Богучарские подростки-минёры

0
#1171 от 19:59
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
В этой теме просим размещать материалы о подростках, разминировавших территорию Богучарского района после освобождения от оккупации. Приветствуются фотографии, воспоминания, архивные документы, а также любая интересная информация по теме.
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Начинаем публикацию повести воронежского журналиста Эдуарда Ефремова "И шли мальчишки по минному полю". Опубликован материал был в журнале "Подъем" №8 за 2013 год. Этот номер был полностью посвящен Богучару. Автор повести - одних из первых в стране в далеких 1980-х годах вывел на всесоюзный уровень тему участия подростков в разминировании. Ранее эта тема по какой-то причине замалчивалась."На долгие годы мальчишки из 1943 года стали мне больше, чем друзьями. На многое открыли глаза, о многом заставили задуматься. Ничего в жизни не бывает случайного. Все предопределено. Началось с банальной подготовки к Новому году, 1983-му. Мой друг, геолог Владимир Чесноков, пытался навести порядок — освобождался от накопившихся бумаг, газет... Машинально поднимаю с пола пожелтевший листок из ученической тетради. Расплывшиеся буквы, написанные химическим карандашом: «...Пули ложатся рядом. Стараюсь своим телом прикрывать Володеньку. Эта записка предсмертная. Если меня убьют, а сын останется жив, то пусть написанное будет для него материнским напутствием... Милый и родной мальчик, кровиночка моя! Не знаю, что тебя ждет в жизни. В любом случае, жизнь легкой не будет. Ты должен многое знать, чтобы стать на верную дорогу...» —Володя, что это?! —Надо же! А я уж думал, что мамино письмо навсегда исчезло. Затерялось в бумагах... Если бы ты не пришел, то через минуту всю эту макулатуру сгреб и вынес бы на мусорку. Вот тогда бы весточка из войны была бы утрачена безвозвратно... Несколько минут Владимир Семенович молчал. Вспоминал? Сосредотачивался? По щекам бежали слезы. Потом стал рассказывать. Расстались мы далеко за полночь. Запечатлевшиеся в памяти картины... ...Немецкое наступление было стремительным. Жители в панике бежали из города. Матери Володи недавно в боль нице вырезали аппендицит. Еле ноги переставляла. Она только и успела, что выйти за ворота и при виде фашистов упасть с сыном в придорожные заросли. Смерть въезжала в Богучар на мотоциклах. Семилетний мальчишка лежал в полынных зарослях и, оцепенев от ужаса, смотрел. Иногда некоторые из этих чудищ в касках, похожих на котелки, притормаживали и, привстав на подножках, как на стременах, давали очередь из автомата. Мальчишка закрывал глаза, вжимался лицом в землю и прощался с жизнью. Одна очередь прошла совсем рядом, пули срезали метелки полыни и взбурунили пересохшую почву. Полынный запах смешивался с пылью... С Чесноковым мы познакомились, когда он был в Воронеже довольно известным человеком — поэт; геологом полстраны исходил, диссертацию защитил, сына вырастил, который ему внука подарил. Он один из родоначальников знаменитых университетских «Дней поэзии»... —Знаешь, для меня полынь — трава, приносящая счастье. Ее запах— как талисман. Закрою глаза и представляю себя маленького, которого спасли заросли, укрыли от фашистов. А что творилось в сердце моей мамы?! В принципе, я был обречен на роль изгоя общества — отца, как «врага народа», расстреляли незадолго до войны. Папа и мама у меня были учителями. О том, что отец не в «командировке», а расстрелян, узнал гораздо позже... Я был не одиноким, у многих мальчишек Богучарщины отцы — «противники советской власти», были расстреляны во дворе тюрьмы, которая стояла на окраине города. Закопали их где-то во рву рядом с тюремным забором. Но не знаю ни одного случая, чтобы с приходом немцев кто-то из семей «врагов народа» пришел к ним сотруд- ничать. Во мне мама воспитала любовь к родине. Родина есть родина — что бы с ней ни было, кто бы в ней ни бесчинствовал. У нее один защитник — ты... По-настоящему смерть за нами охотилась даже не в то время, когда в Богучаре хозяйничали немцы. Она распоясалась, когда фашисты ушли. Мне кажется, именно тогда я стал взрослым... Когда седеют взрослые — понятно, но когда дети... ...С 16 по 30 декабря 1942 года совет- скими войсками была блестяще прове- дена операция «Малый Сатурн». Враг был отброшен. Но возвращение населе- ния к мирному труду было проблемой проблем. —Ни в лес, ни в поле нельзя было шагнуть. Если где-то раздавался взрыв, то мы стремглав бежали домой, чтобы матери увидели нас, чтобы знали — на сей раз несчастье их дом миновало... Фронт проходил уже далеко от этих мест, но здесь ежедневно гибли люди. В селах не жизнь, а сплошной ужас! Над каждым витал рок смерти. Жизнь в окружении мин. Надо было дрова заготав- ливать, надо к севу готовиться — и люди подрывались и подрывались, гибли на минных полях. Чтобы выжить, надо покорить бескрайние поля смерти. Хлеб на минах не растет. —Военкоматы осаждали мальчишки. Просились на фронт. Это были осо- бые мальчишки: всю оккупацию проси- дели в погребах, лесных землянках, чтобы не быть угнанными в качестве рабсилы в Германию. Теперь они выш- ли из подполья и чувствовали неоплат- ный долг перед Родиной: кто-то воевал, а они что же — «отсиживались»? Не удалось установить, кому из под- ростков пришла в голову идея, и они с ней пришли в военкомат: не пускаете на фронт — доверьте разминирование. По- ложение сложное. Катастрофически не хватало людей. И при военкоматах, в Богучаре и Верхнем Мамоне, создали отряды минеров из мальчишек-добро- вольцев. Шли в минеры с согласия ма- терей. Проходили кратковременные курсы — и на поля. Итальянские мины были очень краси- выми. Я нашел одну такую «игрушку». Притащил домой. Уединился. Стал от- винчивать какие-то болтики, винтики...
