Статьи

Текстовые материалы

Тип статьи:
Авторская

«Ты сейчас далеко, далеко,

Между нами снега и снега...

До тебя мне дойти нелегко,

А до смерти — четыре шага».

А.Сурков. «В землянке».

Глава III. Стратегическая обстановка летом и осенью 1942 года

Чтобы яснее представить, как развивались события, связанные с освобождением Богучарского района от немецко-фашистских захватчиков, хотелось бы кратко охарактеризовать некоторые факты военной истории этого периода.

В 1942 году враг вышел в районы города Воронежа, Сталинграда, к предгорьям Главного Кавказского хребта. Гитлеровцы захватили промышленный Донбасс, богатые сельскохозяйственные районы Дона, Кубани, Нижней Волги. Для Советского Союза сложилась крайне опасная военная обстановка.[1]

Однако поставленные противником цели в летнем наступлении 1942 года не были достигнуты. Его наступательные возможности оказались исчерпаны. Перед лицом сложившихся неблагоприятных для немцев факторов (растянутость фронта на 2300 км, ухудшение снабжения войск, разобщенность отдельных группировок, например, армия группы «А» - на Туапсинском и Нальчикском направлениях; группа «Б» - Воронеж, Сталинград) 14 октября 1942 года был отдан приказ о переходе немецко-фашистских войск к обороне, за исключением Сталинграда и небольших участков в районе Туапсе и Нальчика.[2]

Советское верховное главнокомандование оценило данную обстановку и в ходе анализа пришло к выводу, что создалась предпосылка для решительного перелома в ходе войны. Что касается стратегической и оперативной обстановок, то наибольшее преимущество для нанесения удара по скоплению войск противника было под Сталинградом и в большой излучине Дона. Этот план получил наименование «Сатурн».

На первом этапе был разработан план «Уран», то есть контрнаступление войск Юго-Западного и Сталинградского фронтов с целью окружить немцев в Сталинграде. А уж затем, силами левого крыла Воронежского и Юго-Западных фронтов из района Верхнего Мамона прямо на юг через Миллерово на Ростов, выйти в тыл всей группировки армий «Юг».[3]

Контрнаступление готовилось в строжайшей тайне соблюдения подготовительных мероприятий, и немцы не ожидали активных действий под Сталинградом. Германское командование и не подозревало о грозящем окружении его отборных войск между Волгой и Доном.

Генерал армии, бывший начальник штаба Воронежского фронта Казаков М.И. писал: «Общей целью будущей операции двух фронтов – Юго-Западного и нашего Воронежского, был глубокий удар с выходом к Ростову. На первом этапе предусматривалось уничтожение 8-ой итальянской армии и овладение районом Кантемировка, Чертково, Миллерово и др. Второй этап начинался с рубежей Чертково и Миллерово. Здесь предполагалось ввести в бой резервы Ставки (несколько танковых корпусов и одну общевойсковую армию). С этими свежими силами Юго-Западный фронт и устремлялся прямо на Ростов».[4]



[1] Сталинградская битва. – М.: Наука, 1989. – С. 345.

[2] Сталинградская битва. – М.: Наука, 1989. – С. 349.

[3] Романов П.И. Солдаты славы не искали. Воронеж, 2010. – С.7-8.

[4] На воронежском направлении. Статьи, очерки, воспоминания. – Воронеж, 1973. – С. 38.

Чтобы яснее представить, как развивались собы-тия, связанные с освобождением Богучарского рай-она от немецко-фашистских захватчиков, хотелось бы кратко охарактеризовать некоторые факты военной истории этого периода.
0
685
0
Тип статьи:
Авторская

Ах война что ж ты подлая сделала:
Вместо свадеб – разлуки и дым.
Наши девочки платьица белые
Раздарили сестренкам своим.

Булат Окуджава. «До свидания, мальчики!»

Глава II. Жизнь на оккупированной территории

В ходе наступления летом 1942 года немцам (операция «Блау») удалось захватить Богучарский и Радченский районы. При занятии населенных пунктов вблизи населенных пунктов, жители, как правило, выселялись или расстреливались. Вот каквспоминает об этих событиях Минакова С.В.: «Гул нарастал, женщины попадали в овраг, закрывая собой детские тела, над головами прошла какая-то грохочущая волна, я заплакала, увидела, как мамины губы что-то шепчут. Послышались взрывы. Мне, в ясный солнечный день, все увиделось необычной грозой. Это немецкая авиация совершила налет на провинциальный непромышленный городок, население которого составляли женщины, дети и старики. Страшная картина открылась после бомбардировки: разрушенное здание яслей, двор, усеянный телами нянечек и детей, клочками пеленок. Я и сейчас с содроганием и недоуменной тоской вспоминаю эту варварскую бомбежку, почерневшие лица матерей, воздевающих к небу руки и проклинающих фашистов…

В тот вечер с толпой испуганных, уставших женщин мы шли с мамой по горе, пытаясь уйти от гитлеровцев. Оглядываясь, видели Богучар: горящее здание педучилища, в котором когда-то учился М. Шолохов, необычно пустую, площадь Павших стрелков…. По улицам уже пошли колонны чужих солдат. На улице 1-го Мая, где расположились итальянские части, валялись желтые лимонные корки. Итальянские солдаты, жестами объясняясь с подростками, играли в футбол. По рассказам Вани, брата моей подружки, итальянцы побаивались немцев и играли с местными мальчишками только в отсутствие немцев….».[1]

После освобождения богучарцы в беседе с корреспондентом Алексеем Сурковым рассказывали: «Черноглазая пятилетняя Тамара то и дело вмешивается в разговор: - Немец злой. Он маму искал и нас искал. Мне тетя говорит: «Расскажи стихи про Ворошилова». А я не рассказывала - ведь немец услышит, убьет меня и бабушку. Помолчала, потом, что - то припомнив, проговорила: - А меня немец по голове молотком бил. Бабушка поясняет. Тамара играла на улице возле немецкого гаража, подняла с земли какую - то гайку. Немец шофер увидел, рассвирепел и ударил ребенка но голове тяжелой рукояткой молотка».[2]

В городе и населенных пунктах района был введен так называемый «Новый порядок». Управление оккупированных районов осуществлялось через комендатуры. Они подчинялись штабам действующих на территории частей вермахта и поддерживали связь с гестапо. Комендантом Радченского района был сначала итальянский майор Ангис, а затем немец Кислинг.

В Богучаре комендатура разместилась в здании городского совета, где повесили вывеску с надписью на немецком и русском языках «Местная комендатура», такие же вывески были над банком, фотографией и других местах. Над каждым колодцем прибили регистрационные таблички на немецком языке, можно или нельзя немцам пить из них воду. Во многих дворах и садах были вырыты ямы - гаражи для машин и танков. На телеграфных столбах размещались объявления: «Разрешается выходить из домов с 5 часов утра до 5 часов вечера. За нарушение приказа строгая ответственность». «Предлагается хозяевам и квартиронанимателям скалывать лед и чистить снег с тротуаров. За неисполнение строгая кара». «Красноармейцы, не явившиеся в германские части будут беспощадно расстреляны или повешены. Житель, дающий красноармейцу убежище, питание или оказывающий другую помощь будет наказан самым строгим образом - расстрелом или повешением».[3]

В городе Богучаре была создана управа, которую возглавил бургомистр, бывший учитель городской школы. В селах были выбраны старосты и назначены полицейские, как правило, завербованные из выходцев членов кулацких семей, дезертиров и уголовных элементов. Старосты должны были обеспечивать сельскохозяйственные поставки, агротехническими работами и благонадежностью жителей. Старосты, выдвинутые немецким командованием выбирались на общем собрании, куда не допускались женщины и молодежь. Так в с. Липчанка, где присутствовало и несколько мужчин из с. Радченское на собрании итальянский офицер сообщил: «…что районным старостой желает быть Бондарев Пантелей Петрович и, что «мы ему доверяем». Все официальные помещения в обязательном порядке «украшались» плакатами и портретами. Так, в помещении Радченского районного старосты (Воронежская область) были вывешены большие художественно исполненные портреты Гитлера и Муссолини. Зачастую на должность старост назначались бывшие председатели колхозов оставшиеся на оккупированной территории. Директором МТС им. Горького Радченского района была назначена член ВКП (Б) Левченко Александра Алексеевна. Директором Первомайского совхоза был назначен механик совхоза Романов. Но были и те, кто перешел на службу оккупантам добровольно. В докладной записке от 19 марта 1943 года В.Н. Меркулова И.В. Сталину, направленная ЦК ВКП(б) о ликвидации шпионов, диверсантов и немецких пособников в освобожденных районах, сообщалось: «В делах старосты Радченского района также обнаружено 35 аналогичных заявлений от 28 членов и 7 кандидатов в члены ВКП (б), в том числе от бывш. директора Марьевской МТС Радченского района, члена ВКП (б) Гвозденко, следующего содержания: «Районному старосте господину Заверухе. Я, Гвозденко, прошу Вашего разрешения допустить работать в колхозе. Я эвакуировался, но возвратился в Радченский район, желаю честно работать и выполнять все указания вышестоящего начальства. Партбилет уничтожил». Гвозденко арестован. Из числа видных немецко-итальянских пособников и агентов арестованы: Баранников - бывш. ответственный инструктор Воронежского Облисполкома. По заданию немецко-итальянских оккупантов Баранников создал в Кантемировском, Радченском и Писаревском районах лжепартизанские отряды, куда обманным путем привлекал советских патриотов, коммунистов и комсомольцев, а затем выдавал их. … Выявлено 208 пособников немецко-итальянских оккупантов, бежавших с ними при отступлении, в том числе такие лица: Е. Пушкарева, бывший секретарь Богучарского РК ВЛКСМ. С приходом оккупантов принесла им списки комсомольской организации, а затем вышла замуж за итальянского офицера. Новошицкий, бывший пропагандист Радченского РК ВКП(б). Был назначен оккупантами счетоводом Богучарского зерносовхоза».[4] Многим колхозам и совхозам были оставлены старые названия. Фашисты за короткий срок восстановили богучарскуютюрьму. Куда помещались схваченные на богучарской земле коммунисты и комсомольцы. В основном содержание в тюрьме было недолгим, приговор был одним - расстрел.

Жизнь для немецких и итальянских оккупантов в районе была хорошей. Правда немцы относились к итальянским солдатам свысока. По сообщениям из Богучарского района, «итальянцы привилегированных дивизий «Равенна», «Турино» … в большинстве своем держались немцами в условиях гораздо худших, чем немецкие солдаты, расселялись в бараках, землянках, в то время как немцы располагались в лучших квартирах».[5] «Немцы кормили итальянцев два раза в день - обыкновенными макаронами и кофе в ограниченном количестве».[6] Вино, шоколад, консервы выдавались только немцам и были для итальянцев роскошью. Свой скудный рацион итальянские солдаты пополняли «лягушками, кошками, а также сырыми тыквами и бураками, которые они воровали у населения». «В качестве лакомых блюд они использовали воробьев, которых били из рогаток». Взаимоотношения между немцами и итальянцами были враждебные. Итальянцы говорили про немцев, что они «собаки», а немцы называли итальянцев «полсолдата». Взаимная неприязнь была настолько сильной, что итальянцы не пользовались возведенными немцами сооружениями. Очевидцы Радченского района отмечали, что «в районе… немцы построили для себя столовые, рестораны, госпитали, приспособили помещения под штабы. Уходя из района, немцы оставили все это в исправном состоянии».[7] Итальянцы старались этим не пользоваться.

В г. Богучаре, работал театр, демонстрировались немецкие кинофильмы, выступали немецкие артисты. Русские в театры не допускались. Был открыт публичный дом, который обслуживали местные жительницы. Комендант Кислинг рассказывал о «новом порядке» на собраниях в селах района: «Совхозы и колхозы не оправдали себя и с 1 января 1943 г. будут ликвидированы». Немцы планировали ввести частное землевладение, рассчитанное на кулаков и помещиков. Землю планировалось разделить по количеству едоков – мужчин. Каждые 10 дворов должны были иметь старшего – десятника. «Из числа «лучших людей» создаются особые десятки, которые получают наилучшую землю, скот и инвентарь колхозов (недостающее количество инвентаря, скота, по словам Кислинга, будет завезено дополнительно). Остальным жителям – «лодырям» предоставлено право честно работать, подняться до разряда «лучших», после чего им также будет оказываться «помощь». По словам Кислинга, «львиная доля доходов будет оставаться у землевладельцев» и только «незначительные проценты пойдут в пользу немецкого государства».[8]

После описанных событий есть необходимость вспомнить, как складывалась судьба молодежи села Сухой Донец, решивших получить специальность механизаторов. Окончив курсы в марте 1942 года, сдав экзамены, девчонки были распределены в тракторные отряды на работу. Мальчишек оставили в МТС, прикрепили к старым комбайнерам, мальчишки получили комбайны «Коммунар» и стали готовиться к уборке урожая. Работать на комбайнах не пришлось, так как на фронте для наших войск сложилась неблагоприятная обстановка. 9 июля 1942 года Богучар стали бомбить немецкие самолеты. Богучар заволокло дымом. С базы МТС было видно, как под бомбами рушились здания и горели дома. Многим ничего не оставалось, как бросать все и бежать домой. По дороге на Монастырщину к переправам двигались машины, шли солдаты и беженцы. Вся эта масса народа непрерывно обстреливалась с самолетов и подвергалась бомбежке. К вечеру некоторые ребята добрались до села Сухой Донец, а на другой день в село вошли немецкие войска.

Первое, что сделали немецкие солдаты, – это рассыпались по дворам и приказали немедленно покинуть село и уйти в степь. Под прикладами и выстрелами старики и женщины похватали в охапку своих детей, кто смог взял одежду, продукты, сколько можно было унести, с плачем и воплями бежали из села. В короткое время в селе остались одни итальянцы, а в домах – все, что было нажито за многие годы. В оврагах, балках были вырыты землянки, где вынуждены были спасаться жители села в условиях прифронтовой полосы. Что такое быть на оккупированной территории, когда у человека нет никаких прав, – хорошо еще помнят многие, жившие в то время. Мародерство, принудительные работы по рытью окопов или котлованов под блиндажи, расстрелы безвинных людей – все это легло тяжелым бременем на жителей села.

Примеров зверства оккупантов можно привести множество. За то, что девушка Александра Столповская из села Белая Горка подобрала в поле раненого красноармейца, ее арестовали вместе с раненым, пытали и расстреляли в селе Дубрава, где они и похоронены на кладбище. Какой вред принесли Германскому государству и той же Италии две девочки-подростка, которые пошли в село Белая Горка накопать картофеля на огороде своей усадьбы? Проходя мимо артиллерийских батарей, в степи они были схвачены итальянскими солдатами, которые надругались над ними, и их обнаружили позже мертвыми. До сих пор в поле еще заметен маленький холмик с деревянным крестом. В село Сухой Донец также пришел на огород за картофелем и одеждой непризванный в армию из-за глухоты дед Мишка. Итальянский солдат окликнул его, но так как он слышать не мог и продолжал идти, итальянец снял с плеча винтовку, выстрелил и убил его.[9]

В городе проходили облавы. Жен и детей красных командиров и коммунистов немцы, как правило расстреливали. В Кантемировке был создан концлагерь. Размещался он на территории колхоза «Красный партизан», в нем содержалось до 70 000 человек. В акте, составленном 12 ноября 1943 года о злодеяниях фашистов в селе Лысогорка Залиманского сельсовета, изложены факты ареста жителей села с последующим помещением в концлагерь. Истощенных голодом военнопленных заставляли работать по 15-16 часов в сутки, при этом жестоко избивали и давали стакан зерна в сутки. После освобождения на территории лагеря в девяти ямах было обнаружено 2127 трупов. Уничтожением пленных руководил полковник СД Пилиц Франц. Аналогичный лагерь находился в Первомайском совхозе, Радченского района, где содержалось до полутора тысяч человек. Территория лагеря ограждалась колючей проволокой высотой и охранялась немецкими солдатами и полицаями. По рассказам местных жителей, пленных жестоко избивали. Привезенные пленным машину продуктов собранных местными жителями немцы отдали собакам. Но иногда колхозникам удавалось передавать кое-что из продуктов питания. Кроме того, фашисты добивали, а то и закапывали еще живыми тех, кто просто уже не мог ходить от истощения. Лишенных одежды и обуви, оборванных и голодных, их гоняли на тяжелые земляные работы, на строительство узкоколейной железной дороги от станции Шелестовка до Богучар. Они вручную насыпали землю, носили рейки, тяжелые деревянные колоды на расстояние три и больше километров, обессиленных, их били прикладами и палками, кидали в карцер. Смертность среди заключенных увеличивалась и с наступлением осени достигала 50 человек в день. 136 жителей района были подвергнуты пыткам. 4860 человек, в том числе 1065 несовершеннолетних, были угнаны за пределы района. В городе часто проходили облавы. Из воспоминаний Минаковой С.В. «…., мой отчим, капитан Красной Армии, интендант Даниил Никандрович, отец Лиды, был в это время на фронте. Но как об этом узнали картели? Мы не успели выйти из дому: на пороге появились люди в черной форме, с жесткими лицами и лающим говором. Мы с сестрой заплакали. Их главный спросил: «Wo ist жена командира Козлова? Du?» Тетя Женя прошептала маме, сильно сжав мою руку: «Аня, я тебя не оставлю!» И мы пошли за солдатами в один из двух автобусов, уже заполненных женщинами с детьми, — некоторые из них были нашими знакомыми. Дети вели себя беспокойно. Было очень холодно, матери согревали детей своими объятьями. По репликам мама поняла, что нас везут на расстрел». В это день более 20 человек вывезли в район с. Титаревка и там расстреляли. «…. Маму ранило в грудь слева, прижатую к груди Лидочку не задело чудом. Спас нас лесник Цмиль. Он отвез нас утром на телеге в свою пустовавшую сторожку неподалеку от сел Никольское, Поповка, Каплино. Там, в домишке из двух комнаток и кухни, мы обнаружили остатки картошки, отогрелись, отошли от испуга. Через день к нам прибились еще две женщины с четырьмя детьми, которых мама встретила в лесу. Они спаслись под телами расстрелянных». Всего в Радченском районе фашисты замучили и расстреляли 55 человек.

За неподчинение приказу или даже опоздание с его выполнением жители района подвергались жестоким наказаниям, вплоть до расстрела. Так в с. Красногоровке были публично расстреляны: Ситников Григорий Васильевич, Прядкин Иосиф Васильевич, Литвинов Кузьма и Кравцов Николай. В с. Монастырщина фашисты расстреляли 12 стариков и старух. 89 - летняя Гречишникова Пелагея была заколота штыком в своем доме.[10] В с. Хрущево Радченского района был застрелен глухой колхозник Самойлов А.С., который не смог ответить на вопрос немецкого офицера. В Радченском районе были зверски замучены, а потом сожжены Савельев Шура – пять лет, Шмелев Ваня – десять лет, Горбунов Ваня – четыре года. Витя Удовченко был до смерти избит немцами, грабившими квартиру, за то, что он назвал их гадами.[11] За связь с партизанами расстрелян староста х. Лещенково Писаревского района - Даниленко. В с. Бугаевка и в х. Желобок того же района по подозрению в связи с партизанами расстреляно 16 человек. В с. Каразеево Радченского района оккупанты облили бензином и сожгли жену красноармейца Шмелеву Татьяну Петровну, 22-х лет, вместе с ее 10-месячным ребенком. Шмелева высказала недовольство приходом оккупантов. В с. Терешково за высказывание в пользу советской власти зверски замучены колхозники: Нарожный Яков Харитонович, 53-х лет; Нарожная Ирина Григорьевна, 50 лет; Нарожный Иван Яковлевич, 15 лет... У всех выколоты глаза, поломаны руки, распороты животы. В с. Пасека этого же района оккупанты зарезали кинжалом и еще живую закопали в землю 70-летнюю колхозницу Пуленкову Дарью Герасимовну, а 94-летнюю колхозницу Тихонову Арину Яковлевну закололи штыками.[12]

За связь с партизанами расстрелян староста хутора Лещенково Писаревского района - Даниленко. В селе Бугаевка и в хуторе Желобок того же района по подозрению в связи с партизанами расстреляно 16 человек.

На территории района были созданы лагеря советских военнопленных. 136 жителей были подвергнуты пыткам. 4860 человек, в том числе 1065 несовершеннолетних, были угнаны за пределы района. В селе Твердохлебовка итальянцы заставили людей возить на себе бочки с водой за пять – шесть километров для того, чтобы только поиздеваться над ними. Отдельные жители Богучарского района и города пошли на службу к оккупантам, один из учителей был бургомистром города. Все они после войны сосланы в лагеря и тюрьмы. Итальянцы под руководством немецких инструкторов с привлечением военнопленных и местных жителей для укрепления обороны, тянули одноколейную железную дорогу к Богучару, оборудовали переправы на притоке Дона реке Богучарка.

Были изнасилованы женщины и девушки в селах Монастырщина, Дьяченково, Залиман, г. Богучар и других населенных пунктах.

За пять месяцев фашистской оккупации в районе было разрушено построек на 18 миллионов 445 тысяч рублей, в том числе более 50% школьных зданий - 16 школ из 34 в Богучарском районе и 9 из 43 в Радченском районе. Остальные школы лишились оборудования. В самом Богучаре разрушены здания: БСШ (бывшая женская гимназия и здание бывшего Александровского училища), педучилище (бывшая мужская гимназия), медшкола, зернотехникум. Училища так и не были восстановлены, а ученики и учителя единственной средней городской школы долго (до 1979 года) ютились в уцелевшем здании Ремесленного училища.

Во время оккупации немцы целенаправленно под угрозой репрессий изымали учебники и наглядные пособия. В Радченске публично сожгли книги из библиотеки. Делалась попытка восстановить работу школ, но удалось открыть только несколько школ в Радченском районе, оккупированном итальянцами, где режим был мягче. Но и там более 5-8 учащихся на занятия не собирались. Захватчики репрессировали даже детей.

На случай оккупации определенную работу проводили партийные и государственные организации.

Еще в октябре 1941 года в связи с приближением линии фронта к границам Воронежской области и на основании постановления ЦК ВКП (б) «Об организации борьбы в тылу германских войск» от 18 июля 1941 года, Воронежский обком партии развернул практическую работу по организации партизанских отрядов.

