка и Дьяченково.

В своей книге «Судьба актёрская» друг Петра Глебова Папоров Ю.Н. о днях пребывания в городе Богучаре, писал «где в свободное от работы время активно участвовал в художественной самодеятельности».

Петр Глебов не забывал любви к театру, участвовал врепетициях и спектаклях на сцене Народного Дома. Местный театр располагался на улице Театральной (сейчас улица имени Шолохова – Е.Р.), построенный еще в 1900 году по инициативе В.Ф. Фердинандова.

В 30-х годах XX века, как вспоминал один из актеров «представления шли, главным образом в кинотеатре «Шторм» и летнем саду, на эстраде». (Деревянная сцена летнего сада и эстрада располагались в городском парке – Р.Е.). В своем письме в 1987 году к директору Богучарского краеведческого музея Анниковой Антонине Афанасьевне актер Анатолий Ляхов писал об актерах: «Хочу только напомнить Вам, что из них помню Корыстина И.П., Калюжную, Синор Р.С., Шандурина В, Плотникова Константина, Макаренко Митрофана, Василенко Николая(впоследствии – известный воронежский график, член Союза художников, заслуженный художник РФ– Е.Р), Аленникова Анатолия, Вихрову Александру».

Хочу напомнить, что с 1928 г. до 1935 г., в богучарском районе проводилась «укранизация». Все обучение, газеты и документация велась на украинском языке. Поэтому и на сцене театра постановки велись и на русском и на украинском языке. Репертуар театра был большим и многогранным. «Из них, - как вспоминал Анатолий Лях, - «Лес» (Островского), «Без вины виноватые» (Островского), Не все коту масленица» (Островского), «Ой не ходи Грицко, тай на вечерник», «Бесталанная», «Наталка – Полтавка», «Любовь Яровая», «Сватания на Гончаровке», «Платон Кречет» (Корнейчука) и другие». Работники богучарского краеведческого музея назвали еще постановки «Овод» (Войнич), «На дне» (Горького), «Странный человек» (Лермонтова) и «Ревизор» (Горького). А так же сообщили, что в зале театра на 205 мест, было четыре комнаты для кружков. В хоровом, драматическом, струнном и плясовом кружках участвовали учителя, врачи, агрономы. В драматическом играли Петр и Римма Клочковы, а руководил кружком Митрофан Емельянович Макаренко.

В начале 30-х годов XX века здесь стали показывать и первые кинофильмы.«Шторм».

Нет сомнения, что фильм «Тихий Дон» Петр Глебов смотрел и богучарском кинотеатре, он вспоминал: «Еще до отъезда я увидел Абрикосова на экране в роли Григория Мелехова. Это была его первая роль, но она меня ошеломила. Мне тогда очень сильно захотелось стать актером».

Что повлияло на выбор актерской профессии Петром Глебовым, трудно сейчас сказать, возможно это был и наш богучарский кинотеатр «Шторм».

В те 30 - е года XX века старший брат Петра Глебова, Григорий трудиться вместе с К.С. Станиславским в Оперно-драматической студии. Зная, что младший брат мечтает об актерской профессии, он порекомендовал ему в июне 1937 года приехать в Москву и сдать приемные экзамены в Студию. Петр Глебов так и сделал.

Уже в июле 1937 года Глебов П.П. вернулся в Москву и поступил в оперно-драматическую студию имени Станиславского К.С., где занимался у Кедрова М.Н.

В трудовой книжке Петра Петровича Глебова, заполненной зав.отделом кадров есть запись: «Общий стаж работы по найму до поступления в Театр им. К.С. Станиславского 2 года. Подтверждено документами. Гос. Оперно-Драматический Театр им. Кс. Станиславского. 1937.IX.1. Зачислен на должность артиста драмы. Пр. 99 от 01.IX.37 г.»

Уже после войны в 1957 году Петр Глебов сыграл одну из лучших своих ролей Григория Мелехова в экранизации романа Михаила Шолохова «Тихий Дон», созданной режиссёром Сергеем Герасимовым в 1957—58 годах. Глебов П.П. вспоминал: «Вечерами песни задушевные под гармонь пели, верхом в ночное с ребятами гоняли. Я и предположить не мог, что эти крестьянские навыки мне когда-нибудь пригодятся. Просто мне всегда хотелось быть на мужика похожим: и серьёзным отношением к жизни, и лаконичной, выразительной речью, и статью. Помню, на съёмках «Тихого Дона» я буквально потряс киношный народ, запросто вскочив на коня».

Директор Богучарской районной киносети Игнат Никифорович Щербань в 50-х годах XX века рассказывал, что в 1956 году в район приезжал кинорежиссер Сергей Аполлинариевич Герасимов и они с ним ездили к Дону, где он снимал виды реки Дон в районе с. Галиевка, но с сожалению эти фрагменты не вошли в фильм «Тихий Дон», да и сам фильм снимался в другом месте. Съемки фильма проводились неподалеку от города Каменска-Шахтинского, на хуторе Диченске. Недалеко от хутора был «построен» хутор Татарский — казачьи курени и широкий майдан с церковью, а немного поодаль — усадьба Листницких.

Петр Глебов вспоминал: «Работал техником на болотах, составлял карту для будущего осушения реки Богучарки».
+5
1.32K
2
Тип статьи:
Авторская

Куликовская битва - пожалуй, единственное крупное успешное оборонительное сражение с Ордой. В соответствии со «Сказанием о Мамаевом побоище»[1] в ней погибло 253 тысячи воинов только с русской стороны, в то время как общая численность населения всех княжеств по подсчётам Вернадского и Гумилёва составляла около 5 млн. человек (с учётом Литовских Киева и Новгород - Северского). То есть, если исключить женщин (половина), стариков и детей (ещё половина), то в битве участвовало более 20% потенциально способных сражаться людей. При этом почти все они погибли. Сам факт битвы зафиксирован в большинстве летописных русских источников, а также в арабских и европейских исторических документах. Однако значение этой битвы для мировой истории неопределённо, Дмитрий Донской канонизирован русской православной церковью только в 1988 году, а захоронения погибших воинов до сих пор не найдены. Авторы этих строк считают, что такое положение недостойно развитого государства, которым считает себя Россия. В этой статье мы предложим версию о месте, где она происходила.

Настоящее место битвы позволило бы изучить «татаро - монгол» и европейцев, участвовавших в битве, выяснить, кого они представляли и кто готовил их материальную базу. Возможно, удалось бы понять, как была устроена жизнь в первом и втором тысячелетии н.э. на территории Ростовской, Волгоградской и Воронежской областей. Местные краеведческие музеи почти ничего не содержат об этом периоде.

В современной исторической науке считается, что место Куликовской битвы располагается на поле, примыкающем к устью реки с современным названием Непрядва при её впадении в реку с современным названием Дон. Несмотря на большое количество привлечённой техники и исследователей, существенных находок, отличающих это поле от аналогичных полей того, же региона не найдено. Предметов, относящихся к XIV веку, найдены единицы. Захоронений этого периода не найдено совсем никаких, и это при том, что даже по самым скромным подсчётам погибших было десятки тысяч. Результаты этих исследований выложены на сайте Государственного исторического музея. На основании этих результатов некоторые историки пытаются опровергнуть сам факт битвы.

При более детальном изучении этого вопроса выясняется, что запись, сделанная в «Книге большому чертежу» о впадении реки Непрядвы в Дон, скорее всего, является позднейшей вставкой. На это указывает множество различных вариантов этой вставки в разных списках указанной книги.

Куликово поле в Тульской области является достаточно большим, имеет форму круга с диаметром около 16 километров. Чтобы перекрыть такое поле шеренгой воинов (на каждого воина по одному метру) потребуется 16 тыс. воинов. При этом для успешного ведения боя надо предполагать не меньше 20 шеренг с каждой стороны. А ещё сторожевой, резервный и засадный полки. Это слишком много даже для Куликовской битвы. Если предположить, что битва происходила между оврагами, которыми изобилует это поле, то становится непонятно, почему не получилось обходного манёвра. Глубина оврагов здесь небольшая, общий перепад высот по всему полю не превосходит 60 метров, а уклоны оврагов, как правило, 20 метров на один километр. Такие препятствия легко преодолеваются кавалерией и даже позволяют сделать её манёвры скрытыми для противника. Согласно второму изданию Большой советской энциклопедии (статья «Московское великое княжество») - Куликово поле располагалось на территории рязанского великого княжества, хотя в «Летописная повесть о Куликовской битве» указано, что это было в Мамаевой земле. В «Сказаниях о Мамаевом побоище»[2] несколько раз сказано, что Куликово поле располагалось между Доном и Днепром, и написано, что орлы и галки слетелись с устья Дона на Куликово поле перед битвой: «И в ту пору по Рязанской земле около Дона ни пахари, ни пастухи в поле не кличут, лишь вороны, не переставая, каркают над трупами человеческими …». Воронежский краевед Ткачев Г.Г. в «Воронежских губернских ведомостях» за 1865 год писал: Г.Г. Ткачев пишет: «Все почти жители Богучарскаго уезда говорят, что когда - то, очень давно, на месте этого уезда жили мамаи; некоторые из жителей указывают даже место на левом берегу Дона, против села Монастырщины, называемаго Селищем, где жили мамаи. В селе Монастырщине говорят, что мамаи жили до потопа и пришли издалека. Потом, по разсказам, мамаи куда - то изчезли и на место их явились корсаки, киргизы, татары, хапуны …».

Подтверждение того, что местность Богучарского края до 1380 года была заселена, есть в записках Игнатия Смольянина, сопровождавшего в 1389 г. из Москвы в Константинополь митрополита Пимена (Митрополит Пимен плывет в Царьград. 1389 г), дают подробное описание нашего края. (Перевод на современный язык академика М.Н. Тихомирова):«... уныло была всюду пустыня, не было видно там ничего: ни града, ни села: если и были в древности грады красивые и выдававшиеся по красоте селения, теперь только пусто все и не населено».

Дается описание и населения: «В понедельник, плавая, минули горы каменные красные, во вторник прошли мимо Терклий града, не град Терклий только городище. Затем перевоз и там впервые увидели татар, очень много, как листы и как песок. В среду же прошли мимо Великой Луки и царева Сарыхозины улуса... Татарских стад видели там такое множество, что уму не вместить: овцы, козы, волы, верблюды, кони».[3]

Место для стана очень удобное. С севера Богучарская сага с большим количеством озер, где можно напоить лошадей и обширные пастбища. На западе река Дон, на юге Казанский перелаз с Калмиусской сакмой, а с востока обширные леса.В своем очерке «Старая Донская пустынь и Донецкий казачий городок» по описанию дьякона Попова Н.А. рассказанного воронежскому краеведу Е. Маркову в конце XIX века, еще и до 1861 года вдоль реки Богучарки и реки Дона от Казанского перелаза да Белого затона (с. Верхний Мамон) стояли большей частью дремучие дубовые леса, « … по Дону, солнца, бывало, до полудня не увидишь».[4]«Это место очень живописно, оно имеет в окружности около трех верст, на нем много кустарников. На одном конце возвышенности или хорды находятся два кургана из цельного камня, называемого Вальковым, а другом - неглубокий Скрынников байрак (яр, покрытый мелким лесом), за которым следует довольно высокая гора. От Вальковых курганов до Скрынникова барака идет ров, глубиною аршина три и такой же высоты вал. И тот и другой пересекаются площадкой «для ворот», этот вал был укреплением балки, как говорит народ».[5]

В «Очерках из истории колонизации степной окраины московского государства»[6] указано, что в 1388 г. во время путешествия Пимена по Дону к нему подходит Елецкий князь, а так жеговорится, что степь в XIV веке начиналась от Быстрой сосны (то есть от того же Ельца). Но ведь это южнее официального поля на 120 километров.Об участии Елецкого князя в Куликовской битве упоминается также и в летописях.

В статье А.К. Зайцев «Куликово поле и Донское побоище 1380 года»[7], говорится, что Мамай пришёл на Куликово поле, переправившись через Дон, как и Дмитрий Донской с левого берега на правый чуть ниже устья Красивой мечи. Однако непонятно тогда зачем Дмитрий Донской посылал на Быструю сосну и Тихую сосну «для крепкой стражи от поганых», если Мамай шел совсем не там, не с юга, а с востока.

О юге Воронежской области и Ростовской области в средневековье принято судитьпо рассказам европейских путешественников: Барбаро, Контарини, Боплан, Маржарет и др. Некоторые из них жили в Орде десятками лет (Иосафат Барбаро жил в Тане с 1436 г. по 1452 г.). Значит, враждебная к Руси орда была благосклонна к европейцам. Почему?Почему нет никаких русских описаний той местности и обычаев, хотя туда регулярно ходили князья со свитами? Пора дать правдоподобную версию этому. Представляется, что Орда - это наёмное войско европейских государств, имеющее целью защиту части шёлкового пути из Бухары и Самарканда в центральную Европу по Каспию, Волге, Дону, Черному морю, Дунаю.

Вернёмся к первоисточникам. Читаем в «Сказаниях и повести о Куликовской битве» слова Олега Рязанского: «Вот если бы нам можно было послать весть об этой напасти к многоразумному Ольгерду Литовскому, узнать, что он об этом думает, да нельзя: перекрыли нам путь». Если бы битва состоялась в Тульской области, то свободен был бы путь в Литву через Липецк и Орёл, или Курск и близлежащие земли. Там же: «Пошли за Дон, в дальние края земли …»

Вряд ли 100 километров от Тулы, древнего русского города и 260 км. от Москвы, можно так называть. Тем более, что хорошо известное Рязанское княжество простирается по левобережью Дона южнее современной Непрядвы ещё на 400 километров.

Новгородская летопись приводит слова молитвы Дмитрия Донского перед переправой через Дон (л.252) «…Господи не повелел мне в чужой предел преступать, я же, Господи, не преступал, а сейчас, Господи, пришёл как змей ко гнезду окоянный Мамай нечестивый сыроядец!...». Там же (л.253) « … и пошёл за Дон в дальние края земли … в поле чисто, в Мамаеву землю на усть Непрядвы …». То есть речь идёт о том, что битва состоялась на берегу Дона, на границе между Рязанской землёй и Мамаевой землёй.

В «Сказаниях и повести о Куликовской битве» написано: «И князь великий Дмитрий Иванович с братом своим, князем Владимиром Андреевичем и со всеми русскими князьями и воеводами обдумали, как сторожевую заставу крепкую устроить в поле, и послали в заставу лучших своих и опытных воинов, … И повелел им на Тихой Сосне сторожевую службу нести со всяким усердием …»

Это свидетельствует о предпринятых мерах по недопущению переправы вражеского войска через этот водный рубеж, находящийся, по - видимому, под контролем русских. При этом не сказано, что эти земли принадлежат Мамаю, в то время как четко сказано, что на Мамаеву землю русское войско вступило после переправы через Дон. Тем самым мы получаем южную границу земель, находящихся под русским влиянием с землями Мамая с запада на восток по реке Тихая Сосна и по Дону. Такого же мнения в своей кандидатской диссертации придерживается М.В. Цыбин. В тоже время анализ кочевых памятников и погребений в эпоху Золотой Орды, воронежского археолога В.В. Кравца[8] говорит о том, что погребения кочевников севернее Тихой Сосны не встречаются. Достаточно продолжительная граница по Дону между Тартарией и Рязанской частью России с последующим уходом на северо-восток от русла Дона в сторону слияния Хопра и Вороны изображена на карте Меркатора. Таким образом, оказаться на Мамаевой земле Дмитрий Донской мог, лишь перейдя Тихую Сосну или Дон ниже устья Тихой Сосны. Отметим здесь же, что позже, в 1636 - 1640 г. по Тихой Сосне, через Острогожск была построена известная русская оборонительная линия «Белгородская черта». Всё это наводит на мысль, что битва произошла южнее Тихой сосны.

В «Летописной повести о Куликовской битве» сказано: «И вышел из Коломны в великом множестве против безбожных татар месяца августа двадцатого дня. … Князь же великий подошёл к реке Дону за два дня до Рождества святой Богородицы» Принимая во внимание, что Рождество приходилось на 8 сентября (день Куликовской битвы), получаем, что войско шло 18 дней. При средней скорости пешего войска 35 километров в день, что является обычной мерой суточного перехода в то время, получаем 630 километров. (35 км в день - это цифра взята из методичек по гражданской обороне для пеших колонн гражданского населения- Е.Р.). Расстояние от Коломны до с. Березняги(предположительно исторический Березуй) по Ногайскому шляху 590 километров, здесь войско было 5 сентября (встретилось с литовскими войсками) на 17 день движения. Дальше было пройдено ещё «23 поприща до Дона»[9] (37 километров). Это может быть Казанский перевоз, но скорее всего такая мера измерения расстояний наряду с использованием километра говорит о движении по бездорожью и мы получаем устье реки Богучарки. В «Сказаниях и повести о Куликовской битве» читаем: «Сыновья же русские вступили в обширные поля коломенские…Князь же великий … назначил каждому полку воеводу». И далее: «Князь же великий, распределив полки, повелел им через Оку реку переправляться…». То есть через Оку они переправлялись в Коломне.

В «Пространной летописной повести о Куликовской битве, о побоище, которое было на Дону, и о том, как князь великий бился с Ордою» читаем: «И пошёл князь Дмитрий из Коломны с великой силой противбезбожных татар 20 августа, … И, пройдя свою вотчину и великое своё княжество, стал на Оке около устья реки Лопасни, перехватывая вести о поганых. Тут догнали князя Дмитрия Владимир, брат его, и великий его воевода Тимофей Васильевич и все остальные воины, что были оставлены в Москве. И начали переправляться через Оку за неделю до Семёнова дня в день воскресный. Переехав за реку, вошли землю Рязанскую. А сам князь в понедельник переправился со своим двором».[10]

То есть из Коломны войско пошло через Оку на юг и юго - восток, а Дмитрий поехал вдоль Оки 75 километров на запад (перпендикулярно своему первоначальному движению из Москвы в Коломну на юго - восток) и остановился, не дойдя до Муравского шляха, идущего из Москвы на юг через Серпухов, 25 километров. Получается, что Дмитрий отправил основное войско Ногайским шляхом на юго-восток от Коломны, а сам поехал к Муравскому шляху (а скорее всего возле устья Лопасни был брод на Кальмиюсской дороге), встречать посланную в Орду разведку и войска, шедшие из Москвы.Тем самым к месту сражения войска шли параллельными дорогами, не мешая друг другу. Муравский шлях после переправы через р. Сосна уклоняется на юго - запад и идёт правым берегом р. Оскол к Крыму. В тоже время, как было указано выше, Дмитрий ожидал прихода Мамая через междуречье Оскола и Дона, которое перекрывается рекой Тихая Сосна. В это междуречье шла ещё одна дорога. Это известная Кальмиюсская дорога, которая идёт левым берегом р. Оскол на западе современного Россошанского района Воронежской области.

Тактически, это был прекрасный ход Дмитрия Донского. Выдвинувшись на юг, он разъединил троих своих противников: литовец Ягайло оказался западнее, у Одоева, Олег рязанский - восточнее, а Мамай южнее. Перейдя р. Тихая Сосна и Дон Дмитрий обезопасил себя от удара сзади и вынудил к сражению Мамая перекрыв ему дорогу. Мамай, тем не менее, не хотел начинать сражение, но Дмитрий сам напал на него в сторожевом полку, который был сформирован ещё в Коломне. То есть план битвы был составлен за несколько недель до самой битвы.

Нам не удалось найти упоминание о Ногайском шляхе (Москва -Коломна Рязань -Казанский перевоз и далее в «Книге большому чертежу», но конечный её пункт отмечен на Карта де Лиля 1706 г. как Великий Привоз, место для пересадки для морского путешествия -это известная крепость Саркел. Это крайняя точка, куда по Дону могли доходить крупные морские суда. Кстати, это и сейчас так, дальше идет Цимлянское водохранилище. Это стратегическое место, и крепость здесь Византийским императором была построена, конечно, не случайно. Кто контролировал эту крепость после разгрома Византии крестоносцами в 1204 году нетрудно понять. Отметим, что наиболее естественно от этой крепости (затоплена возле нынешнего г. Цимлянска) в центральный район России и Москву направить дорогу вдоль реки Кумшак, через хутор Михайлов и далее на северо - запад в междуречье р. Калитва и р. Чир. Если считать, что древние курганные захоронения располагались вдоль древних дорог, то дальше дорога раздваивалась: одна ветвь шла на Казанский перевоз, а другая через ст. Мешковской, с. Медово, с. Дьяченково, с. Полтавка через Левую Богучарку и Богучарку к п. Старая Калитва и Острогожск на соединение с Кальмиюсской дорогой. В «Сказаниях и повести о Куликовской битве» Читаем: «Мамай царь у реки Мечи, между Чировым и Михайловым …». Никоновская летопись (ПСРЛ т.11 с.58) сообщает: «Фома Кацибей … поставлен был стражем на реке на Чире Михайлове …». На картах Оттона 1730 г. И некоторых итальянских картах того же периода указано "Kulikowe pole" между верховьями р. Цимлы и верховьями р. Белой (совр. Р. Калитва). Именно так проходил Ногайский шлях после Казанского перевоза. На карте де Лиля 1706 г. Указано "Pole ou Campagne" между р. Гнилой Донец (современная р. Тихая) и р. Богучаркой с некоторым выходом за пределы этого района.