Редактировалось 2 раза, последний: 10:40
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
У Владимира Высоцкого в "Балладе о детстве" есть такие строки: "...Все - от нас до почти годовалых Толковищу вели до кровянки, А в подвалах и полуподвалах Ребятишкам хотелось под танки. Не досталось им даже по пуле, В ремеслухе живи не тужи. Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули - Из напильников сделать ножи...". 100%-е попадание в точку!
Редактировалось 2 раза, последний: 11:01
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Итальянские гранаты. На таких красивых "куколках" и подрывались детишки.
Редактировалось 1 раз, последний: 10:59
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: Чистая случайность — рядом оказался мой двоюродный брат Женя Седов. Он вырвал у меня «итальянский подарок», швырнул его за забор, а меня сбил с ног и навалился на меня. Раздался взрыв одновременно с моим падением на землю. Бог миловал — осколки пролетели мимо. Зато от Женьки после получил хорошую взбучку. Ему было пятнадцать лет— взрослый и серьезный человек. Он стал в числе первых мальчишек-добровольцев, пришедших в военкомат. Это он сказал командиру: «Неужели вы не по нимаете, дети на минных полях гибнут, а мы, взрослые, будем и дальше сидеть, сложа руки?» Ему и его сверстникам были вверены наши судьбы. Вскоре о нем распространилась слава как о самом опытном минере. К нему приходили со всего Богучара: «Жень, мы во дворе на шли то ли снаряд, то ли мину— прийди разберись, обезвредь ее». Он знал все типы мин, умел с ними обращаться. Но в 1944-м, уже имея год практики по обезвреживанию взрывоопасных предметов, он шел по полю в цепи вместе со сверстниками. Обнаружил мину. Осторожно освободил ее от земли. Обезвредил один взрыватель, второй, приподнял... В миг перед смертью успел крикнуть: «Ложись! У нее еще один взрыватель!» Неделю мы ходили собирать то, что осталось от брата: клочок документа, часть одежды, какие-то части тела. Я видел, как седыми становились его свер стники... ...У меня была очередная командировка в Верхнемамонский район. Заезжаю в Осетровку. Тамошняя школа за помнилась прекрасным музеем. Думаю: «Как же получилось? Был в музее, мне много ребята и учителя рассказывали о войне, но никто не вспоминал юных минеров... Наверное, эта ситуация для них была обычной, а я просто-напросто просмотрел материал о героях-мальчишках...». В школьном музее не нашел каких-либо документальных подтверждений тому, о чем узнал от Чеснокова. Задаю вопросы директору. Он как-то смутился, но четко отрубил: «Вам сказку кто-то рассказал. Не было этого. Советская власть на минные поля детей не посылала...»
Редактировалось 1 раз, последний: 14:44
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Что же получается? Володька врет?! Такого быть не может. Захожу в сельсовет. Там тоже какое то странное поведение председателя — ни да, ни нет. Выхожу на улицу и к первому встречному: «Вы не подскажете адрес хотя бы одного человека, который в 1943 году занимался разминированием?» «Не только подскажу, но и доведу. Мой сосед Мишка Дергунов в минерах был...». В доме хозяину объясняю, кто я и с какой целью к нему зашел. А он — шапку в руки, фуфайку накинул: «Посиди минуточку! Я мигом всех соберу!» Минут через пятнадцать собралось довольно-таки много мужиков. Кто без ноги, кто без руки, кто с искореженным лицом, у кого повязка перекрывает один глаз... Ни одного без «отметин». Какое-то время «немая сцена». Потом вдруг все заговорили разом. Некоторые не просто плакали — рыдали. Но вскоре успокоились, пошел обстоятельный разговор. «Если тебя, корреспондент, к нам прислали, значит, наконец-то и про нас вспомнили. А то мы тут годами живем какими-то обсевками никому не нуж ными — только глаза мозолим. После войны, когда мы очистили поля от мин, у нас поотбирали справки, выданные в военкомате. Мол, забудьте и не вспоминайте— ошибочка вышла... Некрасиво получается — дети в посевную сделали больше, чем взрослые. И погибали вы, увечья получали не по приказу военного времени, а по своей мальчишеской глупости. Если вам когда потребуется какая помощь — обращайтесь... Нас всех будто обухом по голове. Самые тяжелые времена наступили, когда стали праздновать День Победы. Всех на торжества приглашают, чествуют. Гуляет народ, радуется! А мы соберемся отдельно да и загорюем по полной...». Рассказываю, что меня к ним не «власть прислала». Удивился непонятному поведению директора школы, председателя сельсовета. Меня сюда привел случайный прохожий... И — волна негодования!...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "... «Директор школы так-то?! Да ты что?! Ты обратил внимание, что он хромой? Да кому же доверили детей учить?! Он же на тех минных полях в детстве подорвался... И он вам сказал, что все про нас — сказки, что «советская власть на минные поля детей не посылала»?!» Да причем тут советская власть? Мы сами шли на те поля. А что же он тебя к памятнику не подвел, который ему глаза мозолит прямо напротив окон школы?..» На территории сельского кладбища в пятидесяти метрах от школы — могила, заросшая бурьяном. На жестяной пирамидке, сваренной наспех, нет никакой надписи. Учащиеся не знают, что это могила Николая Шокорова и Василия Лацыгина, шестнадцатилетних парней, погибших при разминировании... В райкоме комсомола мне объяснили: «Мужики ввели в заблуждение. На Осетровском плацдарме сооружаем мемориальный комплекс, где будет увековечен подвиг мальчишек...». С неохотой молодой парень соглашается выехать на «мемориальную высоту». Все верно: строительство комплекса намечено. Есть проект. Но только он посвящен памяти воинов, освобождавших эту землю. О ребятишках — никакого упоминания. Никак не увековечена в колхозе «Осетровский» память об И.