В ноябре 1942 года руководство партизанским движением было передано созданному Представительству Центрального штаба партизанского движения на Воронежском фронте, реорганизованному в декабре 1942 года в Штаб партизанского движения на Воронежском фронте[13]. Обком партии подготовил для перехода в тыл врага несколько партизанских отрядов и групп. Удалось при этом переправить группы партизан Богучарского, Евдаковского, Писаревского, Подгоренского и Радченского районов.

С 21 августа по 12 сентября 1942 года действовал в тылу врага отряд А.Г. Дубровского[14], комиссар С.П. Белецкий. А.Г. Дубровский проводил большую политико-массовую работу среди населения, собирал сведения о состоянии промышленных предприятий, о режиме, об установленных фашистами огневых точках, о численности противника.[15]

Аналогичный отряд действовал и в Радченском районе под командованием М.И. Гениевского и комиссара Я.С. Цыбина. В партизанских отрядах были и комсомольцы - подпольщики. Среди них командир подпольной группы Ким Чечнев и его товарищи Никифор Кривобородов, Михаил Курдюков, а так же группа под руководством С.И. Шабельского.[16] Бывший комиссар Богучарского большевистского полка Спиридон Иванович Шабельский, в 1920 - х годах переехал на руднике Сорокино (Краснодон), здесь жила его сестра Феона Ивановна, мать Ивана Туркенича.[17] Именно он стоял у истоков зарождения рудничной комсомольской организации Молодая гвардия. Здесь в Богучаре он руководил подпольной комсомольской группой.[18]

В Богучаре 7 ноября 1942 года братья Ермоленко, написав от руки 12 листовок, расклеили их по городу. В листовке сообщалось: «Дорогие товарищи! Поздравляем вас с днем Октябрьской Социалистической революции. Вся страна отмечает этот день своими достижениями. Давайте и мы помогать освобождению района. А чем? Прячьте хлеб, масло и остальные продукты питания. Прячьте теплые вещи. Немцы говорят, что эти вещи для военнопленных. Не верьте немцам. Режьте телефонные провода, поджигайте немецкие склады и дома с немцами. Товарищи! Во избежание жертв среди мирного населения ройте себе бомбоубежища. Оказывайте всяческую поддержку партизанам и красным разведчикам…».[19] Впоследствии подпольщики были расстреляны.

Был и еще один партизанский отряд «Народный мститель». Он был сформирован из комсомольцев Богучарского и Радченского районов в начале 1942 года. Командир отряда Н.К. Романов. В составе отряда были девушки из г. Богучара: Клавдия Веремеева, Таисия Попова, Евгения Автономова, Дарья Калашникова. После обучения на партизанских курсах в г. Калач Воронежской области девушки были заброшены в тыл врага, где вели разведывательную и диверсионную деятельность.

Богучарцы активно участвовали в сопротивлении захватчикам. Так, заведующий РОНО Радченского района Н.Е. Урывский стал бойцом партизанского отряда, учительница Твердохлебовской семилетней школы А.Ф. Пугачева – агентом партизанского отряда «Волга», учительница Кулдакова вела активную агитационную работу в колхозе им. Шевченко.

Жители района всячески помогали раненым, попавшим в окружение. З.Т. Дьяченко из колхоза «Новая жизнь» помогла пленным красноармейцам пробраться через линию фронта, оказала помощь трем раненым красноармейцам и скрыла их от немецких оккупантов.

15 декабря 1942 года итальянцы расстреляли богучарских подпольщиков: учителя, коммуниста С.И. Шабельского и секретаря подпольной организации, председателя райсовета Осоавиахима Резникову Нину (Шуру)[20] с сыном Валерой.[21]

Буквально два дня не дожили до освобождения члены партизанского отряда Ким Чечнев, Никифор Кривобородов, Михаил Курдюков. После зверских пыток в Миллеровском гестапо ребята были расстреляны. Согласно документам, найденным после войны в Партийном архиве Воронежской области, на расстреле ребята пели «Интернационал».

П.И. Романов, очевидец оккупации Богучарского района, так освещает отдельные моменты проживания жителей села Сухой Донец в этот период: «Село исторически разделено на две части: первая основная часть села расположена на крутом берегу поймы реки Дон. Улицы основной части находятся параллельно по высоте, вторая часть села находится в одном километре от центра и начинается от мельницы и маслозавода растительных масел, улицы расположены на запад в сторону села Медово и на юг по широкой лощине в сторону Ростовской области. К этой лощине и с запада и с востока выходят большие и малые овраги. По склонам этих оврагов с давних времен растут дубы и клены, образуя трудно проходимые байрочные заросли. Сначала мать увела нас, пятерых детей от 2 до 16 лет, в хутор Сухой Лог, где проживал ее брат Абрам. Затем в конце августа мы перешли в Дееву балку, вырыли в стенках оврага землянку и стали жить вместе со своими селянами. Между оврагами были расположены поля, на которых была засеяна рожь. В этом году рожь не убиралась, поэтому сельчане резали в поле колоски, обмолачивали их, варили и ели. Больше есть, было нечего. Иногда подростки и женщины ходили в село выкопать картофель на своем огороде. Часто это удавалось, но итальянцы иногда вели себя нахально и издевались над пришедшими. Здесь мы находились до сентября месяца, стало холодно, и люди стали искать, где зимовать. Они стали уходить в села Медово, Каразеево, а отдельные вынуждены были вернуться во вторую часть села. Здесь, где мы жили в землянках, оккупанты появлялись редко. Приходили в основном солдаты, знающие русский язык. В основном они интересовались, есть ли среди нас отставшие русские солдаты? Солдаты, действительно, шли в одиночку и группами. Они заходили и к нам, мы делились с ними, чем могли, часто обменивали гражданскую одеждуна военную форму и помогали выйти оврагами к реке Дон. Где были расположены немецкие артиллерийские батареи, мы знали и старались обходить их стороной. А ночью слушали, удачно ли они прошли. Ориентиром была стрельба у берега. После перехода в село кто-то просился к знакомым, остальные вырыли землянки в огородах. Итальянцы обратили внимание на молодых сельчан, одетых в военную форму, и стали их преследовать, часто били. Особенно зверствовали чернорубашечники. Однажды один из них штыком убил одетого в солдатскую форму Николая Алехина, с криком: «Русский золдат». Часто к нам в село приходили армейские разведчики и партизаны из-за Дона. Они рассказывали, что наши близко и скоро погонят оккупантов.

Встречи с разведчиками были самые неожиданные. Население села 1-ой Белой Горки было выселено итальянцами в степь Круглая Балка. Голод вынудил отправиться в село Каразеево подростка Митю со своим слепым отцом Петром Калиновичем Агафоновым. В селе Каразеево они попали под подозрение итальянских солдат и их арестовали как партизан. Никакие доводы о том, что они не партизаны и что отец, действительно, слеп, а не притворяется, не смогли убедить вражеских солдат. Их повели на край села, чтобы расстрелять как партизан. Мальчика и отца поставили к стене крайней хаты, и раздалась команда стрелять, они закрыли глаза и стали прощаться с жизнью. Но ничего не последовало. Неожиданно появились трое автоматчиков на лыжах и в маскхалатах. Это была русская разведка. Заметив, что на расстрел ведут местных жителей, онипришли к ним на выручку. Прозвучали автоматные очереди и итальянские солдаты были убиты, а Митю и Петра Калиновича солдаты из русской разведки ярами увели с собой на ту сторону Дона.

Примерно в конце августа 1942 года по одной из частей в селе Сухой Донец из-за Дона ударила артиллерия (позже мы узнали, что это была «Катюша»). Огненные снаряды «накрыли» сразу почти 20-30 дворов. Этот залп вызвал такую панику у итальянцев, что они бросили передовые позиции и стали с ужасом на лице бежать из окопов, от фронта, через полчаса в селе не осталось ни одного солдата. И только через 2–3 часа под конвоем немцев итальянцев вернули в село».[22]

«И вот утром с 16 на 17 декабря 1942 года население села Сухого Донца было разбужено артиллерийской канонадой. Но итальянские пушки стреляли уже не через реку Дон, а были повернуты в сторону дороги, идущей по бугру из села Монастырщина в село Медово. От фронта через село в панике бежали, ехали на повозках, бросив все снаряжение, итальянцы и немцы. По селу бегали солдаты, собирали оставшихся в селе мужчин и пытались угнать с собой. По горе, вглубь занятой врагом территории, двигались наши войска. Итальянцы под нажимом немцев собрали около 300 солдат и пытались остановить продвижение наших войск. Кончилось тем, что итальянцы, поднявшись по склону горы, скрылись из виду, да так никто и не вернулся, они были окружены и ликвидированы.

Наблюдая за происходящими событиями, население стало понимать, что наши войска прорвали фронт и гонят немцев и итальянцев с нашей земли. Пришел час освобождения!»[23]



[1] Вспоминания Минаковой Светланы Владимировны.

[2] Газета «Красная звезда»от 27 декабря 1942 год, № 304(5368).

[3] Газета «Красная звезда» от 27 декабря 1942 год, № 304(5368).

[4] Архив Администрации президента далее АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 207. Л. 159 - 175. Подлинник. Машинопись. На первом листе записки имеется резолюция: «Разослать членам и кандидатам Политбюро ЦК ВКП(б). И. Сталин».

[5] Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. Воронеж, 2009 год. - №2

[6] Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. Воронеж, 2009 год. - №2

[7] Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. Воронеж, 2009 год. - №2

[8] Журнал «Подъем», - Воронеж, 2003 год.- №1

[9] Романов П.И. Солдаты славы не искали. – Воронеж, 2010. – С. 6-7.

[10]Центр документации новейшей истории Волгоградской области далее ЦДНИВО. - Ф.3478. Оп. 1. Д. 10. Л. 12-13.

[11] Партийный архив Воронежской области (далее ПАВО) ф. 3. оп. 1. д. 6226. л. 60-153.

[12] Из докладной записки УНКВД секретарю Воронежского обкома ВКП(б)т. Тищенко от 02.02.1943 г.

[13] ГАОПИ Ф. 3478, 237 ед. хр., 1941–1943 гг., систематический каталог и именной указатель.

[14] Дубровский Алексей Григорьевич (21.02.1908 – 7.12.1979) – председатель райисполкома, комиссар партизанского отряда. Родился 21 февраля 1908 г. в г. Богучаре, здесь же закончил реальное училище, в 1925 году стал студентом Богучарского педучилища им. Н.К. Крупской. В 1928 году был назначен заведующим школой с. Семеновки Верхнемамонского района Воронежской области. Заочно окончил химико-биологический факультет Воронежского педуниверситета. В 30-е годы работал завучем в педучилище, заведующим районным отделом по образованию. В начале 40-х гг. назначен председателем Богучарского райисполкома. После освобождения от оккупации снова вернулся на должность председателя райисполкома.

[15] ПАВО ф. 3478. оп. 1. д. 10. лл. 21-22.

[16] ПАВО ф. 3. оп. 1. д. 6226. л. 60-153.

[17] Иван Васильевич Туркенич родился 18 января 1920 года в селе Новый Лиман, Богучарского уезда, Воронежской области. В 1921 году вместе с родителями переехал в Краснодон, где до 1935 года учился в школе № 1 имени Горького. Окончив 7 классов, Туркенич поступил на работу в краснодонскую типографию наборщиком и учился на вечернем рабфаке Ворошиловградского пединститута, организованном в те годы в городе Краснодоне. В боях на Дону в августе 1942 года Туркенич попал в плен, бежал и вернулся в оккупированный Краснодон. Здесь он встретил своих товарищей по школе и стал одним из активных членов подпольной организации «Молодая гвардия». Учитывая офицерский боевой опыт, подпольщики назначили его своим командиром. Когда в Краснодоне начались аресты подпольщиков, он ушел в глубокое подполье. После того, как части Красной Армии подошли к Донцу, он перешел линию фронта. В рядах Красной Армии Туркенич прошел всю Украину. В июне 1944 года он был принят в ряды Коммунистической партии. 14 августа 1944 года в боях на Висле И.В. Туркенич был тяжело ранен и умер на руках боевых товарищей. Польский народ, за освобождение которого отдал свою жизнь герой «Молодой гвардии», похоронил его на кладбище советских воинов в городе Жешуве. 5 мая 1990 г. посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

[18] «Трансграничный репортаж»: сборник материалов проекта. Восточноукраинский центр общественных инициатив; Под общ. ред. В.В. Щербаченко. – Луганск, 2010 год. – с.132.

[19] ПАВО ф. 3. оп. 1. д. 4281 коробка. 610. л. 5979 (об)

[20] В документах ПАВО значится Шура, в действительности девушку звали Ниной.

[21] ПАВО ф. 1. оп. 1. д. 554. л. 124-130.

[22] Воспоминание очевидца Романова П.И.

[23] Романов П.И. Солдаты славы не искали. – Воронеж, 2010. – С.7.

В ходе наступления летом 1942 года немцам (опе-рация «Блау») удалось захватить Богучарский и Рад-ченский районы. При занятии населенных пунктов вблизи населенных пунктов, жители, как правило, выселялись или расстреливались.
0
1.19K
0
Тип статьи:
Авторская



Выдержки из Краткой справки о боевом пути 38-й гвардейской стрелковой Лозовской Краснознамённой дивизии. Авторами справки являются члены Совета ветеранов дивизии. К началу операции "Малый Сатурн" дивизия занимала позиции на левобережье Дона на участке Галиевка - Абросимово Богучарского района.
0
783
1
Тип статьи:
Авторская

МИНИСТР ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИКАЗ

от 19 ноября 2014 г. N 845

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА

ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ ПОИСКОВОЙ РАБОТЫ

ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ, ОБЩЕСТВЕННЫМИ

ОБЪЕДИНЕНИЯМИ, УПОЛНОМОЧЕННЫМИ НА ПРОВЕДЕНИЕ ТАКОЙ РАБОТЫ,

ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ В ЦЕЛЯХ ВЫЯВЛЕНИЯ НЕИЗВЕСТНЫХ ВОИНСКИХ

ЗАХОРОНЕНИЙ И НЕПОГРЕБЕННЫХ ОСТАНКОВ, УСТАНОВЛЕНИЯ ИМЕН

ПОГИБШИХ И ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ ПРИ ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА

И УВЕКОВЕЧЕНИЯ ИХ ПАМЯТИ

В целях реализации статьи 8 Закона Российской Федерации от 14 января 1993 г. N 4292-1 "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" ("Российская газета", 1993, N 32; Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 35, ст. 3607; 2006, N 45, ст. 4631; 2008, N 30 (ч. II), ст. 3616; 2011, N 30 (ч. I), ст. 4561; 2013, N 14, ст. 1660) приказываю:

1. Утвердить прилагаемый Порядок организации и проведения поисковой работы общественно-государственными объединениями, общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы, осуществляемой в целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества и увековечения их памяти (далее - Порядок).

2. Заместителям Министра обороны Российской Федерации, командующим войсками военных округов, руководителям центральных органов военного управления организовать в подчиненных органах военного управления изучение требований Порядка.

3. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра обороны Российской Федерации, отвечающего за организацию материально-технического обеспечения войск (сил).

Временно исполняющий обязанности

Министра обороны

Российской Федерации

генерал армии

В.ГЕРАСИМОВ

Приложение

к приказу Министра обороны

Российской Федерации

от 19 ноября 2014 г. N 845

ПОРЯДОК

ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ ПОИСКОВОЙ РАБОТЫ

ОБЩЕСТВЕННО-ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ОБЪЕДИНЕНИЯМИ, ОБЩЕСТВЕННЫМИ

ОБЪЕДИНЕНИЯМИ, УПОЛНОМОЧЕННЫМИ НА ПРОВЕДЕНИЕ ТАКОЙ РАБОТЫ,

ОСУЩЕСТВЛЯЕМОЙ В ЦЕЛЯХ ВЫЯВЛЕНИЯ НЕИЗВЕСТНЫХ ВОИНСКИХ

ЗАХОРОНЕНИЙ И НЕПОГРЕБЕННЫХ ОСТАНКОВ, УСТАНОВЛЕНИЯ ИМЕН

ПОГИБШИХ И ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ ПРИ ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА

И УВЕКОВЕЧЕНИЯ ИХ ПАМЯТИ

I. Общие положения

1. Настоящий Порядок разработан в целях организации и проведения поисковой работы, осуществляемой в целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества и увековечения их памяти (далее - поисковая работа), общественно-государственными объединениями, общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы, и определяет основные направления их деятельности.

II. Организация поисковой работы

2. При организации поисковой работы:

а) подбирается и готовится оборудование, необходимое для ее проведения;

б) проводятся:

предварительное установление источников финансирования поисковых работ;

составление сметы финансовых средств на проведение поисковых работ;

определение порядка материально-технического обеспечения выполнения поисковых работ;

сбор информации о предполагаемом месте проведения поисковых работ;

в) разрабатывается план проведения поисковых работ по рекомендуемому образцу, приведенному в приложении N 1 к настоящему Порядку;

г) организуется информирование территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - МВД России) о предстоящих поисковых работах и согласование порядка взаимодействия с ними по вопросам обеспечения безопасности граждан и общественного порядка при их проведении.

3. План проведения поисковых работ представляется до 1 ноября текущего года в Министерство обороны Российской Федерации для его согласования.

III. Проведение поисковой работы

4. При проведении поисковых работ принимаются меры по обеспечению безопасности их проведения и соблюдению техники безопасности.

5. Найденные при проведении поисковых работ останки и вещи (документы, личные вещи, награды) воинов, погибших и пропавших без вести при защите Отечества, учитываются в журнале учета найденных останков погибших (умерших) воинов, их документов, наград, личных вещей, воинского снаряжения и других предметов согласно рекомендуемому образцу, приведенному в приложении N 2 к настоящему Порядку.

6. Захоронение выявленных в ходе проведения поисковых работ останков воинов, погибших и пропавших без вести при защите Отечества, проводится в соответствии со статьей 4 Закона Российской Федерации от 14 января 1993 г. N 4292-1 "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества".

7. Найденные при проведении поисковых работ стрелковое оружие, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, вооружение, военная техника и их фрагменты учитываются в журнале учета найденных стрелкового оружия, боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатых веществ, вооружения, военной техники и их фрагментов согласно рекомендуемому образцу, приведенному в приложении N 3 к настоящему Порядку.

8. Оружие, вооружение, военная техника и их фрагменты, за исключением стрелкового оружия, боеприпасов, патронов к оружию, взрывных устройств, взрывчатых веществ, а также документы и другое имущество передаются органам военного управления по месту их обнаружения для изучения, проведения экспертизы и учета, по акту передачи найденных вооружения, военной техники и их фрагментов и акту передачи найденных предметов и изделий согласно рекомендуемым образцам, приведенным в приложениях N 4 и N 5 к настоящему Порядку.

9. Обнаруженные стрелковое оружие, патроны к нему, боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества (кроме боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатых веществ, признанных опасными для транспортировки и хранения) подлежат немедленной передаче территориальным органам МВД России.

Боеприпасы, взрывные устройства, взрывчатые вещества, признанные опасными для транспортировки и хранения, приему и хранению в территориальных органах МВД России не подлежат и в установленном порядке <*> уничтожаются на месте.

--------------------------------

<1> Пункты 10, 11 Порядка осуществления приема изъятого, добровольно сданного, найденного оружия, боеприпасов, патронов к оружию, взрывных устройств, взрывчатых веществ, утвержденного приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 17 декабря 2012 г. N 1107 (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 19 февраля 2013 г., регистрационный N 27202).

10. До передачи (уничтожения) обнаруженных стрелкового оружия, боеприпасов, взрывных устройств, взрывчатых веществ, вооружения, военной техники и их фрагментов обеспечиваются их охрана и оцепление места обнаружения.

IV. Установление имен погибших и пропавших

без вести при защите Отечества по обнаруженным останкам

и воинским атрибутам

11. Для установления имен погибших, найденных при проведении поисковых работ, организуются:

поиск личных документов, медальонов, наград, именных вещей, предметов экипировки и униформы;

исследование обнаруженных документов и медальонов;

работа со списками безвозвратных потерь и другими архивными документами;

анатомическая экспертиза обнаруженных останков, позволяющая установить расовую принадлежность, пол и возраст;

медико-криминалистическое исследование в целях идентификации личности погибшего;

сбор свидетельских показаний участников и очевидцев событий;

выявление хронологических и других характерных признаков.

V. Подготовка и представление отчетных документов

о проведении поисковой работы

12. По окончании проведения поисковых работ составляется отчет о проведении поисковых мероприятий за прошедший год с приложением к нему акта о проведении поисковых работ и списка установленных имен, погибших воинов, который до 1 ноября текущего года направляется в Министерство обороны Российской Федерации.

Рекомендуемые образцы отчета о проведении поисковых мероприятий за прошедший год, акта о проведении поисковых работ и списка установленных имен погибших воинов приведены в приложениях N 6 - 8 к настоящему Порядку.

В исполнение положений Закона РФ "Об увековечении памяти погибших при защите Отечества" Министерство обороны утвердило "Порядок организации и проведения поисковой работы общественно-государственными объединениями, общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы, осуществляемой в целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества и увековечения их памяти". Это подзаконный нормативный акт вызвал неоднозначную реакцию в среде российских поисковиков. Но его требования обязательны к исполнению, и поисковики, как руководство отрядами, так и рядовые, должны иметь представление об этом "Порядке...".
0
1.02K
1
Тип статьи:
Авторская

Шёл июль 1944 года. Красная Армия, тесня германские войска, с боями выходила к западной границе Советского Союза. Свой путь от калужского города Мосальска и до белорусского Витебска прошла 90-я гвардейская стрелковая дивизия 1-го Прибалтийского фронта.В 95-м гвардейском отдельном истребительном противотанковом дивизионе этой дивизии воевал наш земляк – гвардии красноармеец Максим Трофимович Ковалев, уроженец села Залиман Богучарского района.

Воевал геройски, его гимнастерку украшала солдатская награда – медаль «За отвагу». Получил её Максим Трофимович летом 1943 года за бои на Курской дуге. 6-го июля 1943 года 90-й гвардейской дивизии пришлось выдержать атаку около 150 немецких танков на свои позиции в районе деревень Раково и Подымовка Белгородской области. Это был так называемый «южный фас» Курской дуги. Вот, выдержка из наградного листа номера орудийного расчета Максима Ковалева: «6 июля 1943 года, будучи ездовым, своевременно и под непрерывным огнем противника снабжал подразделения боеприпасами. Несмотря на окружение танков, вывел в сохранности вверенных ему лошадей и повозку. Помогал раненым в оказании первой помощи и эвакуации их в госпиталь. Достоен награждения медалью «За отвагу».