Хутор Михайлов находится на современной трассе между Азовом и нынешним Волгоградом, отрезок шёлкового пути, по польским источникам и сведениям Азовского краеведческого музея[11], который пересекает Дон в районе устья р. Чир. Старожилы ещё помнят, что выше хутора Михайлова на реке Быстрой была запруда (гать на старославянском -Е.Р.). Она позволяла напоить одновременно большое количество коней, из которых как раз и состояло войско Мамая. В «Сказаниях и повести о Куликовской битве»[12] за 5 сентября читаем: «Рассказывает тот язык «Уже царь на Кузьмине гати стоит, но не спешит … встречи с тобою не ожидает: через три же дня должен быть на Дону». Расстояние по прямой от села Михайлова до села Дьяченково около 190 километров. Конное войско вполне могло перемещаться со скоростью 60 - 70 километров в сутки. Для коней главное это питьё. За 7 сентября читаем: «Уже Мамай царь на Гусин брод пришёл и одна только ночь между нами, ибо к утру, он дойдёт до Непрядвы». То есть войско Мамая передвигалось и ночью и он вполне мог преодолеть указанное расстояние за 3 дня. Судя по расстоянию речь в этом отрывке может идти о броде через речку Гусынку - правый приток р. Чир (кстати на этой реке тоже есть гать).

В «Сказаниях о Мамаевом побоище»[13] пишется:«В ту же ночь великий князь поставил некоего мужа, по имени Фома Кацибей, разбойника, за его мужество стражем на реке на Чурове для крепкой охраны от поганых». Из того же текста известно, что в битве принимали участие поволжские народы: черкассы и буртасы. По всей видимости, часть их должно было присоединится к Мамаю пройдя через междуречье Дона и р. Чир к Ногайскому шляху. Эту дорогу и должен был перекрыть Кацибей, не дав возможности Мамаю вооружить этих людей и использовать в Куликовской битве. А может быть ему была поставлена задача - перекрыть с востока шёлковый путь, чтобы по нему не пришла Мамаю неожиданная помощь, как это было в случае битвы Игоря с половцами в 1185 г.

В июле 2013 года экспедиция, возглавляемая М.А. Черепневым, которая уже в течение трех лет вела работу по поиску Куликовского поля в Ростовской и Воронежской областях, побывала в Богучаре. Его заинтересовало описанное богучарским священником А.Н. Буниным в «Памятной книжке для жителей Воронежской губернии на 1893 год» одно захоронение, а именно: «Я родился в октябре месяце 1833 г. Помнится мне наш старый дом в Богучаре Воронежской губернии, на острове, - так называлась местность, на которой теперь осталось два-три дома… В нескольких шагах от дома была Рождество - Богородицкая церковь, построенная еще первыми поселенцами Богучара … церковь эта находилась недалеко от довольно крутого берега реки, постоянно обваливающегося от разлива и угрожающего обрушением церкви…находили тут, особенно после половодья, торчащие из обрыва человеческие черепа и целые скелеты». Церковь была названа Рождества Богородицы -Куликовская битва состоялась в день рождества Святой Богородицы.

Приехав на это место, где сейчас установлен памятный знак об основании города Богучар, М.А. Черепнев обнаружил, что из крутого берега реки торчат человеческие кости, как и почти 200 лет назад. Невольно вырвалось: «Вот они останки русского воина, с Куликовского поля!?»

Поиски экспедиции продолжились, мы побывали на Борякивской горе, на которой возможно находился шатер Мамая. С него действительно не видно, что находится в Зеленой Дубраве - место, где находился Засадный полк. На горе Бурта, где в Великую Отечественную войну в 1942 году располагался итальянский наблюдательный пункт. А так же осмотрели Черепашин курган (жители так прозвали его по большому количеству найденный черепов при посадке сада - Е.Р.) и Залиманскую могилу. Еще в 2012 году в краеведческом музее села Дубрава директор Новиков Н.Л. показал многочисленные экспонаты оружия, относящиеся к XIV веку, среди них: наконечники стрел, копий, остатки кольчуг, бармница, боевые топоры (один из них найден у села Полтавка - Е.Р.). Вскрытый воронежскими археологами могильник «Высокая гора», расположенный в километре от села Дьяченково, содержал останки воина с проломленным черепом и шлемом и оружие конца XIV века. Были в нём и геральдические бляхи в виде трилистника - известного франкского символа, а также т-образные кресты, выдающие члена ордена «Святого Франциска». Жители местных сёл рассказывают о находках древних кострищ и многочисленных элементах средневекового оружия, которые они даже иногда сдают в металлолом. Некоторые образцы нам удалось сфотографировать. Были выполнены многочисленные фото в том числе и русских средневековых надгробных плит в с. Монастырщина. Известно, что орден «Святого Франциска» по своему уставу управлял владениями Папы римского. После раскрытия в Азове Папского дворца мы получаем предположительные южную и северную границы его средневековых владений.

Летом 2013 года в кургане между селами Дьяченково и Полтавка, по рассказам местных «черных копателей», было найдено массовое захоронение воинов с рублеными ранами, которое они вскрывать не стали. Сельские кладбища сел Дьяченково и Полтавка также располагаются на курганных группах и имеют древние могильные плиты. Это свидетельство тому, что местное население воспринимало эти курганные группы как захоронения своих предков. Итак, мы рассматриваем в качестве Куликовского пойменное поле между этими селами. Здесь дорога спускается к броду через речки с современным названием Левая Богучарка (правый приток р. Богучарка) и Богучарка. Слово Калитва встречается в словаре Даля и имеет значение ямы с грязью, где можно застрять. Происхождение слова Калитва изучалось филологами ещё до революции, которые пришли к выводу, что это «кал» т.е. болотная жижа, «лит» «ва» в месте, где течет вода. Одним словом место пересечения дороги с рекой. Тем самым поле это следует называть «Калитвово поле». Однако место это необычное для русского человека, так как находилось в чужой земле. Поэтому в устном придании название могло исказиться. Считаю, что с этим же названием связано название Московской железнодорожной станции Курской железной дороги Калитники и Калитниковское кладбище, расположенное в Москве вблизи Волгоградского проспекта, имеющего направление на Коломну.

Во всех источниках указано, что войско Дмитрия Донского перед битвой перешло Дон. По тексту «Сказаний о Мамаевом побоище»[14] это было в ночь на 7 сентября и весь день 7 сентября князья и знатный воевода Боброк Волынский расставляли воинов. Тем самым переправа могла длиться более суток (со скоростью 3 человека в секунду за сутки можно переправить 300 тысяч человек). Может показаться невероятным, но это факт. Ох, и ничего себе ! А как? Даже если все шли просто через брод сплошным потоком, то ночью так не пошагаешь, и кто-то должен был координировать движение. А как? Голосом и флажками? А на местах имелись обученные офицеры, способные все это понимать и двигать войско? Дело в том, что в тексте летописей сказано, что Дмитрий приказал всем самостоятельно искать места для переправы. Здесь есть переправа выше нынешнего с. Галиевки, образованная гранитными выходами, затем у устья Богучарки должна быть коса и у Терешково брод. И все они широкие. Кроме того, обоз с оружием шёл не с войском по Ногайскому шляху, а с Дмитрием Донским по Кальмиусской дороге и для него переправа не требовалась.

Можно возразить, что-то в этом духе можно было бы сделать в ХVIII - ом веке, после петровских реформ - но и в этом случае не с армией в 300 тысяч. В тексте сказано, что все это несметное войско шло к цели 18 дней - и что они ели? Носимый запас продовольствия по нормам начала XIX - го века - от 3 - х до 9 - и суток, и при этом есть организованный обоз - а то туда-то придешь, а потом ведь и не вернешься ... Ответим: «Что ест войско в походе? Экспроприирует провиант у местного населения, тем более, что они шли по Рязанской земле - земле потенциального противника - Олега».

В нашей реконструкции войско состояло из двух частей: одна подошла к месту по левому берегу Дона, а другая - по правому. Таким образом, первая должна была перейти Дон чтобы оказаться на поле, а вторая - должна была перейти Богучарку и Левую Богучарку. Профили рек на карте Куликовского сражения, дошедшей до наших дней и карты Калитвова поля практически совпадают. Направление удара русских войск совпадает с направлением дороги на ст. Мешковскую. Место переправы войска Дмитрия Донского на карте Куликовского сражения совпадает с местом переправы на Дону в районе могильника «Высокая гора» о чём написано в краеведческой энциклопедии Богучарский край от А до Я.[15]

Кроме того, на карте Куликовского сражения имеется село Рождествено (Монастырщина). Древнее село Монастырщина с пещерным монастырём высеченным в толще меловых гор расположено в 30 километрах (по прямой) от рассматриваемого поля. Монастырь здесь впервые упоминается в русских церковных книгах с 1696 года[16], а поселение было и до этого времени. Археологически пещерный монастырь и территория села не исследованы. Отметим, что 1696 это дата похода Петра I на Азов. То есть, в это время, данная территория южнее границ Рязанского княжества впервые входит в контакт с русской государственностью. В [17] описаны археологические исследования близлежащих курганных захоронений (XVII - XII век до н.э.), содержащие предметы со знаковой орнаментацией (мотивом борьбы бога-громовержца со змеем), приписываемой некоторыми исследователями захоронениям жрецов, шаманов и их детей.[17]

Отметим, что название Монастырщина, означающее место монастыря, встречается в России не так часто: два села в Кировской, два села в Смоленской и одно село в Воронежской области, которое мы и рассматриваем. Это название, тем более на берегу Дона не могло не привлечь нашего внимания при исследовании вопроса о Куликовском сражении. (Есть ещё посёлок Монастырщино в Тульской области на официальном Куликовом поле, где археологически исследовано всё, но практически ничего не найдено).

Попав в археологический лагерь «Возвращение к истокам», расположенный в августе 2012 году вблизи села Дубрава, мы задавали вопрос всем присутствующим о русских дружинных захоронениях. Один из членов оргкомитета лагеря сообщил нам, что в 2005 году буквально в нескольких сотнях метров от посёлка Старая Калитва случайно было обнаружено одиночное захоронение русского дружинника в кольчуге с мечём и шлемом. Это побудило нас отправится в соседний с Богучарским Россошанский район. Директор Россошанского краеведческого музея Алим Яковлевич Морозов рассказал Михаилу Черепневу о многочисленных находках средневекового русского и ордынского оружия и воинских захоронений средних веков на территории Россошанского района и его окрестностей. Он предоставил нам фотоматериалы, которые дополнили находки, выставленные в Россошанском краеведческом музее и краеведческом музее села Дубрава Богучарского района. Рассказал он и о предании, которое сохранилось в пригороде г. Россошь о том, что в древности здесь была большая битва и все русские люди погибли.

Далее мы обратились к местному краеведу села Старая Калитва Ивану Дмитриевичу Харичеву, автору книги «Калитва»[18], который рассказал нам, что на одном из городских кладбищ имеется старый памятник на могиле древних русских воинов. Он показал нам это место, где мы записали его рассказ на видео. Это место расположено на возвышенностях, расположенных на пути от рассматриваемого нами поля к Кальмиюсской дороге. Кстати, могильная плита, установленная на этом месте схожа по стилю и времени изготовления с двумя могильными плитами на поселковом кладбище с. Монастырщина и полуразрушенной плитой на кладбище с. Дьяченково. Мы предполагаем, что раненные воины, умиравшие по дороге в Москву похоронены в многочисленных храмах и часовнях с названием «Разыскание погибших». Самая южная часовня с таким названием находится на северном кладбище в Богучаре. Затем вереницей они располагаются вдоль современной трассы «Дон» до храма «Разыскания погибших» в Москве на Якиманке.

В «Сказаниях о Мамаевом побоище»[19] сообщается: «И сошлись грозно обе силы великие, твердо сражаясь, жестоко друг друга уничтожая, испускали дух не только от оружия, но и от ужасной тесноты, под конскими копытами, ибо невозможно было вместиться всем на том поле Куликове: было поле то тесное между Доном и Мечею».

Рассматриваемое нами поле ограничивается помимо р. Левая Богучарка ещё обрывом Метригуз и оврагом Забудьков яр в которых узнаются Нижний Дубяк и Смолка с древней карты Куликовского сражения. Профиль Непрядвы с притоком Нижний Дубяк и ещё одним притоком с правой стороны в точности совпадает с профилем Левой Богучарки обрывом Метригуз и балкой Крутой Яр (по направлению и протяжённости). Что касается Смолки, то это, видимо один из отрогов балки Забудьков Яр, которая по величине вполне могла быть речкой в более влажный период. За этой речкой располагается достаточно большая меловая гора. Указанные объекты создают узкий проход шириной 4 километра.

Расположение войска в пойменной низине объясняет знаменитый туман на Куликовом поле.Известная местным краеведам дубрава, находившаяся между селами Терешково и Галиевка вверх по Дону от Терешково - места переправы, определяется как место расположения засадного полка.

В «Сказаниях о Мамаевом побоище»[20] пишется: «И отослал князь великий брата своего … вверх по Дону в дубраву».

Записки Игнатия Смольянина, сопровождавшего в 1389 г. из Москвы в Константинополь митрополита Пимена, дают подробное описание юга нашего края. В частности: «… Затем перевоз и там впервые увидели татар, очень много, как листы и как песок. В среду же прошли мимо Великой Луки и царева Сарыхозины улуса... Татарских стад видели там такое множество, что уму не вместить: овцы, козы, волы, верблюды, кони». То есть татары впервые по Дону возникают в районе Казанского перевоза.

Есть и другая легенда, бытующая в селах Терешково и Красногоровка. Ясновидящая Катря Деркачева (Синюкова Екатерина) рассказывала, что убегая с поля сражения, Мамай потерял свою шапку, и он за ней еще вернется. Татары ведь «побежали в Лукоморье» не место ли это Селише. О каком сражении говорила ясновидящая из села Терешково, не о Куликовской ли битве? Но это просто легенда. По летописям конница Дмитрия «гнала», после «Мамаева побоища» «до стана их» в район села Монастырщина (в XVIIвеке здесь располагался верховой казачий городок Донецкое), около 50 км, то есть от реки Богучарки?Ведь именно по этой дороге шел в 1696 году и Петр I возвращаясь со своим войском из Азова. Возможно, предположить, что и войска хана Мамая в августе 1380 года тем же путем двигались на Куликовское поле, о чем и докладывала станичная служба, наблюдая за движением татар.

Столь же знаменитый Красный холм, с которого Мамай наблюдал за Куликовской битвой, определяется как могильник «Высокая гора», откуда действительно все видно «как на ладони». Река Меча, до которой 50 километров гнали бегущее войско, определяется как р. Тихая (между Дьяченково и Мешковской по прямой 51 километр). Интересно отметить, что немецкие хронисты (они же ордынские летописцы) указывали, что битва произошла в местечке "flavasser", то есть «медленная вода» (река Тихая). На французской карте де Лиля, это предположительно, река «Гнилой Донец».

Важно отметить, церковь в г. Богучар (сейчас в ней краеведческий музей) церковь Рождества Богородицы (напомним, что Куликовская битва состоялась в день рождества святой Богородицы, близь села Рождествено (Монастырщина).То есть населённый пункт Рождествено на карте - это, вероятно, поселение 14 века на месте современного г. Богучар.

Летом 2015 года один из курганов близь села Дьяченково был исследован геофизиками. Получено заключение профессора кафедры геофизики геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, д.т.н. И.Н. Модина, который изучал по заданию ГИМ тульское Куликово поле в течение 35 лет, о том, что погребальная яма под этим курганом имеет размеры, превышающие 20 метров. Как следует из отчета исследования курганов у сел Дьяченково и Полтавка:

А экспедицией на основе результатов сканирования земли втечение семи дней на основе полученных карт было начато бурение земли, для установления состава грунта и размеров захоронения. Было сделано следующее заключение: «Мы имеем на исследуемом поле две гряды курганов (грубо по 10 штук) между которым располагается почвенная аномалия диаметром 600 м. на которой тоже есть курганы. На спутниковой карте они плохо, но видны в виде кружочков (это каждый может посмотреть сам – Е.Р.). Один из этих курганов мы исследовали - могильная яма 20 на 40 метров, глубина до 4 метров (получается около 20 тыс. захороненых). Причём в курганах хоронили конечно только победителей. Мамаевцы, лошади и верблюды захоронены в ямах, которые давно сравняли с землёй ежегодной перепашкой. Между рассматриваемыми грядами юго-восточнее почвенной аномалии о которой я говорил видны темные круги и их много, возможно это они».

В результате уже на поверхности была обнаружена надгробная плита из гранита (ближайшие залежи гранита расположены в 20 км от данного места - Е.Р.) и осколки разбитого обработанного песчаника. Найден также обломок керамики со следами гончарного круга. Одна сторона серого гранита была обработана, но надпись не сохранилась. Надо сказать, что изучая местность, поисковики установили, что надгробные камни на захоронениях русских воинов были обнаружен ими и на Дъяченковском и Монастырщинском кладбищах. В металлоломе одного из жителей села Дядин (в двух километрах от места предполагаемого сражения -Е.Р.), лежали несколько наконечников русских копий найденных на этом поле, которые он поначалу использовал для ограждения своего двора от воров. Здесь же поисковиком Николаем Львовичем Новиковым был обнаружен и топор XIV века, останки кольчуги хранятся и в школьном краеведческом музее села Терешково. Аналогичные находки хранятся и в краеведческом музее села Дубрава.

Авторы данного очерка выражают искреннюю признательность за помощь в подготовке и проведении экспедиций С.В. Коноплянко, В.Н. Калинину и А.В. Седову. Большую помощь в исследовании оказали местные краеведы А.Я. Морозов, Д.Ф. Шеньшин, И.Н. Гончаров, И.И. Колодкин. Авторы выражает особую признательность сотрудникам кафедры геофизики геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, а также доценту В.Д. Березуцкому за ценные замечания и В.В. Кравцу за ценные консультации по вещевым комплексам средневековых могильников, которые он дал летом 2012 года и монографию.[21]

авторы Евгений Романов и Михаил Черепнев.

Куликовская битва - пожалуй, единственное крупное успешное оборонительное сражение с Ордой. В соответствии со «Сказанием о Мамаевом побоище»[1] в ней погибло 253 тысячи воинов
+4
3.82K
6
Тип статьи:
Авторская

Федоровка – родина предков

 

По информации из краткого историко-топонимического словаря «Вся Воронежская земля» под авторством В.А. Прохорова, сохранившегося в фондах Кантемировской межпоселенческой библиотеки, хутор Федоровка (в разных источниках другие его названия Балин, Балын, Балик) был основан в период между 1772 и 1778 годами.[19] Близится знаменательная дата – 250 лет со времени основания хутора. Попробуем доподлинно установить некоторые исторические факты возникновения  Федоровки, ее развития, судеб ее жителей.

 

Из казаков в крестьяне

 

Из истории догубернского периода административно-территориального деления нынешней территории Воронежской области известно, что с 1 сентября 1614 года в подчинение Воронежу были переданы обширные незаселенные земли к югу от города, вплоть до земель донских казаков, включавшие территории по берегам рек – притоков Дона, с их числе Богучара. Для защиты своих южных рубежей Русское государство начало строительство восьмисоткилометровой укрепленной линии, названной Белгородской засечной чертой. В 1652 году по указу государя Алексея Михайловича был основан Острогожск, когда было велено помимо других городов-крепостей Белгородской черты заложить «жилой город на реке Тихой Сосне у Острогощи на конец Тернового леса». Кроме прибывших вольных людей к строительству крепости присоединилось несколько тысяч украинских переселенцев (казаков) во главе с полковником Дзиньковским. В 1664 году была узаконена образовавшаяся административно-территориальная и военная единица – Острогожский слободской (черкасский) казачий полк.

В архивном документе 1748 года «Книга переписная украинцев (казацкие подмощники) г. Землянска и полковых слобод Землянского уезда, положенных в подушный оклад на содержание полков. Книга переписная казаков и украинцев (казацкие подмощники) г. Острогожска и уезда, положенных в подушный оклад на содержание полков» среди городов, слобод и хуторов еще не упомянута ни Федоровка, ни Писаревка, ни Константиновка… Из близлежащих к изучаемой территории поселений переписано население Богучара, Новой Белой.[1] На карте слобоцких Острогожского и Изюмского полков 1764 г. территория южнее Талов близ реки Левой пустующая, необжитая.

По «Реестрам Острогожскаго полку владельческих слобод кто имено подданные малороссияне и других городов, сел и деревень разные чины в которых местах в верносте службы присягу учинилы» 1762 года в возникшей к тому времени слободе Писаревке причисленно уже 394 человека подданных старшин и казаков Острогожского полка, присягнувших Петру III, не считая других членов их семей (подпоможчиков и казачьих свойственников).[2] А в «Ведомости Острогожского полку ротмистра Федора Евстафиева сына Татарчикова слободы его Писаревки, которая называется хутором Таловским Ольшанским и Богучарским коликое число в означенной слободе Писаревки подданных малоросиян душ состоит…» 1760 года указано, что некоторые из них пришли из Бахмуцкой провинции слободы Геевки. [3] Интересно, что, судя по географическим картам, второе название Геевки – Федоровка.

 

  Трехверстовка юго-запада Донбасса.

Военно-топографическая карта. 1875-1919 гг.

http://www.etomesto.ru/map-donbass_trehverstka-southwest/

 

 

 

.

 Фрагмент Планов дач  генерального и специального межевания, 1746-1917 гг.

https://maps.southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=111&t=3595&ysclid=lahxwgz7id568749878

 

После ликвидации слобод­ских полков указом Екатерины II в 1765 г. Острогожский слободской (черкасский) казачий полк был реорганизован в Острогожский гусар­ский полк.

Под видом «наградного пожалования» лучшие земли переходили в собственность царских вельмож. Казацкая старшина (полковник, наказной атаман, войсковой писарь, войсковой судья и т.д.) от них не отставала и получила дворянские звания с навечным закреплением за ними захваченных земель вместе с жившими на них крестьянами. Последний полковник Острогожского казачьего полка Тевяшов С.И. присвоил около 100 тысяч десятин угодий (информация с сайта интернет-журнала «Воронежский портал» https://vrnbiz.ru).