М. Ильгове. Только что вернулся с фронта с тяжелым ранением. Считался асом по разминированию. Он с мальчишками на полях пропадал целыми днями. Сколько жизней детских он отвел от смерти. Подорвался в 1944-м. Пошел первым по полю, чтобы проверить, нет ли на нем каких «сюрпризов». Н. Крахтинов, Н. Косых, В. Топорков, Г. Кобзев, С. Горячин, В. Левин, Н. Дергунов, В. Неврев, В. Покачалов, Г. Загорулько, И. Илларионов, М. Дергунов — вот мы с кем познакомились в теплом доме Михаила Дмитриевича Дергунова. Вышли на улицу. Через несколько дворов начинается поле. Первое поле его жизни и смерти. Он с друзьями много пройдет таких полей: —Знаете, что я вам скажу — в первое время из нашего брата мало кто подрывался. Мы жили одними «уроками», которые получали от Ильгова. Минные поля снились ночами. Вот мне снилось одно и то же — осторожно прощупываю сантиметр за сантиметром землю, нежно скольжу пальцами по треклятой железке. В нас не было мальчишества. Куда оно только делось? Страх за жизнь сидел в каждом. Поэтому и осторожны ми были. Рваться в основном стали после, когда от усталости прямо-таки стариками становились. Я на противопехотную в сорок шестом нарвался. С той поры и скриплю протезом...".
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Общение Ефремова с жителями села Осетровка происходило в 1980-х годах. А вот что говорила глава Осетровского сельского поселения С.Курдюкова в интервью газете "Коммуна" в декабре 2017 года: "...– Когда фронт откатился, на месте боев осталась разбитая техника, тысячи трупов людей, животных и земля, начинённая взрывчаткой. Наспех обученные мальчишки-комсомольцы начали разминировать осетровские поля. Это продолжалось до конца 1946 года. Многие были ранены или убиты. Среди них – Василий Шокоров и Николай Лацигин. С той поры осетровские школьники ухаживают за их могилами. Нынче местные художники выполнили портреты пятнадцати саперов, скоро они займут свое место в нашем музее...". Источник: http://communa.ru/obshchestvo/nezakatnye_zvyezdy_obeliskov_/
Редактировалось 1 раз, последний: 11:46
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Стоим на краю поля. Молчим. Помянули? Передохнули? Продолжим дальше: —Если говорить о страхе, тяжести, то скажу по совести, были тут у нас еще суровее дела — от трупов поля освобождали. Как снег растаял, они все и обнаружились на поверхности. Это, поверьте, пострашнее мин. В райкоме комсомола заведующий орготделом В. Ильинов рассказывал то, что слышал от старших: когда возвращались в 1943 году в освобожденную Дерезовку, то матери детям завязывали глаза, когда шли тропинкой через эти поля. Жуткое зрелище. Михаил Дмитриевич: —В Осетровке не к чему было завязывать глаза. Поле — вот оно— все на виду. К тому же, так вышло, что Осетровка не успела эвакуироваться, так что у нас повидали смертей столько, что на все глаза не завяжешь. Село было окружено минами. В два ряда, плотно друг к другу, были уложены противотанковые мины. Они не так страшны: на них влиял вес за 75 килограммов, а в нас то, прозрачных от голодухи, вообще если половина тех килограммов была, и то хорошо. Первое время с нами по минным полям ходили и наши матери. Так им как-то спокойнее было... Лет за десять до встречи с минерами в Богучаре и Верхнемамонском районе в «Комсомольской правде» была опубликована статья о подвиге Анатолия Мерзлова, который ценою своей жизни, когда возник пожар на хлебном поле, спас трактор. Страна спорила, стоило ли из-за какой-то «жестянки» парню идти в огонь? К тому давнему спору у Дергунова свое отношение: —В первый весенний сев, скажу безо всякого сомнения, трактор был дороже человеческой жизни. Он у нас один был на несколько хозяйств. Ни коров, ни лошадей не было — один трактор. Взлети он на воздух... Да что говорить: трудно представить, сколько бы после детей от голода пухли. Вот мы и шли впереди трактора. Так и пахали, так и сеяли. Обычное дело все это. Как на войне. Мои старшие братья на фронте были. Георгий вернулся инвалидом, а Карп на девятый день войны погиб, так что у меня, выходит, своя война была — в окопе не отсидишься... Федор Григорьевич Сарычев в годы войны был заместителем председателя райисполкома: —Сложное время пережили. Поначалу далеко не все шли в отряд по разминированию — матери не пускали. Потом, когда началась работа, не так-то просто все стало складываться. Одни парни подвергают себя риску, а другие... В селе так не принято. Все, так все. Многие стали разминировать, не имея на то разрешения. Когда их приглашали в сельсовет получить справки — с гордостью отказывались... Долго утрясалось дело с Василием Поповым. Разминировал без справки, в отряде не числился. В руках у него разорвалась каверзная итальянская «игрушка» с секретом. Без рук остался парень...