А через год, в середине июля 1944 года, части 90-й гвардейской стрелковой дивизии вели бои на «Двинском направлении», в районе, где сходятся границы Латвии, Литвы и Белоруссии. Здесь около деревеньки Яунмальгаузе 16-го июля 1944 года принял свой последний бой артиллерист Максим Ковалёв. В тот день два полка дивизии в 13-00 начали наступление на населенные пункты Анжелишки и Яунмальгаузе.

М.Т.Ковалев. Фото из семейного архива Н.М.Колодяжной

Противник из района Снегишки пытался несколько раз контратаковать наступающие советские войска. Позиции, которые занимала батарея Максима Трофимовича, атаковало до батальона вражеской пехоты при поддержке танков и самоходных орудий «Фердинанд». Бой был жарким: отражая атаки наседающих немцев, выбывали из строя бойцы орудийного расчета. Самоходки противника подходили все ближе, за ними перебежками двигались серые фигурки автоматчиков. Максим Трофимович, заменив наводчика, подпустил наступающих гитлеровцев на расстояние 100 метров. Огнем орудия отважный воин подбил вражеские самоходку и танк, и уничтожил до взвода немецкой пехоты. В этом бою наш земляк пал смертью храбрых у орудия, но не пропустил противника.

23-го июля командованием противотанкового дивизиона Максим Трофимович Ковалев был представлен к награждению Орденом Отечественной войны 1-й степени посмертно. И приказом по 22-му гвардейскому стрелковому корпусу от 4-го сентября 1944 года награжден «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками, и проявленное при этом доблесть и мужество».

К сожалению, в архивах Министерства обороны пока не удалось разыскать точные сведения о месте захоронения героя. А на родине, в Богучарском районе, Максим Трофимович Ковалев, 1903 года рождения, согласно Книги Памяти считается без вести пропавшим в августе 1944 года. Супругу его звали Анна Харитоновна, после войны она проживала в селе Залиман. О судьбе своего мужа Анна Харитоновна до конца своих дней так ничего и не узнала.Потомки Максима и Анны Ковалевых живут в хуторе Галиевка и в селе Залиман Богучарского района. Разыскать их помогли работники администрации Залиманского сельского поселения, за что им огромная благодарность.

В доме у жительницы Галиевки Надежды Максимовны Колодяжной - родной дочки Максима Ковалева, на видном месте висит старая фотография в деревянной рамке. Действительно, «нет в России семьи такой, где не памятен свой герой. И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят…»- на снимке её отец в военной форме, такой молодой! О героическом подвиге своего отца Надежда Максимовна с мужем Василием Петровичем узнали совсем недавно – в мае 2015 года. Еще одним пропавшим без вести солдатом Великой Отечественной стало меньше…

Солорев Э.А. поисковый отряд «Память» г.Богучар

... Позиции, которые занимала батарея Максима Трофимовича Ковалева, атаковало до батальона вражеской пехоты при поддержке танков и самоходных орудий «Фердинанд». Бой был жарким: отражая атаки наседающих немцев, выбывали из строя бойцы орудийного расчета. Самоходки противника подходили все ближе, за ними перебежками двигались серые фигурки автоматчиков.
+2
839
0
Тип статьи:
Авторская

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой тёмною,
С проклятою ордой!

В.И. Лебедев-Кумач. «Священная война».

Глава I. Размещение Советских войск и боевые действия в Большой излучине Дона летом 1942 года

В начале июня на Дону стала размещаться 1-я гвардейская армия.

В 1-ую гвардейскую армию входили: 4-ый гвардейский стрелковый корпус (35-ая и 41-ая гвардейские и 195-ая стрелковые дивизии), 6-ой гвардейский стрелковый корпус (38-ая и 44-ая гвардейские и 1-ая стрелковая дивизии), 153-ая стрелковая дивизия, 4-ая артиллерийская дивизия ПВО, ряд артполков, 18-ый, 24-ый, 25-ый танковые корпуса, ряд танковых полков, семь инженерных батальонов.[1]

Одной из первых прибыла на Дон 1-я стрелковая дивизия,[2] которую из Куйбышевской области 7 июня 1942 года эшелонами отправили на станцию Урюпинск и другие ближайшие остановки. Затем скрыто совершили 170-километровый марш и заняли оборону на берегу реки Дон в полосе населенных пунктов: Верхний Мамон, Журавка, Подколодновка, Старотолучеево. Перед дивизией ставилась задача остановить войска 6-ой немецкой армии на Дону, наступление которой предполагалось на Богучарском направлении. Одновременно надлежало закрепиться на восточном берегу реки Дон, а на западном оборудовались окопы на участке в районе сел Осетровка, Филоново, Журавка, хутора Ольхов, Галиевка и Оголев.

Переданной 1-ой гвардейской армии 153-й стрелковой дивизии, под командованием полковника А.П. Карнова, было поручено оборонять участок реки Дон от хутора Новый Лиман, станицы Казанской и Вешенской. На правом берегу реки против дивизии располагались села: Абросимово, Монастырщина, Сухой Донец, 1-ая и 2-ая Белые горки, станицы Казанская и Базки. В сосновом лесу в районе хутора Новый Лиман в этот период разместился 15-ый танковый корпус.

Знакомясь с документами и воспоминаниями воинов, участников этих событий, трудно представить себе масштабность подготовительной работы Генерального штаба. Уже в начале ноября на узкий участок фронта в 100 км по берегу реки Дон от Верхнего Мамона до хутора Новый Лиман были переброшены 38-ая, 41-ая, 44-ая, 195-ая, 350-ая и 267-ая дивизии. Сюда же были подтянуты 17-ый, 18-ый, 24-ый, 25-ый танковые корпуса, которые сосредоточились вблизи «Осетровскогоплацдарма», а 15-ый танковый корпус расположился в сосновом лесу вблизи хутора Новый Лиман.

Прибывшие дивизии заняли исходные позиции, потеснив 1-ую стрелковую дивизию, оборонявшую весь этот участок. 563-й полк 153-ей дивизии остался в хуторе Новый Лиман. 38-ая дивизия расположилась от хутора Новый Лиман до села Подколодновка. 58-ая дивизия от Подколодновки до Нижнего Мамона, 44-ая и 41-ая дивизии перешли на «Осетровский плацдарм». 350-ая и 195-ая дивизия расположились на левом берегу Дона против каменного карьера и села Дерезовки. 267-ая дивизия занимала позиции против Новой Калитвы.[3]

Летом 1942 года на Юго-Западном и Брянском фронтах сложилась сложная обстановка. В начале июля немцы прорвали фронт, и вышли к берегу Дона. Во избежание окружения советские войска начали отходить. Для обороны на левом берегу Дона Богучарского района 6 июня 1942 года разместилась 1-ая стрелковая дивизия 63-ей армии Юго-Западного фронта под командованием А.М. Семенова.

Войска немецкой группы «Вейхс» и 6 армия Паулюса с 28 июня по 7 июля, прорвав оборону Брянского и Юго-Западного фронтов в полосе до 300 км, прорвав оборону советских войск, продвинулась в глубь на 150—170 км, вышли к реке Дон в районе Воронежа

Как рассказывают очевидцы, 7 июля 1942 года над Богучаром появилась эскадрилья самолетов, были нанесены бомбовые удары на Терешковскую нефтебазу и Галиевский мост, где собралось большое количество отступающих. Бомбежка продолжалась до 9 июля.

Вечером7 июля 1942 года 6 - я армия Паулюса получила приказ наступать силами 40 – го танкового корпуса до высоты к югу от Михайловки. Перейдя внаступление в направлении Павловска, после чего захватила плацдармы на реке Дон в районе Богучара. 24 танковая дивизия и дивизия «Великая Германия» должны 8 июля атаковать к югу.[4] Немецкие войска силою до двух танковых дивизий и мотопехотой вели наступление с рубежа: Россошь, Ольховатка во фланг и тыл армии по двум основным направлениям: вдоль железной дороги Россошь - Миллерово; и вдоль реки Дон в направлении г. Богучар. В результате Войска Юго-Западного фронта по решению Ставки ВГК под угрозой окружения продолжали отход на восток на рубеж обороны Богучар, Кантемировка, Беловодск, Красный Луч.

9 июля немецкие танки заняли Богучар. Через сутки почти весь Богучарский и Радченский районы были оккупированы. Очаги сопротивления на западном берегу реки Дон оставались в районе сел Осетровка, хуторов Тихий Дон, Ольхов и Оголев.

Советские войска 28 Армии разрозненными группами, оказывая сопротивление противнику, отходила в общем направлении (40 км южнее Богучар), Кантемировка, Журавка, Казанская. Противник мотопехотой и танками овладел районами Богучар, Барсуки, Титаревка, Кантемировка.[5]

Отдельные бои на Богучарской земле продолжались до 13 июля. Так, 11 июля красноармейцами в районе хутора Галиевки были уничтожены немецкие разведчики на мотоциклах. 12 июля по этим местам немецкая авиация нанесла мощный бомбовый удар. Еще дымились воронки от бомб, как противник на мотоциклах, бронетранспортерах и танках пытался с ходу выйти непосредственно к реке Дон с целью форсирования. Но огнем артиллерии и действиями пехоты атаки были отбиты. 415-ый полк занимал правый берег реки Дон от каменного карьера через высоту 191/1 и далее к реке Дон, южнее села Осетровка.

Ежедневно с 13 июля немецкие войска активно атаковали подразделения полка, находящиеся на высоте, с целью захвата этого участка. 14 июля превосходящие силы пехоты противника при поддержке танков нанесли удар по полку и вынудили наши подразделения отойти к реке Дон. На следующий день полк организовал сопротивление и преградил путь к реке. Потеря высоты на правом берегу Дона не позволяла хорошо просматривать действия немцев. К вечеру, получив подкрепление, батальоны капитана Усеева начали контратаковать подразделения немцев и отбили высоту. Осетровский плацдарм затем удерживался до начала наступления наших войск в декабре 1942 года. Тылы 28 - ой, 38 -ой и 57 - ой армий в течение 8, 9 и 10 июля двигались беспрерывным потоком в сторону переправ на Богучар, Казанская и Вешенская. 28 – я Армия разрозненными группами отходила с рубежа Журавка (60 км восточнее Кантемировка) на юг и юго-восток. Ее обозы и автотранспорт 10 июля переправлялись через р.Дон на участках обороны 1 - ой и 153 - ой стрелковых дивизий 63 Армии. Противник занял район Богомолов, Медова, Журавка, Сетраковский.

57 Армия в течение дня 11 июля 1942 года вела бой на рубеже Монастырщина, Михайлов. В ночь на 12 июля 1942 года армия из района Никольское отвела свои части в южном и юго-восточном направлениях на новый рубеж Мигулинская, Коновалов. 28 Армия, штаб которой находился в с. Писаревка, отдельными группами отходили за р. Дон. Самое страшное, что штабы армий потеряли управление войсками, рубеж Богучар, Кантемировка оставался неприкрытым.

В сводке Совинфорбюро от 13 июля 1942 года сообщалось: «В районе Богучара наши войска вели тяжёлые оборонительные бои с наступающими частями противника. На одном из участков наши части уничтожили крупный отряд гитлеровцев, прорвавшийся в глубину нашей обороны. На другом участке уничтожено 5 танков и 350 солдат и офицеров противника». Борьба за Богучар приняла исключительно напряженный характер. Город трижды переходили из рук в руки.

14 июля силами пехоты при поддержке танков немцы снова пытались ликвидировать плацдарм, удерживаемый 408-ым полком в районе хутора Оголев. При приближении к окопам два танка были подбиты связками гранат, 4 танка прошли через окопы, стремясь к переправе. Как только они перекатились через окопы, два танка были подбиты бутылками с горючей смесью. Остальные два попятились назад.

На 16 июля на всем протяжении обороны реки Дон наши войска были вынуждены оставить западный берег, в наших руках остался только Осетровский плацдарм. На участке 412-го полка от Осетровского плацдарма до хутора Оголев немцы неоднократно пытались форсировать реку. 18 июля немецкие и итальянские подразделения под прикрытием шквального минометного обстрела начали переправу в районе хутора Тихий Дон. Быстро и уверенно неслись лодки к левому берегу, но были встречены ружейно-пулеметным огнем. Противнику все же удалось достичь левого берега, но в рукопашной пехотинцы были истреблены и рассеяны. Такая же участь постигла врага в этот день в районе села Журавка. Здесь до батальона немцев достигли левого берега, высадились, но в жестоком бою были перебиты.

До начала общего наступления на реке Дон проходили стычки противника с нашими подразделениями за овладение островками, бродами, удобными переправами. Многие богучарцы знают, что на реке Дон, прямо на середине, образовался длинный островок в районе хутора Ольхов, отделенный от берега неширокими бродами. На этом островке постоянно находилось наше боевое охранение, где был оборудован наблюдательный пункт. Это давало возможность вовремя предупреждать попытки немцев форсировать реку Дон через островок. 25 июля утром 12 бойцов, находившихся в боевом охранении, обнаружили, что группа итальянцев, пользуясь тем, что в пойму опустился туман, крадучись по протоке, продвигались к островку. Оружейным огнем и гранатами итальянцы были отогнаны. Однако, через некоторое время, к островку снова придвинулись итальянцы, уже около взвода. Завязался бой. На помощь посту пришел взвод наших солдат. Итальянцы тоже получили подкрепление. К вечеру десант был ликвидирован. На островке осталось лежать убитыми до 70 солдат. Постоянно находилось боевое охранение и на острове ниже села Галиевка, куда для удержания островка приходилось посылать подкрепление. Оборону острова 3 батальон 58 – й стрелковой дивизии держал до глубокой осени 1942 года. В. Улеватый из с. Подколодновка вспоминал о боях на острове: «И вот – 4 ноября. Темная ночь. Дождь, ветер. Батальон отправлен в баню. На острове осталось только 23 человека. 5 человек патрульные остальные в блиндажах. И вдруг треск выстрелов разорвал ночную темень. Немцы бросили на остров большие силы. Завязался упорный бой. В ходе его 9 человек погибли , 7 было ранено, 5 пропали без вести».[6] Вскоре остров был снова освобожден.

8 октября 1942 года один из советских батальонов начал переправу через Дон в районе с. Грушовое. Было взято в плен 11 итальянцев, одна 75-миллиметровая пушка. Были и ответные акции итальянцев. Они пытались захватить остров напротив Подколодновки. Завязался бой. Противник отступил. Во время оккупации между итальянцами и немцами не было единства. Фашисты командовали итальянцами, зачастую не снабжая их продовольствием.

В октябре 8-й итальянской армии, немцы доверили фронт протяженностью белее 270 км, между Камилшово и Вешкой. На левом фланге расположилась 2 - я венгерская армия, на правом фланге 3 - я румынская армия. Маршал Италии Джовании Мессе вспоминал: «Альпийская дивизия «Тридентаина», переданная мне в качестве подкрепления во время сражения на Дону возвращалась в свои армейский корпус для замены румынских войск. Дивизия «Пусубио» и 3 - я дивизия «Челере» так же заменяли румынские части, перемещались следующим образом: дивизия «Пусубио» - на линию фронта в излучину у Аголева[7] между населенными пунктами Терешково и Монастырщина (на правый фланг 298 – й немецкой дивизии для создания нового сектора обороны XXXV – го корпуса), а дивизия «Челере» в резерв Армии в долину реки Богучар».[8]


Операция "Малый Сатурн" Научно-популярный очерк истории Богучарского края в период Великой Отечественной войны 1941 -1945 годов. Операция «Малый Сатурн» на Среднем Дону. Научно–популярный очерк написан отцом и сыном Романовыми. Он подробно освещает период оккупации и освобождения Богучарского района. В основу очерка легли воспоминания отца П.И. Романова и научные изыскания сына Е.П. Романова. В предверие 70-й годовщины освобождения Богучарского района от немецко-фашистских захватчиков очерк поможет читателям погрузиться в воспоминания очевидцев тех далеких уже событий и познакомит с историческими и документальными фактами Великой Отечественной войны.
+1
1.1K
0
Тип статьи:
Авторская

Добавилось седых волос у Николая Львовича... Не каждый день тебя обвиняют в нарушении законодательства! Оказывается, он не спас от уничтожения бесценную реликвию, а "грабительским способом" ее добыл! Наши законы - что дышло! Прошел бы он мимо этой лодки, оставил бы ее на разрушение вандалам - обвинили бы и в этом!

"Поисковика из Богучара обвиняют в грабительских методах




Известного богучарского поисковика Николая Новикова обвиняют в нарушении закона об охране исторического наследия. Найденную в середине августа у села Сухой Донец древнюю лодку-долблёнку у краеведа забрали в музей. О редкой находке богучарцев воронежские археологи узнали из эфира «Вести-Воронеж» – сюжет о ней мы показали 13 августа. Сейчас судно находится в музее «Костёнки» и возвращать её никто не собирается.

Расписка да пара фотографий – всё, что осталось у Николая Новикова от самого ценного экспоната его музея. Лодка-долблёнка, предположительно, петровских времён, должна была стать изюминкой коллекции старинных предметов из 6,5 тысяч экземпляров. Артефакт богучарские поисковики буквально спасли от рук вандалов.

Николай Новиков, краевед, директор Дубравского музея: «Обследовали её, выяснилось, что по лодке прыгали, раскопали её дальше, прыгали – она полопалась, правый борт, отрубленный, мы его так и не нашли. И было решено, что, если мы её ещё оставим на сутки, то лодку уничтожат просто».

Древнее судно действительно могли уничтожить. По старинному поверью, в таких лодках-долблёнках казаки перевозили золото. Поэтому местные вандалы и пытались топорами вырубить лодку из берега. Поисковикам уже искалеченный раритет пришлось откапывать вручную.

Геннадий Шкурин, краевед: «Все городки казачьи, они на островах, в таких недоступных местах. И эти лодки – это самый распространённый вид. Помимо лошади у казака была и лодка. И я думаю, тут не только такие находки, там лодки, тут находили и якоря».

Найденную лодку Николай Новиков восстанавливал на свою пенсию. Два месяца ежедневно пропитывал её раствором клея, а потом вместе с мастером трудился над созданием для артефакта металлического саркофага. Потому что на воздухе старинные доски начали рассыхаться и трескаться. В это время его обвинили в незаконных археологических раскопках и нарушении закона об охране исторического наследия.

Виктор Ковалевский, директор археологического музея-заповедника «Костёнки»: «В данном случае, насколько мне известно, то ли с благих намерений, будем надеяться, исключительно из благих намерений, Николай Львович, человек потрясающий по своему патриотизму, по своей душе человек, ну, как бы спас, с одной стороны, эту лодку. С другой стороны, несомненно, куда бы эта лодка ушла – большой вопрос. То, что она была добыта грабительским способом, у меня лично не вызывает никаких сомнений, если исходить из сюжета. Мы судим по тому, что видим по телевизору, по картинке».

По закону, при обнаружении любого артефакта, необходимо уведомить археологов и получить разрешение на проведение работ, так называемый, открытый лист. Но, по словам Николая Новикова, ждать экспертов из Воронежа и оформлять документы у него действительно не было времени, так как от найденного раритета не осталось бы и следа.

Николай Новиков, краевед, директор Дубравского музея: «Какой может быть открытый лист, если за сутки лодку разбили? И сразу заинтересовались. Никто не поинтересовался в течение двух месяцев о состоянии, в каком находится лодка, что с ней, где она хранится?».

По словам Виктора Ковалевского, лодка из Сухого Донца может оказаться редкостной находкой, возможно, даже эпохи неолита. Но её историческую ценность ещё надо доказать. Экспертиза, которая покажет истинный возраст артефакта, скорее всего, будет проводиться в Дании. Если древнее судно окажется по-настоящему уникальным, то, по закону, нашедший его человек может претендовать на четверть стоимости раритета. А Николай Новиков больше всего жалеет, что так и не успел законсервировать ценный экспонат".

Источник Вести Воронеж

Как говорил персонаж известного фильма: "Деточкин, конечно, виноват, но он не виноват!" Я скажу так, и, уверен, многие поддержат меня: Новиков ни в чем не виноват! И большое спасибо Николаю Львовичу, что благодаря ему удалось сохранить бесценный артефакт. И очень жаль, что богучарские детишки не смогут больше увидеть эту находку в стенах Дубравского музея.

Добавилось седых волос у Николая Львовича... Не каждый день тебя обвиняют в нарушении законодательства! Оказывается, он не спас от уничтожения бесценную реликвию, а "грабительским способом" ее добыл! Наши законы - что дышло! Прошел бы он мимо этой лодки, оставил бы ее на разрушение вандалам - обвинили бы и в этом!
0
1.92K
2
Тип статьи:
Авторская

14 января 1993 года

N 4292-1

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ЗАКОН

ОБ УВЕКОВЕЧЕНИИ ПАМЯТИ ПОГИБШИХ ПРИ ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА

Список изменяющих документов

(в ред. Федеральных законов от 22.08.2004 N 122-ФЗ,

от 03.11.2006 N 179-ФЗ, от 23.07.2008 N 160-ФЗ,

от 18.07.2011 N 213-ФЗ, от 05.04.2013 N 52-ФЗ)

Уважительное отношение к памяти погибших при защите Отечества или его интересов является священным долгом всех граждан.

Раздел I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Увековечение памяти погибших при защите Отечества

Увековечению подлежит память:

погибших в ходе военных действий, при выполнении других боевых задач или при выполнении служебных обязанностей по защите Отечества;

погибших при выполнении воинского долга на территориях других государств;

умерших от ран, контузий, увечий или заболеваний, полученных при защите Отечества, независимо от времени наступления указанных последствий, а также пропавших без вести в ходе военных действий, при выполнении других боевых задач или при выполнении служебных обязанностей;

погибших, умерших в плену, в котором оказались в силу сложившейся боевой обстановки, но не утративших своей чести и достоинства, не изменивших Родине.

Дань памяти воздается и иностранным гражданам, погибшим при защите России.

Кроме того, увековечивается память объединений, соединений и учреждений, отличившихся при защите Отечества, а также увековечиваются места боевых действий, вошедшие в историю как символы героизма, мужества и стойкости народов нашего Отечества.