Рядовые казаки стали называться государственными войсковыми обывателями, вскоре лишившись всех привилегий, сравнявшись в правах с остальным населением Российской Империи. Лишённые казацкого звания черкасы часто становились ремесленниками или переселялись на новые земли, основывали хутора.

В Российском Государственном Архиве древних актов хранятся «Планы дач генерального и специального межевания 1746-1917 гг. (коллекция)» (далее – Планы), в том числе по Богучарскому уезду Воронежской губернии, в которых имеется запись 1772 года июля 1 дня об утверждении межи на площади 21 598 десятин и 369 саженей земли (огромная площадь!): «Писаревка слобода с хуторами бывших Полков Полкового обозного Федора Астафьева сына Татарчукова дочери его девицы Марьи». Таким образом, хутора, принадлежащие и в дальнейшем Марии Федоровне, в период 1772 года уже существовали. Хотя названия их в «Алфавите хранящимся в чертежном архиве планам с книгами…» не указаны, с учетом более поздних документов можно с уверенностью предположить, что среди этих хуторов была Федоровка. В слободе Писаревка числилось 343 двора с населением 2504 человека, в том числе 1118 «мужского пола душ». На самих планах в безымянном хуторе, расположенном в вершине оврага Левого, обозначены три строения, одно на правом берегу речки, два – на левом. [4] Установить самых первых жителей хутора не удалось.

Через десять лет в 1782 году в «Ревизских сказках об экономических крестьянах, подданных малороссиянах, дворовых людях, однодворцах, отставных военных, войсковых жителях, священников Богучарской округи» при слободе Писаревке указаны хутора Стеценков, Титарев, Федоровка, Плоский.

По проведенной ревизии в поименных списках среди подданных черкасов хутора Федоровки перечислены знакомые из вышеуказанных реестров Острогожского полка пятнадцать фамилий потомков казаков: Дремлюга(?), Ткач, Часнык, Рудчик, Ржевский, Бондарь, Масличенко, Заярной, Нагулин, Денченко, Кравченко, Заяц, Куприенко, Кузменко, Третьяк. Всего же перечислены 39 глав семей с  составом семьи и общей численностью хуторян 198 человек. Самые пожилые из жителей Федоровки: Андрей Григорьев сын Дремлюга 60 лет, Гаврило Игнатов сын Ткач 66 лет, Семен Федоров сын Часнык 58 лет, Петр Степанов сын Заярной  87 лет, Емельян Яковлев сын Шепель 67 лет.

Из наименования ревизской сказки стали известны имена владельцев хутора Федоровка на тот период: «1782 года июня 29 дня Воронежского наместничества Богучарской округи слободы Писаревки помещика господина майора Николая Васильева сына Бедраги жены его Марьи Федоровой дочери, атаман Антон Дементьев сын Масловской посим состоявшегося 1781 года ноября 16 ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ивнород публикованного манифеста дал сию сказку о состоящих в Богучарской округе в слободе Писаревки и хуторах Стеценкове Титареве Федоровке и Плоском мужеска и женска пола неисключая самых малолетних и престарелых подданных черкасех по самой истинне без всякой утайки…». [6]

Николай Васильевич Бедрага(Бедряга) (1745-1811) – сын отставного полковника Острогожского полка Василия Ивановича Бедрага(Бедряга) (рожд. после 1700 - ум. около 1772), Воронежский губернский предводитель дворянства в 1794-1797 гг., а жена его Мария Фёдоровна в девичестве Татарчукова (ок. 1750-1832) – дочь судьи (ранее писаря) Острогожского полка Татарчукова Фёдора Евстафьевича(Астафьевича), за ней было приданое: слобода Писаревка Богучарского уезда Воронежской губернии. Дети их - Фёдор, Самуил, Клеопатра, Прасковья. Запись о них размещена на сайте «Всероссийское генеалогическое древо» (далее – ВГД) в Персональном списке Генеалогической база знаний: персоны, фамилии, хроника

(ссылка:https://baza.vgd.ru/1/2620/10.htm?ysclid=l65yruvwas77165202).

 Об основании в 1749 году полковым писарем Ф.Е. Татарчуковым небольшого скотоводческого хутора (Писаревка) на реке Богучарке, а затем получении им в 1755 году на поданную Всевысочайшему Её Императорскому Величеству челобитную права владения  богучарскими землями интересно и с подробной исторической точностью писала в свое время в статье «Легендарная слобода», опубликованной 55 лет назад в нескольких ноябрьских 1967 года номерах Кантемировской районной газеты «Знамя Коммунизма», старший научный сотрудник Центрального государственного архива древних актов Ирина Королева, со слов земляков уроженка села Кантемировка.

Вырезки из этих газет заботливо сохранены в школьном музее Писаревской средней общеобразовательной школы, возглавляемом Карякиной Ольгой Ивановной, благодаря чему имеется возможность разместить извлечение из публикации:

«Полковой писарь Федор Евстафьевич Татарчуков – третье лицо в полку – в 1749 году самовольно основал небольшой скотоводческий хутор на реке Богучарке. Спустя 6 лет он получил на  право владения богучарскими землями следующий указ на Острогожской полковой канцелярии: «Указ ее императорского величества самодержавицы всероссийской на полковой Острогожской канцелярии того же полку полковому писарю Федору Татарчукову. В поданном от вас в полковую канцелярию на всевысочайшее е.и.в. имя челобитье написано. По определению де вашем в полк Острогожский по указу государственной Военной коллегии за силу жалованных грамот 7190 (1682), 7192 (1684) и 1743 годов имеете вы владение пашенными землями, сенными покосами и протчими угодьи, по примеру своей братьи старшин, в Богучарской сотне ниже слободы Талов на речке Богучарке поселенный хутор. В котором де хуторе живущие малороссияне написаны за вами по дистрикту, за которых платите вы повсягодно провианской и фуражной оклад бездоимочно. …      

Тем определением вам безспорным владением по сему владеть потомственно. Сентября 23 дня 1755 года» … [9]

Неудивительно, что при весьма настойчивом тщеславном стремлении Фёдора Татарчукова к владению обширными нераспаханными плодородными землями, просторными пастбищами, богатыми рыбой водоемами и населенными живностью лесами впоследствии и появился хутор, названный в честь полкового писаря Федоровкой (это наиболее обоснованная версия происхождения названия хутора). Фёдор Татарчуков умер ранее 1772 года, а поместье его досталось потомкам. В честь деда был назван и внук Фёдор Николаевич Бедряга (1779-1849), а дочь Фёдора Николаевича Мария Фёдоровна Бедряга (в замужестве Прутченко, правнучка Татарчукова Ф.Е.) 1839 г.р – вероятно названа в честь бабушки. Сестра Фёдора Николаевича Клеопатра Николаевна (ок. 1776-1844) была женой генерал-майора Денисова В.Т., впоследствии героя Отечественной войны 1812 года.

Подданные черкасы, постепенно переходившие с воинской службы на занятие земледелием, скотоводством, все сильнее подпадали под зависимость бывшей слободской старшины, впоследствии ставшей помещиками, под усиление феодально-крепостнического давления, и в списках ревизии 1835 года они отмечены уже как крепостные крестьяне.

 

Под крепостью Бедряги

 

Очень многие архивные документы по Богучарскому уезду оказались утрачены в годы Гражданской войны и особенно в годы Великой Отечественной войны. На этом неблагополучном фоне подарком для интересующихся историей края стал литературный источник начала 19 века – записки и дневник Александра Васильевича Никитенко (1804—1877), опубликованные в 2005 году (Никитенко А.В. Записки и дневник: В 3 т. Т. 1. — М.: Захаров, 2005. — 640 с. — (Серия «Биографии и мемуары»). Дневник доступен для ознакомления на сайте Генеалогического форума ВГД по ссылке https://forum.vgd.ru/399/84893/?ysclid=l65xx48pol746860851.

Александр Васильевич Никитенко — крепостной, домашний учитель, студент, журналист, историк литературы, цензор, чиновник Министерства народного просвещения, дослужившийся до тайного советника, профессор Петербургского университета и действительный член Академии наук.

В аннотации к изданию указано: «Воспоминания и Дневник» Никитенко — уникальный документ исключительной историко-культурной ценности: в нем воссоздана объемная панорама противоречивой эпохи XIX века. «Дневник» дает портреты многих известных лиц — влиятельных сановников и министров (Уварова, Перовского, Бенкендорфа, Норова, Ростовцева, Головнина, Валуева), членов императорской фамилии и царедворцев, знаменитых деятелей из университетской и академической среды. Знакомый едва ли не с каждым петербургским литератором, Никитенко оставил в дневнике характеристики множества писателей разных партий и направлений: Пушкина и Булгарина, Греча и Сенковского, Погодина и Каткова, Печерина и Герцена, Кукольника и Ростопчиной, своих сослуживцев-цензоров Вяземского, Гончарова, Тютчева.»

Записки Никитенко А.В. касались и воспоминаний, когда его отец служил управляющим у помещицы Марии Фёдоровны Бедряга, в том числе, описывающих живописные места имения, состояние поместья, отношение к крепостным и некоторые черты, характеризующие членов семьи владелицы.

«В Богучарском уезде жила богатая помещица, владетельница двух тысяч душ, Марья Федоровна Бедряга. Она предложила отцу должность управляющего в своем имении, где и сама пребывала. Условия были выгодные, особенно при тогдашнем положении дел в нашей семье: тысяча рублей жалованья при полном содержании. Мы быстро собрались в дорогу и выехали из Алексеевки летом 1811 года.

Путешествие наше было очень приятно. Мы ехали с облегченным сердцем и со светлыми надеждами на будущее. Да и путь наш лежал по одной из самых привлекательных местностей. Пространство между Бирючем и Богучарами, верст около двухсот на юг, представляет одну из плодороднейших в мире равнин. Орошаемая многочисленными притоками Дона, в живописной рамке отлогих холмов, усеянная опрятными малороссийскими хатами, равнина эта поражает роскошью своих производительных сил. Черноземная почва ее сторицей вознаграждает летний труд земледельца.

Отсутствие лесов составляет единственный недостаток страны, но и тут она ни при чем. Здешняя почва производила их в изобилии и, наконец, устала производить. Невежественные помещики, не заботясь о будущем, безжалостно истребляли леса. Они не щадили даже вековых дубов.

Население страны было сплошь малороссийское. Крестьяне страдали под гнетом рабства. У богатых помещиков, владельцев нескольких тысяч душ, они еще были меньше угнетены, состоя большею частью на оброке, хотя и им приходилось немало терпеть от самоуправства управителей и приказчиков. Зато мелкопоместные землевладельцы буквально высасывали силы и достояние у несчастных, им подвластных. Последние не располагали ни временем, ни собственностью: первое поглощалось барщиною, вторая находилась в зависимости от жадности и произвола помещика. Иногда к этому присоединялось еще и бесчеловечное обращение, а нередко жестокость сопровождалась и развратом: помещик мог безнаказанно лакомиться каждой красивой женой или дочерью своего вассала, как арбузом или дыней со своей бахчи.
Разумеется, и тут, как везде, были исключения в пользу добра, но общее положение вещей было таково, как я говорю. Людей можно было продавать и покупать оптом и в раздробицу, семьями и поодиночке, как быков и баранов. Не только дворяне торговали людьми, но и мещане и зажиточные мужики, записывая крепостных на имя какого-нибудь чиновника или барина, своего патрона.

Своих людей не позволялось только убивать; зато слова: «Я купил на днях девку или продал мальчика, кучера, лакея», — произносились так равнодушно, как будто дело шло о корове, лошади, поросенке.

Император Александр I, в момент своих гуманных стремлений, выказывал намерение улучшить быт своих крепостных подданных. Были попытки к ограничению власти помещиков, но они прошли бесследно. Дворянство хотело жить роскошно, как говорилось — прилично званию. Оно отличалось безумною расточительностью и потворством своим прихотям. А крестьяне не понимали, чтобы для них могли существовать другие нравственные задачи, кроме беспрекословного повиновения господской воле, и другие удобства жизни, кроме дымной избы, да куска черного хлеба с квасом.

Но вот мы добрались до места нашего назначения — слободы Писаревки, расположенной верстах в тридцати от уездного города Богучара. Это большое село вмещало в себе до двух тысяч душ. Глубокий овраг разделял его на две неравные части. Меньшая, душ в пятьсот или четыреста, называлась Заярской Писаревкой и принадлежала брату Марьи Федоровны Бедряги, Григорию Федоровичу Татарчукову. К первой приписано было еще несколько хуторов и большое пространство земли.

У Марьи Федоровны были дочь и два сына. Дочь, Клеопатра Николаевна, состояла в браке с каким-то казацким генералом, кажется, Денисовым. Злость, у матери умерявшаяся расчетом и эгоизмом, иногда принимавшими характер благоразумной осторожности, у дочери не знала границ. Она была зла со всех сторон, и только зла; не имела ни страстей, ни пороков, которые, за недостатком лучших свойств, смягчают или, вернее, разбавляют жестокие натуры. В душе ее не было ни скупости, ни тщеславия, ни сладострастия, а только одно влечение вредить всему, что может чувствовать вред, отравлять своим прикосновением все, до чего она дотрагивалась. Муж прогнал ее несколько месяцев спустя после свадьбы. Она возвратилась к матери и водворилась у нее, как бы для того, чтобы в свою очередь быть ей бичом и казнью. Одна только кремнистая натура Марьи Федоровны могла выносить присутствие такого чудовища.

Сыновья ее были немногим лучше дочери. Оба служили в Петербурге. Старший, Самуил, впоследствии занимал должность председателя уголовной палаты в Воронеже и свирепым нравом изумлял самых необузданных помещиков. Он засекал людей до смерти и был не судьей, а палачом. Но, говорят, он не брал взяток. Другой сын Марьи Федоровны, Федор, отличался не столько злостью, сколько коварством, и вел беспорядочный образ жизни. Вот пристань, к которой житейские волны прибили наш утлый челн.

Но, повторяю, рядом со злом непременно где-нибудь да гнездится частичка добра: иначе в мире был бы нарушен закон вечной правды и справедливости. Неудивительно поэтому, если на одной и той же почве, которая производит бедряг, иногда возникают и совсем другого рода личности. Заярскою частью слободы Писаревки, как уже сказано, владел брат Марьи Федоровны, Григорий Федорович Татарчуков, человек крайне оригинальный, с большими странностями, но в то же время и очень умный, и добрый».

К сожалению, Никитенко А.В. в своем повествовании не упоминал имен и фамилий дворовых людей и крепостных крестьян.

В 1835 году согласно 8-й ревизии крепостных крестьян («Ревизская сказка Тысяча восемьсот тридцать пятого года апреля двадцать пятого дня Воронежской губернии Богучарского уезда хутора Федоровки помещика действительного Статского советника и кавалера Федора Николаевича Бедряги о состоящих мужского и женского полу крестьянах доставшихся ему по наследству после смерти его родительницы Богучарской помещицы надворной Советницы Марии Федоровны Бедряги») к хутору Федоровка причислены 130 семей, «всего же наличных мужского пола 347 душъ, всего же наличных женского пола 349 душъ».

Среди сухих цифр подробной переписи крестьян эпизодически прослеживались события их нелегкой судьбы. В период 1816-1835 гг. восемнадцать молодых хуторян в возрасте 20-21 года были отданы в рекруты. Матвей Петров Мотузченко, Матвея Петрова брат Григорий, Андрей Иванов Ткаченко, умершего Михайлы Климова Корженко сын Роман «достались по разделу в 1832 году Генерал – майорше Денисовой» (той самой Клеопатре Николаевне после смерти её матери Марии Фёдоровны Бедряги). Петр Михайлов Бондаренко 52 лет с женой и двумя сыновьями пустились в бега, как указано: «во временной отлучке с 1833 года».[7] (Для сведения и пользования желающими: полные списки крестьян 8-й и 9-й ревизий, перепечатанные автором из архивных документов, переданы Хрупиной Ольге Викторовне, проживающей в с. Федоровка.)

Согласно Ревизской сказке 1850 года (9-я ревизия) в Федоровке, по-прежнему приписанной с хуторами Титарев, Николаенков и Стеценков к слободе Писаревка, насчитывалось 860 душ, в том числе 411 мужского и 459 женского пола,  всего 155 семей, гораздо больше, чем в других хуторах слободы. Набрано за 15 лет одиннадцать рекрутов. Ещё одна семья (Николай Иванов Мотузок, 16 лет, вместе с матерью, двумя младшими братьями и двумя сестрами) находилась с 1835 года «в бегах». Афанасий Иванов Перебийносенко  переведен в хутор Николаенков, 6 семей переселились в хутор Титарев, 3 – в слободу Писаревка. Тимофей Семенов Нагулин 27 лет и Иван Степанов Овчаренко 29 лет сосланы в ссылку в 1837 году в Сибирь на поселение, Степан Сидоров Ткаченко 53 лет «сослан в Арестанския роты на 10 лет по суду в 1848 году, а по окончании срока в Сибирь на поселение». [8] Возможно, они выступали против закрепощения помещиком.

В своей публикации «Легендарная слобода» Королева И. описывала события 1848 года, происходившие в Писаревке, когда возникли стихийные волнения крестьян, вылившиеся в одно из крупнейших крестьянских восстаний дореформенной царской России. «Писаревка, как многие имения богатых помещиков, проживающих в городах, находилась под властью управляющего. С 1817 года управляющим служил мелкопоместный дворянин Лофицкий, который в течение 30 лет полновластно распоряжался имением. Лофицкий был известен непомерной жадностью, необузданным нравом и дикими издевательствами над крестьянами. Охваченные гневом и ненавистью крестьяне, собравшись 8 июня на площади возле церкви, вызвали Лофицкого, избили его до полусмерти и прогнали из Писаревки. Они захватили и избили также направленных к ним из Богучара «для увещевания» стряпчего, станового пристава и непременного заседателя земского суда, заставили отступись 8-й казачий полк, ранив в схватке 3 офицеров и 28 казаков. Восстание было подавлено только 30 июня, после того, как против безоружных крестьян были брошены два казачьих полка, окруживших слободу.

Воронежский губернатор генерал-лейтенант Н.А. Лангель, лично командовавший карательной экспедицией, приказал провести повальную экзекуцию – более 1000 человек было подвергнуто жестокой порке. По приговору военно-судной комиссии 25 июля в присутствии губернатора, других чиновников, всего населения Писаревки, понятых от окрестных селений проведена еще более чудовищная расправа с «зачинщиками восстания. Четверо из них – Василий Зеленский, Николай Кириченко, Иван Тепленко и Семен Зайцев прогнаны 2 раза сквозь строй из 500 казаков, т.е. получили по тысяче ударов шпицрутенами. Семен Ткаченко – 500 ударов розог, старый и больной Семен Хорт – 350. Истерзанных, окровавленных предводителей восстания тут же на площади заковали «в железо» (кандалы) и отправили по этапу в Севастопольские рабочие роты морского ведомства сроком на 10 лет, после чего тех, кто останется жив, ожидала вечная ссылка на поселение в Сибирь». [9]

Возможно, что в Ревизской сказке 1850 года и в статье Королевой И. о крестьянских волнениях при упоминании фамилии Ткаченко речь шла об одном и том же человеке, судя по совпадающей дате судебного решения и одинаковом наказании, а имя (Семён или Степан) в одном из случаев указано ошибочно. Следует учесть, что крестьяне и слободы Писаревки, и хуторов Федоровка, Титарев, Николаевков, Стеценков числились на тот период у одного помещика, Действительного Статского Советника Федора Николаевича Бедряги, а значит, находились под управлением Лофицкого.

Писаревское крестьянское восстание явилось одним из значимых событий, приблизивших отмену крепостного права в России в 1861 году.

 

От хутора к слободе

 

Со второй половины 19 века в архивных документах в Государственном архиве Воронежской области не сохранились ни сведения о переписи жителей Федоровки и ближайших сел и хуторов (ревизские сказки), ни метрические записи вплоть до Великой Отечественной войны. Информация о Федоровке и ее обитателях весьма отрывиста. А сколько событий произошло за почти вековой период в истории государства и народа, и как следствие, в Федоровке?!

В списке населенных мест Богучарского уезда Воронежской губернии по сведениям 1859 года хутор указан под названием Федоровка (Баликъ) как владельческий (во владении помещика), расположенный при речке Левой,  имеющий 135 дворов с числом жителей 376 мужского и 405 женского пола. [10]

По сведениям о помещичьих имениях 1860 года, приложенных к трудам Редакционных комиссий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости, имением хутор Федоровка владела Елизавета Лукинична Бедряга. Число душ крепостных людей мужского пола составляло 375 («в должностях» – 9 душ); состоящих частию на оброке, частию  на барщине – 172 душ; число дворов – 122; состоящей в пользовании крестьян усадебной земли – 82 десятины, 0,22 десятины на душу, пахотной земли – 1666 десятин, 4,4 на душу; величина денежного оброка – 8 рублей с души; добавочные повинности к денежному оброку – работы: «за надел лишней десятины противу издельных, убирать на тягло по 3 десятины сенокоса».

По данным обследования, проведенного статистическими учреждениями Министерства внутренних дел в списке «Волости и важнейшие селения Богучарского уезда, 1880г.» отмечено, что количество жителей в Федоровке составляло 987 чел, а дворов – 147. [11] В Памятной книжке Воронежской губернии за 1887г. среди входящих в списки селений «Балинъ хуторъ (Федоровка тожъ)» имел число жителей 1042, дворов – 129. [13]

В 1900 году в х. Федоровка (х. Балинъ) Богучарского уезда Шуриновской волости «Федоровскаго общества» при реке Левой население составляли малороссы численностью 1020 человек (523 мужского и 497 женского пола), число дворов – 140, 1325 десятин надельной земли. Отмечено наличие 6 общественных зданий, учебного здания – 1 церковно-приходской школы, из торговых зданий – 2 мелочных и 1 винной лавок. Проводилась 1 ярмарка (в год).  Указано наличие Молитвенного дома.[14]

По сведениям о населенных местах Воронежской губернии 1906 года Федоровка отмечена уже как слобода. Население ее увеличилось до 1106 человек, в церковно-приходской школе обучалось  92 мальчика и 17 девочек. [15]

 

Рождество-Богородицкая церковь

 

История постройки церкви и открытия при ней школы – важные события для жителей хутора и изменения его статуса. Исходя из первого упоминания о Молитвенном доме в 1900 году, понятно, что он был построен в промежутке между 1887 и 1900 годами. Нашлись и документы, подтверждающие это предположение.