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Еду в Богучар. Сколько же их погибло, мальчишек, благодаря которым начался сев на берегах освобожденного Дона? Запомнилось сказанное Владимиром Семеновичем Чесноковым: «Сколько мальчишек погибло от мин? Могу ручаться только за две богучарские улицы, на которых жили знакомые мне ребята: из составов отрядов минеров и просто по воле случая на минах подорвалось около семидесяти процентов мальчишек, проживавших на улицах моего детства...». Одна из первых богучарских встреч— развеселый и бесшабашный Иван Иванович Татаренков: — О-о! Ты, корреспонден, вовремя явился. Я тут по дури помирать собрался... Прихватило так, что ни дыхания, ни сердцебиения... Чувствую, призывают небеса. И так мне почему то эту землю жалко стало! Да на кого же я ее покину?! Как же она без меня? Жить то так хорошо на белом свете! Ну, думаю, прощаться так прощаться! Сел на мотоцикл да как вжарил! Я же почти глухой, но ветер так от скорости свистел в ушах, что куда там Шопен с Бетховеном — такую музыку отходную, слышу, никому еще не играли! Сделал полоборота глухой головы назад, а за мною с включенной сиреной гаишники вдогонку. Я им и показал, как в цирке, номер: бросил руль и на руках доходчиво дал понять — хрен догонишь, а догонишь, не возьмешь! И еще поддал газу! Опередил я их с великим превосходством! Ворвался на кладбище, оставил в кустах мотоцикл... Они подлетают — вязать меня! Мол, пьяный. Стою в слезах перед могилой друга своего Жени Седова и говорю: «Какой пьяный?! Фуражки снимите... Женька-то во святых там, а я, грешный, вряд ли к нему попаду. Болезнь скрутила — попрощаться пришел...». Не знаю, что произошло, но в тот раз почему то не помер, хотя готовность была номер один...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: ...Заночевал не в гостинице, а у Ивана Ивановича. Передать образность языка Татаренкова невозможно — такие самородки не просто все видят и все понимают, но и все желают по-своему, «по-справедливому» переустроить. Отсюда нелады и с собой, и с начальством. Зато как его любил Богучар! Он работал не просто фотокорреспондентом в районке — «карточками» обеспечивал все население. Кроме этого, ему заказывали написать картины, сыграть на свадьбе... Из тех умельцев, которые все могут и могут весело, талантливо, с душой, готовой всегда любому прийти на помощь... Он мне рассказывал, играл на баяне, читал свои стихи, пел песни... И вдруг: —Ты же, наверное, писать о минерах собираешься... Сразу тебе скажу, я в по ложительные герои не гожусь — трус. Я самый натуральный трус. Представляешь, идешь по полю с другом. Он впереди тебя. Вдруг взрыв! Приходишь в себя, а то, что от друга осталось, на телефонных проводах повисло. Соберем окровавленные куски, завернем в фуфайку и не сем матери. Похороним, окаменелые отстоим у гроба, а утром опять на минные поля идти... Самое тяжелое — преодолеть страх. Однажды в очередной раз рвануло рядом. Погиб мой лучший друг Жора Зайцев. Меня отбросило волной. Сильно контузило. Потерял слух. Отвалялся несколько дней— все потихоньку стало возвращаться в норму. Но преодолеть страх не могу. Весь день просидел на краю поля, так и не вступив на него. Уговорил маму идти к военкому и просить его, чтобы меня призвали в армию. Сходил на службу в церковь. Знаешь, надвратную икону Иоанну Воину я написал. Подарил батюшке и молитв его перед уходом на фронт просил. Приписал я себе почти два года. На комиссии удалось скрыть глухоту... Попал в снайперы. Скажу, на войне так страшно не было, как в нашем «тылу». Служил хорошо, есть на счету далеко не один фашист. Отомстил я и за Женю Седова, и за остальных ребят. Пришел с войны. Первым делом — опять в храм. Благодарственный молебен батюшка отслужил. И написал я вторую икону Иоанну Воину — она в самом храме хранится...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Иван Иванович Татаренков. Фото Н.Дядина (Богучар)
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Долгие годы дружбы. Они были освящены той первой встречей, первым разговором-откровением. Просыпаюсь — в глаза светит какое-то странное солнце. Я же точно помню, что комната, в которую меня определили, не с солнечной стороны. Надеваю очки, стараюсь понять, в чем дело? И — замираю. Прямо напротив лучезарная картина утра на Дону. Восходит искрящееся солнце, его подсвечивает свет из коридора, — вот такая небывалая иллюзия восхода, созданная художником Иваном Татаренковым. За все эти годы так и не мог получить ответа, почему мальчишки шли на минные поля? Находил тому несколько объяснений: необузданная юношеская бесшабашность: где-то воюют, под танки со связками гранат бросаются, в самолетах горят, а мы тут, маменькины сыночки, прохлаждаемся... Не мог себе объяснить, как матери каждое утро отпускали своих сыновей на смертельно опасную работу? Через много лет эти вопросы задал Ивану Ивановичу. Очень он удивился: —Я думал, ты грамотный человек. Да какое же тебе тут объяснение надо? Ведь мы же все православные, верующие. А в нашей вере главное что? «За други своя» погибнуть — святое дело. На твою землю пришел антихрист. В первую голову надо спасать Отечество, а уж потом думать обо всем остальном.Наши матери были по-настоящему верующими. И они нас не «отпускали» на минные поля, а благословляли: с молитвой мы уходили на смерть ради жизни в родном доме. Мы все тут были и остались верующими.