Статья 2. Формы увековечения памяти погибших при защите Отечества

Основными формами увековечения памяти погибших при защите Отечества являются:

сохранение и благоустройство воинских захоронений, создание, сохранение и благоустройство других мест погребения погибших при защите Отечества, установка надгробий, памятников, стел, обелисков, других мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших;

сохранение и обустройство отдельных территорий, исторически связанных с подвигами погибших при защите Отечества;

проведение поисковой работы, направленной на выявление неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установление имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества, занесение их имен и других сведений о них в книги Памяти и соответствующие информационные системы;

создание мемориальных музеев и сооружение на местах боевых действий памятных знаков;

публикации в средствах массовой информации материалов о погибших при защите Отечества, создание произведений искусства и литературы, посвященных их подвигам, организация выставок;

присвоение имен погибших при защите Отечества улицам и площадям, географическим объектам, организациям, в том числе образовательным организациям, учреждениям, воинским частям и соединениям, кораблям и судам;

занесение имен погибших при защите Отечества навечно в списки личного состава воинских частей, военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования;

установление памятных дат, увековечивающих имена погибших при защите Отечества.

По решению органов государственной власти и органов местного самоуправления, общественно-государственных объединений, общественных объединений могут осуществляться и другие мероприятия по увековечению памяти погибших при защите Отечества.

Раздел II. ЗАХОРОНЕНИЯ ПОГИБШИХ ПРИ ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА

Статья 3. Захоронения погибших при защите Отечества

Захоронения погибших при защите Отечества с находящимися на них надгробиями, памятниками, стелами, обелисками, элементами ограждения и другими мемориальными сооружениями и объектами являются воинскими захоронениями.

К ним относятся: военные мемориальные кладбища, воинские кладбища, отдельные воинские участки на общих кладбищах, братские и индивидуальные могилы на общих кладбищах и вне кладбищ, колумбарии и урны с прахом погибших, места захоронений в акваториях морей и океанов, места гибели боевых кораблей, морских, речных и воздушных судов с экипажами.

Статья 4. Порядок захоронения (перезахоронения) погибших при защите Отечества

Захоронение (перезахоронение) погибших при защите Отечества осуществляется с отданием воинских почестей. При этом не запрещается проведение религиозных обрядов. Ответственность за содержание мест захоронения, оборудование и оформление могил и кладбищ погибших при защите Отечества возлагается на органы местного самоуправления, а в части отдания воинских почестей - на органы военного управления.

Захоронение непогребенных останков погибших, обнаруженных в ходе поисковой работы на территории Российской Федерации, организуют и проводят органы местного самоуправления, а на территориях других государств - Министерство иностранных дел Российской Федерации через дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации.

При обнаружении останков военнослужащих армий других государств захоронение производится с информированием, а в необходимых случаях и с участием представителей соответствующих организаций этих государств.

Перезахоронение останков погибших проводится по решению органов местного самоуправления с обязательным уведомлением родственников погибших, розыск которых осуществляют органы военного управления.

Захоронение погибших в ходе военных действий проводится соответствии с требованиями уставов, приказов и директив командования.

Статья 5. Государственный учет, содержание и благоустройство воинских захоронений

Воинские захоронения подлежат государственному учету. На территории Российской Федерации их учет ведется органами местного самоуправления, а на территориях других государств - представительствами Российской Федерации. На каждое воинское захоронение устанавливается мемориальный знак и составляется паспорт.

Воинские захоронения содержатся в соответствии с положениями Женевских конвенций о защите жертв войны от 12 августа 1949 года и общепринятыми нормами международного права.

Ответственность за содержание воинских захоронений на территории Российской Федерации возлагается на органы местного самоуправления, а на закрытых территориях воинских гарнизонов - на начальников этих гарнизонов. Содержание и благоустройство воинских захоронений, находящихся на территориях других государств, осуществляются в порядке, который определен межгосударственными договорами и соглашениями.

Статья 6. Обеспечение сохранности воинских захоронений

В целях обеспечения сохранности воинских захоронений в местах, где они расположены, органами местного самоуправления устанавливаются охранные зоны и зоны охраняемого природного ландшафта в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации.

Выявленные воинские захоронения до решения вопроса о принятии их на государственный учет подлежат охране в соответствии с требованиями настоящего Закона.

Проекты планировки, застройки и реконструкции городов и других населенных пунктов, строительных объектов разрабатываются с учетом необходимости обеспечения сохранности воинских захоронений.

Строительные, земляные, дорожные и другие работы, в результате которых могут быть повреждены воинские захоронения, проводятся только после согласования с органами местного самоуправления.

Предприятия, организации, учреждения и граждане несут ответственность за сохранность воинских захоронений, находящихся на землях, предоставленных им в пользование. В случае обнаружения захоронений на предоставленных им землях они обязаны сообщить об этом в органы местного самоуправления.

Сохранность воинских захоронений обеспечивается органами местного самоуправления.

Статья 7. Восстановление воинских захоронений

Пришедшие в негодность воинские захоронения, мемориальные сооружения и объекты, увековечивающие память погибших, подлежат восстановлению органами местного самоуправления.

Предприятия, учреждения, организации или граждане, виновные в повреждении воинских захоронений, обязаны их восстановить.

Раздел III. ПОИСКОВАЯ РАБОТА

Статья 8. Организация поисковой работы

Поисковая работа организуется и проводится общественно-государственными объединениями, общественными объединениями, уполномоченными на проведение такой работы, в порядке, предусмотренном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества, в целях выявления неизвестных воинских захоронений и непогребенных останков, установления имен погибших и пропавших без вести при защите Отечества и увековечения их памяти.

Проведение поисковой работы в местах, где велись военные действия, а также вскрытие воинских захоронений в порядке самодеятельной инициативы запрещается.

Статья 9. Порядок проведения поисковой работы

Порядок проведения поисковой работы определяется настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами, принимаемыми федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а в части захоронения погибших - органами местного самоуправления в пределах своей компетенции.

Захоронение выявленных в ходе проведения поисковых работ останков погибших проводится в соответствии со статьей 4 настоящего Закона, а обнаруженные неизвестные ранее воинские захоронения после их обследования, учета и регистрации благоустраиваются силами органов местного самоуправления с участием воинских частей, дислоцированных на соответствующих территориях.

Найденные оружие, документы и другое имущество погибших передаются по акту в органы военного управления по месту их обнаружения для изучения, проведения экспертизы и учета. При этом документы, личные вещи и награды погибших передаются их родственникам или в музеи, стрелковое оружие передается в органы внутренних дел. Стрелковое оружие и иные средства вооружения после приведения в состояние, исключающее их боевое применение, могут передаваться для экспонирования в музеи.

Об обнаружении взрывоопасных предметов немедленно сообщается в органы военного управления, которые в установленном порядке принимают меры по их обезвреживанию или уничтожению. Изъятие в порядке самодеятельной инициативы взрывоопасных предметов с мест их обнаружения и их транспортировка запрещаются.

Раздел IV. ОРГАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

И МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ РАБОТУ

ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ ПОГИБШИХ ПРИ ЗАЩИТЕ

ОТЕЧЕСТВА, И ИХ ПОЛНОМОЧИЯ

(в ред. Федерального закона от 22.08.2004 N 122-ФЗ)

Статья 10. Органы государственной власти и местного самоуправления, осуществляющие работу по увековечению памяти погибших при защите Отечества

Руководство работой по увековечению памяти погибших при защите Отечества и ее координация возлагаются на уполномоченный федеральный орган исполнительной власти.

Деятельность указанного органа и работа по увековечению памяти погибших при защите Отечества осуществляются в порядке, определяемом Президентом Российской Федерации.

Работу по увековечению памяти погибших при защите Отечества организуют и проводят уполномоченные федеральные органы исполнительной власти, а в части захоронения и содержания мест захоронения - органы местного самоуправления.

Статья 11. Полномочия органов государственной власти и органов местного самоуправления, осуществляющих работу по увековечению памяти погибших при защите Отечества

Уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества:

руководит работой по увековечению памяти погибших при защите Отечества и осуществляет ее координацию;

разрабатывает государственные планы, программы, нормативные и другие документы, на основе которых организуются и проводятся мероприятия по увековечению памяти погибших при защите Отечества, определяет порядок финансирования указанных мероприятий;

организует централизованный учет и паспортизацию воинских захоронений погибших при защите Отечества, в том числе и захоронений, расположенных на территориях других государств;

осуществляет взаимодействие с другими государствами по содержанию и благоустройству воинских захоронений, вносит на рассмотрение Президента Российской Федерации проекты межгосударственных договоров и соглашений о статусе воинских захоронений;

организует пропаганду подвигов погибших при защите Отечества, готовит публикации в средствах массовой информации списков фамилий погибших, выявленных в ходе поисковой работы;

рассматривает предложения граждан, общественных объединений, религиозных организаций по вопросам увековечения памяти погибших при защите Отечества и принимает меры по их реализации;

осуществляет контроль за исполнением настоящего Закона.

Министерство обороны Российской Федерации:

по поручению уполномоченного федерального органа исполнительной власти по увековечению памяти погибших при защите Отечества разрабатывает планы и программы военно-мемориальной работы;

участвует в подготовке проектов межгосударственных соглашений о статусе воинских захоронений, расположенных на территориях других государств, и захоронений военнослужащих армий других государств на территории Российской Федерации;

ведет учет воинских захоронений и погибших военнослужащих;

координирует выполнение мероприятий по обеспечению поисковой работы, а также по паспортизации воинских захоронений на территории Российской Федерации и на территориях других государств;

совместно с зарубежными представителями участвует в проведении эксгумации останков погибших военнослужащих и их перезахоронении;

участвует в организации пропаганды подвигов военнослужащих, погибших при защите Отечества;

рассматривает запросы граждан по выяснению судеб пропавших без вести родственников.

Органы военного управления:

принимают участие в работе по захоронению (перезахоронению) останков погибших при защите Отечества в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;

оказывают практическую помощь общественным объединениям в проведении поисковой работы, захоронении (перезахоронении) останков погибших и благоустройстве воинских захоронений;

осуществляют документальный прием оружия, военной техники и других материальных средств, обнаруженных в ходе поисковой работы, проводят их изучение, учет и экспертизу на предмет дальнейшего использования;

участвуют в выявлении и благоустройстве воинских захоронений, находящихся на территориях других государств, осуществляют их учет;

ведут работу по установлению сведений о погибших и пропавших без вести;

оказывают помощь в подготовке материалов для издания книг Памяти.

Федеральная служба безопасности Российской Федерации:

ведет учет погибших из числа своих сотрудников;

принимает участие в установлении сведений о пропавших без вести;

участвует в подготовке материалов для книг Памяти.

Министерство внутренних дел Российской Федерации:

обеспечивает общественный порядок при проведении поисковой работы;

в установленном порядке осуществляет прием стрелкового оружия, обнаруженного в ходе поисковой работы;

ведет учет погибших военнослужащих внутренних войск, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел;

принимает участие в установлении сведений о пропавших без вести;

определяет порядок издания книг Памяти в системе Министерства.

Министерство иностранных дел Российской Федерации:

разрабатывает проекты межгосударственных договоров и соглашений об обеспечении сохранности и о благоустройстве воинских захоронений на территориях других государств, захоронений военнослужащих армий других государств на территории Российской Федерации, а также участвует в реализации этих договоров и соглашений;

через дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации в других государствах осуществляет мероприятия по установлению сведений о пропавших без вести в ходе боевых действий, вооруженных конфликтов и при выполнении воинского долга на территориях других государств, организует и проводит учет и паспортизацию воинских захоронений, а также перезахоронение останков погибших на территориях других государств;

согласовывает с соответствующими организациями государств, на территориях которых находятся воинские захоронения, вопросы об установлении на захоронениях мемориальных знаков, а также об их благоустройстве;

регулирует порядок посещения воинских захоронений родственниками погибших на территориях других государств;

устанавливает порядок посещения воинских захоронений на территории Российской Федерации родственниками погибших (умерших) - гражданами других государств.

Служба внешней разведки Российской Федерации:

ведет учет погибших из числа своих сотрудников;

принимает участие в установлении судеб пропавших без вести;

участвует в подготовке материалов для книг Памяти.

Федеральный орган исполнительной власти в области средств массовой информации:

обеспечивает полиграфическую базу для издания Всероссийской книги Памяти;

обеспечивает регулярные сообщения в средствах массовой информации о розыске погибших, пропавших без вести.

Федеральный орган исполнительной власти в области культуры и искусства:

организует проведение мероприятий, направленных на увековечение памяти погибших при защите Отечества;

принимает участие в сооружении памятников и мемориалов, создании музейных экспозиций и выставок федерального значения, реконструкции надгробий и памятников погибшим федерального значения, классификации и паспортизации воинских захоронений.

Органы местного самоуправления:

осуществляют мероприятия по содержанию в порядке и благоустройству воинских захоронений, мемориальных сооружений и объектов, увековечивающих память погибших при защите Отечества, которые находятся на их территориях, а также работы по реализации межправительственных соглашений по уходу за захоронениями иностранных военнослужащих на территории Российской Федерации;

создают резерв площадей для новых воинских захоронений;

В субъектах Российской Федерации - городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге полномочия органов местного самоуправления, предусмотренные настоящим Законом, в соответствии с законами указанных субъектов Российской Федерации могут осуществляться органами государственной власти субъектов Российской Федерации - городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.

Раздел V. ФИНАНСОВОЕ И МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ

ОБЕСПЕЧЕНИЕ МЕРОПРИЯТИЙ ПО УВЕКОВЕЧЕНИЮ ПАМЯТИ

ПОГИБШИХ ПРИ ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

ЗА НАРУШЕНИЕ НАСТОЯЩЕГО ЗАКОНА

Статья 12. Финансовое и материально-техническое обеспечение мероприятий по увековечению памяти погибших при защите Отечества

Расходы на проведение мероприятий, связанных с увековечением памяти погибших при защите Отечества, в том числе на устройство отдельных территорий и объектов, исторически связанных с подвигами защитников Отечества, а также на организацию выставок и других мероприятий могут осуществляться за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов в соответствии с компетенцией органов государственной власти и органов местного самоуправления, установленной настоящим Законом, а также добровольных взносов и пожертвований юридических и физических лиц.

Расходы на проведение осуществляемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти мероприятий, связанных с увековечением памяти погибших при защите Отечества, финансируются из федерального бюджета.

Расходы на содержание и благоустройство воинских захоронений, находящихся на территориях других государств, и захоронений военнослужащих армий других государств на территории Российской Федерации осуществляются на основе межгосударственных договоров и соглашений.

Порядок материально-технического обеспечения предусмотренных настоящим Законом мероприятий по увековечению памяти погибших при защите Отечества определяется Правительством Российской Федерации.

Статья 13. Ответственность за нарушение настоящего Закона

Все воинские захоронения, а также памятники и другие мемориальные сооружения и объекты, увековечивающие память погибших при защите Отечества, охраняются государством.

Лица, виновные в нарушении настоящего Закона, несут административную, уголовную или иную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Президент

Российской Федерации

Б.ЕЛЬЦИН

Москва, Дом Советов России

14 января 1993 года

N 4292-1

В этом разделе будет размещаться различная полезная информация для тех, кто занимается поисковой работой. В том числе, и действующие нормативно-правовые документы федерального и областного уровня.
0
1.56K
2
Тип статьи:
Авторская

Воронежский историк Сергей Филоненко в своей книге «Крах фашистского «нового порядка» на Верхнем Дону (июль 1942 – февраль 1943)» приводит выписку из «Акта о зверствах итальянских фашистов в селе Белый Колодец Богучарского района Воронежской области». После боя 15 декабря 1942 года итальянцы захватили группу раненых красноармейцев, три дня жестоко над ними издевались. Вечером 17 декабря, слыша канонады и приближение частей Красной Армии к хутору, в присутствии местных жителей итальянцы расстреляли пленных из пулеметов.

Не такими уж «белыми и пушистыми», оказались сыновья солнечной Италии. Фамилий советских военнопленных историки и журналисты, ссылавшиеся на выписку из «Акта о зверствах...», в своих исследованиях и трудах не указывали. Его копию и, главное, список фамилий зверски замученных в Белом Колодце красноармейцев, в 2014 году удалось «раскопать» в архиве Министерства обороны Сергею Барулеву - человеку, известному в российском поисковом сообществе.

Привожу подлинный текст документа:

«1942г. 19 декабря составили настоящий акт в х. Белый Колодец Новокалитвенского района Воронежской обл. в присутствии бат. комиссара Старовойтова Лаврентия Филипповича, ст. политрука Клязника Алексея Степановича, лейтенанта Шеянова Ивана Павловича, военврача 2-го ранга Моисеевой Людмилы Яковлевны, мл. лейтенанта госбезопасности Узорова Ивана Ивановича, красноармейцев Сергеева Василия, Ульянова и др. сего числа обнаружено в вышеуказанном селе: фашистские изверги, захватив в плен 13 чел. раненых красноармейцев, 17.12.1942г. в присутствии населения, построив в шеренгу, начали расстреливать из пулемета, лиц, которые еще подавали хотя (бы) маленькие признаки жизни, добивали прикладами и штыками и пристреливали в упор.

До расстрела фашистские изверги подвергли раненых жестоким пыткам и издевательствам, у многих имеются разбитые черепа, вывернутые руки, раненых до этого держали 3 суток голодными, не давая … никакой пищи и воды.

Спасшийся «чудом» красноармеец тов. Сотников Андрей Петрович рассказывает, что перед расстрелом их морили голодом с первого дня их пленения, не давая никакой пищи и воды, а 17.12.1942г. построили их и в упор стали расстреливать из пулемета. Сам Сотников А.П. спасся лишь только потому, что когда его тоже ранили из пулемета, он упал и притаился мертвым, а когда фашисты ушли, то он ползком пробрался в одну из нежилых хат, спрятался в печку и просидел до 19.12.1942г., пока пришли части Кр. Армии… Акт составлен в 2-х экз. – один для политотдела, и второй – для газеты «Правда».

Когда вслед за передовыми частями Красной Армии в хутор вошли бойцы-зенитчики из 271-й гвардейского армейского зенитно-артиллерийского полка, местные жители рассказали командованию полка о расстреле пленных красноармейцев. В одной из хат нашли брошенные итальянцами красноармейские книжки и два личных письма. Итальянцы так спешили удрать из хутора, что не успели уничтожить эти документы.

Более семидесяти лет список бойцов из донесения политуправления Юго-Западного фронта «пылился» в архиве, все воины считаются пропавшими без вести или погибшими на фронте зимой 1942-1943 годов. Вот, эти возращенные имена:

Березовский Петр Прокопьевич, 1900, Иркутская область, Боханский район, Лузгинский с/совет. Жена — Березовская Мария Осиповна.

Борисов Филимон Степанович, 1896, Мордовская АССР, Лодский район, д.Ефимовка. Жена — Борисова Е.И.

Гришин Илья Иванович, 1906, г.Москва, Щербаковский переулок, д.21. Жена – Гришина (инициалы не указаны).

Кувакин Иван Васильевич, 1897, Ивановская область, Юрьевецкий район, д.Хораброво. Жена — Кувакина Мария Павловна.

Никитин Константин Зиновьевич, 1906, Молотовская область, Чесовской район, д.Рассольная. Жена — Никитина Мария Тимофеевна.

Федосеев Петр Дмитриевич, 1902, Тульская область, Тарусский район, д.Никишино. Жена — Федосеева Матрена Ф.

Смирнов Федор Иванович, данные из его красноармейской книжки по какой-то причине забыли указать в донесении.

Личные письма – конечно, не красноармейская книжка, но с большой долей вероятности они позволили установить еще двух бойцов по базе данных «Мемориал». Это Бутов Даниил Митрофанович из Омской области и Мартышин Василий Дмитриевич из Пензенской. Из омской Книги памяти известно, что Даниил Бутов служил в 747-м стрелковом полку 172-й стрелковой дивизии 6-й армии Воронежского фронта, по данным штаба дивизии погиб 16 декабря 1942 года и похоронен в селе Гороховка Верхнемамонского района. Возможно, и все красноармейцы из списка служили в 172-й стрелковой дивизии. Части и подразделения из состава 6-й армии до начала операции «Малый Сатурн» с 11 по 15 декабря 1942 года вели бои по захвату и удержанию плацдармов на правом берегу реки Дон в районе сел Дерезовка и Самодуровка.

На публикацию в Интернете списка девяти воинов отозвались из Иркутской области родственники Петра Прокопьевича Березовского. Все эти годы после окончания войны родные не оставляли попыток узнать об его судьбе, делали запросы в советские и российские архивы. Но смогли узнать только то, что Петр Прокопьевич погиб в бою за «социалистическую Родину в декабре 1942 года». Где был захоронен, они не знали.

На фото Петр Березовский


Наталья Минина из Иркутска, правнучка Петра Березовского, прислала сообщение по электронной почте: «Мой прадед родился 12 июля 1900 года в деревне Оса Боханского района Иркутской области. 5 ноября 1926 года они поженились с Марией Осиповной, моей прабабушкой. До войны у них родились трое сыновей: мой родной дедушка Михаил, Иван и Николай. Петр Прокопьевич был хорошим семьянином, любящим отцом и мужем. Началась война, и 15 марта 1942г. его призвали на фронт. Проводив мужа, Мария Осиповна осталась с тремя сыновьями, продолжая жить и работать в колхозе, и растить сыновей. Получив 17 июня 1943г. похоронку, и не веря в его гибель, она ждала мужа до конца своей жизни, не выходя замуж. Вырастила и воспитала трех достойных сыновей. При жизни помогла вырастить 5 внуков и 3 внучек, а также 7 правнуков и 7 правнучек, 8 праправнучек и 8 праправнуков. Она прожила долгие 99 лет, и всю свою жизнь верила, надеялась, что ее муж не погиб».

К сожалению, в хуторе почти не осталось жителей, никто так и не смог показать место захоронения погибших красноармейцев. Родственники Петра Березовского обратились в Богучарскую районную и Твердохлебовскую поселковую администрации в год 70-летия Великой Победы спросьбой изыскать необходимые средства и установить в хуторе Белый Колодец памятный знак с фамилиями погибших бойцов Красной Армии.

Р.S. Надеюсь, что для Администрации Твердохлебовского сельского поселения это станет делом чести!!!