В фондах Государственного архива Воронежской области среди ведомостей церквей Богучарского уезда сохранилась составленная священником Алексеем Федоровичем Лукиным ведомость за 1911 год о Рождество-Богородицкой церкви в с. Федоровка, построенной «тщанием прихожан» в 1889 году (предположительно это дата начала строительства). Церковь была деревянная, холодная. Колокольни нет. Опись церковного имущества заведена в 1893 году. В ведомости отмечено, что «при церкви состоит старостою церковным крестьянин Федор Нагулин, который должность свою проходит с 1892 года». В приходе, состоящего из 118 хозяйств, числится 463 прихожанина мужского пола, 451 – женского. Имелась размещенная в собственном здании церковно-приходская школа, в которой обучались 40 мальчиков и 2 девочки.  [167]

С 1866 года в здании Воронежской духовной семинарии начали издаваться Воронежские Епархиальные Ведомости (далее – Ведомости). Это было объемное периодическое печатное издание, выходившее в основном с периодичностью 2 раза в месяц. В нем помещались официальные документы и материалы, исторические статьи, что широко отражало не только события, касающихся Епархии, но и всесторонней жизни различных слоев населения. Православная церковь в российском государстве была крупной обще­ственной и политической силой, не только духовной, но и мирской, свет­ской, включая её активное участие в создании системы образования в России. На страницах Ведомостей упомянуты фамилии не только представителей духовенства, но и дворян, старших офицеров, учителей церковно-приходских школ и школ грамоты, врачей, обывателей, крестьян, мещан.

При исследовании Ведомостей № 3 от 01 февраля 1893 г. (https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/library/material) удалось обнаружить не просто упоминание о событии, а подробную публикацию священника Митрофана Донецкого «Постройка и освященіе приписная Молитвеннаго Дома въ честь Рождества Пресвятыя Богородицы, въ хуторѣ Ѳедо­ровкѣ, Богучарскаго уѣзда»:

«Появленіе Молитвеннаго Дома въ хуторѣ Ѳедоровкѣ тѣс­но связано съ постройкою церкви въ слободѣ Колесниковой, куда принадлежитъ приходомъ означенный хуторъ. Въ Колес­никовой и Ѳедоровкѣ по 500 душъ, разстояніе между этими частями прихода двѣ версты, препятствій къ сообщенію не имѣется никакихъ. Какимъ-же образомъ въ маломъ и бѣд­номъ хуторѣ появился храмъ, кто былъ его строителемъ? Фактъ появленія храма заслуживаетъ тѣмъ большаго внима­нія, что иниціаторомъ въ данномъ случаѣ было не цѣлое общество, а одинъ человѣкъ.

Лѣтъ восемь тому назадъ— между крестьянами слободы Колесниковой только и было разговору, что о храмѣ Божі­емъ. Дѣло въ томъ, имѣющаяся церковь была мала для ты­сячнаго населенія прихода, да и при своей малопомѣстительности, требовала капитальной ремонтировки. Всѣ разговоры сводились такимъ образомъ къ двумъ вопросамъ: увеличить ли эту церковь, произведя въ то же время и ея перестройку, или же начинать строить новый храмъ.

Крестьяне остановились на послѣднемъ, подали просьбу куда слѣдуетъ и ожидали окончательнаго рѣшенія. Епархіальное Начальство не имѣло ничего противъ такого святого дѣла, уважило законную просьбу Колесниковцевъ, и вотъ предъ ними сталъ трудный вопросъ: гдѣ взять средствъ, откуда до­быть денегъ, которыхъ не было на— лицо. Въ такомъ серьез­номъ и трудномъ дѣлѣ прихожане, какъ истинные христіане, полагались прежде всего на помощь Божію, безъ которой ни­какое начинаніе не можетъ быть благопоспѣшно.

Но и съ своей стороны они не оставались бездѣятель­ными: жертвовали и несли на общее благое дѣло, что только могли. Постановили ежегодно засѣвать пшеницею, какъ са­мымъ дорогимъ хлѣбомъ, двадцать, а въ случаѣ нужды, и болѣе десятинъ самой лучшей земли брать съ каждаго же­натаго мужика по двѣ мѣры пшеницы; кромѣ того —каждый дворъ обязанъ былъ дать копну необмолоченнаго хлѣба.

Господь видѣлъ усердіе народа къ храму Божію и во всѣ годы постройки церкви посылалъ хорошіе, а иногда даже обильные урожаи. Съ радостію несли прихожане свой трудъ и хлѣбъ на Божіе дѣло, съ радостію смотрѣли на свой бу­дущій храмъ, который, при помощи Господа Бога и Пре­святой Богородицы, быстро подвигался къ концу. Уже вчернѣ выведены были стѣны, но и деньги, имѣвшіяся въ распо­ряженіи прихожанъ, истрачены были до копѣйки, а онѣ такъ были нужны на покупку желѣза для крыши. Наступала осень съ ея дождями и сыростію, которые обѣщали причи­нить много вреда деревяннымъ стѣнамъ храма при отсутствіи крыши. Вотъ когда крѣпко задумались Колесниковцы. Но неожиданно явилась помощь Божія въ благотвореніи добрыхъ людей. Въ означенномъ хуторѣ жилъ богатый крестьянинъ Иванъ Яковлевичъ Нагулинъ, который, конечно, какъ при­хожанинъ, не могъ не знать, въ какомъ горѣ находятся слобожане и по своей добротѣ рѣшился помочь имъ. Сначала онъ думалъ было дать въ заемъ нужныя деньги, которыя общество выплатило бы, когда соберется съ силами, потомъ измѣнилъ свое первое намѣреніе. Будучи человѣкомъ вполнѣ религіознымъ, онъ каждый даже малый праздникъ, а тѣмъ болѣе воскресеніе и праздникъ великій, со всею своею семьею, оставляй дома двухъ - трехъ человѣкъ для присмотра за сво­имъ большимъ хозяйствомъ, раньше всѣхъ приходилъ въ церковь Божію.

Ни свѣгъ и морозъ — зимою, ни грязь и дождь — осенью, ни страдная пора — лѣтомъ, ничто не останавливало его вы­полнить свой благочистивый обычай, который вошелъ въ плоть и кровь, сдѣлался его второю природою. Посѣщая самъ исправно храмъ Божій, какъ и нужно истинному христіанину, онъ замѣчалъ и видѣлъ, что и другіе хуторяне, и очень мно­гіе, часто ходятъ въ церковь, но не всѣ: не могутъ быть при богослуженіи въ плохую погоду— дѣти, не дойдутъ по слабости вообще всегда— старики. Это обстоятельство сильно печалило религіозную душу Ивава Яковлевича и оно-же на­толкнуло его на мысль пріобрѣсти храмъ—для жителей хуто­ра Ѳедоровки. Задумалъ онъ крѣпкую свою думу, ни днемъ, ни ночью не даетъ она ему покою, тѣмъ болѣе, что не знаетъ, какъ взглянутъ на такое благое намѣреніе домашніе. Правда, найдутся деньги, но у него семья, для которой много разъ понадобятся эти рубли, а вѣдь они послѣдніе. Долго боролся старикъ самъ съ собою, долго взвѣшивалъ въ глубинѣ своей души все «за» и «противъ» своего намѣренія, наконецъ рѣ­шился выложить предъ домашними, чѣмъ онъ живетъ уже нѣсколько дней, чѣмъ наполнены всѣ его думы. Радостно христіанская семья откликнулась на зовъ своего главы, и вотъ онъ теперь уже рѣшительно беретъ двѣ тысячи денегъ, скопленныхъ за долгіе годы кровью и потомъ, поспѣшно идетъ въ слободу Колесникову и обращается къ крестьянамъ съ такими словами: «вамъ нужны деньги, намъ нуженъ храмъ Божій— вотъ вамъ 2,000 рублей, вы отдайте намъ за эти деньги старую церковь, когда будетъ освящена новая, что­бы хуторяне, хотя изрѣдка, но всѣ съ малыми дѣтьми и слабыми стариками имѣли возможность присутствовать при богослуженіи. За двѣ тысячи двѣсти рублей слобожане усту­пили доброму человѣку свою церковь. Ѳедоровцы подали Епар­хіальному Начальству прошеніе разрѣшить строить въ ихъ хуторѣ приписной Молитвенный домъ. Свою просьбу они мо­тивировали желаніемъ, чтобы духовенство слободы Колесни­ковой хоть третье воскресеніе и праздникъ совершали службу въ ихъ хуторѣ, чтобы ихъ умершіе имѣли возможность вно­ситься въ церковь для отпѣванія, и такимъ образомъ род­ственники и знакомые въ храмѣ Божіемъ отдавали бы имъ послѣдній христіанскій долгъ. Епархіальное Начальство на такихъ условіяхъ разрѣшило строить приписной Молитвенный Домъ, и единственнымъ теперь желаніемъ Ивава Яковлевича было скорѣе увидѣть и имѣть вблизи себя церковь Божію. Не пришлось Ивану Яковлевичу дождаться того времени, ког­да возвысится и засіяетъ крестъ надъ роднымъ и дорогимъ ему хуторомъ. Старость и болѣзнь вмѣстѣ не но днямъ, а по часамъ подтачивали здоровье старика, скоро онъ долженъ былъ и совсѣмъ проститься съ этимъ міромъ. Дѣти похоро­нили его вблизи того мѣста, гдѣ уже рѣшено было строить Молитвенный Домъ. Сѣмя брошенное на добрую землю, нача­ло приносить плодъ. Для окончанія благого дѣла требовалось до трехъ тысячъ рублей, и вотъ Ѳедоровцы засѣваютъ каж­дый годъ нѣсколько десятинъ, а такъ какъ земельный на­дѣлъ у нихъ малъ, то бывшая помѣщица давала, да и до сихъ поръ жертвуетъ ежегодно по десяти и двадцати десятинъ. За четыре года хуторяне оправили церковь, пріобрѣли для нея все необходимое, и на 23 Ноября назначено было освя­щеніе. Съ великою радостію дожидались Ѳедоровцы этого числа. Вотъ уже наступило 22, но начало этого дня принесло много тревогъ хуторянамъ. Подулъ сильный вѣтеръ, тучи обложили небо, повалилъ снѣгъ: нельзя было выходить изъ дому - ничего не было видно въ пяти саженяхъ. Такъ продолжалось до двухъ часовъ по полудни, съ этого времени засіяло солнце, утихъ вѣтеръ и наступила хорошая погода. Ожили духомъ Ѳедоровцы: вонъ уже въ хуторъ входятъ первые богомольцы, вонъ съ горъ, окружающихъ со всѣхъ сторонъ хуторъ, идутъ и ѣдутъ родные, знакомые и сосѣди, которые захотѣли присутствовать при столь рѣдкомъ торжествѣ. Въ 6 часовъ началось всенощное бдѣніе и продолжалось до девяти. Кромѣ мѣстнаго священника, приняли участіе, выходя на литію и величавіе, священники: слободы Степной Михайловки благочинный о. Петръ Яковлевъ, слободы Смаглѣевки о. Григорій Скрябинъ, слободы Рудаевой о. Іоаннъ Чулковъ, слободы Титаревой о. Африканъ Мануйловъ и о. діаконъ слободы Смаглѣевки Мануйловъ. Народу было такъ много, что и третья часть всѣхъ собравшихся не могла стоять въ церкви. Утромь на слѣдую­щій день послѣдовало освященіе воды, престола и обнесеніе антиминса вокругъ церкви. Въ освященіи престола и совер­шеніи литургіи принялъ участіе священникъ слободы Шури­новой о. Павелъ Голубятниковъ, который но случаю плохой погоды за отдаленностію не поспѣлъ ко всенощной. Литургія окончилась послѣ 12 часовъ, во время которой мѣстнымъ священникомъ сказано поученіе. Торжество закончилось мно­голѣтіемъ Государю И м п е р а т о р у и всему Царствующему Дому, Св. Синоду, Преосвященному Епискоиу Анастасію и всѣмъ потрудившимся въ такомъ святомъ дѣлѣ. Въ одномъ изъ крестьянскихъ домовъ была предложена трапеза для духовенства, во время которой не забыли и виновника торжества раба Божія Іоанна.

Священникъ Митрофанъ Донецкій». [17]

 

С учетом перевода времени на григорианский календарь 6 декабря 2022 года  130-летие со дня освящения Молитвенного дома в честь Рождества Пресвятой Богородицы, ставшего большим и  важным событием для хуторян, способствующим развитию хутора, изменения его статуса, как слободы, села.

Согласно этой публикации инициатором строительства церкви в Федоровке, его благотворителем был зажиточный крестьянин Иван Яковлевич Нагулин со своей большой семьей. Выше упомянутый староста церкви Федор Нагулин с высокой долей вероятности являлся старшим сыном Ивана Яковлевича, поскольку в семье его по данным ревизии 1850 года упоминался сын Федор четырех лет от роду.

Другой его сын Яков Иванович, по воспоминаниям потомков участвующий в строительстве молитвенного дома, впоследствии был попечителем церковно-приходской школы, о чем свидетельствует и публикация в Ведомостях:  «Отъ Воронежскаго Епархiальнаго Училищнаго Совета. По определению Совета, отъ 24 ноября 1899 г. утвержденному Его Преосвященством, въ звании попечителей церковных школъ по Богучарскому уезду утверждены следующие лица: а)... б) слободы Федоровки – отставной фельдфебель Яковъ Iоановичъ Нагулинъ…».  

В Церковно-приходское попечительство при Рождество-Богородицком молитвенном доме хутора Федоровки, имевшее целью попечение о благоустройстве и благосостоянии приходской церкви и причта в хозяйственном отношении, а также об устройстве первоначального обучения детей и о благотворительных действиях в пределах прихода, в 1896 году были избраны председателем священник слободы Колесниковки Константин Попов, членами попечительства: крестьяне Иван Заярный, Иван Радченко, Федор Ткаченко, Стефан Ракитянский, Федор Нагулин, Василий Нагулин, Никифор Оводенко, Никита Матузков, запасной фельдфебель Яков Нагулин. Учительницей церковно-приходской школы числится Мария Федорова. Главными источниками дохода попечительства, судя по его Годичному отчету, служили: сборная книга для доброхотных даяний, выдаваемая из Духовной консистории, посев хлеба Попечительством на земле, отведенной для этого Федоровским сельским обществом и доброхотные пожертвования прихожан.

Поиски в Российском Государственном Историческом архиве в Санкт-Петербурге позволили обнаружить страховую карточку церкви, утвержденную 2 ноября 1910 г. управляющим страховым отделом П. Заваруевым.

«Оценку составляли

Благочинный 4 округа Священник Тимофей Долгополов, Священник Александр Лукин, Священник Митрофан Орин, Священник Иоанн Чекалин, Псаломщик Яков Малинин

Староста Рождество-Богородицкой церкви Федор Нагулин, а за него неграмотного по его личной просьбе расписался Митрофан Ржевский.

Представители прихожан

Крестьянин слободы Федоровка Петр Якушенко, а за него неграмотного по его личной просьбе расписался Руфъ Зеленский.

Крестьянин слободы Федоровка Руфъ Зеленский.

Описание строений. Нижеуказанные строения, принадлежащие Рождество-Богородицкой церкви в слободе Федоровка 4-го благочинническаго округа Богучарского уезда Воронежской епархии, приняты на страх по страховой оценке, произведенной 13 июля 1910г.

Рождество-Богородицкая церковь – деревянная на кирпичном цоколе, снаружи обшита тёсом, внутри покрашена масляной краской, покрыта лемехом, окрашенным зелёной масляной краской.

Длина церкви 8 1/3 сажени, наибольшая ширина 4 сажени, высота до верха карниза 2 сажени. На церкви имеется 1 большая главка и одна малая (над алтарем), большие окна - 11 шт., малые в восьмёрике - 8 шт., дверей нарезных обшитых лемехом - 3 шт., внутренних - нет, иконостас длиной 10 1/2 аршин, высоты 7 аршин (оценён в 450 рублей). Церковь не отапливается. Ближайшая к церкви чужая постройка - крестьянский дом, находится в северной стороне на расстоянии в 3 сажени. Колокольня отдельно от церкви на 4 столбах длиной 1 1/3 сажени, шириной 1 1/3 сажени, высотой 2 1/3 сажени. Церковь построена в 1890 году, строение сохранилось хорошо. Оценка вместе(?) с иконостасом  2 950 рублей.

Церковноприходская школа – деревянная на кирпичном фундаменте, высотой 1 2/3 сажени, покрыта соломой, длина школы 5 саженей, ширина 4 сажени, всех окон 13 с двойными рамами, дверей 6, печей 2, школа построена в 1898 году, сохранилась хорошо.  400 рублей». [18]

 

 

 

 

Схема села Федоровка на 1964г., составленная Матвеевой Н.Г. по воспоминаниям матери, 2018 г.

 

Здание церкви не сохранилось, о месте ее расположения можно только предполагать. Глава Администрации сельского поселения Титаревское, куда в настоящее время относится и Федоровка, Радченко Геннадий Васильевич, проникшись к изучению истории хутора, предоставил полезную информацию по воспоминаниям старожилов, современные фотографии села с указанием бывших улиц, некоторых зданий и памятных мест, отсканированные изображения старых географических карт.

На топографической карте Федоровки начала 20 века помечено месторасположение кладбища в восточной части села на правом берегу реки. Как правило, кладбища размещались рядом с церковью. Еще один из ориентиров места нахождения церкви – могила красноармейцев, похороненных по воспоминаниям старожилов за церковной оградой, т.е. непосредственно рядом с храмом, что подтверждено и схемой села, выполненной Ниной Григорьевной Вязенкиной (Матвеевой).

Со слов бывших и уже ушедших в иной мир хуторян при церкви был большой сад. В годы голода (1932-1933 г.г.), когда почти весь хлеб был сдан и ничего не оставалось на трудодни, этот сад хоть малой толикой поддержал федоровцев своим  урожаем.

По неподтвержденной информации церковь после революции использовалась как складское помещение, а во время Великой Отечественной войны в период оккупации зимой 1942 года фашисты разобрали на дрова бревенчатое здание храма, отслужившего свое главное предназначение и простоявшее в хуторе полвека.

Судьба потомков Нагулина И.Я. сложилась по-разному, крепко связанная с событиями, происходившими в стране. Были среди них и герои 1-й Мировой войны, и священник, и партизаны, и комиссар продразверстки, и кузнецы, и трактористы, и организаторы сельхозартели, вскладчину купившие трактор «Фордзон»… Известно, что шесть семей Нагулиных численностью более 30 человек в 1930–1931 г.г. были репрессированы и выселены из Воронежской области на Дальний Восток в Иркутскую, Читинскую и Амурскую области. На чужбине жили под надзором до снятия ограничений по спецпоселению с бывших кулаков, по-прежнему много работали (в основном на шахтах), воевали на фронте, растили детей и внуков в тех условиях, которые выпали на их долю. Никто из высланных не вернулся в родные края. Для внуков малой родиной стали другие  суровые, но дорогие им места…

Сухенко Светлана

г. Чита Забайкальский край

__________________________________________

Источники:

1.  РГАДА ф. 350, оп. 2,  д. 1017, 1748 г.

2.  ЦГИАК, ф. 759, оп. 1, д. 147, 1762 г.  

3.  ГВИА, ф. 14, оп. 1, д. 1694, 1760г.

4.  РГАДА ф. 1354, оп.85 ч.1, Планы дач генерального и специального межевания, 1746-1917 гг. (коллекция). Алфавит Богучарского уезда Воронежской губернии. 1772 г. ф.1355 Эконом. описание

5.  РГАДА, ф. 1356.  Планы(схемы):

https://maps.southklad.ru/forum/viewtopic.php?f=111&t=3595&ysclid=lahxwgz7id568749878.

6.  ГАВО, ф. И-18, оп. 1, д. 131, 1782 г.

7.  ГАВО, ф. И-18, оп. 1, д. 224, 1835 г.

8.  ГАВО, ф. И-18, оп. 1, д. 335, 1850 г.

9.  Номера газеты Кантемировского района «Знамя Коммунизма» №№ 138, 140, 141, 142, 143 за ноябрь 1967 года.

10.  ГПИБ. Населенные места Богучарского уезда, 1859г. Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. - СПб. : изд. Центр. стат. ком. Мин. внутр. дел, 1861-1885. [Вып. 9] : Воронежская губерния : ... по сведениям 1859 года / обраб. Н. Штиглицом. - 1865. - XLVIII, 157 с., 1. л. к.

11.  ГПИБ. Волости и важнейшие седения Богучарского уезда, 1880г.  Волости и важнейшие селения Европейской России : По данным обследования, произведенного стат. учреждениями М-ва вн. дел : Вып. 1 - 8. - СПб. : Центр. статист. комитет, 1880 - 1886. - 8 т.

12.  ГПИБ. Алфавитные списки населённых мест Богучарского уезда, 1887г. Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел. - СПб. : изд. Центр. стат. ком. Мин. внутр. дел, 1861-1885.

13.  РГБ. Списки волостей Богучарского уезда, 1887г. Памятная книжка Воронежской губернии на … год. - Воронеж : Воронежский губернский статистический ком., 1856-1916. - 26 см. Том 1887. - 1886 (обл. 1887). - [565] с. разд. паг., 2 л. ил.