Редактировалось 1 раз, последний: 22:27
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Примем «фронтовые» сто граммов, обнимемся и во всю ширину богучарских улиц такой шеренгой и пройдем с казачьими песнями, что всем атакам атака — нами любовались, с нас пример молодежь брала. ...Приезжает однажды в гости Григорий Ефимович Мануйлов из Грушевого. Обычный набор: в белоснежном холщевом мешочке подсолнечные семечки, приличный шмат вкуснейшего соленого сала и, разумеется, бутылка «не той гадости, шо у магазинах дураки купляют. Свою не для дури, а для здоровья гоним». Приехал и явно стесняется начать разговор. Потом настроился: —Петрович, звиняй, но ты, кажись, дописався... Вызывают на днях в район и говорят: «Получи, инвалид, «Запорожец». А вин, мне, по правде сказать, не положен — у райсобесе давно объяснили. У меня же одна рука только покареженная действует и нога одна короче другой... Не положен мини «Запорожец», а тут — получите. Конечно, спасибо, но я к тебе вот с какой просьбой... У того «Запорожца» дюже гарный мотор. Я сделав самодельный трактор, и к нему в наилучшем виде подошел мотор от «Запорожца». А мой брат, як увидав, та и кажэ: «Гришка, сделай и мини такий трактор»... Други хороши люди тоже просят... Ты напиши, куда ты там пишешь, чтобы они мини вместо «Запорожца» несколько моторов от него при слали..
Редактировалось 2 раза, последний: 22:32
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "... Ярчайшая фигура — Иван Васильевич Павленко. Богатырь! Когда мы с режиссерами Воронежского театра юного зрителя Михаилом Логвиновым, Владимиром Кузнецовым и художником Валерием Бабановым приехали к нему с тем, чтобы актеры смогли «почувствовать натуру», Иван Васильевич только и бросил: «Погодьте...» Минут пятнадцать его не было. Вошел, а мы уже приготовились. На столе бутылочки, колбаска на резана, сырок... Жена принесла арбуз: «Пока Вани нет, угощайтесь...» Ваня молча сел рядом. Выпили по первой — молчание. И никакого притрагивания к закуске. Второй стаканчик пошел — та же мизансцена. Выпивает, молчит, к закуске не притрагивается. Держим паузу. Но у него это получается лучше, поэтому мы не выдерживаем — делаем третий заход. Иван Васильевич выпивает, отщипывает от арбуза кусочек и как бы между прочим спрашивает: «Ну, зачем ото приихалы?» Эта фраза явилась как бы сигналом. Дверь распахнулась, и на пороге хозяйка с подносом дымящейся ароматной баранины, а хозяин прокомментировал: «Я ж ото чабан, овэц пасу, а вы до мини с якимися чертивыми минами. Нычого хорошего я вам про них не скажу». Заход за заходом, и он наконец-то оказался на своем «поле»— разговорился, поражая мелодичным хохлячьим наречием: —Война мини усю жизнь сгубыла. Меня нимцы сразу определыли — шось там случилось, они до мэнэ: «Партизан!» Якый я там партизан, а шо зробыв, так это я зробыв. Партизанив, господа хвашисты, не путайте... Ну, воны мэнэ и решыли ото повесить... Кажу вам, штука неприятна, но терпима... Люди добрые спаслы мэне... А вот як я с сестрой у переплет попал, так уж лучше бы тоди повесыли — нэ мучался бы так... Сестра у лесу наступила таким образом на дурацку нэмэцку мину, шо глазом не успешь моргнуть — на воздух взлэтыть! Я туточки рядом оказався. Схватив оцю мину, зажав взрыватель... Врэмя йдэть, а я не знаю, шо робыти... Пошевэлимся — на воздух взлетим. Вона плаче: «Ваня, сам спасайся, бросай мэнэ...» «Дура,— кажу, — взрыв будэ для нас двоих один — умисти по гибнем. Потерпи, тоби ж не одной погибать веселее». Четыре часа я думал. Представлял соби, як эта нэмэцка зараза устроена, и шо з нею можно зробыть у последний момент... Кажется, придумав, и я сделав так, шо мина не взорвалась... Меня уси прохвессором по раз минированию считали — любу мину разгадаю! Румыньска, нэмэцька, итальянска... Не моя вина — рядом друг подорвався. Вин — у клочья, а мини бок вырвало — легки, видать, як воны квокочуть кровью, руку оторвало, шею пе ребило...