Летопись боевых действий на богучарской земле — это не только героические события. Немало в ней и событий трагических, как известных, так малоизвестных в силу различных причин. Это пот и кровь отступления Красной Армии в июле 1942 года, и долгие, казавшиеся вечностью, пять месяцев оккупации правобережной части Богучарского района. Это и лагеря для военнопленных в селе Лебединка, хуторах Варваровка и Белый Колодец. В степном хуторе Белый Колодец оккупанты создали лагерь, в котором содержались раздельно «неблагонадежные» из числа мирного населения и военнопленные. Эдуард Солорев, поисковый отряд "Память"
+2
1.49K
4
Тип статьи:
Авторская

Среди документов Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО) поисковики разыскали персональные карточки военнопленных с фотографиями наших земляков. На лагерных снимках - они, пропавшие без вести на долгие 70 лет - и молоденькие совсем ребята, и умудренные отцы семейств. Изможденные лица, потухшие взгляды. Как же они хотели жить! О чем думали, стоя перед фотографом и держа в руках табличку с нарисованным мелом номером? И, что эти чудом сохранившиеся снимки подарят для потомков, может быть, единственную возможность увидеть их лица. Увидеть и узнать своих солдат! Как узнала на фотографии своего без вести пропавшего в войну отца Семена Захаровича Швыдкова жительница села Липчанка Александра Семеновна Ковтунова! Родилась Александра Семеновна в 1940 году, и детские воспоминания об отце у неё не сохранились.

- Когда я появилась на свет, отец приезжал домой на побывку. Он тогда служил срочную. Это мне мама потом рассказывала, — начинает вспоминать Александра Семеновна.
Семён Швыдков

У Семена Захаровича Швыдкова и его жены Прасковьи Потаповны было пятеро детей. По тем временам обычная семья. Жили, растили детей, надеялись на лучшее.

- Мне и сестрам мама приписала по годочку, чтобы мы раньше пошли работать. Тогда многие так делали. Так что, по документам я 39-го года. А два моих старших брата умерли в годы оккупации, и осталось нас трое сестер. Сейчас я — самая младшая осталась, - продолжила свой рассказ Александра Семеновна Ковтунова.

Семён Швыдков до призыва в армию учился на дорожного строителя. Успел и поработать по специальности: он руководил бригадой, выкладывавшей в Радченском районе дороги из булыжника. Эти дороги из плотно пригнанных друг к другу камней, в просторечьи «каменки», сохранились кое-где и до настоящего времени. Тот факт, что Семен Швыдков по своей мирной профессии дорожный строитель, сыграло свою роль в его судьбе.

Довоенное фото Семёна Швыдкова

- Уже после войны к нам пришла бумага о том, что отец пропал без вести. И мама пыталась разыскать хоть какие-то сведения о нем. Она ходила пешком в Вервековку, это около двадцати километров от нашей Липчанки. В Вервековку вернулся с войны солдат, служивший вместе с отцом. К сожалению, из рассказа матери я уже не помню фамилии того бойца. А звали его, кажется, Антоном. Он и рассказал матери, что весь их батальон летом 1942 года сдал в плен немцам командир батальона. Оказался тот командир предателем. Мать и спросила Антона: «А как же ты живой-то остался?» Тот ответил: «Погнали нас на запад. У меня не было сил больше идти, и немцы решили меня пристрелить. Пуля попала мне в плечо, я упал в канаву и притворился мертвым, а их всех погнали дальше...» Так моя мать узнала, что отец, скорее всего, попал в плен. Но говорить об этом в то время было нельзя, - закончила свое повествование Александра Семеновна.

Она показала единственную сохранившуюся довоенную фотографию Семена Швыдкова. На фото ее отец - молодой, красивый, в военной форме и фуражке с пятиконечной звездочкой.

В ЦАМО хранится и персональная карточка военнопленного Семена Захаровича Цветкова, уроженца села Липчанка тогдашнего Радченского района Воронежской области. Военный переводчик фамилию «Schwetkow» из персональной карточки ошибочно перевел как «Цветков». Так и числится отец Александры Семеновны, по данным ЦАМО, погибшим в плену, но под чужой фамилией.

Лагерное фото


Семен Швыдков прошел фашистские лагеря на Украине и в немецкой Померании, сейчас это территория современной Польши. Там, в районе города Штеттина (ныне — польского Щецина) - крупного торгового порта на Балтийском побережье, размещался лагерь военнопленных Stalag II D Stargard. Через Штеттинский порт немцы держали связь с оккупированной ими Норвегией: оттуда везли морем на континент медную и никелевую руду, другое сырьё, обратно — партии военнопленных для строительства военных объектов в этой северной стране.

В марте 1943 года очередная партия пленных из Stalag II D прибыла в северную Норвегию. Так Семен Швыдков оказался в местечке Сииластупа общины Энонтекио, в точке, где сходятся границы трех скандинавских государств — Финляндии, Швеции и Норвегии. Немцы строили в том районе дорожную сеть, и для этого отбирали пленных, имевших какой-либо строительный опыт. У многих умерших в Энонтекио военнопленных в персональных картах указана их гражданская специальность - «bauer» (строитель).

…Война близилась к своему концу. Это понимали и союзники фашистской Германии. В сентябре 1944 года Финляндия и Советский Союз заключили мирный договор, одним из условий которого было выдворение немецких войск с финской территории. Добровольно уходить фашисты не хотели. Так началась почти никому в нашей стране неизвестная Лапландская война между Германией и Финляндией. С осени сорок четвертого и до весны 1945 года на границе Норвегии и Финляндии шли бои. Советские военнопленные оказались в их эпицентре.

Сложно сейчас установить обстоятельства смерти Семена Швыдкова, в его персональной карточке указано: «Умер 04.11.1944 года в Сииластупа». Всего полгода не дожил он до Победы.

Благодаря стараниям поисковиков из богучарского отряда «Память» спустя почти 70 лет после окончания Великой Отечественной войны стали известны фамилии советских воинов, погибших в немецком плену. Многие из них считаются пропавшими без вести. И родственники солдат, скорее всего, ничего не знают об их судьбе. Эдуард Солорев, член поискового отряда «Память»
+2
1.11K
0
Тип статьи:
Авторская

3. Прорыв на Дону

....

4 ноября 195-я стрелковая дивизия, восстановившая свою боеспособность, согласно решению Ставки Верховного Главнокомандования вошла в состав 4-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й гвардейской армии.

Армия незадолго перед тем пополнила войска Юго-Западного фронта. В конце ноября дивизия была переброшена в район села Верхний Мамон на Среднем Дону.

В это время войска левого крыла Юго-Западного фронта (командующий генерал Н. Ф. Ватутин), войска Сталинградского фронта (командующий генерал А. И. Еременко), перейдя в наступление, замкнули кольцо окружения крупной немецкой группировки войск под Сталинградом и стремительно продвигались вперед, образуя внешний фронт окружения. Войска же Донского фронта, разгромив румынские соединения в малой излучине Дона, образовали внутренний фронт. Войска 6-й и 4-й танковой немецких армий попали в сталинградский котел.

Войска правого крыла Юго-Западного фронта, в состав которых входила 1-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта В. И. Кузнецова, пока держали оборону. Но уже шли приготовления к наступательной операции, получившей название «Сатурн». Замысел ее состоял в том, чтобы разгромить на Среднем Дону 8-ю итальянскую армию и войска, отброшенные к реке Чир и Тормосину, проведя два удара с плацдарма на Дону южнее Верхнего Мамона на юг и с рубежа реки Чир на запад. Эти удары предстояло нанести соединениям левого крыла Воронежского фронта и Юго-Западному фронту. 1-й гвардейской армии предстояло развить наступление на Миллерово, создав ударную группировку на своем правом фланге.

Та сравнительно небольшая полоса действий, которую получила 195-я стрелковая дивизия, пришлась на стык Юго-Западного фронта с Воронежским. Соседом справа у нее оказалась 267-я стрелковая дивизия Воронежского фронта. Соседом слева стала 41-я гвардейская стрелковая дивизия 4-го гвардейского стрелкового корпуса.

195-я стрелковая дивизия развернула свой боевой порядок в ночь на 3 декабря 1942 г. Первую позицию заняли 604-й и 564-й полки, 573-й полк оставался в селе Верхний Мамон. В боевых порядках стрелковых частей заняли огневые позиции 475-й артиллерийский полк и 41-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион.

Еще перед тем как дивизия заняла боевой порядок, командир 4-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор Н. А. Гаген поставил ей задачу произвести разведку боем и захватить высоту Безымянная восточнее села Красно-Ореховое, улучшив тем самым исходное положение для предстоящего наступления. Командир дивизии решил возложить эту задачу на 2-й батальон старшего лейтенанта Алексея Иванова из 604-го стрелкового полка. Чтобы достигнуть внезапности атаки, было намечено бой начать ранним утром 11 декабря: густые декабрьские сумерки давали возможность батальону скрытно выйти на исходные позиции, а может быть, и приблизиться к противнику. Огневую поддержку должен был обеспечить 475-й артиллерийский полк.

В 4 часа 45 минут 11 декабря 2-й батальон 604-го полка незамеченным выдвинулся на рубеж атаки вдоль кромки левого берега Дона почти напротив высоты Безымянной. А спустя час после короткого, но мощного огневого налета роты поднялись в атаку. Вперед вырвались бойцы 5-й стрелковой роты под командованием младшего лейтенанта М. С. Худякова. Противоположный обрывистый берег Дона был захвачен с ходу. Ошеломленный внезапностью нападения, враг открыл огонь по атакующим цепям, когда они уже приблизились к первой траншее. Вскоре 5-ю роту догнали воины 4-й и 6-й рот. Не мешкая, стрелки устремились вправо и влево от 5-й роты, расширяя захваченный плацдарм. Спустя еще час батальон завладел высотой Безымянной.

Район высоты Безымянной на карте Генштаба Красной Армии (прим. - С.Э.)

В ходе стремительной атаки было уничтожено не менее 350 солдат и офицеров противника, 47 — захвачено в плен. Бойцы завладели 28 дзотами врага, которые сразу начали приспосабливать для обороны (ЦАМО, ф. 1453, оп. 1, д. 172, л. 8).

Разведка боем установила, что перед фронтом дивизии обороняются подразделения 3-й итальянской дивизии «Равенна», 38-й и 37-й полки 5-й итальянской дивизии «Коссерия».

Вплоть до 14 декабря противник предпринимал одну контратаку за другой, пытаясь сбросить с плацдарма 2-й батальон. Особенно сильной оказалась контратака, начатая врагом утром 14 декабря. Полк пехоты при поддержке артиллерии и авиации наносил удар сразу с трех сторон: по флангам батальона и в лоб. К этому времени бойцы освоились на укрепленных позициях, оставленных врагом. Бомбежка и артиллерийский обстрел противником высоты Безымянной причиняли мало вреда. Когда вражеские цепи устремились вперед, их встретил губительный ружейно-пулеметный огонь. Хорошо помог батальону 475-й артиллерийский полк. Его беглый огонь заставил солдат противника залечь, а затем и отойти. Больше он контратак не предпринимал.

В то время когда бойцы 2-го батальона 604-го полка, отбиваясь от контратак врага, стойко обороняли высоту Безымянную, на Сталинградском фронте разыгрались события, круто изменившие оперативно-тактическую обстановку. 12 декабря собранные в кулак танковые и механизированные соединения врага перешли в наступление из района Котельниковской на позиции 51-й армии. Противник прорвал ее оборону и стал продвигаться на север. Замысел врага был ясен: он стремился соединиться с войсками 6-й и 4-й танковой армий, тем самым разорвав кольцо окружения.

Ставка несколько сузила размах операции «Сатурн» и перенесла ее начало на 16 декабря. Теперь главный удар Юго-Западного фронта нацеливался не в южном, а в юго-восточном направлении, на Морозовск, во фланг и тыл котельниковской группировки противника. Новая операция получила название «Малый Сатурн».

Еще когда начались бои за овладение высотой Безымянной.командир и штаб 195-й стрелковой дивизии знали: пройдет немного времени — и соединение начнет наступать всеми своими полками. Время даром не пропадало: шли занятия по боевой подготовке, оборудовались позиции батальонов и рот, велось неослабное наблюдение за противником.

Вечером 14 декабря штаб дивизии получил боевое распоряжение о переброске всего 604-го полка на плацдарм к высоте Безымянной. Это означало, что дивизия фактически начинала наступление. Ночью полк скрытно переправился на плацдарм.

Утром 15 декабря в штаб поступил боевой приказ командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса о переходе дивизии в наступление с утра 16 декабря. Боевой приказ доставил офицер связи, вместе с которым в дивизию прибыли заместитель начальника оперативного управления фронта полковник А. С. Зайчиков, начальник отдела кадров штаба фронта полковник В. Г. Бочаров, офицеры штаба 1-й гвардейской армии и штаба 4-го гвардейского стрелкового корпуса. Им было поручено проверить готовность дивизии к наступлению и оказать содействие штабу в согласовании усилий с соседями и приданными частями.

Прибывшие офицеры ушли в подразделения, а командир дивизии и представитель оперативного управления фронта вместе с начальником штаба и начальником политотдела дивизии засели за изучение боевого приказа командира корпуса. Чтобы сэкономить время, было отдано распоряжение к 12 часам собрать командиров полков на рекогносцировку.

Согласно боевому приказу командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса дивизии предстояло прорвать оборону противника с плацдарма на правом берегу Дона, что ночью был занят 604-м полком, наступая в направлении на населенный пункт Дубовиковка и далее на Писаревку. На второй день наступления дивизия должна была выйти на рубеж Кантемировка, Просяной, на третий — овладеть рубежом Марковка, Кобычино, Стрельцовка, Великоцк и закрепиться на нем. Все эти населенные пункты располагались в тактической зоне обороны врага. Соседом справа оставалась 267-я стрелковая дивизия, слева — 41-я гвардейская стрелковая дивизия.

Дивизии было приказано иметь передовой отряд, который должен был после преодоления первой позиции противника немедленно идти вперед, захватывая и удерживая промежуточные рубежи обороны до подхода главных сил (ЦАМО, ф. 1453, оп. 1, д. 6, л. 63).

В беседе с командованием дивизии заместитель начальника оперативного управления фронта пояснил, что 195-я стрелковая дивизия входит в ударную группировку войск 1-й гвардейской армии, которой предстоит во взаимодействии с 3-й гвардейской армией осуществить глубокий прорыв обороны противника. Через полосы наступления стрелковых соединений намечено ввести в сражение подвижные войска — танковые и механизированные корпуса.

На рекогносцировке, проведенной командиром дивизии днем 15 декабря, были уточнены исходные позиции полков, согласовано взаимодействие с артиллерией. На ней же командир дивизии отдал устный боевой приказ полкам. Первый эшелон дивизии составляли 604-й и 564-й полки с приданными подразделениями 475-го артиллерийского полка подполковника А. Г. Извекова и 41-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона старшего лейтенанта Т. С. Сухарева. 573-й полк оставался во втором эшелоне.

Поздно вечером 15 декабря на командных пунктах полков были собраны начальники служб, командиры батальонов и дивизионов. Перед ними выступили представители штабов фронта, армии и корпуса. Они высказали свое мнение о состоянии частей и подразделений, которое у них сложилось после ознакомления с дивизией. Общий вывод представителей сводился к тому, что соединение вполне готово к выполнению боевой задачи.

Противник, видимо, догадывался о приготовлениях к наступлению. Днем 15 декабря его авиация подвергла бомбежке плацдарм, занятый 604-м полком, позиции соседа справа, русло Дона южнее Верхнего Мамона. Кое-где лед на реке дал длинные трещины, образовались полыньи. Саперы под командованием старшего лейтенанта М. А. Стативки сразу же принялись за укрепление ледовой переправы: настилали на лед жерди, обливали их водой.

В ночь на 16 декабря 564-й полк двинулся на плацдарм, с тем чтобы занять исходные позиции для атаки. Ночь выдалась безлунной, над Доном и его берегами стелился густой туман. Первой шла 2-я стрелковая рота 1-го батальона под командованием лейтенанта М. М. Спиридонова. Командир выдвинулся вперед, а его заместитель по политчасти старший лейтенант Т. Досполганов передвигался в цепи бойцов. Большинство личного состава роты составляли казахи — мужественные, сильные люди. Сам казах, Досполганов легко находил контакт с ними. То останавливался и пропускал бойцов, то снова уходил вперед, подбадривал воинов, тихо говоря: «Смелее, друзья, берег скоро». Рота, а за ней и весь полк незамеченными подошли к обрывистому правому берегу. К 5 часам утра командир 564-го полка Доложил командиру дивизии, что батальоны заняли исходное положение для наступления.

За несколько часов до атаки во все отделения, расчеты, экипажи были доставлены обращения военных советов Юго-Западного фронта и 1-й гвардейской армии. В них говорилось о том, что настал час расплаты с врагом, пришла пора большого наступления, когда противник, уже познавший сокрушительный удар под Сталинградом, должен быть окончательно разбит и уничтожен. Командование требовало от воинов решительных действий, проявления отваги и мужества в боях за освобождение родной советской земли.

Утром 16 декабря туман не рассеялся. Это было на руку танкистам и стрелкам, так как он надежно прикрывал их от глаз противника. Но для летчиков и артиллеристов туман был совсем некстати. У командиров появилась тревога, не сорвется ли артиллерийская и авиационная подготовка...

В 8 часов утра тишину густых синих сумерек взорвал огонь сотен орудий и «катюш». Артподготовка началась. В течение часа грохочущее пламя разрывов бушевало в стане врага, сметая укрепления, огневые позиции, пулеметные гнезда. А когда артиллерийская канонада переместилась в глубину, передовые батальоны поднялись в атаку. Снова впереди шла 2-я стрелковая рота лейтенанта М. М. Спиридонова. Ей надо было преодолеть крутую прибрежную кручу. Пока еще не обнаруженные противником — так густ был туман — бойцы с трудом взбирались на нее, находя уступы и пользуясь, как альпинисты, веревками. Первыми преодолели кручу самые сильные и ловкие из воинов, среди них был старший лейтенант Досполганов. На гребне кручи располагалась позиция боевого охранения противника. Итальянские солдаты еще не пришли в себя после артиллерийской подготовки, как на них устремились в атаку советские бойцы, ведомые Досполгановым. В скоротечной схватке они овладели позицией боевого охранения и по ходам сообщения пошли дальше.

Атака же 2-го и 3-го батальонов 564-го полка развертывалась медленнее. Еще во время преодоления прибрежного обрыва бойцы попали под огонь уцелевших огневых точек врага, их цепи поредели. Но все-таки они упорно, шаг за шагом продвигались вверх на гребень обрыва. Наконец воины взошли на него и сразу устремились вперед, невзирая на усиливавшийся ружейно-пулеметный и минометный огонь врага.

В это время 1-му батальону (командир старший лейтенант М. И. Синицын) удалось продвинуться приблизительно на километр. Его цепи были вынуждены залечь, настолько сильным стало огневое сопротивление противника. Приостановили продвижение 2-й и 3-й батальоны.

Еще труднее пришлось подразделениям 604-го полка. После артиллерийской подготовки они дружно поднялись в атаку, но цепи не успели пробежать вперед и нескольких десятков метров, как были контратакованы противником. Видимо, он ждал наступления полка с плацдарма у высоты Безымянной и заранее подтянул к нему резервы. Батальоны втянулись в ожесточенный бой с контратакующим врагом.

2-я стрелковая рота лейтенанта Спиридонова, углубившись по ходам сообщения в расположение противника, оказалась правофланговым подразделением дивизии. Она несколько оторвалась от своего батальона, потеряла с ним локтевую связь. Это заметил противник и попытался ударом во фланг отбросить роту назад. В контратаку против роты пошли два танка и до батальона пехоты. Хотя враг имел значительный перевес в силах, бойцы Спиридонова выстояли. Метким ружейно-пулеметным огнем им удалось отсечь пехотинцев от танков, а те без прикрытия продвигаться дальше не посмели.

Дивизия оказывалась в трудном положении, которое осложнилось еще и тем, что задерживалась переброска артиллерии на правый берег Дона. Это хорошо понимал полковник Каруна. Он приказал командиру 604-го полка подполковнику Лукьянову во что бы то ни стало отразить контратаку противника и, развернув один батальон фронтом на запад, ударить во фланг силам врага, препятствующим продвижению 564-го полка. На обеспечение развития атаки этой части была переключена артиллерия обоих полков.

Маневр силами в ходе боя помог дивизии выйти из трудного положения. Удар 604-го полка сковал противника перед фронтом 564-го полка, отвлек его внимание.

Этим воспользовались бойцы 1-го и 2-го батальонов, возобновив наступление. Сопротивление противника было сломлено. К полудню 16 декабря дивизия овладела всей главной полосой обороны врага. К этому времени на правый берег Дона переместилась вся артиллерия стрелковых полков.

Командир дивизии выдвинул свой командный пункт на высоту Безымянную. Командиры частей получили указания до наступления ночи очистить все траншеи от противника, держать полковую артиллерию в боевых порядках батальонов, выставить для стрельбы прямой наводкой до трети всей приданной артиллерии и наступать дальше.

Героических усилий потребовал от артиллеристов разгоравшийся бой в глубине обороны противника. Глубокий снег крайне затруднял смену огневых позиций. В толще снега приходилось пробивать проходы для перемещения орудий. Почти все время это надо было делать под огнем врага.

После полудня противник снова контратаковал дивизию. Теперь удар, в котором приняли участие не менее 20 танков, пришелся на стык 564-го и 604-го полков. Танки врага медленно ползли, пробивая сугробы, останавливались, чтобы произвести выстрел, и снова шли вперед.

Командир 41-го отдельного истребительно-противотанкового дивизиона старший лейтенант Т. С. Сухарев, наблюдательный пункт которого располагался неподалеку от переднего края, отдал распоряжение батареям подпустить танки на расстояние прямого выстрела и бить по ним прямой наводкой. Ползущие вражеские машины оказались ближе к позициям 564-го полка, которому была придана 1-я батарея. Орудию старшего сержанта А. К. Ковалевского потребовалось произвести два выстрела, и первый танк противника был подбит. Почти в то же время загорелся второй танк, подбитый орудием сержанта В. К. Пашкина.

Но вражеские машины, несмотря на понесенные потери, продолжали движение. Теперь можно было открывать стрельбу 3-й батарее под командованием старшего лейтенанта А. А. Никитюка, которая была придана 604-му полку. Третий танк вспыхнул от прямого попадания нескольких снарядов, выпущенных этой батареей.

Направление движения танков круто изменилось. Они теперь пошли прямо на позиции 604-го полка. Увидев это, старший лейтенант Сухарев переместился на огневую позицию 3-й батареи.

Батарея продолжала огневой бой с танками теперь уже под руководством самого командира дивизиона. Огневики воодушевились, увидев рядом с собой храброго офицера. Танки подошли настолько близко, что стрельбу приходилось вести буквально в упор. Противник отошел только тогда, когда потерял еще шесть танков.