14.  РГБ. Населённые места Богучарского уезда,1900 г. Населенные места Воронежской губернии : Справ. кн. / [С предисл. Ф. Щербины]. - Воронеж : Воронеж. губ. земство, 1900. - [2], VI, 482, II с.; 26. 

15. РГБ. Сведения о населенных местах Воронежской губернии. - Воронеж:  Воронежский губ. стат. ком., 1906. - [2], II, 196 с.; 24.

16.   ГАВО ф. И-18, оп. 1, д. 1951б, ч.1. Ведомость Р-Б церкви.

17.  Воронежские Епархиальные Ведомости № 3 от 01 февраля 1893 г.

https://pravoslavnoe-duhovenstvo.ru/library/material

18.  РГИА ф. 799 оп. 33 д. 256. Страховые документы на церковное имущество по епархиям и уездам. Воронежская, Богучарский, 4 округ.

19. Прохоров В.А. Вся Воронежская земля: Краткий историко-топонимический словарь. – Воронеж: Центр-Черноземное кн. изд-во, 1973.

 

+3
1.27K
5
Тип статьи:
Авторская

Из истории Богучарской фотографии


Официальной датой изобретения фотографии принято считать 1839 г. Практическая же возможность применения фотографии появилась в 1880-х годах, когда заработало промышленное производство фотоматериалов, а технические возможности фотографии позволили любому, желающему заняться ею, достигать результатов, доступных прежде немногим искушённым мастерам.


В уездном Богучаре первое фотоателье появилось в конце 1870-х – начале 1880-х годов. Владельцем его был гражданин города Митава (теперь он называется Елгава, город в Латвии) Леонгард Эдуардович Непперт. Разрешение на открытие фотографии, за №2870, Л.Э.Непперту было выдано 9 июля 1886 года. Сохранившиеся студийные снимки свидетельствуют о высоком качестве его фотографий и наличии художественного вкуса. А одну из самых ранних работ можно датировать 1880-м годом. Работал Л.Э.Непперт до начала XX века (имеется его фотография, датированная 1913-м годом). Л.Э.Непперт приобретал фототовары (фотобумагу, фотопластины, химикаты) вероятнее всего в Москве, о чём свидетельствуют отметки изготовителя на паспарту.


В конце XIX века на Большой Ильинской улице (теперь это улица Урицкого), на одном из домов, рядом с парикмахерской, появилась вывеска «Фотографъ Смирновъ». Так, вслед за фотографией Л.Э.Непперта, открыл своё заведение Ф.Смирнов. Фотоматериалы и фототовары для своей работы Ф.Смирнов приобретал, вероятно, уже в Воронеже (в 1899-1907-х годах в г.Воронеж на Большой Дворянской товарищество В. Мюфке торговало фотографическими аппаратами, светочувствительными пластинками и бумагой, фотохимическими продуктами. В 1910-1915-х годах в г.Воронеж на ул. 1-й Острогожской в химико-фармацевтической лаборатории Л.И.Мюфке продавались «оптические и фотографические товары» – светочувствительная бумага, светочувствительные пластинки и плёнки разных фабрик, фотографические аппараты, «принадлежности для господ любителей-фотографов», фотохимические продукты). Качество работ фотографа Ф.Смирнова было на высоком уровне. Его к тому же отличало большее разнообразие, чем у Л.Э.Непперта, форматов фотографий, а также практика выездов на фотосессии. Работал Ф.Смирнов в Богучаре, примерно, до начала XX века (имеется фотография, датированная 1913-м годом).
Бурное развитие фотопромышленности в начале XX века, большое число специализированных журналов и подробных пособий по фотографии способствовали привлечению в неё многих новых людей. Стали открываться новые фотоателье в Воронеже и многих уездах губернии.
В это время в Богучар из г.Керчь приехали два брата Чижмины – с целью торговли рыбой. Но вместо этого один из них, Н.Н.Чижмин, в 1904-м году поступил на службу в канцелярию земской управы на должность регистратора, а второй, А.Н.Чижмин, занялся фотографией и открыл своё фотоателье на Нагорной улице (теперь – ул.Кирова) в доме с лавкой. На обратной стороне фотографий Чижмин ставил оригинальный штамп со своей фамилией. Проработал он в качестве частного фотографа примерно до начала 1930-х годов (имеется его фотография, датированная 1928 годом).
В 1920-х годах работал в Богучаре фотограф Долгалёв. Один из его снимков датирован 1925 годом.
Фотограф, кинооператор, киномеханик Иван Семёнович Лелекин (родился, ориентировочно, в 1910 году) работал в Богучаре с 1930-х годов. Под жильё ему была выделена одна из комнат в Народном Доме (теперь – кинотеатр «Шторм»). В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов он был фронтовым кинооператором.
Помимо профессиональных фотографов были в Богучаре и фотолюбители, изготавливавщие неплохие фотографии. Одним из таких фотографов-любителей был Осипенко Георгий Игнатьевич, человек всесторонне развитый. В селе Подколодновка, Богучарского уезда, организовал свою фотостудию, ещё подростком, Струнников Владимир Александрович (он же Чехов Владимир Иванович), будущий академик. Он использовал для съёмки студийный фотоаппарат своего отца, Чехова Ивана Евгеньевича, сельского священника, а также фотографа-любителя.
С 1930-х годов в Богучаре образовалась Госфотография фототреста Воронежской области, в которой Богучарцы очень любили фотографироваться. Снимались целыми семьями. Снимались по какому-либо событию, или просто – «на память». Сельских жителей тоже не оставили без внимания. В селе Сухой Донец, Богучарского района, была организована фотография сельского потребительского общества.
Сейчас фотография доступна всем. Фотоаппарат имеется почти в каждой семье. Но одновременно уходит «таинство» фотографирования в фотостудии. Культура салонной фотографии уже утрачена.
Старые фотографии – памятники истории. Необходимо бережно сохранять их. Ведь нет ничего вечного – под действием внешних факторов изображения постепенно разрушаются. Поэтому, те фотографии, которые нам достались от прежних поколений, необходимо сохранить при помощи современных технологий, чтобы их могли увидеть следующие поколения.


Николай Дядин, г. Богучар.


В уездном Богучаре первое фотоателье появилось в конце 1870-х – начале 1880-х годов. Владельцем его был гражданин города Митава Леонгард Эдуардович Непперт. Разрешение на открытие фотографии, за №2870, Л.Э.Непперту было выдано 9 июля 1886 года. Сохранившиеся студийные снимки свидетельствуют о высоком качестве его фотографий и наличии художественного вкуса.
+3
2.46K
7
Тип статьи:
Авторская

Когда-то в детстве, задавшись вопросом происхождения своей фамилии, я прочитал множество специальной литературы и простых предположений. По детской наивности представлялось, поскольку моя фамилия Пилипенко, что примерно в 14-15 веках на Украине жил легендарный Филипп, по украински Пилип, наподобие библейского Адама, от которого и произошла фамилия, а потом распостранилась по всей стране. Возможно примешана половецкая кровь, так как есть пресловутый суффикс - ко и т.д. Много предположений и никакой конкретики.

Причем в моей родной деревне было много однофамильцев, но не родственников, и все отличались ещё внутренними "прiзвiщами", "прозвищами", что с украинского переводиться как "фамилия". Так моя родня, это Серёженки, другие были Демьяны, ещё, если не ошибаюсь, были Мотьки и ещё штук десять прозвищ, которые сейчас забыты, так как их обладателей уже не осталось. Я в детстве на вопрос взрослых "чей ты?" так и объяснял, мол, Ивана Серёженкова внук и всем всё было понятно. Опять же в детстве я думал, что в середине восемнадцатого века в деревне поселился первый Пилипенко, от которого пошли уже потомки. Конечно же, всё было не так...

Самое близкое к действительным событиям предположение, как теперь мне кажется, - переселенцы из Украины часто переезжали не по одиночке, а по нескольку семей из одного поселения, большим обозом. Уходили из "слобожанщины" на более свободные земли. Приезжая на место, выяснялось, что совсем свободных земель нет, но можно поселиться рядом с ранее прибывшими "хохлами" на земле уже принадлежащей казакам. Мои предки поселились на хуторе, которым владел казак Загребайлов. Поселились целой улицей вдоль реки, причем здесь уже старались жить рядом со своими родственниками, и отделяясь от "чужих". Отец показывал "наш" родовой колодец и колодец другого "прозвища". На протяжении двухсот лет существовала целая улица людей, объединённая одной общей фамилией Пилипенко, но четко разделяющаяся внутри.

С большой долей вероятности могу сказать, что предки мои пришли с Полтавщины, с села под названием Пилипенки. Таких в Полтавской области, да и во всей Украине только три. Узнать из которого, теперь уже нет возможности. Когда они приходили в Богучарский уезд их спрашивали, "кто же вы будете?" и отвечали "Та, Пилипенки…" Так и получилась объединённая фамилия Пилипенко, которая перешла в ревизские сказки, а затем в паспорта, да так и осталась. А фамилии, которые существовали на старом месте жительства, превратились в прозвища, а теперь и совсем забылись. То же касается большинства украинских фамилий распостранённыхв "хохляцких" районах Воронежской, Курской, Белгородской и Ростовской областях. Для фамилий Клименко, Литвиненко, Писаренко, Петренко, Кузьменко, Пащенко, Матвиенко, Лысенко и прочих можно найти свое поселение на карте Украины в Полтавской области. И практически у каждой в селе есть дополнительные прозвища, что опять же говорит о том, что люди переселялись группами, имея одно объединяющее их наименование.

Если сравнить карты, то можно заметить что и некоторые названия поселений на Украине и Воронежской области совпадают. Например Ольховатка, Цапков, Стеценко, даже Варваровка, но тут наверно просто совпадение.

Мне кажется, что завесу происхождения моей фамилии и ей подобных я открыл, и что бы узнать что же происходило ещё раньше восемнадцатого века, то придётся искать среди сёл находящихся в тридцати – сорока километрах от знаменитых Гоголевских Диканек и Миргорода, большинство современных потомков украинских переселенцев родом оттуда.

Во время исследования происхождения своей фамилии, получился интересный результат, мнение о котором хотелось узнать у экспертов в области краеведения.
+3
2.79K
8
Тип статьи:
Авторская

Воспоминания Борискиной Натальи Леонидовны о своей работе в Радченском детском доме

В 1965 г. я, по распределению мужа, попала работать в Радченский детдом. С этого времени я ушла на заочную форму обучения (училась в ВГУ). В детском доме мы с мужем проработали один год. Муж работал заведующим учебной частью (завучем) детдома, а я - воспитателем, у меня были дети 6-го класса. В сентябре мужа еще направили в Дагестан на совещание завучей детдомов.

Детдом находился в центре села Радченского Воронежской области, по-моему, в двухэтажном здании бывшего райисполкома и райкома партии. Дом состоял из разных помещений. Как раз спальни и размещались в здании самого бывшего райисполкома, на нижнем этаже спали маленькие, а на втором – старшие дети. Кроме того, в этом доме у некоторых групп были и комнаты для домашних занятий - самоподготовки. Столовая стояла отдельно, сбоку от спален. Она представляла собой одноэтажное здание. С другого боку от здания спален-райисполкома, тоже в одноэтажном доме находилась пионерская комната, санчасть и библиотека (см. рис.).

Сразу по приезду мы и жили в санчасти.А потом нам отремонтировали дом на другой стороне улицы, почти напротив детдома. Рядом с детдомом был сельский клуб, там дети смотрели фильмы вместе со всеми местными жителями. Детдомовских пускали бесплатно. Купались дети в душе. Его построили шефы – Воронежский завод СК. Здание душа находилось на территории детдома во дворе (см. рисунок). До душа - мылись в бане, которая после организации душа стала прачечной. Она располагалась, как и душ на территории детдома в отдельном здании, во дворе, рядом со складами или даже вплотную с ними. Из-за того, что строения детдома располагались компактно рядом и в тоже время в отдельных домах ребята по уличной территории детдома, да и в клуб весь год бегали раздетыми, без верхней одежды. Одевались только в школу или если шли куда-то далеко за территорию детдома. Детдом был рассчитан на десятилетку.

Ребята ходили учиться в обычную Радченскую школу, которая располагалась на окраине села, за рекой (Левой Богучаркой). Мне довелось бывать в школе на родительских собраниях моих воспитанников. В школу на собрания я ходила по мостику через реку Левая Богучарка. На родительских собраниях не помню, что бы мне за детей пришлось что-то особенное выслушивать, я за них не краснела. Ребята, а мальчиков у меня было существенно больше, чем девочек, учились в основном хорошо, отпетых двоечников не было. Среди моих ребят были и переростки по 15-16 лет.

Ребята попадали в детдом по-разному. Кого подкидывали, кто попадал в детдом в результате лишения родителей родительских прав, у каждого была своя судьба.

Распорядок дня у детей в детдоме был таким: утром вставали, завтракали, я их провожала в школу, к обеду приходили из школы, обедали, немножко гуляли, потом была подготовка уроков (самоподготовка). У каждой группы для самоподготовки была отдельная комната. Сначала мы занимались в пионерской комнате, а другие группы занимались в других местах. Потом стали заниматься в одноэтажном доме напротив детдома, через улицу. Там в основном и занималось большинство групп. Рядом с этим домом стояла еще двухэтажка, по-моему, конторы потребкооперации. После самоподготовки дети опять гуляли, ходили в различные секции и кружки в школе, клубе и других местах в селе. Вечером ужинали. Мои ребята любили смотреть диафильмы уже перед самым отбоем. Отбой был в 21-00 или 21-30.

У детей были шахматы, шашки и другие игры, краски, бумага. Дети рисовали. Мои ребята часто ходили играть в футбол. Где точно было футбольное поле - не помню, на пустыре или в школе. Мяч был детдомовский. Но там дети часто забывали одежду, а мне приходилось за нее отчитываться.

На новый год в детдоме ставили елку, по-моему, в столовой. Это был праздник, все танцевали под радиолу. Телевизоров тогда не было. Шефы - завод СК привозили детям подарки.

Одновременно с Радченским детским домом в Богучарском районе в 1965 г. в самом Богучаре находилась школа-интернат. Радченский детдом расформировали, по-моему, в 1967 г. При расформировании Радченского детдома часть детей определили в Богучарскую школу-интернат, а большую часть - в Хреновской детский дом.

Летом все дети детдома отдыхали на оз. Песчаном в лагере. Рядом с нашим лагерем на озере располагался лагерь Богучарский школы-интерната. Интернатовский лагерь был стационарным. Вечерами мы всем своим лагерем ходили к ним смотреть кино. Наш же лагерь был палаточным, на каждый отряд по 2 палатки: одна на мальчиков и одна для девочек. Один отряд формировался из 2 классов. Наш был 5-6 класс. В лагере мы работали посменно. У воспитательницы-напарницы (в детдоме – воспитательница 5 классов) помню только отчество – Александровна. Все воспитатели и руководство лагеря тоже жили в палатках. В отличие от детдома, в лагере был тихий час. В озере купались на пляже. Лягушатника не было.

Столовая в лагере была открытой, под навесом. Только кухня была закрытой, как настоящий дом со стенами. Печь на кухне топилась дровами и валежником. Сушняк для печки собирали отрядами каждый день. Для каждого отряда была установлена норма. Были даже специальные приспособления для сбивания высоких сухих сучьев у сосен. Ну а если сушняка не хватало – организовывались специальные экспедиции за дровами со старшими ребятами.

Из лагеря дети разных отрядов (очевидно в качестве поощрения, так как не все) ездили на экскурсию, по-моему, в Краснодон. Здесь они на фотографии там, на экскурсии (фото 1) у памятника краснодонцам.

Кажется, это фото делал мой муж. На этом фото я помню только Петухова Стасика, он второй слева. Ездили на автобусах. Еще одно фото с очевидно этой же экскурсии (фото 2). Здесь дети сидят на каких-то гидротехнических сооружениях во время остановки по дороге.

Все остальные фотографии с лагеря на оз. Песчаном. Их делал наш друг семьи Николай Ковалев.

На фото 3 - общелагерная линейка, на переднем плане мой отряд - дети 5-6 классов. Запомнились двойняшки, они учились в 5 классе. Их звали «Лондонята», назвали их так по их фамилии – Лондон.

Фото 4 у нашей палатки. Из детей – воспитанников детдома на ней - Нина Ковтуненко (Цыганочка) и Маша, фамилию – не помню. На фото 5 - тетя Лена – повариха с моим сыном.


Воспоминания Борискиной Натальи Леонидовны о своей работе в Радченском детском доме.
+3
1.39K
1
Тип статьи:
Авторская

Однажды, услышав о том, что в школьном музее готовится экспозиция об участниках первой мировой войны, он пришел в школу. На стол он положил мне завернутые в газету три старые фотографии.

- Вот, это мои родственники, сказал он. - Это мой дед Иван и его брат.

На другой фотографии в полный рост стоял драгун с шашкой наголо.

- А это, Котляров Василий Иванович, - пояснил Петр Зубков, - он родом из с. Подколодновка, это брат моей бабушки и родной дядя Героя Советского Союза Котова Якова Михайловича.

Верхний ряд справа второй стоит Нестеренко Василий Исаевич, нижний ряд слева первый Дорошенко Абрам Анисимович, справа первый Нестеренко Григорий Исаевич

По экслибрису на фото удалось установить, что фото выполнено в фотостудиифотографа Софер, города Таураген в 1915 году. С помощью архивов, выяснил, что город этот расположен на западе Литвы. Во время Первой мировой войны пограничный Тауроген до 1917 года, сейчас Тауроге подвергся сильнейшим разрушениям. Он несколько раз переходил из рук в руки (немцы занимали его в сентябре 1914 года, в феврале и марте 1915 года). В результате в 1916 году в городе, который выгорел практически до основания, оставалось всего пятьдесят жителей,в этот период боевых действий в городе Тауроген стоял 234 – Богучарский пехотных полк.

На другом фото группа солдат. Всех он назвал по фамилиям и именам.

- Здорово, какие они красивые – сказал я.

Действительно на фото 11 бойцов Богучарского пехотного полка, мужественные и строгие, опаленные войной лица. Что примечательно все с усами.

- А вы знаете, кто на фото? - спросил я.

- Да, это жители сел Терешково и Дьяченково, ответил Петр Зубков, - в верхнем ряду справа второй стоит Нестеренко Василий Исаевич, нижний ряд слева первый сидит Дорошенко Абрам Анисимович, справа первый Нестеренко Григорий Исаевич все они из Богучарского полка.

На одной из фотографий, принесенных Петром Зубковым, изображен и его дед Савелий Ильич с товарищами Петром и Семеном Чикириными, а на обратной стороне надпись карандашом:«Прошу не гневаться, что портреты такие нехорошие, как бы мы лутше, то и портреты лутше были, но это память детям моим, может когда вспомнят, что был родитель. А может, бог даст, вернемся домой благополучно». Фото явно написано наспех и прислано с фронта. Согласно «Именных списков убитых, ранены и без вести пропавших за 1914 год» рядовой Чикирин Семен без вести пропал 14 декабря 1914 года. Поэтому я спросил: «А они все вернулись в войны?» «Не все» - ответил Петр.

Рядовые Богучарского 234 - й пехотного полка. 1914 год. Слева направо Семен Чикирин, Савелий Зубков, Петр Чикирин. уроженцы с. Терешково

Потом Петр Пантелеевич достал еще одну фотографию, времен Первой мировой, на которой изображены еще два брата Зубкова Савелия Ильича. В «Именных списках убитых, ранены и без вести пропавших за 1915 год» мне удалось найти сведения о третьем брате Зубкова Савелия - Дмитрии Ильиче. «Православный,женат. Ранен 24.01.1915 г.»

- В семье было четыре брата Савелий, Антон, Иван и Дмитрий - ответил Петр Зубков,- они все вернулись с фронта. Антон и Иван работали на нефтебазе, что расположена в с. Терешково у реки Дон. Мой дед Савелий Ильич работал в колхозе, занимался пчеловодством, держал около 30 ульев. Правда, погиб 12 июля 1942 года.»

- Это когда немцы пришли в село? - спросил я.

- Да нет, в июле 1942 была бомбежка.

Котляров Василий Иванович драгун Богучарского 234 - й пехотного полка. год 1915. Литва. уроженец с. Подколодновка.

И тогда Петр Зубков рассказал печальную историю. «В начале июля 1942 года в небе над селом, раздался гул самолетов, черные с белыми крестами они летали так низко, что вызывали страх у населения. Савелий Ильич Зубков, прейдя с сельского схода, сообщил родным, что наши войска отступают, надо уходить и нам. Когда уже все вещи погрузили на арбу, Иван вспомнил, что в доме забыл у печи, приготовленный в дорогу, свежеиспеченный хлеб и поспешил вхату. Неожиданно налетел немецкий самолет и сбросил бомбы. Одна из них угодила прямо в дом Зубковых. Иван Егорович Зубков погиб».

Так закончилась история бравого солдата.

Фото солдата были переданы в школьных музей «Следы времени», где экскурсоводы с гордостью рассказывают на «память детям моим, может когда вспомнят», что наши сельчане тоже воевали за Родину в Первой мировой войне.

Евгений Романов.

г. Богучар.

Жителям села Терешково Зубков Петр Пантелеевич знаком хорошо. Человек неординарный. Часто он отстаивал интересы жителей на собраниях и сходах. Хороший и добротный хозяин. Участник боевых действий в Венгрии. Он пользуется уважением у жителей села.
+3
1.9K
2
Тип статьи:
Авторская

ЛЮТОВ Иван Степанович (28.8.1923, сл. Криница Богучарского уезда – 1997, Москва), генерал-лейтенант (1972), доктор военных наук, профессор Военной академии Генерального штаба (1972 – 1985), заместитель начальника штаба Объединенных Вооруженных Сил Варшавского Договора (1985 – 1991).