Редактировалось 1 раз, последний: 21:40
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "... Привезли меня у военный госпиталь — хата така була. Хирург як глянув, та и кажэ: «Толку нэма, счас вмрэть». И положили меня у порога. Сырость, холод, сквозняки... Несколько дней лежу, нэ вмираю. Сестра пидходе до хирурга: «Зробить, хоть шо-нибудь. У Ваньки уже кругом черви завелись...» Ну, хирург минэ пополосувал, пополосувал — забирайте, кажэ. Я соби усэ время писле того смэрть шукав. Ходю, як гусак — шыя не повертаится. Уместо бока якась пленочка — уси внутренности видать... И руки одной нэмае... Из отряда, понятно дило, мэнэ сключилы... Став работать на дому. Хтось найде мыну, до мэнэ: «Ва ня, безврежуй!» Приноровывся одной рукой с оцей гадостью справляться — ни разу промашка не случилась. И тоди вдруг до мэнэ дурна мысль прийшла, а шо если жениться?! Взяв минеров с отряду, пошел з ными до Марии свататься. Она мэне увидала — у слезы: «Який же вин мини такый урод нужен?! Вин же весь сплошна болячка!» А старша сестра ей кажэ: «Дура ты, Машка, дура! Мужиков то нету... Где нормального войзмыш? Бери, не пожалеешь...» И что же?! Отлично живем! Четверо детей у нас. У колхозе уси награды наши. Печаль главна та, шо спивать нэ можу... Ни, я спиваю, но для сэбэ. Мий голос, кажуть грамотни люды, такый, шо у Москве и Ленинграде не сыщешь. Приезжали спецьялисты, приглашали у разни хоры... Та як же я без руки и с шией, яка нэ повертаится, выходить на сцену буду?!.» Каждый из минеров личность, достойная отдельного повествования. Василий Кузьмич Полтавский, бригадир овощеводов колхоза «Россия». Тяжелое ранение в обе ноги. Николай Петрович Олейников, столяр из колхоза имени Калинина. Юрий Михайлович Близнюков, уехавший после ранения в Донбасс добывать уголь...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Писался очерк, снимались телепередачи, поставлен на сцене театра спектакль. И за все годы, пока были живы минеры подростки, помянутые здесь, никто больше не заявлял, что он, мол, тоже был минером. Да, в Богучаре был не один, а три отряда из минеров подростков. Когда я пошел по дворам «согласно предъявленным спискам», то, надо отдать должное многим: честно признались, что они «оставили это опасное дело». Их никто не неволил. Дело добровольное. Сохранились письма, разъясняющие сложившуюся ситуацию весной 1943 года: «Конечно, кого-то теперь бесит, что они оказались не в чести... Два отряда сняли какую-то часть мин у села Гадючье, а потом потихоньку прекратили свою деятельность... Мы же прошли почти все минные поля Богучарского района... Были потери, ранения, но, видно, такая нам выпала судьба... Разное воспитание, хоть и школа у всех была одна — совет ская... Правда, были «подметные» письма. Но они только сыграли на пользу делу. Авторство одного письма принадлежит известному в прошлом воронежскому журналисту. Все логично, доказательно про «придуманную сказку». Была создана в области квалифицированная комиссия, досконально проверившая все факты— «второй фронт», так и не открывшись, успокоился. Прошло достаточно времени. Нет нет, а кто-то вдруг попытается посеять среди земляков дух сомнения... Уходят свидетели тех далеких героических событий. Некому переписчиков истории поставить на место — вот так мы и допускаем размывание истинной правды. Не верьте, что кто-то знает больше тех, которые с минных полей ушли с тяжелыми ранениями, но с совестью чистой перед людьми и Господом.
