К нам в Богучарский поисковый отряд обращаются дети, внуки и правнуки советских солдат и офицеров, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны. Кто-то хочет проследить боевой путь своего родственника в годы войны — где воевал, был ли награжден и за какие заслуги. Кто-то собирает данные для семейного архива или занялся составлением фамильного «семейного» дерева.
Но большинство, конечно же, просят об одном: помогите найти место гибели и захоронения их отца, деда, прадеда… Стараемся помочь всем, ответить на каждое обращение. Не всегда, правда, получается разыскать сведения о месте последнего упокоения солдат и офицеров Великой Отечественной войны. И они остаются для потомком пропавшими без вести, или погибшими в безвестном бою в 1941 — 1945 годах. Именно так напротив многих фамилий указано в Книге Памяти Богучарского района.
Исходных данных для поиска часто бывает очень мало. Родился в таком-то году в селе ..., был призван ...ским РВК, учтен пропавшим без вести в марте - апреле 1943 года. Писем не было или они не сохранились. Чаще всего поиск и закачивается на таком донесении Богучарского или Радченского военкомата. А у родственников практически никаких воспоминаний о своем бесследно сгинувшем отце, деде, прадеде…
Когда к командиру поискового отряда Новикову Николаю Львовичу обратилась жительница Верхнедонского района Ростовской области Вера Михайловна Маринова с просьбой разыскать сведения о судьбе своего отца Чалого Михаила Антоновича, уроженца богучарского села Грушовое, поиск в интернет-базах Министерства обороны РФ предсказуемо вывел нас на послевоенное донесение Богучарского военкомата: отец Веры Михайловны призван в 1941 году, связь прекратилась 15 августа 1941 года, адреса полевой почты не сохранилось. Как итог - учесть пропавшим без вести…
О неутешительном итоге наших поисков я сообщил Вере Михайловне Мариновой. И тут она рассказала об одном воспоминании своего детства, с надеждой, что это поможет в наших поисках.
Вера Михайловна плохо помнит своего отца: - В памяти только какой-то смутный контур. Мне ведь всего пять лет было, как отец ушел на войну. Моя мама Анна Сидоровна с осталась с тремя маленькими детишками в селе Грушовое.
Всё пришлось пережить семье солдата: и ужас оккупации, когда фашисты выгнали их из родного села (Грушовое было прифронтовым селом), и трудные годы после освобождения: матери нужно было прокормить детей. А об отце никаких сведений не было.
И вот, уже после войны, точный год Вера Михайловна, к сожалению, не смогла вспомнить, в село Грушовое пришли мужчина и женщина. Мужчина, бывший фронтовик, был слепой, вела его женщина — поводырь. Вероятно, жена слепого мужчины. Эта необычная пара искала хату, где жила солдатка Анна Сидоровна Чалая с тремя детьми.
Слепой мужчина и рассказал матери Веры Михайловны, что сам он родом из соседнего села Журавка, и что он воевал вместе с Чалым Михаилом Антоновичем! Когда Анна Чалая отревелась, и, вытерев слезы, немного успокоилась, мужчина и рассказал, что он и Михаил Чалый, как земляки, на фронте держались вместе. И перед серьёзным боем, как делали многие солдаты, они обменялись своим адресами, и пообещали друг другу сообщить семье, если кто-то из них из того боя не выйдет.
Все это уже гораздо позже рассказала Вере Михайловне ее мать.
Слепой солдат продолжал свой рассказ: - Перед боем нашу часть обстреляли из минометов, мина разорвалась совсем близко. Меня ранило: выжгло глаза. Я попал в госпиталь, и о дальнейшей судьбе своего земляка Михаила Чалого я ничего не знал. А сейчас зашел узнать, остался ли он в живых?
Я по телефону слушал рассказ Веры Михайловны и думал: может ли эта информация хоть как-то помочь в поиске? Ведь ни фамилии того слепого солдата, ни другой информации Вера Михайловна не вспомнила — все-таки прошло более семидесяти лет…

- Может, Вы попробуете разыскать родственников этого слепого солдата из Журавки? - прервала мои мысли Вера Михайловна, - это, хоть небольшая, но — зацепка!
Вместе с Верой Михайловной мы решили, что этим шансом нужно воспользоваться. Я предложил обратиться в районную газету «Сельская новь», небольшое объявление о поиске в печатном номере газеты наверняка попадется на глаза старожилам Журавки или Грушового. Вера Михайловна горячо поддержала эту идею. Оставалось ждать и надеяться.
Спасибо редакции районной газеты и лично Лифинцевой Наталье: уже 7 февраля небольшой материал о поиске был напечатан (пусть и с небольшими ошибками).
А уже вечером 7-го числа к Николаю Львовичу Новикову в поселок Дубрава дозвонился житель села Журавка (связь была ужасная, часто прерывалась). Новиков смог только понять, что звонят из Журавки по поводу статьи в районке. «Это мой отец!» - несколько раз повторил звонивший.
Николаю Львовичу приходилось по поисковым делам часто бывать в Журавке, он многих жителей села знает самолично. И уже вскоре мы знали, кто откликнулся на статью в «Сельской нови»! Звонившим оказался Пащенко Михаил Фёдорович, которому мы уже ранее помогли разыскать по архивам место гибели и захоронения его родного дяди Митрофана Ивановича Пащенко. Вот такой поворот!
Договорились о встрече с Пащенко в Богучаре. Но, как назло, завьюжили метели, занесло дороги, и приезда Михаила Пащенко в райцентр пришлось подождать несколько дней.
- Это мог быть отец - Пащенко Фёдор Иванович! Он пришел с войны почти полностью слепым — потерял зрение от разрыва мины — все как в статье! - сказал Михаил Федорович при нашей встрече.

Читать продолжение...

+1
254
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!