Жуковский Сергей Яковлевич. Генерал – полковник. Родился 7 Октября 1918 года на хутор Перещепный Воронежской области. К концу войны выполнил более 500 успешных боевых вылетов, записал на свой боевой счёт 28 воздушных побед - 13 самолётов сбил лично и 15 в составе группы. Был представлен к звания Герой Советского Союза.

Белоконов Константин Кириллович (1913 – 1994), уроженец села Терешково Богучарского района,.генерал – майор запаса, профессор, кандидат военных наук. Лауреат премии им. М. В. Фрунзе.– каваер четырех орденов Красного знамени, Отечественной войны второй степени и двух орденов Красной звезды, омееет медали за «За оборону Кавказа», за «Боевые заслуги» и другие.


+2
2.31K
5
Тип статьи:
Авторская

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин. проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд» на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского полы. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракт.

Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из постовых станций, Ковыленской или Матюшенской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром.[1]По местно легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель", стали событие происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и возможно они из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: "До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст".



[1] Газета Сельская Новь, от 5 ноября 1987 года, Богучар .

+2
3.63K
2
Тип статьи:
Авторская

По Черкасскому тракту, что проходил через Воронежскую губерню на Кавказ, в свое время путешествовали А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, декабристы, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой. В апреле 1842 г. слуги бабушки поэта провезли по тракту прах М.Ю. Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу по черкасскому тракту через Богучарскую землю в семейный склеп села Тарханы.

Весной 1829 года А.С. Пушкин двигаясь на Кавказ по Черкасскому тракту, проследо-вал через Воронежский край. Путь его на юге Воронежской губернии в направлении станицы Казанской проходил через станции Нижний Мамон, Ковыленскую, Бычек, Матюшенскую. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год карта путешествия А.С. Пушкина.
Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасны. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случа-лось в сутки проехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи и свободно покатился по зеленой равнине».
Город Елец находился примерно в 437 верстах от границы Войка Донского. В летнее время А.С. Пушкин мог преодолеть это расстояние за четыре дня. Но учитывая, что после зимы дорога была хуже, то за 5 – 6 дней. К началу мая он был уже у станицы Казанской.
По преданию в одной из станций на юге воронежского края он заночевал. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде.
В повести «Станционный смотритель» А.С. Пушкин пишет: «… В мае месяце, случи-лось мне проезжать через Н-скую губернию по тракту. Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади. В следствие чего смотрители со мною не церемонились и часто брал я с бою то, что, во мнении моем, следовало мне по праву. Бу-дучи молод и вспыльчив, я негодовал на низость и малодушие смотрителя, когда сей по-следний отдавал приготовленную мне тройку под коляску чиновного барина. Столь же долго не мог я привыкнуть и к тому, чтоб разборчивый холоп обносил меня блюдом на губернаторском обеде». Действительно А.С. Пушкин согласно чина коллежского секрета-ря мог получить только две лошади. Пять троек, которые были на станции, смотритель мог выдавать только государственным курьерам и фельдъегерям, поэтому дорога была утомительной и долгой.
На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычек. Почтовая станция Ковыленская (хутор еще упоминается как Ковылин, Ковыльня, Ковыленка, Ковыльный – Е.Р.) находилась при ручье и логе Ковыленском недалеко от села Журавка, в прогоне 13 верст было 30 лошадей. На станции с. Бычек прогон составлял 15 верст и было 33 лошади. Третья станция Матюшинская – при логе Матюшинском, что напротив богучарской деревни Белая горка, здесь прогон 23 версты и было 33 лошади. Далее начинался Казанский перелаз через р. Дон.
Интересно, что в хозяйстве станции имелись постоялый двор, часовня, конюшни, се-новалы, каретные сараи, колодцы с водопоем для лошадей, баня, кузница. Здесь же имел-ся штат конюхов и ямщиков.
Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под Н - ской губернией вполне могла быть воронежская, трактом – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю», - пишет далее А.С. Пушкин. Здесь он согласно статьи альманаха «Памятники отечества» и заночевал..
На какой из почтовых станций Ковыленской (Ковыленка, Ковылин) или Матюшин-ской остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанский перелаз рано утром.
В селе Нижний Мамон, где в начале XIX века была станция Черкасского тракта, и су-ществует музей крестьянского быта. Библиотекарь и заведующий музеем Кутепов Нико-лай Тихонович посетителям рассказывает местную легенду про пушкинский чайник, из которого как будто бы угощали Александра Пушкина. Это забавная легенда, к которой все относятся с улыбкой, но она существует.
Есть и другая быль, существующая у богучарцев, о том, что сюжетом произведения «Станционный смотритель» стали события, происходившие на станции Ковыленской или Матючинской расположенной на Черкасском тракте.
Главного героя повести звали Самсон Вырин, несомненно, это имя хорошо рифмуется со словом Ковылин, а фамилия гусара Минский со словом Матюшинский. Может в этом имени и фамилии есть своеобразная шифровка Александра Пушкина имени станций.
Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести «Станционный смотри-тель» Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт – Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи.
В 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры в г. Богучаре расположился Финляндский драгунский полк, а гусары «квартировались», а потом и остались жить в селе Бычек. Возможно один из гусаров полка Минский, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю. В «Станционном смотрителе» есть такой эпизод: «С этой мыслию прибыл он в Петербург, остановился в Измайловском полку в доме отставного унтер-офицера, своего старого сослуживца, и начал свои поиски». Многие богучарцы в то время служили в Измайловском полку.
И в заключение приведу еще один отрывок из повести: «Лошади были давно готовы, а мне всё не хотелось расстаться с смотрителем и его дочкой. Наконец я с ними простился; отец пожелал мне доброго пути, а дочь проводила до телеги. В сенях я остановился и просил у ней позволения ее поцеловать: Дуня согласилась… Много могу я насчитать поцелуев. С тех пор, как этим занимаюсь, но ни один не оставил во мне столь долгого, столь приятного воспоминания». Возможно, именно поэтому Александру Пушкину так запомнился этот страстный поцелуй богучарской барышни крестьянки на станции и написал эту повесть.
Но была ли это станция Ковыленская? К концу XIX века станция Ковыленская где в 1829 году был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола пропала, на ее месте образовался хутор. На 1891 год в самом хуторе Ковыльный было 8 дворов, 71 чело-век жителей, а начале 70 – х годов XX века хутор исчез совсем.

По Черкасскому тракту, что проходил через Воронежскую губерню на Кавказ, в свое время путешествовали А.С. Пушкин, А.С. Грибоедов, декабристы, В.А. Жуковский, М.Ю. Лермонтов, В.Г. Белинский, Л.Н. Толстой. В апреле 1842 г. слуги бабушки поэта провезли по тракту прах М.Ю. Лермонтова в свинцовом и засмолённом гробу по черкасскому тракту через Богучарскую землю в семейный склеп села Тарханы.
+2
1.35K
0
Тип статьи:
Авторская

27 апреля 2016 года выщла из печати новая книга Евгения Романова о Богучаре. В магазине Витязь еще есть.
+2
1.13K
5
Тип статьи:
Авторская

Новая книга "Богучар" выйдет в июле 2016 года. Авторы Е.П. Романов, З.М. Романова.
+2
801
0
Тип статьи:
Авторская

Алексеевка хутор. влад. Основан сразу после отмены крепостного права. Назван в честь первопоселенцев. В 1859 году в хуторе было 27 дворов 123 мужского и 118 человек женского населения. В 1885 году сельскому обществу принадлежало 297 десятин земли. К 1900 году было 40 дворов 105 мужского и 112 женского пола. В хуторе одно общественное здание. В пользовании сельского общества 301 десятина земли. Жители села имели фамилии Копенкины, Хаустовы, Чередниковы, Нечега, Ноженко. Находился в 3-х км от села Новоникольское. В хуторе была большая пасека. В 50 -е годы жители села переехали в Новоникольское.

Барсуки (Барсуков, Дикалов). Хутор казачий. В 1859 году в хуторе был хлебный магазин, конная рушка и 7 ветряных мельниц. В 1873 году в хуторе проживало 159 мужчин призывного возраста. В 1886 году Барсуковское общество имело 117 десятин земли.К 1900 году 69 двора 23 мужского пола 241 женского пола. Сельское общество имело 1241 десятин земли. Население малороссы. Недалеко расположен памятник археологии. Курганная группа в урочище на юго-восток от с. Луговое урочища "Барсуковое" эпоха бронзы,(выявлены в 1985 году А.А. Бойковым), находка амфоры средневековья в 2001 году). По легенде пан Дикалов, уроженец Писаревской слободы обосновал небольшой хуторок при балке "Барсуковой" центре которого небольшой пруд сохранившийся до наших дней. Многие жители села носили фамилию Дикалов. Жители села построили небольшую церковь. Впоследствии хутор переименован в Барсуки. Свое второе название он получил так потому, что в этих местах водилось много барсуков. В 1908 году в Барсуки было уже 613 жителей и в школе обучался 61 ученик. Среди уроженцев села Курганский Федор Иванович ор.1905 года рождения .Умер в 1961 году. Знал украинский язык. Примерно в начале 20-х в составе семьи и видимо односельчан отправился на свободные земли в северный Казахстан или Южный Урал. Среди репрессированных: Дихнов Никифор Осипович – 1888 г.р. с. Барсуки, репрессирован в 1930 г. Богучарским РИК, раскулачен – имел кузню, пасеку, семья выслана в Красноярский край; Коцкий Яков Матвеевич родился в 1905 г., Хлебороб. Арестован 12 июля 1930 г. Приговорен: 9 сентября 1930 г. 5 лет; Тонконогов Александр Яковлевич. Приговор: спецпоселение.; Тонконогов Павел Николаевич. Родился в 1901 . Арестован 2 сентября 1932 г. Приговорен: 26 октября 1932 г. Приговор: 5 лет, потом Тройка НКВД ДАССР 11 октября 1937 г. Приговор: лиш. св.; Дихнов Никифор Осипович Родился в 1888 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Барсуково, приговор спецпоселение. В хуторе Барсуки имелась 4 - летняя школа, клуб, кузня. Одной из первых учителей школы была Глафира Алексеевна Завгородняя. В 1929 году был создан колхоз "Вызов", первым председателем был избран Дроговозов Игнат Корнеевич. После него колхозом руководил Матвеев, затем Наумченко Д.С. Впоследствии с 1932 года вошел в совхоз "Барсуковский", а в 1954 году колхоз «Вызов» присоединили к колхозу «40-й стрелковой дивизии».В 1965 году приживало 92 человека.

Батовка (Щекин, Плесный - 3)В 1885 году хутор частного владельца Батовского Павла Андреевич, в честь него и получил второе название. У самого владельца было 9 десятин земли и платил он за нее 1 рубль 8 копеек земского сбора. Расположен при балке Плесной , население малороссы. На 1900 год 10 дворов 34 мужского и 37 женского населения. Сельское общество имело 47,2 десятин земли. В 1928 году в хуторе было 30 хозяйств. По переписи населения 2010 года в Батовке проживало 69 мужчин и 70 женщин.(на данный момент Батовка еще существует)

Веселье хутор недалеко от хутора Теплинка. При речке Левая Богучарка. Свое название получил по яру Веселый. Был свой пруд. Жители малороссы. В 1859 году было 12 дворов, 40 мужского и 53 женского населения. К 1900 году было 12 дворов 40 мужского и 55 женского пола. Большая часть были зажиточные крестьяне, часть раскулачена. К 1938 году хутор прекратил свое существование.

Высокий хутор (др.вл) при пруде Высоком. Жители села малороссы. При балке Лебединский яр. Высоковское сельское общество с 1885 по 1900 год имело 36 десятин земли. К 1900 году 16 дворов, 42 мужского и 35 женского населения. До 50 - х годов здесь жили лесник и пасечник со своими семьями Лаптуров и Мачулин. Пасека насчитывала 135 пчелосемей. Мачулин уехал в 1959 году, а в 1966 году Лаптуров уехал в Лебединку. Пасека просуществовала до 1992 года. Последним там работал Погорелов Иван Андреевич.
Голый (Степной), хутор каз. Заселен великороссами. Расположен был в 12 км от Сельского Совета в с. Твердохлебовка. Если в 1859 году в хуторе было 32 двора и 97 мужчин и 105 женщин, то в 1900 году имелось 70 дворов 194 мужского и 219 женского пола. В хуторе было семь ветряных мельниц и деревянный хлебный магазин. Расположен у вершины Сухого яра и колодцах. В 1886 году Голянское сообщество имело 109 десяти земли. Часть жителей села была репрессированы, среди них; Дихнов Иван Егорович. Родился в 1883 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Голый; Приговор: спецпоселение: Дихнов Кирилл Иванович. Родился в 1911 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, хут. Голый; рабочий. Арестован 10 декабря 1941 г. Приговорен: 10 января 1942 г. Приговор: ВМН. (На фото обелиск х. Голый. Стоит Роман Дъячков)Уроженка села Раиса Леонидовна Бундуковская, 1932 года рождения, жила в хуторе Голый Воронежской области Богучарского района. В июне 1942 года в их хутор пришли немцы, затем итальянцы. В октябре 1942 года десятилетнюю Раису угнали в плен вместе с больной мамой. В Германию отправить их не успели, так как советские войска начали освобождать нашу землю от фашистов в феврале 1943 года. Но месяцы, проведенные в неволе, страх, голод и холод остались в памяти у Раисы Леонидовны на всю жизнь. Среди погибших в ВОВ, БЕЗУГЛОВ Алексей Владимирович (медальон). Родился: 1915 г., РСФСР, Воронежская обл., Богучарский р н, Дубровский с/с, хутор Голый. Призван Синявинским РВК. Красноармеец. Семья: Безуглова Ирина Матвеевна — мать, адрес тот же. Найден: июль 1990 г., Новгородская обл., Маловишерский р н, Малая Вишера. Захоронен: 1.8.1990 г., Новгородская обл., Маловишерский р н, г.Малая Вишера, гражданское кладбище. Отряд: Экспедиция «Долина», г.В.Новгород. В 1959 году колхоз "Победа", а в 1972 году входил в колхоз "Родина".

Греков, Томилинка(Плесная 2-я),Томилина. хутор принадлежал И.В. Грекову в 1885 году. Заселена великороссами. На картах обозначен с 1822 года. Из села Томилинка Рязанской губернии Екатериной II генералу Ивану Васильевичу Грекову были выделены крепостные крестьяне. На 1900 год в хуторе было 30 дворов 101 мужчина 88 женщин. Плесковское 2-е общество имело 179 десятин земли. В хуторе была церковь, два общественных здания, две мелочные лавки и одна винная лавка. Раз в год проводился базар. Церковь закрыта в 1930 году. Сейчас осталось два полуразрушенных дома.

Греков,(Плесный 3-я)(деревня Поповой в 1885 году) Шуриновской волости. Жолобов Тарас в 1910 году имел ветряную мельницу. хутор при колодцах. В 1900 году 22 двора 64 мужского и 66 женского пола.

Греков,(Плесный 4-я)(деревня Щекиной в 1885 году)принадлежал Елене Васильевне Грековой. хутор при колодцах. В 1900 году 33 двора 60 мужского и 66 женского пола.

Желобок Расположен в 5 км от Медовского сельского совета, при урочище Желобок, при речке Левой Богучаре. Население великороссы бывшие государственные крестьяне. в 1859 году был один деревянный хлебный магазин. На 1900 год в хуторе 28 дворов 94 мужского и 94 женского населения. Криничанское сельское общество Красноженовской волости имело 642,7 десятин земли. Имелась одна водяная мельница. В 1908 году в Желобке проживало 227 человек. В хуторе в 30 - годы были репрессированы: Ганзюков Демьян Леонтьевич , 1882г. р. Место рождения: с.Желобок хлебороб. Арестован 22.10.30. Осужден 11.12.30 . Приговор: 3 года. Ганзюков Егор Леонтьевич , 1898г. р. Место рождения: с.Желобок хлебороб. Арестован 23.10.30. Осужден 11.12.30 . Приговор: 3 года.; Наумченко Иван Яковлевич , 1874г. р. Место рождения: х.Желобок единоличник. Арестован 24.10.29. Осужден 10.02.30 . Приговор: 10 лет лишения свободы. В 1942 году в селе Бугаевка и в хуторе Желобок того же района по подозрению в связи с партизанами расстреляно 16 человек. Колхоз имени Димитрова в 1959 году. В 2012 году в районе х.Желобок найдена Бармица - кольчужная часть шлема, закрывающая шею половецкого воина.

Жохов.(Жоховка) Расположен в двух км от с. Шуриновка у реки Левая Богучарка и 6 км от Липчанского сельского совета. Заселен малороссами. Первые упоминания о хуторе относятся к 1885 году. В 1900 году хутор насчитывал 10 дворов 29 мужчин и 21 женщину. Недалеко были расположена сторожка Жоховка где приживала семья из одного мужчины и одной женщины, которые имели две десятины земли. Были выселки их хутора Белолюба (Жоховка) где проживало в двух дворах 8 мужчин и 6 женщин, это были дачи Боголюбовой Ольги Викентеевны. Боголюбова имела 4 д.з.(десятин земли) усадебной, 18 д.з. луговой и 246 д.з. прочей, а платила в 1885 году земского сбора 35 рублей 47 копеек. Всего существовало по Токмакову 6 Жоховых. Пузанов Иван Данилович с наследниками имел в хуторе 9 десятин земли и платил 1 рубль 8 копеек земского сбора. Сельскому обществу принадлежало 42 десятины земли. Середина Мария Александровна имела 60 десятин земли и платила 7 рублей 20 копеек земского сбора. Крестьянин из слободы Расковка Удовенко Григорий Андреевич имел у хутора 50 десятин земли и платил с нее 6 рублей земского сбора. Успенский Алексей Филиппович имел 60 десятин земли и платил с нее 7 рублей 44 копейки земского сбора. В последствии заселен выходцами из села Дерезовка по фамилии Остробородовы. А так же жители по фамилиям: Безугловых, Сибиркиных, Сыроваткиных, Васютиных, Томиновых, Моруновых. Среди репрессированных: Кривобородов Григорий Алексеевич 1883 г.р. с. Жоховка. Репрессирован в 1930 году Богучарским РИК, Ракулачен, выслан в Иркутскую область, пос.Мама с семьей. Умер в Иркутской области в 1964 году; Кривобородов Тимофей Никитович Родился в 1887 г., Воронежская обл., Радченский р-н, с. Жоховка; Приговор: спецпоселение; Кривобородова Мария Тимофеевна. Родилась в 1922 г., Воронежская обл., Радченский р-н, с. Жоховка; Приговор: спецпоселение. Уроженец села Кривобородов Роман Тимофеевич (5.02.1930 - 2001 г.) - кандидат технических наук. Окончил Томский политехнический институт (1953), инженер-технолог. Кандидат технических наук С 1957 г. работал на Стерлитамакском содово-цементном комбинате (ОАО «Сода»): начальник лаборатории, с 1958 г. – технический руководитель и с 1961 г. – начальник цементного производства, с 1962 г. – начальник ПТО, с 1963 г. – главный инженер, в 1966–1969 гг. – директор. Заслуги Р.Т. Кривобородова (на фото слева) в деле развития отечественной цементной промышленности отмечены высокими правительственными наградами – орденами Ленина и Знак Почета, многими медалями. На 1959 год хутор входил в колхоз "40 лет Октября". В 1965 году в хуторе проживало 24 человека.

Казменков, Казьменков (Ольховый, Ольховатый) Ольховхутор каз. при реке Дон. 10 км. от центра сельского Совета в с. Залиман. Возник в середине XVIII века. В документах упоминается с 1779 года Расположен в красивом месте у ольховых зарослей. По правую сторону Черкасского тракта. В 1859 году было 15 дворов 40 мужчин и 40 женщин. В 1873 году было 74 мужчины. Сельское общество в 1885 году имело 13 десятин усадебной и 10 десятин луговой земли. Земский сбор составлял соответственно 4 рубля 69 к. и 2 рубля 35 к. Купеческий сын Тушканов Алексей Максимович имел в хуторе 2 десятины земли и платил с нее 72 копейки земского сбора. 1895 году, в хуторе, с 11 января по 20 февраля была эпидемия лихорадки 18 человек заболело 8 умерло. К 1900 году 37 дворов 121 мужского и 124 женского пола имелось два общественных здания. По переписи 1916 года в селе проживало 88 ревизионных душ мужчин, в наличии обложенных натуральной повинностью бичевания на Дону было 65 мужчин. В декабре 1929 году был создан колхоз им.Кагановича, первый председатель колхоза Резников Е.А.Мелиоративному товариществам х. Ольхова в 30 -е годы было присвоено имя Андрея Платонова. Который был организатором по рытью колодцев в хуторе и мелиорации полей . В 1959 году колхоз "Красный Дон". На реке Дон в 1942 году, в районе хутора Ольхов, прямо на середине, образовался длинный островок отделенный от берега неширокими бродами. На этом островке постоянно находилось наше боевое охранение, где был оборудован наблюдательный пункт.В годы Великой отечественной войны хутор был полностью уничтожен. К 1965 году в хуторе проживало 77 человек. В 1972 году колхоз им. Калинина. Сейчас на месте хутора остался заброшенный колодец, возле которого и сейчас сохранились деревья тютины, красной и белой.

(на фото: Мельница стояла до середины 60 - х годов, обычно такие кресты ставили на могилах казаков)

КИМпоселок фермы "КИМ" (3-е отделение совхоза). Расположен в 10 км от центра Луговского сельского совета. Появился в начале 20-х годов. В поселке строились квартиры на три жильца и общежитие. В школу дети и клуб ходили в х. Барсуков. В совхозе выращивали крупный рогатый скот, была молочная ферма. В КИМовском лесу было много ландышей, а в пруду было много рыбы. До войны управляющим был Забарин Никифор. После войны многие переселились в Травкино. Колхоз им. 40 -й Богучарской дивизии в 1959 году.