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "... ...Когда был поставлен спектакль, минеров пригласили на премьеру. В последний момент ее запретила... цензура. Мотив обычный: «Это что же получается — советская власть детей на минные поля посылала?» Неожиданно для себя ляпнул: «А что же делать? Я на премьеру Вадима Николаевича Игнатова пригласил». Разумеется, первого секретаря обкома партии я никуда не приглашал, но слово не воробей. А вдруг придет? И дано добро на «подцензурную премьеру». Актерам важно было запомнить, не что говорить, а что не говорить, что вычеркнул из текста цензор. Сидим с Логвиновым и Кузнецовым в зале, как в тумане — на сцене явное не то! Занавес. И — тишина. Какое-то мгновение плачущий зал встает и взрывается аплодисментами. На сцену выходят не сценические, а реальные герои — Николай Дергунов, Иван Павленко, Григорий Мануйлов... Зритель вырвался на сцену и буквально задавил их своими объятиями. В зале оказалась представительница министерства культуры. Она вышла на сцену и заявила: «Со спектаклем «По минному полю» ТЮЗ на гастроли в дни празднования Победы приглашается в Москву». Ужин. Яков Бабкин, актер, бывший солист театра оперы и балета, расчувствовавшийся, встает и обращается к минерам: —Для вас, мои дорогие, я исполню арию из оперы «Князь Игорь»... И запел Яков Яковлевич, да так за пел, что все пришли в удивление, а затем в восторг. Сидят мужики и подталкивают: «Иван, Иван, давай, спой и ты чего-нибудь...» Иван Васильевич поднялся над столом. Взял ноту — сразу все затихло. Что там опера?! Даже если бы в ней не Бабкин, а сам Шаляпин пел! Онемение публики! Восторг! И вдруг — всхлипы... Оказывается, в уголке, при сев за ширмой, плакал... восьмиклассник Сергей, сын Ивана Васильевича. К нему с вопросами: «Что с тобою, мальчик?» А он сквозь слезы: «Я впервые в жизни услышал, как папа поет...» Потом триумф Павленко был в Москве. Окончился спектакль на сцене Московского театра юного зрителя. Расселись за буфетными столиками. Жаркий май. Окна распахнуты. И вдруг голоса снизу: «Минеры, песню давайте!» При сем надо было присутствовать— не расскажешь, не передашь пережитого и увиденного, прочувствованного. Иван Васильевич встал на подоконник и над Москвою грянуло лихое, разуха бистое, всепобеждающее: «Любо, брат цы, любо, любо, братцы, жить, с нашим атаманом не приходится тужить...» А далее рвались в ночь победную «Едут, едут по Берлину наши казаки...», «Синенький скромный платочек...», «Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза...», «Враги сожгли родную хату...» Народ все собирался внизу под окнами и собирался... И никто в толк не мог взять, что это за знаменитость такая неизвестная объявилась? На память от того импровизированного концерта, к которому Иван Васильевич, разумеется, готовился, остался текст песни, которая появилась в памятном для него 1943-м. Прихватил на всякий случай — вдруг слова забудутся. Стихи И. Френкеля, музыка Михаила Гальперина «О жизни»: На войне о смерти мало говорят,В день ее встречают много раз подряд. Слишком много этих смертных дней, Так чего же ради говорить о ней? На войне о жизни любят говорить, Благо, жизнь солдата тонкая, как нить. Тонкая, но как бы ни была тонка, Как бы ни рвалась, все равно сладка...Был уверен, если в Воронеже «заставили» петь, то в Москве, коль пригласили, пусть тоже слушают. ...Для спектакля много сделали композитор С. Березовский, сотрудники любительской киностудии «Кадр» Л. Чердакли, А. Раджабли, А. Пауков. Добрые отзывы о спектакле были в «Правде», «Известиях», «Комсомоль ской правде», «Советской культуре», «Московской правде», «Вечерней Москве», в журнале «Театральная жизнь»... После публикации очерка о мальчишках-минерах в «Советской культуре» и после московских гастролей ТЮЗа со спектаклем «По минному полю» в Богучар, театр юного зрителя пошли письма из разных городов России, Украины, Белоруссии — всюду одна и та же проблема: мальчишек -минеров не желали признавать участниками Великой Отечественной...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Предоставлена Романвым Е.П.
Редактировалось 1 раз, последний: 17:04
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Продолжение: "...Одно из характерных писем: В пятом номере журнала «Подъём» за этот год опубликован материал Валерия Черкесова «Героям было по шестнадцать». Мало что изменилось за прошедшее тридцатилетие. Автор призывает поисковые молодежные отряды продолжить работу по увековечиванию памяти мальчишек, погибших при разминировании в разных областях, где проходили боевые действия. Приводит письмо П. Мишенина, помещенное в «Комсомольской правде» 22 июня 1984 года. Это отклик патриота на опубликованный в «Советской культуре» очерк «По минному полю». Точнее, продолжение поднятой проблемы. Письма от Петра Терентьевича Мишенина с непониманием того, каким образом на Белгородчине мальчишки-минеры оказались «в тени», получил в 1984 году и я.... «Снова забыты?» — вопрошает Черкесов. И приводит ответ на свой запрос члена Федерального Собрания РФ, председателя попечительского совета «Прохоровское поле» Н.И. Рыжкова: «...