Этот бой дорого обошелся 41-му отдельному истребительно-противотанковому дивизиону. Погиб его бесстрашный командир Т. С. Сухарев, были тяжело ранены командир 3-й батареи старший лейтенант А. А. Никитюк, командир взвода младший лейтенант Б. С. Малахов. Полегли на поле боя десятки воинов, получили повреждения орудия. Но дивизион выиграл единоборство с танками врага, тем самым дав возможность стрелковым подразделениям развивать атаку.

Выдержка из наградного листа Трофима Семеновича Сухарева, награжден посмертно Орденом Отечественной войны 1 степени.

Дивизии первого эшелона 1-й гвардейской армии медленно продвигались вперед, ломая упорное сопротивление противника. Не отставали от них и левофланговые соединения 6-й армии. К исходу 16 декабря 195-я стрелковая дивизия была уже в 4 километрах от Дона, но пока еще без нескольких батарей 475-го артиллерийского полка, переправа которых задерживалась: мешали все тот же обрывистый берег реки, на который орудия приходилось поднимать на руках, сугробы снега.

По приказанию командира корпуса полковник Каруна приостановил продвижение частей, приказав немедленно окопаться. Надо было подтягивать артиллерию.

Поздним вечером 16 декабря части 298-й немецкой дивизии и итальянская бригада еще раз попытались контратаковать 195-ю стрелковую дивизию и ее соседей. Снова на позиции 564-го и 604-го полков пошли танки, за ними двигались густые цепи пехоты. Глубокий снег резко снижал маневренность танков, и этим пользовались артиллеристы, первыми вступившие в бой. Только что занявшая огневые позиции в полосе действий 564-го полка 1-я батарея 475-го артиллерийского полка открыла беглый огонь по медленно ползущим машинам. Командир батареи лейтенант И. Г. Скороходов увидел, что снаряды не долетели до цели. Огонь разрывов

сверкнул метрах в 50—60 от танков. Он прибавил придел, стремясь поймать их в вилку. Снова батарея повела беглый огонь, на этот раз разрывы легли за танками, угодив в атакующие цепи противника. Батарея была засечена врагом, на огневую позицию обрушивался снаряд за снарядом. Но расчеты, несмотря на опасность, продолжали вести огонь. В огневом бою батарея лейтенанта Скороходова подбила два танка, однако ей пришлось сменить огневую позицию, так как враг, не считаясь с потерями, упрямо шел вперед.

В оборону 1-го батальона 564-го полка проникли десять вражеских машин. Стреляя из пушек и пулеметов, они утюжили вырытые в глубоком снегу окопы, но те были уже покинуты. По приказанию командира батальона старшего лейтенанта Синицына в бой вступили расчеты противотанковых ружей, в ход пошли связки гранат, бутылки с горючей смесью. Схватка была ожесточенной. От грохота содрогалась земля, а от непрерывных вспышек разрывов было ослепительно светло. Снег плавился, становясь черным...

Бойцы батальона сдержали танковый удар врага.

В полосе 604-го полка на острие контратаки противника оказалась 7-я стрелковая рота, которой командовал младший лейтенант А. С. Иванов. Стрелки без страха встретили медленно ползущие по глубокому снегу танки и цепи итальянских солдат, широким фронтом идущие за танками. Открыли огонь орудия полковой батареи, заговорили пулеметы.

В то время как бойцы 7-й роты сдерживали натиск врага с фронта, командир 3-го батальона капитан И. В. Онищенко вывел 9-ю роту вправо от места схватки для удара противнику во фланг. 9-я рота дружно поднялась в атаку, огонь ее пулеметов отсек цепи вражеских солдат от танков. Те повернули назад.

Была ночь, когда противник прекратил контратаку. Дивизия еще раз выстояла в напряженном бою, а это означало, что ей можно было развивать наступление дальше.

Первый день наступления принес 1-й гвардейской армии в общем-то результаты малозначительные. Удалось прорвать лишь первую полосу обороны на глубину 3—4 километра. Примерно на столько же прошли вперед передовые дивизии 6-й армии. Это встревожило командование, так как операция «Малый Сатурн» предполагала высокие темпы наступления: глубина удара за шесть дней должна была составить 220—250 километров. Было решено незамедлительно ввести в сражение через полосы наступления 6-й армии Воронежского фронта и 1-й гвардейской армии сразу четыре танковых корпуса. Им предстоял допрорыв главной зоны обороны врага и стремительное продвижение вперед.

Командира 195-й стрелковой дивизии предупредили, что через его боевой порядок пройдут соединения 17-го танкового корпуса под командованием полковника П. П. Полубоярова, взяв направление на Кантемировку. Полковник Каруна обрадовался: танкисты этого корпуса крепко подружились с воинами дивизии еще в боях под Воронежем.

Ввод в сражение танковых соединений с осетровского плацдарма — это были как раз соединения 17-го танкового корпуса — несколько задержался из-за того, что они наскочили на «трехэтажные» минные поля, положенные в землю еще летом, по земле — осенью, а в снег — зимой. Это заставило командира 195-й стрелковой дивизии предпринять усиленную разведку второй оборонительной полосы врага.

Перед фронтом дивизии она опиралась на населенные пункты Дубовиковка и Голый. Засев в них, фашисты перекрывали дороги Новая Калитва — Богучар и Кантемировка — Богучар. Важно было выяснить, каковы система огня и укрепления врага.

В ночь на 18 декабря в разведку ушли группы воинов из 564-го и 604-го полков. Разведчикам 564-го полка под командованием младшего лейтенанта Н. М. Правдина удалось незамеченными подобраться к населенному пункту Голый. Они установили, что он окружен траншеями, проволочными заграждениями, а на холме близ него располагались дзоты. От Голого к Дубовиковке тянулась полоса укреплений: колючая проволока в три кола, надолбы.

Проникнуть в населенный пункт разведчикам не удалось. Зато «посчастливилось» подорвать один дзот на скате холма и захватить пленных.

Удачной оказалась вылазка и группы разведчиков 604-го полка. Они принесли важные сведения: перед фронтом полка итальянские фашисты начали покидать позиции.

Полковник Каруна приказал командиру 564-го полка немедленно выдвинуть одну стрелковую роту вперед. Вскоре на его командный пункт прибыл командир 67-й танковой бригады полковник П. П. Голяс. Это означало, что 17-й танковый корпус вступал в бой...

Днем 18 декабря над придонской степью пронесся резкий, оглушающий вой сирен. Это был голос особых устройств, надетых на выхлопные трубы боевых машин. 67-я танковая бригада, построенная в боевой порядок, устремилась в атаку на позиции противника перед Дубовиковкой. За ней цепями вытянулся правофланговый батальон 564-го полка и его сосед — батальон 604-го полка. Противник попытался было оказать сопротивление, открыв артиллерийско-минометный и пулеметный огонь. Но натиск танкистов 67-й бригады и стрелков 195-й дивизии был настолько стремителен, что враг посчитал за лучшее отойти. На плечах отступавших фашистов советские воины ворвались в Дубовиковку и вскоре овладели ею. Несколько позже 604-й полк освободил населенный пункт Голый.

67-я танковая бригада пошла правее, а в направлении на Писаревку воины 195-й стрелковой дивизии продвигались теперь вместе с танкистами 174-й танковой бригады полковника В. И. Шибанкова. Наступление развивалось быстро. Передовые подразделения уже подходили к Писаревке. Между тем в это время правый сосед, 267-я стрелковая дивизия 6-й армии Воронежского фронта, несколько отстал: он встретил сильнейшее сопротивление противника. Правый фланг ушедших вперед подразделений 195-й стрелковой дивизии оказывался открытым. Полковник Каруна решил, поддерживая тесную связь со 174-й танковой бригадой, ввести в бой 573-й полк подполковника Ф. В. Григорьева с задачей развернуть один батальон фронтом на запад и нанести удар по противнику в Писаревке. Выполнение этой задачи выпало на долю 2-го батальона капитана И. В. Коваленко. Две роты этого батальона при поддержке полковой артиллерии дружно атаковали незащищенный фланг врага одновременно с танковыми подразделениями. Боевой порядок противника был смят, и он поспешил оставить Писаревку.

18 декабря противник последний раз попытался оказать сопротивление танковым и стрелковым частям, теперь уже на реке Богучар. Вдоль нее проходил заранее подготовленный рубеж обороны, который успели занять отброшенные немецкие и итальянские подразделения. Им удалось несколько задержать танкистов, подошедших к реке.

Первыми об этом узнали разведчики шедшего впереди 573-го полка, которых вел помощник начальника штаба полка по разведке старший лейтенант А. 3. Яровой. Он немедленно доложил об этом по радио командиру полка и тут же организовал наблюдение за противником. Чтобы выяснить характер вражеской обороны, старший лейтенант пошел на применение военной хитрости: приказал разведчикам вытянуться в цепь, показывая, что они якобы идут в атаку, и спуститься к реке. Фашисты незамедлительно отреагировали на это яростным огнем из минометов и пулеметов. Трижды на разных направлениях разведчики демонстрировали атаку, и каждый раз противник открывал по ним плотный минометный и ружейно-пулеметный огонь... А через некоторое время в руках помощника начальника штаба была точная схема огневых точек противника вдоль вражеской оборонительной линии на реке Богучар.

Когда эту схему изучили в штабе полка, стало ясно: оборона противника носит очаговый характер. Его основные огневые средства сосредоточены на двух высотах, мимо которых проходит дорога. Как видно, враг полагает, что она — главный объект обороны.

Командир 573-го полка подполковник Григорьев приказал 2-му батальону капитана Коваленко побыстрее продвигаться к реке и, не дожидаясь подхода главных сил, с ходу атаковать противника, нанеся удар в обход двух прибрежных высот и дороги. С фронта атаку батальона должен был прикрыть огонь танковых пушек.

Пока танкисты вели огневой бой, командиру батальона удалось вывести роты в тыл противнику. Фашисты, обнаружив бойцов Коваленко у себя за спиной, покинули позиции.

Танковые подразделения после форсирования реки Богучар вышли на оперативный простор. Они обогнали стрелковые части и быстро продвигались вперед, обходя очаги сопротивления и сея панику в тылу врага.

Начавшееся преследование противника здесь, за рекой Богучар, совпало по времени с прекращением его сопротивления на котельниковском направлении. Войскам Манштейна удалось лишь выйти на рубеж реки Мышкова, дальше они продвинуться не смогли, встретив организованную оборону усиленной 51-й армии Сталинградского фронта и подошедшей к этому рубежу 2-й гвардейской армии.

После того как части 195-й стрелковой дивизии перешагнули через реку Богучар, они уже не встречали организованного сопротивления противника. Дивизия, не останавливаясь, шла вперед, она освободила села Рудаевка, Титаревка, Поповка. Дон остался далеко позади, от него части удалились не менее чем на 50 километров.

Больше всего командира дивизии и ее штаб беспокоило, как бы противник не ускользнул из-под удара. Пришлось произвести расчеты движения для каждого батальона, за основу которых был взят среднесуточный темп наступления до 40 километров. Очень острой оказалась транспортная проблема. Ее решить помогли трофеи — автомашины, лошади, мулы, оставленные отступающим врагом.

19 декабря 17-й танковый корпус, безостановочно продвигавшийся вперед, освободил Кантемировку и перерезал коммуникации противника между Воронежем и Ростовом. Это намного облегчило продвижение дивизии к железной дороге между Кантемировкой и станцией Зориновкой.

Наголову разбитый противник метался на заснеженном, продуваемом морозным ветром задонском пространстве, как пойманный в ловушку. Под натиском 195-й стрелковой дивизии и ее соседей он бежал из очагов сопротивления, обойденных танковыми частями, на запад и юго-запад. А от ударов действовавших в его тылу танкистов спасался бегством на восток. Так оказалось, что в полосе наступления дивизии появились разрозненные группы почти всех соединений 8-й итальянской армии. Здесь были солдаты и офицеры из 9-й пехотной армии «Пасубио», 52-й пехотной дивизии «Торино», пехотной бригады «3 января» и даже из 2-й пехотной дивизии «Сфорцеско» и пехотной группы «Диаманта», которые занимали ранее рубежи обороны далеко от полосы действий 195-й стрелковой дивизии, где-то за станицей Мигулинской. Почти все они за лучшее считали сдаться в плен. Задонская степь в то время являла собой впечатляющее зрелище: сотни колонн пленных нескончаемым потоком шли на восток под конвоем советских воинов.

Вечером 19 декабря штаб дивизии разместился в селе Колесниковка. Оно до отказа было забито военнопленными. Не успел начальник штаба И. Ф. Обушенко, ставший недавно подполковником, отправить в тыл новую колонну военнопленных, как получил перехваченное радиодонесение командира одной из разбитых дивизий командующему 8-й итальянской армией. В донесении сообщалось: «Остатки дивизии отходят в беспорядке, потеряна вся артиллерия и другая боевая техника. С фронта, справа и слева — русские. Прошу ваших указаний».

— Интересно, какое же он получил указание? — спросил полковник Каруна, когда Обушенко показал ему радиоперехват.

— Есть и указание,— ответил начальник штаба. И подал командиру дивизии листок, на котором значилось одно слово: «Мужайтесь».

Но обрести мужество итальянцам не удавалось. И фронт, и тыл 8-й итальянской армии разваливались от мощных ударов наступающих соединений. Бойцы и командиры 195-й стрелковой дивизии стали свидетелями, как для спасения от гибели и доказательства желания сдаться в плен итальянские подразделения обращали оружие против тех, кто еще пытался оказывать сопротивление.

19 декабря авангард 604-го полка — 3-й батальон старшего лейтенанта И. В. Онищенко — продвигался в сторону железной дороги Россошь — Миллерово и наткнулся на огневые позиции артиллерийской батареи итальянцев. Командир батальона оставил одну роту перед фронтом противника, а две другие направил в обход. Цель у него была — окружить батарею. Маневр скрыть от врага было нельзя: ровная заснеженная местность это исключала. Командир батальона понимал, что передвижение рот будет замечено и они могут попасть под артиллерийский обстрел. И очень удивился, что его не последовало. Когда батарея оказалась окруженной, итальянцы подняли белый флаг, с огневой позиции стали раздаваться крики «Муссолини капут!». А вскоре батарея открыла стрельбу из всех шести орудий по высоте у железной дороги, на которой — это командир батальона точно знал — занимало позиции итальянское подразделение. Батарея целиком досталась 3-му батальону как трофей, а ее огонь помог полку выйти к железной дороге Россошь — Миллерово.

195-я стрелковая дивизия уходила от Дона все дальше и дальше на юго-запад. Вскоре должны были показаться поля Украины.

В первом эшелоне дивизии двигался 573-й полк подполковника Ф. В. Григорьева, а левее его шла 41-я гвардейская стрелковая дивизия.

Утром 20 декабря полк, не встретив сопротивления, вошел в последний населенный пункт Воронежской области — село Бык. Но здесь был обстрелян артиллерией противника, а затем и пулеметным огнем со стороны станции Гартмашевка. Подполковник Григорьев немедленно доложил об этом командиру дивизии. Тот распорядился прикрыться от противника справа одним батальоном, а остальными силами продвигаться дальше в направлении сел Никольское и Морозовка.

Станция Гартмашевка была приспособлена немецко-фашистским командованием под базу снабжения войск, попавших в сталинградский котел. Неподалеку от нее действовал полевой аэродром противника. И станцию, и аэродром он стремился удержать за собой как можно дольше.

По распоряжению командира 4-го гвардейского стрелкового корпуса 195-я стрелковая дивизия частью сил — их составили 604-й полк и учебный батальон — блокировала противника на станции Гартмашевка и аэродроме. Ее 573-й полк, обойдя станцию, ушел вперед.

Стремительно развивая наступление, полк 20 декабря освободил первые населенные пункты на Украине — села Никольское и Морозовка, Меловского района, Ворошиловградской области. Двое суток спустя он вышел на важные тыловые коммуникации врага — шоссейные дороги Старобельск — Беловодск — Чертково и Беловодск — Марковка.

Фронт боевых действий полка стал не менее 35 километров — он растянулся до села Бондаревки на реке Деркул. Здесь ему пришлось перейти к обороне, ждать, когда подойдут главные силы дивизии.

К 24 декабря в результате успешного наступления 4-го гвардейского стрелкового корпуса и всей 1-й гвардейской армии на правом крыле Юго-Западного фронта образовалась большая дуга, выгнутая к Старобельску.

Здесь соединения правого крыла остановились, встретив сильный контрудар вышедших навстречу свежих сил врага.

Так как 195-я стрелковая дивизия была в это время впереди других соединений 4-го гвардейского стрелкового корпуса, контрудар противника пришелся по ней, а также по частям вырвавшегося вперед 17-го танкового корпуса. Подтянувшиеся на рубеж Марковка, Бондаревка, шоссе Чертково — Беловодск главные силы дивизии стойко оборонялись. По приказанию командующего 1-й гвардейской армией в полосу дивизии была спешно переброшена 106-я стрелковая бригада. Слева от дивизии в бой вступила подошедшая 41-я гвардейская стрелковая дивизия.

Бои сразу приняли ожесточенный характер. Их фронт стал довольно широким. Он проходил южнее Чертково, под Миллеровом и Тацинской, севернее Морозовска. Тот его участок, который достался 195-й стрелковой дивизии, был небольшим, по длине он не превышал и десятка километров. Преодолеть его противник не смог, как не смог он пробиться и через весь фронт обороны 4-го гвардейского стрелкового корпуса.

К новому, 1943 году операция «Малый Сатурн» была завершена.

В первый день нового года в дивизию прибыл работник политуправления Юго-Западного фронта подполковник И. А. Азацкий. Он привез обращение Военного совета фронта ко всем бойцам и командирам, в котором командование горячо поздравляло личный состав с Новым годом, благодарило солдат, сержантов, офицеров за мужество и героизм, проявленные в боях в задонской степи, призывало не давать передышки врагу. Обращение Военного совета было зачитано во всех ротах, батареях, расчетах, экипажах.

Наступление войск Юго-ЗападнОго и Воронежского фронтов до основания разрушило созданный противником еще весной фронт по рекам Дон и Чир на протяжении 350 километров. Глубина же наступления составила 150—200 километров. На этом огромном пространстве нашли гибель пять дивизий и три бригады итальянцев, две немецкие и четыре румынские дивизии

В книге рассказывается о славном боевом пути 195-й Новомосковской Краснознаменной стрелковой дивизии в годы Великой Отечественной войны. Авторы — ветераны дивизии, строго придерживаясь исторической правды, повествуют о делах и людях этого соединения, чья боевая биография началась летом 1942 г. у стен Воронежа, а закончилась в сентябре 1944 г. в Болгарии. Авторы В. С. Вылиток, С. Ф. Лескин 195-я стрелковая дивизия участвовала в операции "Малый Сатурн", с боями освободила населенные пункты Богучарского района: Дубовиково и Данцевку, Краснодар и Голый. О боевых действиях дивизии в декабре 1942 года и предлагаем выдержку из книги.
+1
4.01K
2
Тип статьи:
Авторская


Рассекреченные топографические карты времен ВОВ - это кладезь бесценной информации для поисковиков. Канувшие в лету населенные пункты, отметки высот, схематическое расположение своих частей и частей противника - все это можно увидеть на таких картах.

Рассекреченные топографические карты времен ВОВ - это кладезь бесценной информации для поисковиков. Канувшие в лету населенные пункты, отметки высот, схематическое расположение своих частей и частей противника - все это можно увидеть на таких картах.
0
3.68K
0
Тип статьи:
Авторская

Автобус, пустив небольшой светлый клубочек дыма, покатил дальше, оставив Веру Аркадьевну на обочине дороги. В это июльское утро, как и всегда в эти дни, солнышко стояло уже высоко. Прямо к дороге примыкало ухоженное поле с наливающимися колосьями. Внизу простирался пейзаж обыкновенной русской деревеньки, каких тысячи разбросано по России. Среди новых построек видны старенькие домишки. От нахлынувших чувств сразу закапали слёзы, и, не стесняясь, Вера Аркадьевна заплакала.

В этом селе в 1942 году погиб её отец. До сих пор дома, в Павловском Посаде, что под Москвой, хранится казённая бумага с известием – пропал без вести. Сколько времени не знали вдова и дочь, где покоятся косточки родного человека. Да вот, пойди же, неугомонные следопыты распознали эту тайну. А земля пользуется слухом. Как только чудом долетело до неё это печальное известие, сразу же собралась в дорогу.

«Как примут её приезд сельчане? Какими словами благодарить ребят – следопытов? Ухожена ли могилка её отца?» - все это буравчиком сверлило мозг Веры Аркадьевны.

Первая встреченная ей женщина, узнав в чем дело, всплеснула руками:

- Цэ ж Семён Тихонович Ковалёв всэзнае. Вон вин и живэ, - показала она на дом.

Хозяин был дома. Узнав цель приезда, Семен Тихонович засуетился, не зная, куда усадить гостью.

- Я пацаном был, когда немцы заняли село. Расстреляли одного солдата недалеко от нас. За огородом. Меня с соседским парнишкой немцы заставили его закапывать. Так я его запомнил. А фамилию – Аркадий Ефимович Царевский – это уже ребята-следопыты узнали, - начал он разговор.

Вера Аркадьевна подала хозяину несколько фотографий с лицами различных людей, приготовленных для опознания еще дома. Семен Тихонович долго разглядывал фотографии, а потом сказал: «Вот этот сильно похож», - указал на переснятое фото её отца.

Вера Аркадьевна заплакала: «Он…».

- Мы вот что сделаем. Вы у нас заночуете, а я все подробно расскажу. Завтра утречком мой сын Вас отвезет, он шофером работает. Дело в том, что прах Аркадия перезахоронили после войны в соседнем селе, а до него с десяток километров будет – добродушно предложил хозяин.

А рассказать Семену Тихоновичу было о чём. Всплыли в памяти события тех давних военных лихолетных дней. Наши войска с боями отступали за Дон. В начале июля 1942 года немцы уже хозяйничали в селе. С приходом фашистов объявился дезертир из местных по фамилии Панич… «Будь он проклят», - выругался Семен Тихонович, - не поворачивается язык назвать его имя и отчество.

Его родной брат честно воевал где-то на фронтах за Родину. Впоследствии пришёл раненым с многочисленными наградами. Панич же пошел служить полицаем.

Старостой села назначили старика Григория Прокофьевича Шестопалова, честного и добросовестного человека. Он своей кровью расписался в немецкой комендатуре, что в селе нет семей коммунистов и командиров. Хотя, в самом деле, были.

Панич был реальным хозяином в селе. Грабил и издевался над селянами.

- Не зверствуй, все равнонаши придут, - сколько раз корил старик Панича.