Лофицкий (Плесный 4-й) хутор бывший во владении Лофицких. На 1900 год 13 дворов 38 мужского и 35 женского населения. Жители малороссы. Сельское общество имело 60,8 десятин земли.

Оголев (Заичкин, Занчин, Боков) хутор казачьий при реке Дон по правую сторону Черкасского тракта. В 1996 г. отряд археологической экспедиции ВГПУ под руководством В.Д. Березуцкого исследовал два кургана в урочище «Крутая Балка» на высоком правом берегу Дона у бывшего хут. Оголев. Курганы содержали погребения сарматов I-II вв. Погребенных сопровождали лепная и гончарная посуда, украшения. В 1859 году в хуторе было 12 дворов 70 мужчин и 65 женщин. Был два деревянных хлебных магазина и три ветряные мельницы. В 1885 году Оголевское сельское общество имело 18 десяти пахотной и одну десятину луговой земли с которой собирался земский сбор, соответственно 6 рублей 55 к. и 36 копеек. В 1900 году было 44 двора 137 мужского и 122 человека женского пола. Работала одна водяная мельница. У оврага Шевчукова был выселок Дъяченковский, где жили двое мужчин и три женщины, а так же был сторож в лесу принадлежавший Богучарскому Банку, где жили один мужчина и одна женщина. В основ жители малороссы. В 1927 году жители села вошли в колхоз Красный Дон". Жители хутора занимались полеводством. Было 3 животноводческие фермы. В 1972 году хутор покинули последние жители.В 1959 году еще был колхоз "Красный Дон". Родина Виноградова Якова Савельевича (12.10.1915 – 11.02-1944), во время Великой Отечественной войны отличился в боях на Днепре. Звание Героя Советского Союза присвоено в 1943 г. Погиб в 1944 г. Похоронен в с. Шубины Ставы Лысянского района Черкасской области. В с. Красногоровке установлен памятник-бюст Герою, автор скульптуры – Дементьев A.M. Одна из улиц города Богучара названа в честь Героя. См. Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь в 2-х т. Т. 1. М.: Воениздат, 1987, стр. 266,. В 1942 году хутор был освобожден 38 сд одним стрелковым батальоном 11.12.В 1965 году приживало 113 человек.

Попасный. Хутор каз. расположен у оврага "Пасковом" и одноименном колодце. Принадлежал Марковской волости. Имел 65 дворов 114 мужского 168 женского населения в 1859 году. В хуторе было три общественных здания и школа грамоты. Во время ВОВ 43 солдата не успевшие выйти со своими войсками жили у жителей. В Мышкином лесу была землянка в которой они прятались. В последствии были расстреляны немцами. На территории хутора действовал комсомольский партизанский отряд. В хуторе располагалось правление колхоза, было 8 амбаров и свиноферма. В которой содержалось до 800 голов. Последней учительницей в начальной школе была Грибанова Мария Ивановна, которая в последствии работала в Лебединской школе. В 50 - е годы хутора не стало. Уроженец хутора Михаил Грибанов (Богучаров) (род.1931 году) Известный писатель и партийный деятель.

Попов (Плесный) хутор на 1900 год было 8 дворов 24 мужского и 20 женского населения. Сельское общество имело 38,5 десятин земли. Население малороссы. В 1885 году купец из Богучара Останков Алексей Федорович имел в хуторе 7 десятин земли и платил с нее 2 рубля 70 копеек земского сбора. Спешнева Елизавета Петровна имела в хуторе 543 десятины земли и платил с нее 64 рубля 13 копеек.

Плесный (деревня принадлежала С.В. Грекову в 1885 году) хутор при колодцах по правую сторону речки Левая Богучарка. На 1900 год 7 дворов 26 мужского и 24 женского пола.

Перекрестов находился в в семи километрах от села Лебединка на границе с Ростовской областью. Считается, что его основали жители села Нижний Мамон в 20 - е. Первые поселенцы имели фамилии ЖиляковыЮ Ельцины, Павловы. Грибановы, Чернышовы, Мартыновы. Хуторяне входили в колхоз "Мировая революция" Имелась колхозная ферма и пасека. Один из жителей хутора говорил "Ехали на волю, а попали на горю". В 30 годы в хуторе были репессированны:Колядин Павел Максимович. Родился в 1883 г., Воронежская обл., Богучарский р-н, х. Перекрестов; Приговор: спецпоселение; его сын Колядин Дмитрий Павлович, 1915 г.р. х.Перекрестов Богучарского района Первоплесновского СС. Репрессирован в 1931 году, выслан на спец.поселение в Иркутскую область по 1950 год вместе с родителями. В 1965 году приживало 28 человек.

Плесцо. Свое название получило по одноименной речке.В ходило в Шуриновскую волость. В 1900 году выселки состояли из двух дворов в которых проживало 8 женщин и 8 мужчин. К 1929 году уже хутор состящий из 19 дворов. После Великой отечественной войны жители переехали в села Осиковка, Лебединку и город Чертково. Последним жителем села был Фатьянов Михаил Яковлевич, которые в 1957 году переехали в с. Лебединка. На месте хутора, возле речки Плесцо до 80 - х годов находилось огородничество совхоза "Первомайский".

Сармин. Хутор образовался в период коллективизации и раскулачивания. Наиболее большие семьи и зажиточные крестьяне не имевшие холопов ушли на выселки о образовали хутор. С собой они забрали и деревянные срубы (мылись) из которых построили дома. Назван по фамилии первопоселенца и впоследствии председателя колхоза имени Дмитрова. Хутор располагался в 14 км от центра Медовского сельского совета. Переехали семьи Шевцовых, Масликовых, Полковниковы и другие. Жители хутора малороссы. Один из первых жителей Бережной Александр Агафонович (род 1901г. в селе Красноженово).(На фото слева)В селе было много деревьев: ивы, вербы. В хуторе был размещен колхозный сад, фермы. Свои быки и лошади. На степных склонах у хутора на Помеловой горе росли два вида тюльпанов: тюльпан Шренка и тюльпан змеелистный, сон трава и "горы". Школа была размещена в маленьком доме, поэтому ученики занимались в две смены. Одна из первых учительниц Бережная Лидия Герасимовна (На фото) уроженка хутора. Школу посещали и дети из 106 совхоза. В хуторе имелась избы читальня, где размещался клуб и показывали кино. Магазина не было и за товаров ездили в Криницу. Колхозники в личном хозяйстве держали отары овец и коров. Было много колодцев. На полях колхоза сеяли зерновые и свеклу. Излюбленным занятием у мужчин была охота. Охотились на лис, волков, сусликов и бобров, шкуры сдавали в Зоготконтору. Недалеко располагался Васильевский пруд. Перед войной в хуторе было около 60 домов. Одна большая улицы, которая упиралась в огороды и колхозный сад. Работали две бригады. Уроженец хутора Бережной И.А. (09.11.1922 - 2001)участник ВОВ, лейтенант награжден медалью "За отвагу". В 1985 году Орден "Отечественной войны II степени". На фронте с 12.11.1941 по 26.02.1943. Воевал на Брянском фронте. Уволен по ранению. В 1965 году хутор прекратил свое существование. Часть жителей переехала в Красноженово, Терешково, Галиевку.

Солонцы (выселок х. СВИНУХИ) На 1859 год в выселках 27 дворов 79 мужчин и 74 женщины. В годы Великой Отечественной воны фашистские оккупанты полностью уничтожили выселки.

Сухой Лог Хутор каз. Заселен великороссами. Известно, что в хуторе жил Абрам Анников с большой семьей. До войны было около 20 дворов. Во время войны в здании начальной школы жил генерал штабы 8 - итальянской армии. Прекратил свое существование в начале 60 - х годов XX века.

Хлебный. Хутор каз. расположен в верховье речки Сухой Донец, при балке Хлебной. В 1859 году в хуторе было 12 дворов 45 мужского и 55 женского населения. В хуторе было три ветряные мельницы и деревянный хлебный магазин. 10 км от Медовского сельского совета. На 1900 год 30 дворов, 135 мужчин и 126 женщин. В декабре 1-я стрелковая дивизия 1942 г. при поддержке 18-ого танкового корпуса, с боями освободила села: Дубрава, Малеванное, Медово, Каразеево, и хутор Хлебный. В 1959 году колхоз "Красный октябрь".

Фридрих Энгельс хутор. находился в 12 км от Плесновского сельского совета в 1959 году. Жители хутора входили в колхоз "Заветы Ленина". Ориентировочно было около 10 дворов. В колхозе была большая пасека (сведения еще не все).

Никаноровка хутор бывших государственных крестьян в 1859 году имел 29 мужчин и 48 женщин, а так же хлебный магазин. обозначен на карте 1928 года. Имел около 25 дворов. Уроженец села Кравцов Андрей Васильевич агроном Общество сельского хозяйства жил в хуторе в 1908 году.

Материал подготовил Евгений Романов.

Это материал поможет в поиске мест откуда были призваны солдаты на войну.
+2
11.15K
21

Новая книга "Почетный гражданин" в Богучаре. Купить можно в магазине "Витязь". Менеджеры типографии им. Болховитинова г. Воронеж. Справа мой Татьяна Андреева. Подарок к 1 сентября!

Новая книга "Почетный гражданин" в Богучаре. Купить можно в магазине "Витязь". Менеджеры типографии им. Болховитинова г. Воронеж. Справа мой Татьяна Андреева. Подарок к 1 сентября!

+2
1.21K
2
Тип статьи:
Авторская

Бой за Богучар продолжался весь день.

Бой за Богучар продолжался весь день.
+2
1.01K
1
Тип статьи:
Авторская

Георгиевский крест Петра Агафонова

В середине июля 1914 года на Никольской площади Богучара было многолюдно. Здесь собрались новобранцы со всего уезда. Началась война, шла всеобщая мобилизация. Провожали на фронт и Петра Агафонова – отец Калина Лупанович, мать Ефимия Петровна, младший брат Карп. Расставание оказалось недолгим. Новобранцев Дьяченковской, Монастырщинской, Подколодновской, Бычковской, Шуриновской и Красноженовской волостей определили в одну команду. К середине дня длинная вереница на подводах и пешим ходом направилась на железнодорожную станцию в Кантемировку, а оттуда к месту формирования.

За два года на фронте Петр Калинович познал все тяготы и лишения окопной жизни. Боевое крещение солдат Агафонов получил 30 августа 1915 года в Виленском сражении, которое продолжалось почти до конца сентября. Уже летом 1916 года, во время Брусиловского прорыва, 234–й полк, как рассказывают архивные документы, попал в немецкую «газовую атаку». За эти бои под Нарочью, в марте 1916 года, Петр получил Георгиевский крест 4–й степени и тут же бойца направили в госпиталь. В том же году он вернулся в родное село и вскоре потерял зрение.

Георгиевскими крестами были награждены многие солдаты 234–го Богучарского полка, среди них – подпрапорщик Филипп Павлович Пахомов (награжден Георгиевскими медалями 4–й степени, 3–й степени, имеет Георгиевский крест 4–й, 3–й, 2–й и 1–й степеней), уроженец Павловского уезда, деревни Большая Гнилуша; егерь Степан Данилович Вишневский из Богучарского уезда, Твердохлебовской волости; ефрейтор Федор Иванович Галиев, уроженец Богучарского уезда, Залиманской волости; младший унтер – офицер Никита Осипович Соснов, из Богучарского уезда, Бычковской волости и многие другие.

Георгиевский крест в то время давал существенные льготы. Как рассказывала мне Евгения Ивановна Карташова из села Монастырщина, ее дед тоже имел Георгиевский крест. Раз в год Иван Карташов отправлялся на ярмарку в Богучар, где по предъявлении Георгиевского креста на сумму в 25 рублей набирал целый воз продуктов и подарков жене и детям.

В Суходонецком сельском Совете Богучарского района сохранились документы, согласно которым удалось установить, что отец Петра Агафонова – Калина Лупанович – был жестянщиком, этой профессии он обучал и сына. Будучи слепым, Пётр продолжал ремонтировать ведра, кастрюли и иную домашнюю утварь. В 1924 году он женился, и у них с женой появилось четверо детей.

Уже в 1982 году мне удалось встретиться с Петром Калиновичем. Жил он тогда в селе Белая горка. Приехал я к нему с его внуком Сергеем Агафоновым. Место на жительство, наверное, было выбрано им не случайно. Дом стоял на высоком берегу реки Дон, как говорят, на отшибе. От калитки тянулись веревочки по двору и в дом, на которых висели колокольчики. Как только мы открыли калитку, тут же в доме зазвенел колокольчик. Из хаты вышел хозяин и зычно спросил: «Кто это там?» Нас встретил высокий, ещё крепкий и статный пожилой мужчина лет восьмидесяти. Красивое лицо с правильными чертами, словно копия древнегреческого бюста: выразительный рот, высокий, сливающийся с линией носа большой лоб. Белая воздушная борода, седые волосы. Что особенно бросилось в глаза – так это ухоженный двор. Хата свежевыбеленная, крыта камышом, на белом фоне стен ярко чернели ставни. Внук представил нас, и мы прошли в дом. В двух комнатах с земляными полами стоял запах полыни, свежевыпеченного хлеба и тыквенных семечек. В прихожей – стол и три стула, в углу – русская печь, в спальне у кровати на полу лежали разноцветные домотканые половицы, большая скрыня, сундук, в углу висело много икон. Обычная обстановка русского дома.

Проводы в армию на Никольской площади города Богучар. Июль 1914 год

Мы долго беседовали с хозяином и его женой Феней. Немногословный, строгий с виду, но чуткий и сердечный, он угостил нас хлебом и козьим молоком. Уже позже Сергей Агафонов рассказал мне интересную историю о деде. «В начале 20–х годов в его дом поздно вечером постучались двое мужчин и попросились переночевать. Незрячий Петр Калинович обладал идеальным слухом, и когда постояльцы шептались во дворе между собой, он понял, что они беглые бандиты. Он потребовал, чтобы они ушли, но постояльцы кинулись в драку, тогда вместе с женой он связал преступников. Связанными бандиты лежали всю ночь. Рано утром, погрузив их на тележку на двух колесах, отвез в сельский Совет. Все в селе удивлялись мужеству Петра Агафонова, который вез двух здоровых мужиков по улице».

Вообще, вместе с женой они были, как говорят, набожными людьми. Постоянно ходили по станицам Ростовской области, посещали храмы, собирали пожертвования малоимущим. Однажды они зашли и в станицу Вешенскую к писателю Михаилу Шолохову. Тот принял их, накормил, а Петру Калиновичу подарил кожаное полупальто. В семейном альбоме его сына Дмитрия Агафонова сохранилось фото, на котором Петр сидит в той самой кожанке, а на груди у него Георгиевский крест. Петр Калинович Агафонов ушел из жизни в 91 год и похоронен в родном селе.

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,–№ 69 (26285), 22.05.2014 г.

Так сложилось, что Богучарский уезд был самым многочисленным по населению в Воронежской губернии, поэтому во время Первой мировой войны из его жителей был сформирован 234–й полк, который получил название Богучарский. Вместе с ним в состав 59–й стрелковой дивизии вошли 233–й Старобельский, 235–й Белебеевский и 236–й Борисоглебский пехотные полки, а так же 59–я артиллерийская бригада. Начальником дивизии с 19 июня 1914 года был назначен генерал – майор Александр Семенович Оглоблев. Надо сказать, что 59–я пехотная дивизия первый год войны провела в гарнизоне Новогеоргиевской крепости.
+2
3.33K
0
Тип статьи:
Авторская


Все воинские части, которые перед Первой мировой дислоцировались в Воронежской губернии, в 1914 году отправились на фронт. Оставались лишь небольшие подразделения для полков второй очереди. Вскоре из них в Воронеже сформировали 233–й Старобельский и 234–й Богучарский пехотные полки, которые отправились в район Варшавы и вошли в состав Первой бригады 59–й пехотной дивизии. 234–й пехотный Богучарский полк получил знамя образца 1857 года 3–го батальона 26–го пехотного Могилевского полка, который в то время находился в Воронеже. На знамени золотым шитьем был вышит светло–синий крест. А 24 января 1916 года знамя оправили светло–синей каймой. В его верхней части изображалась икона Спаса Нерукотворного.

Георгиевский крест 4 степени за № 795142, старшего унтер офицера 234 - го Богучарского пехотного полка Борового Самсона Григорьевича.

В августе 1914 года Богучарский пехотный полк вошел в состав формируемой 9–й армии Северо–Западного фронта. В сентябре включен в формируемую 10–ю армию все того же Северо–Западного фронта. В начале октября полк прибыл в гарнизон крепости Гродна, а 30 апреля 1915–го его включили в формируемый 36–й армейский корпус Северо–Западного фронта. На 1 января 1916 года он входил в 1–й армейский корпус 2–й армии Западного фронта, в составе которого участвовал в Нарочской операции.

Исторические источники сообщают, что «59–я пехотная дивизия ничем себя не проявила, проведя первый год войны в гарнизоне Новогеоргиевска», участвовала в Виленских боях и Нарочском наступлении. При этом выводы делаются на основе того, что всего два офицера дивизии были награждены Георгиевскими крестами. Это далеко не так.

Достаточно сказать, что Виленская операция 1915 года, в которой участвовал и Богучарский пехотный полк, хотя и являлась оборонительной операцией в районе города Вильно (Вильнюс), но в результате ее была взята крепость Ковно (Каунас). Удержав район города Вильно, русские войска во встречных боях, продолжавшихся до начала сентября, нанесли противнику большой урон. Немцы же так и не смогли прорвать русскую оборону.

18 марта 1916 года 59–я пехотная дивизия приняла активное участие в Нарочском наступлении.

Вот что рассказывает в своей книге «Нарочская операция в марте 1916 г.» Н.Е. Подорожный: «На правом фланге корпуса 233–й и 234–й полки в 12 часов перешли в атаку, в 13 час. 50 мин. преодолели проволочные заграждения противника и заняли часть опушки леса на участке Медзины, Антоны и поперечную просеку № 8. Дальнейшее продвижение было остановлено сильным фланговым огнем противника. Около 17 часов со стороны м. Годутишки, с фронта Ракетишки, Суботишки, было замечено движение пехоты и артиллерийских запряжек противника на восток. В сумерки было обнаружено накапливание германцев по всему фронту участка; в 21 час. противник пытался переходить здесь в контрнаступление, но был отбит. В итоге дня корпус понес потери: а) в 22–й пехотной дивизии – 49 офицеров и 5547 солдат, б) в 59–й пехотной дивизии –1 офицер и 89 солдат».

На фото: Подпрапорщик 234 –го Богучарского пехотного полка Филипп Павлович Пахомов (награжден Георгиевскими медалями 4-й степени, 3-й степени, имеет Георгиевский крест 4-й, 3-й, 2-й и 1-й степеней)

А вот как вспоминает об этом один из участников тех боев младший унтер–офицер 234–го Богучарского полка И.Р.Носов:

«Я был ранен и переведен в Богучарский полк. Оттуда нас погнали под Осовец. Оглобля (с 19.07.1914 по 24.06.1917 генерал – майор Оглоблев Александр СеменовичЕ.Р.) сказал командиру полка:

– Окопы для вас там готовы. Инженерные войска делали. Не разбить германцу.

Разыскали мы эти окопы. Они, оказалось, были сделаны нашими саперными войсками не для русских, а против русских. Хорошие окопы! Накатник здоровый, блиндажи, что тебе надо! Рельсы, бревна, земля толстым слоем на блиндажах. Только бойницы обращены против русских. Тут измена была.

Мы в эти окопы не пошли, отступили саженей на 500 и сделали свои окопы. На четвертые сутки в ночь немцы выбили нас из этих окопов, и мы побежали еще шибче, чем тогда. Прибежали в местечко Радунь часам к одиннадцати утра. Здесь для нас были устроены простые окопы.

Держались под Радунью три дня. Германец сделал канонаду. Ох, и канонада! Никогда он так не бил по нас. Ясный день был, а стал точно вечер темный. Тут и снаряды рвутся, тут и песок летит, и сено, и солома горят, вся деревня горит. И простые снаряды, и зажигательные летят. Крик, вой. Вот тут–то нам жара и была. Осталось нас 13 человек от всего полка. Я в это время был фельдфебелем.

Отступили из Радуни на Бельск. Подходим к Бельску. Встречает нас генерал Оглобля со своей свитой. Мы идем. Впереди командир полка со знаменем, командир батальона, три ротных командира, два фельдфебеля, семь унтер – офицеров. Рядовых в полку – ни одного… Генерал командует своей свите:

– Смирно! Равнение на знамя!

Командир полка командует нам:

– Смирно, господа офицеры!

Генерал спрашивает:

– Какой полк идет?

– Богучарский, ваше превосходительство!

– Знамя цело?

– Цело, ваше превосходительство!

– Командир полка жив?

– Так точно, ваше превосходительство!

– Командиры батальонов целы?

– Трое без вести, один цел.

– Ротные командиры?

– Трое осталось, ваше превосходительство!

– А рядовых?

– Рядовых ни одного, ваше превосходительство!

– Ну, этой сволочи найдется!

Под деревней Боровички я был ранен в глаз, и мне оторвало палец. Попал в госпиталь в Витебске».

К концу 1916 года весь кадровый офицерский состав Богучарского полка погиб. Командирами рот стали прапорщики.

Многие воины 234–й пехотного Богучарского полка отмечены георгиевскими наградами, среди них – капитан Александр Ефимович Гудиш, штабс–капитан Владимир Оскарович Якобсон, подпрапорщик Филипп Павлович Пахомов, младший унтер–офицер Иван Максимович Хвостиков, поручик Тимофей Михайлович Кончаков и другие.