Будучи депутатом Государственной Думы, пробивал, чтобы в Закон о ветеранах были внесены несовершеннолетние участники разминирования...». По поводу до сих пор не установленного памятника юным героям заметил: «Несправедливость надо обязательно исправить»... В масштабе государства эти дети как были забытыми, таковыми и остались. Правда, на местах что-то делается. В частности, в Богучаре есть улица имени Жени Седова, установлен обелиск памяти героических мальчишек в городском парке, обустроены могилы минеров на городском и сельских кладбищах. Подобное же внимание местных властей и в Верхнемамонском районе. В очерке «По минному полю» газета ЦК КПСС «Советская культура» развернула обсуждение проблемы «забывчивости» стоящих у власти верхних эшелонов. Во всякий приезд в Богучар от И.В. Павленко слышал: — Петрович, и на шо оно ото тоби надо?! Як же нэ поймишь ты, шо мы не за наград или яких-то там льгот былись с минами... Йисты надо було. Дети с голоду пухли — вот и мы, як моглы, организовывали посевные...» ...Последняя встреча с Иваном Васильевичем. После статей в разных изданиях, передач на радио и телевидении местных и центральных редакций, которые оканчивались безуспешно по линии «пробивания» льгот, мы приехали с кинодокументалистами из Ростовской киностудии. Павленко тяжело болен. Жена говорит: безнадежен. Захожу в комнату. Вместо богатыря лежит желтый иссохший скелет. С трудом открывает глаза. Еле шепчет: «Погодь... Ото выйди, я сам до вас прыйду...» Подумалось, что в бреду человек... Стоим с ребятами. Вдруг на крыльце появляется в новеньком, «приготовленном», чер ном костюме Павленко. Тяжело дышит: — Петрович, шо хочу казать... Ты був прав, оцих бисовых льгот все же добиваться надо... Вже не для мэнэ — для других... Я нищими сделав усих родычей — оцей рак стильки у нас денег съев, шо мини стыдно... Я им кажу, нэ тратьтэсь, а воны нэ слухають... Були б льготы, я бы их нэ разорыв... Стыдно мини, Петрович... Передохнул. За перилы держится крепко: —Як же, Петрович, мини вас усих за хлопоты отблагодарыть? Прости, но я для тэбэ и твоих друзей малость спивать буду... Опять молчание. Собрал последние силы. И — не верится! — от него до Дона, затем ввысь пошел такой чистый и могучий голос: Родина слышит, родина знает, Где ее сын в облаках пролетает... Хватило сил только на один куплет. Закачался. Мы его с домашними подхватили, а он виновато, еле слышно: «Дороги гостечки, звыняйте...» Через два года его не стало. Знаю, что документалисты успели включить кинокамеру, да только кому теперь нужна эта неспетая песня?
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Воспоминания минера Юрия Близнюкова: http://boguchar-pamyat.ru/articles/357-yurii-bliznyukov-vospominanija-minyora.html
Редактировалось 1 раз, последний: 14:17
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Газета «Сельская новь» № 30 (4050) от 16.03.1995 г. «По минному полю». «Жизнь прожить – не поле перейти», гласит народная мудрость. Хочется добавить, особенно, если это поле минное. Нам, подросткам, сороковых-роковых, нередко приходилось шагать по таким полям. После освобождения нашего района от немецко-фашистских захватчиков нас, двенадцать 15-16-летних юношей, военкомат послал на месячные курсы минеров. Так, уже в феврале 1943 года мы очутились в Россоши. А уже в марте работали по разминированию полей Богучарского района. Первое «боевое» крещение принимали на дороге Богучар – Галиевка. Нынче там силосная башня, а тогда к нашему приходу уже успели подорваться трактор и подвода. После окончания работ по разминированию дороги мы переходили от объекта к объекту. Много смертельно опасных «подарков» оставила нам война. Галиевский луг, грушевский, степь и поля в районе сел Гадючье и Филоново были усеяны минами. Мы разминировали эти поля, а колхозники подбирали погибших на этих полях в зимнее наступление солдат, и свозили полуразложившиеся трупы в братские могилы. Поле за полем, село за селом освобождали мы от смертоносного груза, беря на свои плечи в 15 лет немалую ответственность. Каких только взрывчатых систем нам не довелось повстречать на Богучарщине! При разминировании Острова у Галиевки было особенно трудно – обезвреживали противопехотные «барковые» мины, их в половодье засыпало песком. Пришлось разгребать песок руками и мины подрывать на месте. На работы ходили пешком, отмеривали километры по всему району. В колхозах, где мы останавливались, кормили нас похлёбкой и мякинным хлебом. Денег за работу не платили. Правда, мне как-то выдали премию – 300 рублей, из облосоавиахима. Это весь мой «заработок» за два года минерской работы. За эти два года довелось пережить многое. Из нашего набора погибли хорошие ребята: Женя Седов, Жора Зайцев, Гриша Павленко, Вася и Миша Звозниковы. Были ранены Юра Близнюков, Вася Полтавский, Ваня Татаренков, Петя Жуковский, Нюся Кондратова, не обошла эта участь и меня.Такая вот была у нас юность, озаренная огнем взрывов, пропитанная запахом тола. 52 года прошло, а все как-будто вчера… Г.Е. Мануйлов, бывший минер, с.Грушовое".
Редактировалось 1 раз, последний: 16:27
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
В воспоминаниях минера Григория Мануйлова (в литературной обработке редакции газеты "Сельская новь") впервые упоминается среди погибших Григорий Павленко. Понятно, что прошедшие годы участники тех событий могли и забыть некоторые моменты, а что-то наоборот добавить, чего не было. Это свойство человеческой памяти, тут ничего не поделать - субъективный фактор...
Солорев Эдуард
Сейчас на сайте
Модераторы
Администраторы
115 тем
573 сообщения
Рейтинг: 338
Репутация: 5
На сайте 3 года
Воспоминания минёра Ивана Татаренкова: http://boguchar-pamyat.ru/articles/361-ivan-tatarenkov-vsem-smertjam-nazlo.html

Отвечать в темах могут только зарегистрированные пользователи. Вход Регистрация.