- Вернутся ваши, когда у них вырастут хвосты. Смотри, какая техника и силища у немцев, - самоуверенно отвечал полицай.

Пленных русских солдат немцы разместили на окраине села. Днем их не так строго охраняли, вот одному и удалось бежать. Благо, рядом тянулся яр, который почти выводил к видневшемуся вдали леску. Бежавшим был Аркадий. До спасительного леска оставались считанные метры, когда Панич, вооруженный, и на коне, нечаянно наскочил на солдата.

- Отпусти, - просил Аркадий, - ты ведь русский. Да и никто не знает, что ты меня видел, тебе ничего не грозит.

Но предатель «сдал» Аркадия немцам. После допроса здесь в селе, за огородами, сам Панич его и расстрелял.

Вера Аркадьевна уже не плакала, вслушиваясь в речь рассказчика:

- На счету этого подонка много пакостных дел, - продолжал Семен Тихонович, - он пленил еще троих наших солдат, попавших в окружение.

Староста села был противоположностью Паничу. Троих солдат, плененных полицаем, посадили в сарай до допроса. Охранял пленников итальянец. Григорию Прокофьевичу удалось сообщить солдатам, что верхний венец бревен можно приподнять. Ночью солдаты тихо бежали.

Шестопалов скрывал у себя дома на чердаке и лечил нашего раненного офицера. Когда тот поправился, он взял в комендатуре пропуск на двух человек. Мол, нужно отвезти на быках веялку, позаимствованную в соседнем селе. Вооруженного автоматом воина Григорий Прокофьевич вывез далеко за село к глубокому яру, который выводил к Дону.

В этом селе стояли итальянские части. Григорию Прокофьевичу впоследствии не раз приходилось помогать нашим разведчикам различными сведениями.

16 декабря 1942 года немцев погнали с Богучарщины. Когда наши войска вошли в село, в первую очередь арестовали, как положено, старосту и полицая. Шестопалова в обиду народ не дал. Сразу же после боя примчался в село на взмыленном коне тот офицер, которого скрывал и спас от врага Григорий Прокофьевич. Он остался жив и дал показания.

Изменника Родины Панича расстреляли. Шестопалова оправдали, до самой смерти он был уважаемым человеком в селе.

Свет в окошке у Ковалёва горел до самого утра. Уже подъехал на молоковозе сын Семена Тихоновича, а Вера Аркадьевна все не могла расстаться с гостеприимным селянином, благодарила его. Кланялась от имени родных всем жителям села.

… И вот заклубилась вдали пыль под колесами удаляющегося автомобиля. Вера Аркадьевна спешила на встречу с отцом. На встречу, которую она ждала 50 лет.

Стоит в селе Мёдово на возвышенности, на братской могиле новый мемориал. Деньги на памятник собрали поисковики Богучарского поискового отряда «Память». Жертвовали фермеры и такие хозяйства как Южный, Дубрава, 1 Мая, Лофицкое, Залиман. Помогла и администрация района. Мемориал изготовил в Калаче местный мастер Виктор Иванович Грищенко.

За братской могилой ухаживают школьники и селяне. Здесь покоится прах 29-ти наших воинов, погибших за Родину. Тяжелая им выпала доля.

Вечная им слава!

Братская могила в селе Мёдово, где покоится прах Аркадия Ефимовича Царевского. Фото из личного архива Н.Л.Новикова, командира поискового отряда "Память"

Подлинные документы, хранящиеся в Центральном архиве Министерства Обороны РФ (г.Подольск)

В основе этого рассказа лежат события, которые произошли в 80-х годах в селе Малёванное Богучарского района. Я хотел назвать его (село) поэтическим названием «Рисованное», так как с украинского «малёванное» - это рисованное. Затем опустил. Фамилия полицая по этическим соображениям изменена. Но имя Аркадий Ефимович Царевский подлинное, прах этого человека покоится в братской могиле в селе Мёдово. Вера Аркадьевна, его дочь, действительно из Павловского Посада Московской области. Николай Львович Новиков, командир поискового отряда «Память»
+2
944
0
Тип статьи:
Авторская

Документальный фильм "Над Дубравой месяц светел" можете посмотреть по ссылке

Тридцатого ноября текущего 2013 года в могучих древних стенах Президентский полк Московского Кремля вновь принимал гостей от Камчатки до Калининграда. Этот концертный зал в своё время уже наградил искренними слезами и несмолкающими аплодисментами документальные киноленты студии «Река Лена»: «Прости меня, мама!..», «Жил-был на свете Ситников Лёшка». Сейчас же на международном военно-музыкальном фестивале прошла презентация новой киноленты «о тех, кому ставят памятники, и кто остаётся безвестным», и о тех, кто воскрешает имена погибших солдат нашей Родины. Представленный киностудией фильм «Над Дубравой месяц светел» продолжает социально-просветительский проект «Откуда приходят герои», начатый Военно-патриотическим центром «Вымпел». Зрителям также довелось увидеть короткометражный фильм «Чемоданчик», рассказ о молодом поколении, не желающим считаться с прошлым, ценить подвиги своих дедов, хранить их фотографии для своих будущих детей.

На общественную презентацию Патриотической экспедиции «Дорога к обелиску» приехали посланцы Республик, городов и сёл всей необъятной страны. Здесь, в Арсенале, в Клубе Президентского полка, собралась в этот памятный день вся Россия! Москва и Подмосковье, Санкт-Петербург, Республики Карелия, Удмуртия, Татарстан, Дагестан, Марий Эл, Карачаево-Черкесия, Калмыкия, Башкортостан, Мордовия... Героическая Смоленщина, Владимирская, Ивановская, Ярославская, Вологодская, Астраханская, Волгоградская, Тамбовская области, Ставропольский край, Ханты-Мансийский автономный округ... Города Воинской славы Белгород и Таганрог, Тульская, Тюменская, Челябинская, Псковская, Орловская, Рязанская, Саратовская, Кировская области... В зале много посланцев героического воронежского Придонья. Они сегодня, можно сказать, герои дня, герои фильма, премьерный показ которого нас всех привёл в расположение Президентского полка.

Источник фото http://rupor-prapora.ru

...Почётный караул вносит знамёна – Государственный флаг Российской Федерации, Копию Знамени Победы, Флаг Военно-патриотического центра «Вымпел»... В почётном ряду – и знамя Воронежской области. Это знак особого уважения к святому делу, которое год за годом вершит поисковый отряд, его руководитель Николай Львович Новиков. …О земляке-воронежце я узнала ещё раньше со страниц «Донской высоты», книги моего деда, известного журналиста и писателя Петра Дмитриевича Чалого. Но своими глазами увидеть, как поднимаются из-под земли солдатские мощи, довелось впервые...

Над Дубравой месяц светел,

За Дубравой спит ковыль.

Меловых гор чёрный пепел

Разметал не ад, а быль.

После таких песенных слов у тебя перехватывает как будто комом горло, слёзы душат. Звучный, сильный голос Анатолия Колесникова, автора и исполнителя звучащих в фильме музыкальных баллад, пронизывает душу, заставляет ощутить всю тяжесть незабываемого и порой невыносимого страдания, которое выпало на долю солдат Великой Отечественной.

Главный герой документального фильма – сельский учитель, поисковик, археолог и краевед. Замечательный семьянин, боронит огород, растит картошку – как все односельчане. Но есть у Николая Львовича своё «особенное» дело, за что называть его воином Воронежского фронта есть все основания. Он возглавляет Богучарский районный поисковой отряд «Память».

Поначалу не понимаешь, о каком таком минерале пытается втолковать ветеран спецназа. «Косточки солдатские – вот наш алмаз, вот наша гордость, забытая в земле-матушке», – говорит с болью и горечью Новиков, накрывая священные черепа белым саваном.

Летом старшеклассники и его взрослые единомышленники вместе со своим учителем выезжают в самое сердце широких русских степей, на места упокоения тех «алмазов», чьи имена были вечно живы в сердцах их матерей и отцов. Отряд находит неучтённые и санитарные воинские захоронения солдат «наших и не совсем наших», переносит останки павших в братские могилы, а коих отдает на упокоение родственникам. Такие выезды всё же не могут успокоить душу Николая Львовича, поэтому опытный сапёр изредка самостоятельно на своей жёлтой легковушке «ОКУшке» перевозит и смертельно опасные находки. «Сейчас ребята в лес пойдут и налетят на неразорвавшиеся снаряды. Страшно за них, вот и хлопочу потихоньку. А когда везу эту груду железа, спиной ощущаю холод могильный. Не страх, а именно холод. Разорвись они сейчас – я ведь ничего и почувствовать не успею. Остаётся только Богу молиться. Если нужен я ещё на земле, он меня сбережёт».

Трогает до глубины души бесстрашие главного героя, сила духа и боевой подход ко всем неудачам. Нельзя не отметить и кропотливую работу оператора, режиссёра-постановщика, которые представили нашему вниманию не только «размышления вслух» Николая Львовича о жизни и о себе, но и отношения героя с семьёй, соседями, наглядно показали его деревенский скромный быт, не упустили момента ухватить хотя бы частичку красоты родных просторов. Но об этом, пожалуй, лучше из уст других зрителей:

Нина Павловна Чалая, заслуженный учитель Российской Федерации Россошанского колледжа мясной и молочной промышленности Воронежской области, моя бабушка:

– Мне понравился сам главный герой Новиков своей устремлённостью, убеждённостью, что он не зря живёт на земле. Этот человек поставил перед собой цель. Он идёт к ней, и, мне кажется, это сохраняет ему молодость. Он хочет, чтоб все погребённые спешно во фронтовых условиях косточки солдатские были сегодня перезахоронены с воинскими почестями и лежали в святом месте. Этот человек громко говорит такие вещи, какие даже чиновники местной администрации произносят только шёпотом! Он добивается всего. Никого не боится! Он сведущий в военном искусстве минёр. Сразу, сходу определить возраст, взрывоопасное состояние мин и снарядов учитель, даже опытный поисковик вряд ли сможет. И, конечно, нельзя оставлять без внимания его музейный труд. А ну-ка, одиннадцать комнат «чистой истории»! И не разбазаривает это великое богатство! Перед глазами случай, когда итальянцы приезжие позарились на фляжку, на которой выбиты имя владельца и слов Муссолини, «если для достижения цели нам придётся уничтожить 250 миллионов, мы придём к победе». Директор школы растерялась перед иностранцами, хотела, уж было, её подарить. А Новиков не спасовал, как он сам говорит, упёрся рогом, и открыто заявил им: «Нет, ребята! Мы вас на Дон не звали. Это наша общая история. Изучайте её здесь». Побольше нам таких интересных, сильных и энергичных людей, и фильмов таких побольше! Да смотреть бы их каждодневно на телеэкране по ведущим каналам!

Андрей Меркулов, студент Воронежского Государственного Педагогического университета, будущий преподаватель истории:

– Фильм хороший! Я бы и сам не прочь поработать в таком поисковом отряде. Нам в Дальнем Стояново (Каменский район Воронежской области) он нужен. Когда проводили воду на ферму, в выкопанной траншее были найдены несколько ящиков снарядов. Вызвали сапёров. Те посмотрели, переглянулись и сказали: «Закопайте их обратно в землю», после уехали. Так и лежат эти опасные ржавые снаряды по сей день.

– Андрей, тебе, как историку, было полезно такой фильм посмотреть?

– Естественно! Я даже больше скажу, такие фильмы можно и нужно показывать детям в школах. А то – как получается, учителя нагружают их и без того забитые головы горой ненужной информации, а об истории родного края – пару слов. Вот и выходит потом, что итальянцы воевали «за» наших, потому что детский сад построили (речь идёт о финале фильма, где молодые люди, у которых берут интервью, по невежеству причисляют оккупантов к ... освободителямПримечание автора).

Малютина Татьяна Петровна, кандидат исторических наук, Воронежский Государственный Аграрный университет:

– Нужно отдать должное документальности съёмок. Я, как преподаватель истории, за время работы со студентами видела много подобных фильмов, но хочу сказать, что здесь кадры действительно уникальны и интересны. Мне очень понравился главный герой – человек с изюминкой, с интересным народным говором, разносторонний, увлечённый своим делом, болеющий тем, чем он занимается. Мне показалось очень интересным увидеть его в разных жизненных ситуациях, не только когда он занимается непосредственно поиском убитых солдат или мин, которые лежат со времён Великой Отечественной, но и посмотреть, как он себя ведёт с семьёй в домашних хлопотах, с начальством. Нужно сказать несколько добрых слов в адрес работы оператора. Оператор – действительно человек очень талантливый, то утёнка, то котёнка подметит, лошадь, зарисовку природы. Это всё настолько обогащает съёмку, делает её жизненной, приближенной к нам и нашему времени.

Проблема, которая затрагивается авторами, сверхсовременная. Ведь война уходит всё дальше и дальше и, к сожалению, сейчас очень немало молодых людей, которые не знают, кто и за что воевал в годы самой кровопролитной войны в истории человечества. Раны затягиваются, но кто-то ведь должен продолжать заниматься политическим и патриотическим воспитанием подрастающего поколения. Я считаю, что такой фильм незаменим для учителей истории, для работников, связанных с воспитанием молодёжи. Дай Бог, чтобы в этом же ключе продолжались съёмки и других ненавязчиво познавательных и воспитательных кинолент.

Климов Виталий Николаевич, главный редактор газеты «Россошь»: -Фильм сделан талантливо и добротно. Авторы затрагивают в нём важные вопросы. Подмечают, как нас постепенно приучают к терпимости-толерантности в отношении к бывшим врагам. Акцент делают при этом обычно на двух моментах: первый – время лечит любые раны, и второй – среди оккупантов было много хороших парней, которых политики ради собственных интересов насильно отправили в Россию. Может и так. Погибших рассудит Бог. Мы же должны помнить: война есть война. Все, пришедшие к нам с оружием, были захватчиками. Они убивали, калечили, насиловали, грабили…

Сейчас, спустя годы, в наших сердцах нет и не может быть ненависти к немцам, итальянцам, румынам, венграм. Но ставить под маркой толерантности знак равенства между защитниками и оккупантами, всё равно, что уравнивать добро и зло, истину и ложь, самопожертвование и предательство. Потому сейчас устанавливать памятники бывшим захватчикам не только нелепо, но и преступно. Преступно по отношению к исторической памяти. Преступно по отношению к нашим фронтовикам – погибшим и выжившим. Преступно по отношению к молодым ребятам, которые, будем верить, рано или поздно придут к знанию и пониманию смысла собственной истории, а, значит, – и собственной жизни.

Малютина Татьяна Петровна: – Главную суть фильма вижу в следующем. Николай Львович своим примером доказывает, что и один в поле воин. Но ведь, если вдуматься, ситуация печальна. Государство, вроде, самоустраняется в благородном деле увековечивания памяти погибших Героев. Поисковики скорбят и сожалеют, что не могут установить личности павших из-за отсутствия при них смертных медальонов. Фильм проводит мысль о том, что причина этого – обесцененная военным лихолетьем в СССР человеческая жизнь. Пехота, якобы, была никому не нужна, и медальонов у солдат просто не было.

Скажу честно, я не главный специалист в этом вопросе. Но могу предположить, что если поисковики выкапывают останки солдат из военной братской могилы на месте боя, то там медальонов быть и не может. Похоронная команда изымала все документы, в том числе и медальоны, для составления списка погибших. И такие списки существуют. Довольно подробные и обстоятельные. В последние годы они выкладываются сотрудниками Центрального архива Министерства обороны России на специализированных сайтах в Интернете. Документы становятся доступны всем желающим.

Потому, если мы хотим установить имена павших Героев, отдать им все надлежащие почести, надо начинать с изучения и проработки архивных материалов. Установить имена погибших, предположительные места захоронений. Если эти места не под пахотой или строительством, возможно, уместнее не тревожить прах воинов, а поставить памятный знак, с перечислением установленных имён…

Но опять же, если профессионально подходить к вопросу, тут нужна организация государственного уровня. Чётко и грамотно работающая. Объединяющая людей, таких как Новиков и его команда. Организация контролирующая, материально помогающая, дающая информацию.

В завершении несколько слов от Николая Львовича Новикова. Узнал ли он себя? Доволен ли остался спецназовец по армейской службе, учитель по профессии результатами съёмок, которые продолжались целых два года?

– Фильм очень понравился! Приятно, когда твой труд ценится другими. Но мы ведём поисковую работу, не думая о медалях и наградах. Я ребятам своим так всегда говорю: «Во славе много не купайтесь! Раз окунулись – и домой! Слава, она портит людей!» Узнал ли я себя? Отвечу вам так: жизнь – не кино, я в ней человек простой, говорить красиво не умею. Довелось мне родиться под созвездием Близнецов. Так вот – на киноплёнке, видимо, красноречивый брат мой, второй Николай Новиков…

P.S. Мне осталось лишь назвать создателей фильма.

Автор сценария и режиссёр

Лариса Пичугина.

Над фильмом работали:

Владимир Гущин, Павел Приходько, Дмитрий Прудников, Николай Рогачёв, Аркадий Муратов, Кирилл Пискарёв, Константин Конышев, Илья Брылин.

Консультант – Пётр Чалый.

Автор и исполнитель

музыкальных баллад –

ветеран Кремлёвского полка

Анатолий Колесников.

Руководитель проекта

Елена Колесникова.

…Пару слов о личном. Как же долго я грезила этой встречей! Ещё бы – ребят родных увидеть…, с которыми в Белгороде на летних сборах делили пополам военные будни «июля в васильковых беретах».

Екатерина Мушурова, студентка Воронежского государственного университета



О тех, кому ставят памятники, и кто остаётся безвестным...

Ветер перемен уносит героев страшного времени Великой Отечественной войны в небытие, между ними и нами невидимая грань становится всё плотнее и заметнее. Мы должны понимать, если отвернёмся от прошлого – потеряем будущее. Военно-патриотические фильмы – один из способов воспитать в молодёжи дух патриотизма, любовь к Родине, возродить память о войне. На человека свежего поколения эти редкие «свидания» с прошлым производят неизгладимое впечатление, как всё, в чём вопросы жизни и смерти стоят в такой осязательной близости…

+1
1.74K
0
Тип статьи:
Авторская

"Жителей и гостей Богучара, собравшихся утром 9 мая 2014 года на центральной площади города, ждал сюрприз. Силами поискового отряда «Память», мотоклуба «Ночные волки», районного Дома культуры «Юбилейный», а также при участии учащихся Дьяченковской средней школы и студентов Богучарского филиала Воронежского государственного промышленно-гуманитарного колледжа, была проведена военная реконструкция. Её участники представили землякам бой за освобождение советского города.

До начала реконструкции командир поискового отряда Николай Львович Новиков рассказал: «Год назад мы первый раз попробовали свои силы в проведении военной реконструкции. На окраине села Залиман разыграли бой 8-й роты 1-й стрелковой дивизии. В июле 1942-го рота прикрывала отход наших войск к галиёвской переправе. Все у нас тогда получилось. Теперь хотим, чтобы как можно больше богучарцев смогли своими глазами увидеть военную реконструкцию. Поэтому и решили провести ее на центральной площади города».

…И вот под звуки немецкого военного марша с запада к площади подъезжают танкетка и колонна мотоциклистов. Из динамиков доносятся немецкая речь и мелодии губных гармошек. В следующий момент «немцы» сгоняют молодых парней и девушек для отправки в Германию. Во время конвоирования советские партизаны их освобождают.

Далее начинается основное действо – советские разведчики захватывают «языка». Николай Новиков, именно ему по ходу действия доверена роль командира полка Красной Армии, допрашивает пленного. Который и сообщает, что в городе сосредоточен полк немецкой 298-й пехотной дивизии, много бронетехники и мотоциклов.

Советские саперы устанавливают мины на танкоопасном направлении. Бойцы ждут приказа, стиснув в руках винтовки. И вот, «наконец-то нам дали приказ наступать, отбивать наши пяди и крохи…»: - «Пятый», «пятый»! Я «Сатурн»! Есть поднять бойцов в атаку! В небо взлетают три красные ракеты.

- Не жалеть своей крови, не жалеть своей жизни! За Родину! За Сталина! Вперед!



Наши солдаты под музыку песни «Вставай, страна огромная» поднимаются в атаку. Начинается бой! С северного и восточного направлений на площадь въезжают автомобили военных лет: знаменитая «полуторка» и легковой автомобиль «Виллис».



Артиллеристы под командованием Николая Бондарева выкатывают на позицию макет 45-миллиметрового орудия. Бой в самом разгаре: слышны звуки выстрелов, площадь в дыму от петард.



- Осколочным по фашисткой пехоте! Огонь!



Не доезжая до центра площади, вражеская танкетка подрывается на мине. Звуки боя перекрывает дружное «Ура-а-а-а!» - наши решительной атакой наступают на немцев.



«Кто-то, встав в полный рост и отвесив поклон, принял пулю на вдохе…» - санитарки подбегают к павшим, перевязывают раненых бойцов. Завязывается рукопашная схватка, не выдержав натиска красноармейцев, оставшиеся в живых фашисты поднимают вверх руки и сдаются в плен.


Победа!



Сияющий Николай Новиков после окончания реконструкции не скрывал своих эмоций:



– Молодцы! Молодцы, ребята! Все, кто принимал участие – и за «немцев», и за наших! Я горжусь всеми! На прошлой реконструкции один мой поисковик, Максим Кирносов, играл немца, хорошо играл. Подходит недавно ко мне: «Николай Львович, у меня дед всю войну прошел, герой-разведчик, ну не могу я больше за фашистов участвовать!» Определил его в пушкари – слышали, как стрелял? А как дрались в рукопашной?!



- Вот, смотрите, что во время рукопашной с винтовкой сделали! – Новиков показывает сломанный пополам приклад. - Ну, это ничего – отреставрируем! Главное – такое дело большое сделали для наших богучарцев!



– У нас все оружие - времен войны, – продолжает рассказывать и показывать Николай Львович. - Все найдено в ходе поисковых работ. Пулеметы – немецкий MG34, а вот итальянские: Breda 30 и станковый Fiat Ravelli. Такой мало у кого есть. Всё нам пригодится для будущих реконструкций, и планы у нас большие.
Фото на память

Еще долго на площади не расходился народ – все, и стар и млад, фотографировались на память с участниками реконструкции и на фоне ретро-автомобилей.

Богучарцы, ставшие зрителями, а также непосредственные участники праздника делились своими впечатлениями.