Отдельно хочется сказать о поручике Богучарского полка Тимофее Михайловиче Кончакове. К 1916 году он имел Георгиевские кресты 4–й, 3–й, 2–й степени, не хватало лишь 1–й степени до полного Георгиевского кавалера. Тимофей Михайлович родился в селе Елань–Колено Новохоперского уезда, был грамотным, знал несколько языков, писал стихи. После Первой мировой войны участвовал в Гражданской войне, затем эмигрировал во Францию. В эмиграции жил в Париже, работал шофером. На собственные средства издал сборники стихов: «Шоферские песни» (1935), «Из крестьянской жизни» (1936), «Ей» (1938), «Письма родным, друзьям, знакомым» (1938), «Старина, сказка, небыль» (1945).

Его внучка Вера Андреевна Цыганова вспоминала: «Тимофей очень тосковал по Родине и присылал моей маме открытки примерно до 1926 года, когда еще разрешалось писать письма.

… В одном из четверостиший в 1925 году он написал на фотографии своей дочери:

Итак, Аннет, исполнилось твое желанье,

Со мной ты во Франции была,

Но не понравилось тебе мое скитанье,

Вернулась ты, меня с собою не взяла.

На фото: Поручик Богучарского пехотного полка Кончаков Тимофей Михайлович.

Опубликовано в газете «Коммуна»,– Воронеж,– №101 (26317), 18.07.2014 г.

Совсем недавно в Интернете, на одном из форумов, был выставлен на продажу Георгиевский крест 4–й степени за № 795142 старшего унтер–офицера 234–го Богучарского полка Самсона Григорьевича Борового, которым он был награжден «за проявленное мужество в боях с неприятелем» 6 января 1916 года. Оценили крест в 10500 рублей. Сам собой напрашивается вопрос: почем отечественная история? Конечно, это высшей степени кощунство, когда продаются военные награды, ведь за ними – героизм и подвиги, кровь и страдания наших соотечественников. Вот и возникло у меня желание пройти фронтовыми дорогами Богучарского полка и рассказать о его бойцах.
+2
1.97K
0
Тип статьи:
Авторская

В 2012 юбилейном году, когда Россия отмечала 200-летие победы в Отечественной войне 1812 г., А.С. Шуринов подарил мне свою книгу «Служилые Шуриновы» (Родословие), выпущенную в г. Москва в 2010 году. Александр Сергеевич является потомком одного из участников Отечественной войны 1812 года, членом Совета Общества потомков-участников Отечественной войны 1812 года. Используя присланные им воспоминания, а также материалы школьного краеведческого музея «Следы времени» мне удалось восстановить события, происходившие на богучарской земле в период Отечественной войны 1812 года.

Богучарцы приняли активное участие в Отечественной войне 1812 года.

Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича. За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине.

Богучарцу ротмистру Изюмову было объявлено «монаршее благоволение», ему ивсем эскадронным командирам были вручены золотые сабли с надписью «За храбрость».

В нашем районе и сейчас есть село Шуриновка. Сначала это село называлось Новохарино по имени владельца, но потом в 1844 году старший сын Петра Николаевича Шуринова - Александр женится на Хариной Любови Платоновне, дочери титулярного советника Харина Платона Стефановича, помещика Воронежской губернии, и приобретает в качестве приданого за женой 4200 десятин земли в Богучарском уезде.

Пётр Шуринов службу начал в 18 лет в Воронежском гарнизонном батальоне унтер-офицером. Приведём последующие данные его послужного списка из имеющихся в архиве материалов А.С. Шуринова: 14 июня 1802 г. переведён в Екатеринославский гренадерский полк; 30 сентября 1802 г. произведён портупей - прапорщиком; 12 июня 1805 г. - прапорщиком; 23 марта 1806 г. - подпоручиком; 2 ноября 1807 г. - поручиком; 2 марта 1810 г. - штабс-капитаном; 19 апреля 1812 г. - капитаном; 18 сентября 1813 г. - майором; 17 июня 1815 г. - подполковником. В составе Екатеринославского гренадерского полка, входившего в 6-ую пехотную дивизию под командованием генерала Д.С.Дохтурова, участвовал в походах и сражениях Российских армий в Европе с 1805 по 1807 г., в том числе в сражении при Прейсиш - Эйлау и Фридланде, где 2 июня 1807 г. был контужен "в правый бок картечью". За отличие в сражении награждён Орденом Св. Анны 3-ей степени. С 13 июня 1812 г. участвовал в сражениях против вторгшихся в Россию армий Наполеона: 6 августа при селе Лубино; 26 августа в генеральном сражении при селе Бородине; 6 октября при селе Тарутине; 12 октября при Малоярославце; 6 ноября при городе Красном. За отличие в сражении при селе Бородине был пожалован Золотой шпагой с надписью "За храбрость". За отличие в сражении при городе Красном получил "Монаршее Благоволение". С 1 января 1813 г. вновь в составе полка в походах и сражениях по Европе: 9 мая 1813 г. участвовал в генеральном сражении под Бауцином и за отличие произведён в майоры; 17-18 августа участвует в сражении при селении Кульма, где "ранен пулею в голову около левого виска". За отличие награждён Орденом Св.Владимира 4-ой степени с бантом. С 20 декабря 1813 г. участвует в сражениях во Франции. 2 февраля 1814 г. участвует в сражении при городе Монмирае, за отличие в котором был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени. За участие в "действительных сражениях" при взятии Парижа был награждён Орденом Св.Анны 2-ой степени, украшенном алмазами. 18 июня 1814 г. в составе полка переправляется через Рейн и через освобождённую Европу следует в пределы России. 17 июля 1815 г. по Высочайшему Его Императорского Величества положению за полученными тяжёлыми ранениями уволен в отставку подполковником с мундиром и пенсионом полного жалования.

Во всей Воронежской губернии шел сбор пожертвований продовольствием и деньгами для обеспечения Воронежской войсковой милиции. В этом была заслуга и богучарцев, которые не только продовольствием, но и деньгами пожертвовали на защиту Отечества. На 25 марта 1807 года в уездебыло собрано 2210 рублей 83 1/2 копейки. Богучарский предводитель дворянства артиллерии полковник Самуил Николаевич Бедряга (рис.4) пожертвовал – 50 четвертей ржаной муки, 500 пудов сена; коллежский асессор Бедряга – 50 четвертей ржи; титулярный советник Подольский – 25 четвертей ржаной муки, 5 четвертей пшенной крупы; дочери Лофицкие Мария и Александра – 25 четвертей ржи каждая. Всего в уезде было собрано 150 четвертей ржаной муки и 2000 пудов сена. И.В. Лисаневич «за особые заслуги и усердие … на должности губернского начальника милиции» был награжден главнокомандующим графом Орловым – Чесменским в 1807 году орденом святого князя Владимира 3-й степени. В состав Воронежской губернской милиции входило много богучарцев, с уезда в состав полков было призвано 1564 человека. Возраст рекрутов из богучарского уезда был от 22 до 47 лет. Достаточно сказать, что уездному С.Н. Бедряге было 29 лет.

С первых дней Отечественной войны 1812 года богучарцы были на передовой. Практически от каждого населенного пункта были представлены рекруты. Всего было призвано 210 человек. Из Бычка –22, Н.Белой – 45, Ворбьевки – 71, Журавки – 21, Константиновки – 30, Красногоровки –15, Расковки – 16, Толучеевой – 12, Твердохлебовой – 16, Абросимовой –13, Сухого Донца – 7, Терешковой – 9, Полтавки – 6, Липчанки – 4, Монастырщины – 7, Перещепное – 2, Данцевка – 5, Гадючей – 6, Филоново – 4, Дядина – 3, Лофицкой – 6, Дъяченково – 10, Грушовой – 5.

Тысячниками командовали – секунд-майор Т.Л. Пушкарев и штаб-с-капитан И.А. Чехурский, пятисотеные были – штаб-с-капитаны А.П. Лофицкий, П.А. Пушкарев и поручик А.В. Попов, сотенными – титулярный советник И.Г. Степанов, коллежский регистратор А.М. Чекалев, поручик Е.Л. Пушкарев, М.А. Куколевский, И.Б. Роднолицкий, губернский секретарь И.П. Масленнин, поручик П.А. Куколевский, А.Д. Мерганский, коллежский протоколист Петр Голубцов, 14 – класса Г.И. Ровлев, корнеты И.Н. Чеботарев, А.Ф. Пушкарев, П.И. Оболонский, Профирий Плотников, С.Д. Павлинский, коллежский регистратор Елисей Ровнев.

В состав гусарского полка вошли ратники 82-го набора, в возрасте от 23 до 48 лет. Сам фельдмаршал Кутузов благодарил старания ротных и батальонных командиров полка за хорошую подготовку. 3-й и 4-й Егерские Воронежские полки вошли под командование начальника, генерал – майора Русакова. Вместе с ним они участвовали в Бородинском сражении у реки Корочи. Среди них был и С.Н. Бедряга. Один из родственников знаменитой в то время династии воронежских Бедряг. Полковник Н.Г. Бедряга служил в Ахтырском гусарском полку в 1812 году отличился в схватке донских казаков (Платова) и гусар (Васильчакова) споляками. 24 августа под Бородиным получил контузию в грудь от ядра и уже 28 октября вступил в партизанский отряд Дениса Давыдова. Именно ему Денис Давыдов посвятил ряд своих стихов. Его брат Сергей погиб 28 сентября 1812 года в сражении под Вересеей. Бедряга Егор Иванович (1773-1813) полковник Изюмского гусарского полка участвовал в Отечественной войне и прославился как партизан. В 1813 году отличился при взятии Берлина и г. Люнебурга, куда ворвался первым; под Гальберштадтом, совершив 30-часовой пробег, разбил прикрытие транспорта, захватив 1 генерала, 16 офицеров, 1000 нижних чинов и 14 орудий. При знаменитом набеге Чернышева на Кассель Бедряга врубился в каре и пал, сраженный двумя пулями в голову. Погребен Бедряга в Мельзунгене, близ Касселя; могила его, попечением офицеров Изюмского гусарского полка, сохраняется в образцовом порядке.Достаточно сказать, что в храме Христа Спасителя, разрушенного в 1931 году, имена пятерых участников Отечественной войны 1812 года Бедряг были высечены на мраморных досках, среди них и наш богучарский. Богучарские гусары вошли в состав 1-й армии под командованием Барклай-Де-Толли[ii] и прошли боевой путь от Богучара до Парижа. В 1817 году войска 2-й дивизии 5-го резервного кавалерийского корпуса дислоцировались в центре и на востоке Воронежской губернии. В селе Нижний Мамон стоял эскадрон Тверского драгунского полка, в Павловске – Рижский драгунский полк, в Боброве – Казанский драгунский полк, в городе Богучаре на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».

Среди славных защитников Отечества известен В.Я. Яковлев - уроженец г. Богучар. В 1802 г. он служил в Ярославском пехотном полку, в составе которого сражался под Аустерлицем, был в походах в Австрии и Пруссии. После Тильзитского мира воевал с турками, а затем защищал Родину в 1812 г. Участник заграничного похода 1813—1814 гг. За боевые заслуги награжден серебряной медалью на голубой ленте в память 1812 г. Позже получил орден Георгия. А в 1816 г. был произведен в офицеры. Ушел в отставку в чине штабс-капитана. Служил в Богучарском уездном суде.

Вот такая получилась история. Есть правда и продолжение.

Двигаясь в 1829 году на Кавказ, А. С. Пушкин проследовал через Богучарский край по Черкасскому тракту в направлении станицы Казанской, через Ковыленскую, Бычок, Матюшенскую при логе Матюшенском, в одном из них по преданию заночевал. Об этом свидетельствует опубликованная в альманахе «Памятники отечества» №2 за 1986 год Карта путешествия А.С. Пушкина. Уже позже в 1835 году, описывая свое путешествие, поэт пишет: «До Ельца дороги ужасные. Несколько раз коляска моя вязла в грязи, достойной грязи одесской. Мне случалось в сутки ехать не более пятидесяти верст. Наконец увидел я воронежские степи…». Краеведами, историками удалось установить, где после Ельца до станицы Казанской, по Черкасскому тракту, который имел протяженность более 600 верст, останавливался поэт на отдых. Возможно, это был Воронеж, Нижний Мамон или одинокая почтовая станция в Богучарском уезде. На территории Богучарского уезда, как свидетельствует книга Ф. Токмакова «Город Богучар и его уезд», на Черкасском тракте было две почтовые станции и большая казачья слобода Бычок. Почтовая станция Ковыленская находилась при логе Ковыленском (в 18 вестах от уездного города, позже хутор Ковыльный недалеко от села Журавка), где был один двор, 15 человек мужского и четыре женского пола. Вторая станция Матюшенская – при логе Матюшенском, что напротив Белой горки (в 40 верстах от уездного города), здесь был тоже один двор, 17 человек мужского ивосемь женского пола. В повести «Станционный смотритель»А.С. Пушкин пишет: «…В мае-месяце случилось мне проезжать через Н-скую губернию, по тракту… Находился я в легком чине, ехал на перекладных и платил прогон за две лошади». Именно в мае 1829 года и проехал поэт Богучарский уезд, а под энской губернией вполне могла быть Воронежская, трактом же – Черкасский. «В трех верстах от станции дождь вымочил меня до нитки. По приезду на станцию первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе чаю» - пишет далее А.С. Пушкин.

На какой из почтовых станций, Ковыленской или Матюшенской, остановился поэт и какой станционный смотритель поведал ему эту печальную историю, неизвестно, но то, что он их проезжал, это точно, ибо другой дороги до станицы Ковыленской не было. Да и переправлялся поэт через Казанскую рано утром. По местной легенде сюжетом его произведения "Станционный смотритель" стали события, происходившие на станции Ковыленской, расположенной на Черкасском тракте. Так как в 1817 году после Отечественной войны 1812 года на зимние квартиры расположился Финляндский драгунский полк и, возможно, один из гусаров полка, плененный красотой Дуни, увез ее из почтовой станции в Петербург, а ее отец поведал А.С. Пушкину за чашкой чая эту удивительную историю.

Хотя литературоведы считают, что фамилию герою повести "Станционный смотритель" Самсону Вырину Пушкин дал по названию деревни Выра. В нескольких метрах от нынешнего Киевского шоссе, идущего от Санкт-Петербурга, до сих пор стоит каменный одноэтажный дом, ставший иллюстрацией к произведению. В 1972 году здесь появился музей дорожного быта России пушкинской эпохи. У обочины дороги - деревянный столб, на котором написано: «До Пскова 239 верст. До Петербурга 69 верст».

Ссылки.



1.А.С. Шуринов. ОтЕльца до Парижа. Судьбы героев России и их потомков. К 400-летнему юбилею служения Отечеству рода Шуриновых. - Материал представлен Шуриновым Александром Сергеевичем.

2.Барклай-Де-Толли Михаил Богданович (1757-1818), князь (1815), российский генерал-фельдмаршал (1814). Командир дивизии и корпуса в войнах с Францией и Швецией. В 1810-12 военный министр. В Отечественную войну 1812 главнокомандующий 1-й армией, а в июле – августе фактически всеми действовавшими русскими армиями. В 1813-14 главнокомандующий русско-прусской армией, с 1815 — 1-й армией.

Автор Евгений Романов.

Именно Финляндский полк принимал активное участие в Бородинском сражении. Вместе с полком в город Богучар прибыл генерал – лейтенант Аполлон Никифорович Марин, автор воспоминаний в стихах «Русский богатыри 1812 года». В Воронеже близ Покровской церкви, где проживал Марин после войны 1812 года «висел пудовый колокол, отлитый из французской пушки, добытой с Бородинского поля, и надписями, посвященными этой знаменательной дате. По прошествии каждого часа сам Марин или его слуга звонили в колокол».
+2
2.52K
9
Тип статьи:
Авторская

БОГДАНОВСКИЙ – капитан после окончания Отечественной войны 1812г. в Богучар, его жена Александра Антоновна проживали всельце НИКОЛАЕВКА Богучарского еузда

ВОДАРСКИЕ: богучарские дворяне братья Иван и Дмитрий Григорьевичи в 1812г.
служили в Арзамаском пехотном полку, участвовали в заграничном походе 1814-15г. в сражении на реке Буг и взятии Парижа.

ЛЮДЕНГАУЗЕН – ВОЛЬФ - барон, прибыл в Богучарский уезд после 1812г., женился на местной дворянке….

ГОЛОВИНСКИЙ штабс-капитан имел поместье в деревне НОВОСЁЛОВКА Богучарского уезда в 1864г. его жена Клавдия Сергеевна

ГРЕКОВ Михаил Лазаревич прапорщик с 7 ноября 1789г., сельцо ПЛЕСНОЕ Богучарского еузда 1864 г.

ДВИГУБСКИЙ – ПОКУСАЕВ поручик Николай Фомич из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

ИВАНОВЫ: участники войны 1812 г. штабсъ - капитанъ Никифоръ Филатовъ Ивановъ. поручикъ Васильевичъ Ивановъ подпоручикъ Алексей Герасимовъ Ивановъ имели хутор КРАВЦОВОЙ БАЛКИ Богучарского уезда

Григорий Иванов службы начал 1775 году в Украинском гусарском полку, Участник войны 1806 по 1813 год. Участник заграничного похода. 39 -й Егерский полк. С 1793 по 1795 заседатель Богучарского суда. С 1813 -1816 предводитель богучасокого дворянства.

ЛЕВЧЕНКО Илья Дмитріевичъ - подпоручнкъ участники войны 1812 г.отставной поручик Георий Елисеевич Левченко с 1840г. поручик Георгий Елисеевич Левченко имел поместье в сельце НИКОНОРОВКА Богучарского еузда после 1863г. перешло жене Надежде Алексеевне

ЛИСАНЕВИЧ Василий Иванович богучарский дворянин служил в лейб-гвардии Конном полку, сын его Иван в в лейб-гвардии Гусарском полку, сын Алексей Елисаветградском гусарском полку, сын Сергей начал службу в в лейб-гвардии Семеновском полку слобода САПРИНА Острогожский уезд, 1887г.

ЛОФИЦКИЙ Григорій Петровичъ: поднолковникъ. после окончания 2-го Кадетского корпуса в 1809г. служил в 4-м Егерском полку батальонным андъютантом в звании поручик,в заграничном походе со 2 января 1813г. участвовал во взятии Варшавы и штурме 1 февраля города Калища. 20 апреля ранен в голову за город Люции, 14 августа ранен в плечо при штурме крепости Кенинштейн,14 августа 1813г. присвоено звание штабс-капитан, в оставку вышел 8 января 1820г. подполковником. награжден орденами: св. Анны и св. Владимира. сельцо ПЛЕСНОЕ Богучарского еузда 1864г.

СТЕПАНОВЫ участники войны 1812 г: поручикъ Василій Степановичъ Степановъ сельцо СТЕПАНОВО Богучарского уезда 1864г.

СТЕПЕНКО: участник войны 1812 г:маіоръ Аммосъ Алекс;евичъ Степенко РОДОМ ИЗ Богучарского уезда 1864г.

ТАРАНОВСКИе: прапорщик Дмитрий и подпоручик Николай Ивановичи
из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

ТАТАРЧУКОВы: поручикъ Федоръ Григорьевичъ участник войны 1812 г., окончил 2-й Кадетский корпус в 1811г., с присвоением прапорщика переведен в состав Воронежского полка, участвовал в сражении под Полоцком и за проявленный в бою героизм был представлен к званию подроручик. Сражался 18-20 октября под Чашниками, 2 ноября под Смолянами, был ранен в левую ногу, за умелое командование в бою представлен к званию поручика. Находился на излечении. В мае 1813г. вернулся в полк и участвовал в боях на территории Польши. С 1 по 18 июля преследовал противника в Прусской Селезии, с 18 по 26 июля – в Саксонии. С 26 августа по 11 сентября воевал у города Байрейт, где в составе полка стал на «зимние квартиры». Из-за последствий ранения ушёл в отставку и проживал в слободе ПИСАРЁВКА Богучарского уезда. его сын коллежский ассесонер Григорий Фёдорович имел поместье сельцо БРАТОЛЮБОВО Богучарского уезда 1864г.

ТИМОШЕВСКИЙ прапорщик из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку.

УРСУЛ Григорий Иванович, подпорущик из Богучарского уезда участник 1812г. в составе 19-й Кавказской армии в Казанском пехотном полку, поручик с 21дек1788г.; с ним в этом полку служил его братья Иван и Василий подроручики хутор ИВАНОВКА (Урсуловка) Острогожский уезд, 1884г.

ЯНОВ ИВАН: после окончания Отечественной войны 1812г. приехал в Богучар


Составил Евгений Романов.

Командующим Воронежским губернским войском был избран помещик Богучарского уезда действительный статский советник и кавалер Василий Иванович Лисаневич. Василий Иванович впоследствии был Губернатором Вологодской губернии. По архивным данным мундир В.И. Лисаневича до 1912 года хранился у его внука, предводителя Богучарского уездного дворянства И.А. Лисаневича. За Рущукское сражение шеф Чугуевского полка генерал-майор Григорий Иванович Лисаневич (родной брат Василия), служивший в полку с 1808 года, был награжден Георгиевским крестом 3-й степени и повышен в чине.
+2
3.29K
0

На злобу дня. Статья Сталина в газете "Жизнь национальностей", 1918 

Украина освобождается. Статья с таким названием вышла в декабре 1918 года в газете "Жизнь национальностей". Это издание являлось еженедельником Народного комиссариата по делам национальностей (Наркомнаца), а первый номер "Жизни национальностей" вышел в свет 9 ноября 1918 года. Напомню, что Иосиф Виссарионович Сталин был первым народным комиссаром по делам национальностей. 

 Источник: РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1139. Л. 95

 

На злобу дня. Статья Сталина в газете "Жизнь национальностей", 1918 

+2
2.9K
0
← Предыдущая Следующая → 1 2 3 4 ... 6
Показаны 1-20 из 118