Николай Бондарев

Николай Бондарев, в 2014 году заместитель командира поискового отряда «Память»:

- Не должно быть «вымывания» исторической памяти Великой Победы из сознания людей, особенно подростков и молодежи. Задача, которую ставил наш поисковый отряд, – пробудить в зрителе живой интерес к отечественной истории, помочь выбрать верную позицию в вечном противоборстве добра и зла. Поисковики – это настоящие патриоты. И им есть с кого брать пример! С наших ветеранов!


Виталий Урывский.

Виталий Урывский, учащийся Богучарского филиала Воронежского государственного промышленно-гуманитарного колледжа, участник военной реконструкции:

- Мы с другом играли русских партизан, спасали молодежь от угона в Германию. С гордостью и особой осторожностью я отнесся к своей роли, ведь недалеко на трибуне находились ветераны войны, принесшие нам Победу. И мои прадедушка, Митрофан Беспалов, и прабабушка, Клавдия Николаевна Собкалова, прошли всю войну. По моему мнению, все получилось очень даже хорошо, со всеми спецэффектами, с правдоподобной рукопашной схваткой. Ветераны внимательно следили за происходящим и, думаю, каждый из них вспомнил события своей военной юности!

Игорь Ткачев, в 2014 году директор средней школы села Радченское:

- Впечатления мои и ребят от сегодняшнего праздника – незабываемые! Все замечательно сделано! Я лично впервые увидел военную реконструкцию боя: все было очень чётко продумано. Видели бы вы глаза наших учеников, когда на площадь выехала техника военных лет! Дети смотрели завороженно! Почаще бы проводили военные реконструкции, не обязательно даже на 9 Мая, можно где-то в полевых условиях на территории района. Мои ученики спрашивают: «А как нам можно поучаствовать?» Поговорю с Николаем Львовичем Новиковым, думаю, получится это сделать".

Более года назад, в мае 2014 года, в воронежской газете "Воронежская неделя" вышел материал о военной реконструкции на центральной городской площади. Сотни зрителей, молодых и не очень, смогли прикоснуться к военной истории. Война не обошла стороной и наш прекрасный город, тысячи земляков-богучарцев не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны. Напомнить молодёжи о подвиге военного поколения - именно такую цель ставили перед собой устроители военной реконструкции: районная администрация в лице Ольги Васильевны Топорковой и "всех начинаний вдохновитель - бессменный наш руководитель" Николай Львович Новиков.

+1
1.12K
0
Тип статьи:
Авторская

Очерк

Житель села Дубрава Богучарского района Новиков родился после Великой Отечественной. Но называть Николая Львовича, сельского шофера и учителя, спецназовца по армейской срочной службе, – воином Воронежского фронта есть все основания. Он возглавляет Богучарский районный поисковый отряд «Память».

Школьники старших классов вместе с наставником уже не одно лето выезжают в степные места, где когда-то на Дону гремели бои, где войска Воронежского фронта шли на штурм неприступной вражеской обороны, шли, кто бы мог подумать, уже на Берлин.

Ребята разыскивают неучтённые воинские захоронения и переносят останки павших в ухоженные братские могилы. Они уже перезахоронили около пятисот советских солдат и офицеров.

– Война для нас как вчера шла, – говорит Новиков. – И не закончится, пока не похоронен с боевыми почестями её последний воин.

Сам Николай Львович к истории Великой Отечественной прикипел тоже со школьной скамьи. Он из красных следопытов, так в шестидесятые-семидесятые годы называли поисковиков.

«У нас в Дубраве есть братская могила. Безымянная. Кто же в ней похоронен? Опросили старожилов. Удалось узнать, что летом сорок второго через село отступали за Дон танкисты. Тяжелораненого командира взяла к себе в дом Столповская Елена Павловна. Дошло это фашистам-оккупантам – бинты простиранные во дворе висели. Расстреляли офицера и женщину. Её имя нашли быстро. А дальше запрашивали архивы. В конце концов установили танкиста. Это был Котов Александр Трифонович, уроженец деревни Сож Смоленской области, которая, как выяснилось, уже вошла в городскую черту. Через газеты вышли на сестру погибшего. Она приезжала к нам, привезла фотографию брата для школьного музея».

Одним из создателей музея стал сельский водитель, кавалер медали «За трудовое отличие» Новиков.

Судьба свела Николая Львовича с археологами из Воронежа. Глядя, как трепетно разглядывают учёные только что отрытые в древнем кургане глиняные сосуды, брякнул: «У нас в музее таких горшков навалом. Повёз гостей к себе. Они ахнули. Теперь-то и я понимаю – почему удивились. Между крестьянскими молочными глечиками-кувшинами красиво, так сказать, стояли экспонаты, каким в науке цены нет. А ещё имелись каменные топоры, наконечники стрел, копий».

Водитель теперь по совместительству учитель, официально – педагог дополнительного образования. Ведёт он курс краеведения. Его ребята вместе со студентами и учёными постоянно бывают в археологических экспедициях. На областных слётах юных археологов занимают призовые места. Как отличившиеся носят «белые береты».

Ещё до встречи с Новиковым я услышал добрые слова о нём от воронежского учёного из педагогического университета Березуцкого. «В нашей области это лучший командир поискового отряда, – говорил Валерий Дмитриевич. – Его ребятам по душе военная дисциплина. Слово старшего для них закон. Николай Львович хороший учитель и прирождённый следопыт. Чутьё поразительное. Глянет на поле и сразу укажет, где тут распаханы древние курганы. Быстро стал довольно точно определять возраст находок. Везучий в археологии человек».

Но сейчас главным делом для Новикова остаётся воинский поиск.

«Память» входит в состав общественной организации «Воронежский фронт». Отряд имеет соответствующую лицензию – разрешение на раскопки. Обеспечен картами и документами военных лет. Неоценимы подсказки старожилов – живых свидетелей тех давних событий. Богучарский, Верхнемамонский, Россошанский районы – вот маршруты недавних лет. Пролегают они по местам боевых операций «Малый Сатурн», Острогожско-Россошанской.

– Прошедшим летом, – рассказывает Новиков, – сосредоточились на высоте 205,6. Так она обозначена на военно-полевых картах. Когда в декабре сорок второго года наши войска прорвали вражеский фронт от Новой Калитвы к Дерезовке – Верхнему Мамону – Осетровке и далее, освободили Богучар, Кантемировку, Чертково, то немцы и итальянцы устроили новую линию обороны. Свои опорные пункты расположили заранее на самых высоких степных буграх. От Новой Калитвы до Пасеково они держали под огнем полевую местность, перебросили сюда в район сёл Голубая Криница, Криничное, Митрофановка подразделения итальянской дивизии «Юлия», 24-го немецкого танкового корпуса. Пока наши собирали силы для новых ударов в сторону Россоши и Алексеевки, Каменки, Острогожска, а делали это скрытно, то врагу нельзя было давать, как у нас говорят, очухаться.

Вот и эту степную высоту между сёлами Первомайское и Криничное день за днем штурмовали в составе 6-й армии бойцы 127-й и 160-й стрелковых дивизий. Приведу лишь один факт, засвидетельствованный в архивных документах. 636-й стрелковый полк 160-й стрелковой дивизии в течение 25.12.1942 вел ожесточённый бой в районе высоты 205,6, проявляя стойкость, мужество и героизм. Было отбито 5 контратак противника и уничтожено до 700 солдат и офицеров противника. Взяты в плен 4 офицера 387-й немецкой пехотной дивизии. Уничтожили 9 танков и 2 артиллерийские батареи. Полк отошел на исходные позиции. Понесли потери: 141 человек убитыми и 203 ранеными.

Тут в огне и крови снег кипел.

Когда в середине января советские войска перешли в наступление, местные жители помогали бойцам хоронить погибших. Мёрзлую землю кирка и лом не брали. Трупы фашистов стаскивали в ближние кручи. А их блиндажи стали братской могилой для наших воинов.

После войны часть тел перезахоронили в тогдашнем райцентре Новая Калитва. Установили памятник павшим.

Но ещё не один воин остается в поле. Там, где погиб.

Новиков и его помощники сверили старую карту с местностью. Где предположительно находились блиндажи, прошли с бомбоискателем, который «прощупывает» металл в земле на пятиметровую глубину. Есть сигнал. Осторожно выкопали патронный магазин пулемета. А дальше обнаружили искомый блиндаж. В ста метрах – ещё один. В них находились останки советских воинов – 136 человек.

– Именные медальоны не встретились?

– Только четыре, – говорит Николай Львович. – В милиции в Богучаре криминалисты смогли прочитать лишь один. Дают мне. Руки дрогнули. Смотрю: фамилия Кравцов. А мой дядя Кравцов Яков Степанович девятнадцатилетним на фронте пропал без вести. Оказался другой Кравцов – Никита Иванович, из нынешнего Новооскольского района Белгородской области родом.

Его дочь и внук приедут осенью в Первомайское, где на сельском кладбище принародно перезахоронят павших в братскую могилу. Над ней будет установлен памятник.

– А для своих ребят-поисковиков парадную форму шьем, – сказал Новиков. – На людях отряд должен смотреться достойно.

– Кто у вас в «Памяти»?

– Мои ученики. Воспитываем хороших солдат из них. Все идут служить в Московский военный округ. Нас уже знают там. Когда работаем в соседних районах, подключаются местные старшеклассники вместе с учителями. Помощниками мне стали директор школы села Цапково Россошанского района Владимир Жигайлов, фермер Сергей Свинарев, лесник из села Бычок Петропавловского района Геннадий Шкурин.

– Взрослые нужны потому, что раскопки опасны?

– Да, риск есть. Попадаются ведь невзорвавшиеся мины, снаряды. У тех же блиндажей возле Первомайского натолкнулись: хвостовик мины торчит из пашни. Всех в укрытие. Я изучил её. 82-й калибр. Под тракторный плуг попадала. К таким находкам вызываем сапёров, до двух тысяч единиц боеприпасов, обнаруженных нами, взорвано.

В поле, ладно, в одном из краеведческих музеев на стенде увидел годную гранату. Они ведь приманчивые выпускались, итальянские – красивые детские куколки. Сколько детей подорвалось после фронта на таких «игрушечках»!

Мне попалась памятная находка. В такую «куколку» вместо взрывателя была вложена деревяшка. На заводском конвейере антифашисты тоже работали. По весу подбирали вкладыши – и шли на фронт бракованные гранаты.

– Музей в Дубраве богат?

– Четыре тысячи экспонатов. Некоторым завидуют областные краеведческие. С воронежскими музеями делимся. Хотя придерживаюсь правила: историческая вещь должна храниться там, где найдена. Вот есть у нас советский автомат. Лежит на стенде не просто оружие. Боец убил из него четырёх фашистов и сам погиб. События эти восстановили на раскопе в Богучарском районе.

Новиков, кстати, награжден Почётным знаком сапёра. Музею Дубравской школы и его хранителю за краеведческую работу в память о 60-летии Великой Победы вручены Грамоты от Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Отмечен Николай Львович юбилейными медалями.

– Случается вам работать по срочному вызову?

– Нередко. Позвонили из Бутурлиновки. Рыли водопроводную траншею и натолкнулись на неизвестные захоронения. Мы на месте определили: то был прах военнопленных немцев.

– Как поступаете с вражескими останками?

– Упаковываем в полиэтиленовые мешки и передаём «Военным мемориалам». Есть такая организация при Министерстве обороны России. Они решают, куда их следует перезахоронить.

– Бывают в вашем музее иностранцы?

– Итальянские туристы навещают. Показываю им редкостный знак легионера-добровольца, или фляжку, на которой выбиты имя владельца, слова Муссолини, «если для достижения цели нам придется уничтожить 250 миллионов, мы придём к победе!» Гости иногда настаивают: эти вещи принадлежат Италии. Говорю им: нет, ребята. Мы вас на Дон не звали. Это наша общая история. Читайте её здесь.

– Солнце повернуло на лето...

– Собираемся снова в путь. Опять в Россошанский район. Будем работать у сел Жилино, Александровка. Там есть неучтённые захоронения.

С археологами обязательно встретимся на раскопе.

Живу с девизом: ни дня без находки.

Недавно знакомый рыбак сообщил: у села Терешково на Дону вода подмыла берег. В обнажившемся обрыве увидел какие-то кости. Едем туда. Отвесная стена, внизу волны плещутся. Четверо ребят держат веревку, а я спускаюсь по ней вниз. Как в кино, осталось только окунуться в ледяную воду.

* * *

Новиков не зря ведь лазил. В размыве добыл бронзовые украшения в древнем захоронении. Археологи пока датируют ожерелье веками Золотой Орды – XIII-XIV веками. Схожее они находили у села Новохарьковки Ольховатского района. Там предположительно жили донские аланы. Находка обещает новые открытия в древней нашей истории…

Пётр Чалый (Россошь Воронежской области)

Большой друг нашего поискового отряда "Память", известный журналист, собственный корреспондент газеты "Коммуна", член Союза писателей России и Союза журналистов Петр Дмитриевич Чалый часто бывает у нас на Богучарщине. Представляем один материалов Петра Дмитриевича о деятельности поискового отряда и об его бессменном командире.

0
1.43K
0
Тип статьи:
Авторская

В течение пяти месяцев подразделения 1-й стрелковой дивизии ценой больших потерь смогли удержать в своих руках важный в стратегическом отношении плацдарм на правом берегу Дона. И именно с него 16 декабря 1942 года войсками Юго-Западного фронта был нанесен главный удар в ходе операции "Малый Сатурн".

На карте масштаба 1:100 000 указано положение частей Красной Армии на 1 октября 1942 года. Позиции на плацдарме занимали два стрелковых батальона 415-го полка 1-й стрелковой дивизии. Доминирующие на плацдарме высоты 184,2 и 191,0 были отвоеваны у противника в 20-х числах августа 1942 года.

Осетровский плацдарм. "Здесь раньше вставала земля на дыбы, а нынче - гранитные плиты..". С июля по декабрь 1942 года этот небольшой по площади участок Осетровской излучины Дона стал ареной кровопролитных сражений.

+4
5.53K
0
Тип статьи:
Авторская

История создания поискового отряда «Память»

В мае 1970 года я пришел из армии домой, отслужив срочную службу. И устроился работать шофером в совхоз «Радченский». Меня всегда интересовала история родного края, и я решил создать в нашей средней школе группу «Красных следопытов». Начал подбирать учеников – девочек и мальчиков разных возрастов. Желающих было очень много (в средней школе совхоза «Радченский» тогда училось более 200 учеников). Вскоре поисковая группа «Красных следопытов» была готова.

Новиков Николай Львович в армии

Нашей главной целью тогда было – узнать, кто захоронен в братской могиле, расположенной в центре села. Мы знали только, что в ней захоронено девять воинов, погибших в 1942 году. Все неизвестные. И мы с ребятами стали ходить по дворам, расспрашивать у жителей, кто что-либо слышал или знает. Ведь в то время были живы многие очевидцы грозных событий Великой Отечественной войны.

Писали в различные газеты, делали запросы в архив Министерства обороны в городе Подольске. Ухаживали за братской могилой. В конечном итоге, нам с ребятами удалось восстановить те события. Установили мы фамилии двух воинов, удалось разыскать и их родственников. Родственники воинов потом приезжали к нам в село.

Кроме того, мы с ребятами на праздники разносили по домам тружеников и фронтовиков поздравительные открытки, приглашали в школу на мероприятия. Одиноким и престарелым помогали по хозяйству. Ребятам все это было интересно, во-первых, разнообразие в довольно однообразной школьной жизни. И самое важное, ребята много узнали войне, в них просыпался интерес к истории родного села.Уже в 1980-е годы я создал в совхозе поисковую группу из молодежи, которая в 90-х выросла до поискового отряда. Назвали мы его Богучарский поисковый отряд «Память». В него входили школьники и молодежь из Богучарского района. Одной из целей отряда был опрос жителей района о событиях Великой Отечественной войны. Узнавали у жителей, где проходили бои, и в тех местах находили незахороненные останки наших воинов. Тогда еще не были доступны многие архивные документы, и простые жители района нам очень помогли тогда. Помогают они и сейчас. Жаль, остается все меньше свидетелей событий ВОВ.

Поддерживали мы связь с Богучарским райвоенкоматом и областным Советом ветеранов войны и труда. В это время в Воронеже существовало областное поисковое объединение «Дон». Руководила им участница двух войн – ВОВ и финской – Зоркина Ксения Тихоновна. Вот она нас и заметила. В 1998 году наш отряд совместно с поисковиками «Дона» участвовал в эксгумации останков наших воинов под селом Красногоровка. Так наш отряд влился в ряды поискового объединения «Дон». Командиром Богучарского поискового отряда «Память» был утвержден Новиков Николай Львович.

С 1999 года и далее отряд «Память» уже самостоятельно вел поиск неучтенных воинских захоронений, эксгумацию и перезахоронение останков воинов со всеми положенными почестями. В 2000 году мы в Богучаре на Северном кладбище перезахоронили останки 15 воинов, найденных на территории Богучарского района. На кладбище еще не было ни одного захоронения. Я выбрал хорошее место для перезахоронения, рядом с часовней. Сейчас это достойный комплекс, где покоятся найденные нами около 150 воинов ВОВ. В том же 2000 году мы собрали деньги в сумме 34 тысячи рублей и установили новые памятники на братских могилах в селах Медово и Каразеево.

На снимке: памятник на братской могиле в селе Мёдово

Со временем мы набрались опыта и стали работать в других районах юга Воронежской области: в Кантемировском, Россошанском, Вехнемамонском, Ольховатском, Петропавловском и Калачеевском районах. Мы занимаемся только поиском советских воинов. А если в ходе работ находим останки немцев или итальянцев, то передаем их «Военным мемориалам».

Очень много молодежи было принято в наш поисковый отряд «Память» из тех районов, где мы работали. Особенно много у нас россошанцев. Сейчас в нашем отряде состоит около ста человек. Найдено и перезахоронено за время существования отряда свыше 1500 солдат и офицеров. Установлены фамилии воинов по сохранившимся медальонам и красноармейским книжкам, найдены их родственники, которые на День Победы приезжают к нам в Богучар. Найдены и совместно с воронежскими взрывотехниками уничтожены более 5000 мин, гранат, снарядов, взрывателей.

Во время составления районной Книги Памяти мы разыскали сведения и внесли в Книгу белее двухсот фамилий, ранее пропущенных. К нам часто обращаются жители района и области с просьбой помочь им в поиске сведений о боевом пути и судьбах их родственников, погибших или без вести пропавших в годы войны. Стараемся помочь всем к нам обратившимся.

В отряде утвержден штат, разработаны форма, эмблемы, шевроны, звания. Все это утверждено в г. Москве общественной комиссией по руководству поисковыми отрядами. А такого красивого Знамени нет больше ни в одном поисковом отряде области. Знамя в тожественной обстановке было вручено командиру отряда Н.Л. Новикову в июле 2010 года на областных археологических сборах в селе Лосево Павловского района. Вручил знамя Павел Митрофанович Золотарев - председатель общественной комиссии Российского Союза ветеранов по увековечению памяти погибших при защите Отечества (на фото момент вручения знамени).

Есть в отряде знаменосцы, почетный караул и отрядная песня: знаменитые «Журавли» на слова Расула Гамзатова и музыку Яна Френкеля.

Благодаря помощи администрации города Богучара закуплен в Воронежском колокольном заводе 8-ми килограммовый колокол. И во время церемоний перезахоронения звучит его неповторимый голос.

При школе в поселке Дубрава создан музей с богатейшей экспозицией, известный далеко за пределами района и области. Множество его экспонатов безвозмездно переданы в другие школьные музеи, и в областные музеи («Арсенал» и краеведческий).

О нашем отряде стало известно за пределами Воронежской области. В Москве и в Богучаре прошли презентации фильма «Над Дубравой месяц светел». Фильм о нашем поисковом отряде стал лауреатом многочисленных конкурсов на патриотическую тематику.

Силами поискового отряда установлены памятные знаки на кладбищах в селах Дьяченково и Красногоровка, в бывшем хуторе Оголев и в селе Сухой Донец возле церкви. В 2013 году облагородили братскую могилу в селе Вервековка - отдельное спасибо за предоставленные строительные материалы богучарскому предпринимателю С.Я. Ткачёву.

На фото: Церемония перезахоронения на Осетровском плацдарме. Слева на право: поисковики А.Лебедев, В.Рябоконь, Н.Дядин, С.Коцкий.

Несколько раз мы проводили военные реконструкции: два раза на окраине села Залиман показали бой, который действительно был в июле 1942 года, один раз – в центре Богучара показали бой за освобождение советского города. А самую первую реконструкцию - на знаменитом Оголевском плацдарме в месте прорыва обороны противника частями 38-й гвардейской стрелковой дивизии. Эти мероприятия посетили более тысячи зрителей.

Поисковики сплочены по духу. В отряде – дисциплина и уважение. Посторонние в процессе работы отсеиваются. Поисковый отряд награжден медалями "60 лет Победы в Великой Отечественной войне" и "65 лет Победы Советского народа над гитлеровской Германией в Великой Отечественной войне". Многие поисковики отмечены медалями и знаками, а бессменный командир отряда Новиков Н.Л. награжден орденом «Доблести».

Несколько раз наши поисковики приглашались на московские слеты и чествования. О нашей деятельности пишут в СМИ, показывают сюжеты на телевидении.

Но все это не дает повода для высокомерия, зазнайства и самоуспокоения! Мы сами выбрали этот путь! Это наш долг, а долг, как известно, надо отдавать!

Командир отряда «Память» Новиков Николай Львович

Кратко об основных направлениях деятельности отряда:

- поиск неучтенных воинских захоронений;

- поиск останков воинов, погибших в годы ВОВ, и не захороненных должным образом после гибели;

- эксгумация и захоронение останков воинов с отданием воинских почестей;

- установление имен погибших, найденных в ходе поисковых работ, и поиск их родственников;

- поисковая работа по обращения граждан;

- патриотическое воспитание молодежи;

- контроль за состоянием братских захоронений юга Воронежской области;

- освещение в СМИ мероприятий по увековечению памяти погибших при защите Отечества;

В мае 1970 года я пришел из армии домой, отслужив срочную службу. И устроился работать шофером в совхоз «Радченский». Меня всегда интересовала история родного края, и я решил создать в нашей средней школе группу «Красных следопытов». Начал подбирать учеников – девочек и мальчиков разных возрастов. Желающих было очень много (в средней школе совхоза «Радченский» тогда училось более 200 учеников). Вскоре поисковая группа «Красных следопытов» была готова.

0
4.43K
0
← Предыдущая Следующая → 1 ... 21 22 23 24
Показаны 461-478 из 478